Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

13.01.201712:10
Леокадия Ковтун
Леокадия Ковтун
Источник изображения: news.tj

Почему ветераны ВОВ становятся в Таджикистане бездомными?

Ее единственная мечта - иметь в глубокой старости свою крышу над головой.На днях ветерану Великой Отечественной войны Леокадии Ковтун, проживающей в Душанбе, исполнилось 90 лет. Последние четыре года она вместе с внучкой и правнуками переезжает с квартиры на квартиру, потому что своего жилья у нее нет. Обивать пороги различных инстанций у бабушки уже нет сил, но она до сих пор надеется, что ей, как ветерану войны, власти выделят хоть какой-то угол…

 

Воспоминания о войне

Ляле Буранковой из Белоруссии было 14 лет, когда началась Великая Отечественная война, и она оказалась в 5-й Воргинской партизанской бригаде имени Сергея Лазо, во взводе автоматчиков. «Когда немцы оккупировали наш рабочий поселок Ветровка под Могилевым, мать отправила меня к партизанам, к капитану Сазонову, так как молодежь стали насильно отправлять на работы в Германию, - рассказывает женщина. - В отряде было неловко, чтобы меня, такую взрослую девушку, называли Лялей. Поэтому я и взяла себе такое необычное имя Леокадия, а потом уже и в паспорте так оформила».

Воспоминания о войне у Леокадии Дмитриевны, несмотря на преклонный возраст, четкие. В партизанах щупленькой девушке приходилось трудно в первое время. Особенно - сталкиваться со смертью, которая подстерегала на каждом шагу. У партизан был закон: живыми врагам не попадаться. «И поэтому если кто-то был тяжело ранен, то просил: "Сестричка, возьми, пристрели меня", - вспоминает Леокадия Дмитриевна. - Как таковых госпиталей у нас в лесу не было. Из Москвы самолетом нам доставляли боеприпасы и сбрасывали их на парашютах, из этих парашютов мы сооружали полевые госпитали, а подручным средством в таких условиях были пила и ножовка, которыми ампутировали ноги и руки. Другого выхода, чтоб человек остался живым, не было…» . 


Вначале отряд был небольшим - 15 человек, потом постепенно к ним присоединились добровольцы и бежавшие военнопленные, и он разросся до 200 человек. Особенно запомнился Леокадии Дмитриевне случай, когда в составе трех батальонов ночью партизаны разбили немецкий аэродром около железнодорожной станции под Смоленском. Почти всю территорию Белоруссии, Брянск и Смоленск прошел их героический отряд.

Ветеран рассказала, как в одном из боев ранило ее боевую подругу, а перевязать нечем – бинты закончились. Побежала в первый попавшийся сельский дом: «Дайте чем перевязать». Женщина отдала простынь. «Через некоторое время в поезде встретились случайно с той женщиной. Она сама меня узнала, спросила, что стало с раненой. Пока я рассказывала, сбежался весь вагон. Людям интересно было узнать, что я была партизанкой», - вспоминает наша героиня.

При этом на вопрос, как она относится к фильмам, которые снимают о войне, отвечает неоднозначно: «Там хотели показать победу над врагом, и поэтому в них больше политики». Хотя, по словам самой Леокадии Дмитриевны, немцы были не такими жестокими, как, например, венгры и поляки. 

«По рассказам моей мамы - она работала учительницей и знала немецкий и французский, - некоторые из немцев относились к нашему народу с сочувствием, они во всем винили политиков, так как сами были исполнителями, - говорит ветеран. - Но были среди них и настоящие фашисты. Помню, как однажды спасли  с мамой нашу соседку-еврейку: накрыли ее большой корзиной и спрятали под стол. Если бы тетя Циля чихнула или закашляла, то нас бы расстреляли на месте. Я также помню, как под Быховом собрали евреев и зарыли полуживыми в противотанковые рвы, и оттуда три дня были слышны стоны…».


По словам Леокадии Дмитриевны, партизан одеждой и питанием армия не снабжала - сами решайте свои проблемы, говорили им. Хотя за мародерство был приказ расстреливать на месте. Она вспомнила и один забавный случай:

«Однажды ребята из отряда захотели отдохнуть, а где взять самогонку и сало? Разузнали в ближайшем селе, кто недавно кабана забил, и пошли к мужику. Один из ребят показывает на свой компас (а в то время в селах мало что о них знали), где стрелка указывает на букву «С» (т.е. на север. – Ред.). Говорит: «Видишь стрелку с буквой «С»? Она на твой дом указала, потому что у тебя сало есть. Пришлось мужику делиться. Потом пошли к хозяйке самогона. Но раз сами, по своей воле, отдали, это не считалось мародерством».

…После слияния партизанского отряда с частями Красной Армии товарищи не захотели брать с собой на фронт 17-летнюю девушку и оставили ее в поселке под Смоленском, где она до самого освобождения Белоруссии проработала инструктором ВЛКСМ. Потом она нашла свою мать и сестру, а братья с фронта так и не вернулись. Их дом был разрушен, и тогда они решили переехать на Украину к родственникам, где Леокадия окончила металлургический институт, а в 1949 году по распределению приехала в Таджикистан. Здесь она проработала химиком-аналитиком в Таджикском поисковом управлении (ныне «Таджикгеология») ни много ни мало 30 лет.

В 1982 году вышла на пенсию... и еще 14 лет, до 72 лет,  работала уборщицей в магазине. Сегодня она получает пенсию в размере 845 сомони.

 

Никогда ничего не просила

Уже четыре года Леокадия Дмитриевна вместе с семьей внучки ютится по квартирам: сначала жила у родственников внучки на Северном, куда из Совета ветеранов приходили, чтобы помочь хотя бы продуктами, а теперь снимает квартиру за 2 тысячи сомони в месяц. Навещает ее по праздникам и  заведующий магазином, где она раньше работала. «Я работала добросовестно, если бы была плохой, разве он бы меня помнил? В настоящее время внучка учится на бухгалтера, одновременно подрабатывая. Внуки еще не работают, приходится жить на мою пенсию. Если в этом месяце не наскребем на оплату квартиры, придется и с этого места съезжать. Правда, пока не знаю куда. Комнату снимаем с мебелью, своего у нас здесь ничего нет. Здесь только наши души», - с горечью говорит она. И добавляет, что у государства никогда ничего не просила. До последних нескольких лет…


«У меня в советское время была своя двухкомнатная кооперативная квартира, которую я и мой покойный муж Ананий Романович Ковтун заработали своим трудом, - объясняет бабушка. - И в то, советское время из-за того, что многие нуждались в благоустроенном жилье, я специально не обращалась в госорганы, так как была в силах сама заработать себе на кооперативное жилье. Когда умерли муж и моя единственная дочь Татьяна, то со мной осталась внучка, которая была прописана в моей квартире. Так получилось, что она осталась одна с тремя детьми, и нам стало тесно жить в маленькой квартире в 24 квадратных метра. По своей наивности, когда так и не получила внятного ответа на мою просьбу о расширении жилплощади от местного хукумата, я решила сама продать квартиру и вложить деньги в новостройку, чтобы улучшить жилищные условия».

Леокадия Дмитриевна объясняет свой поступок тем, что «так многие делали» и она «хотела как лучше». Но так получилось, что строительная компания, которая должна была построить многоквартирный дом на улице Пушкина, разорилась, владелец задолжал банкам огромную сумму - его посадили, другого партнера убили, а строительный объект так и остался недостроенным.  «Правильно говорят: когда хорошо живешь, на лучшее и не рассчитывай», - корит себя 90-летняя старушка.

Увидев, что просвета никакого нет, с новостройкой дело может затянуться на годы и им даже не в состоянии возместить убытки, Леокадия Дмитриевна решила воспользоваться правом ветерана Великой Отечественной войны и попросить у государства положенное по закону жилье. Но не тут-то было.

 

«Пожалуйста, больше не звоните»

Леокадия Дмитриевна показывает нам письма из различных инстанций, которые она получила после обращения по вопросу получения льготной квартиры, ведь участникам ВОВ, согласно закону «О ветеранах» от 1995 года, жилье должно предоставляться в первую очередь. Вот справка с места работы Леокадии Ковтун – Главного управления геологии при правительстве РТ, о том, что она проработала там с 1953 по 1982 год и что квартира или другая жилплощадь ей никогда не предоставлялась. А еще у нее есть справка из МБТИ о том, что она никогда в жизни - ни как ветеран ВОВ, ни как отличник труда - не получала от государства никакой жилплощади. Есть также ответ из хукумата района Фирдавси от июня 2010 года, куда она обратилась по поводу расширения квартиры. Но тогда чиновники написали, что ее вопрос рассматривает специальная комиссия и о результатах они сообщат дополнительно. Повторные обращения никакого результата не дали. 

В Совете ветеранов столичного района Фирдавси тоже ничем не смогли помочь, так как им не выделили квартир.

«В октябре 2013 года было принято постановление правительства о праздновании 70-летия Победы. Одна из статей постановления говорит об улучшении жилищных условий ветеранов, - сказал зампред республиканского Совета ветеранов войны и труда Вали Саёрабеков. - Всем, кто не имеет своей жилплощади, должны ее предоставить; тем, кто имеет, но нуждается в улучшении жилищных условий, должны были обменивать квартиры на более приемлемые или делать ремонт, смотря кто в чем нуждается». Есть закон, в котором четко говорится, что ветераны и инвалиды ВОВ в первую очередь должны обеспечиваться жилплощадью».


Обращалась Ковтун и в исполнительный орган государственной власти г. Душанбе. Помощник председателя, который взялся рассмотреть ее вопрос по указанию своего начальства, сначала предложил старушке квартиру на 9-м этаже, а когда она сказала, что ей трудно будет подниматься-спускаться, он, очевидно, счел свою миссию выполненной и просил больше в хукумат не звонить…

В российском посольстве тоже последовал отказ, так как Леокадия Ковтун является гражданкой Таджикистана. Один раз, несколько лет назад, на ее обращение с просьбой о получении российского гражданства (она думала, что так ей будет легче получить свою жилплощадь) ей ответил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «Оформляйтесь по месту жительства». Но еще раньше в посольстве РФ в Таджикистане Леокадии Дмитриевне сказали, что рассчитывать на российское гражданство она может лишь в случае, если живы ее родители… А если нет, значит, только в порядке общей очереди. А с общей очередью сами знаете, какая проблема… 

О гражданстве Беларуси ветеран и не мечтает, потому что так и не получила ответ на свое обращение, сделанное три года назад. Бывший посол Ольга Гаврук в числе пятерых ветеранов вручила ей юбилейную медаль «70-я годовщина освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков». Нынешний посол Олег Иванов тоже встречался с Леокадией Дмитриевной, но помочь ничем не может. А ветеран на помощь других государств уже и не рассчитывает: боится, что не доживет, пока соберет все необходимые документы…

 

Вторая родина

У Леокадии Дмитриевны много боевых наград. Самые любимые - орден Отечественной войны II степени, медаль «Партизану Отечественной войны» I степени, медаль «За победу над Германией», а еще «За доблестный труд». Она также бережно хранит боевую характеристику, документы с работы…

Кстати, на работе в «Таджикгеологии» она познакомилась с Халимой Хамидовой, с которой дружит уже 50 лет. Каждый день в 9 утра подруги созваниваются и справляются о здоровье друг друга. Раньше они часто встречались, сейчас из-за того, что трудно передвигаться, видятся редко.

«Таджикистан стал для меня второй родиной, - говорит Леокадия Дмитриевна. - Народ здесь очень доброжелательный и относится ко мне с уважением, поэтому я и осталась здесь навсегда».

- У вас завтра день рождения, что бы вы хотели себе пожелать? – спросила я напоследок, так как наша встреча состоялась 7 января, накануне 90-летнего юбилея нашей героини.

- Единственное, чтобы у меня был свой угол. Одежду свою старую донашиваю, еда, пусть и скромная, у меня есть, - ответила она. 

 

Хороший пример

В годы Великой Отечественной войны на фронтах воевали более 300 тысяч посланцев Таджикистана, из которых не вернулось 92 тысячи человек.

За мужество и отвагу в борьбе с фашизмом 56 тысяч таджикистанцев были награждены боевыми орденами и медалями, 54 человека удостоены высшего звания Героя Советского Союза, 15 стали кавалерами ордена Славы трех степеней. К 70-летию Победы в Таджикистане проживали 849 ветеранов войны. Сегодня их осталось порядка 500… Вчитайтесь, всего 500 человек!

Мы не раз писали о том, что вместо того, чтобы строить помпезные здания и никому не нужные памятники, власти должны вкладывать деньги в образование, здравоохранение, в людей…

В данном случае речь даже не идет о больших деньгах. Речь больше о совести…

Подайте молодежи пример патриотического воспитания. Покажите, что подвиг простого человека в нашей стране еще могут оценить.

…На днях по поручению председателя Согдийской области Абдурахмона Кодири 75-летнему ветерану труда Людмиле Каевой из Бободжан-Гафуровского района построили дом, который она ждала целых 30 лет, после землетрясения 1985 года. Но у нашей героини так долго ждать просто нет времени… 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Манижа КУРБАНОВА,Asia-Plus
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

21.0217:34Откуда у Путина таджикское кимоно?
21.0212:14«Барки точик» назвал крупных должников
21.0211:19Председатель суда города Истаравшана погиб в ДТП на автодороге Душанбе-Худжанд
21.0210:11Президент принял участие в военном параде
21.0207:44Свыше 1,6 тыс. единиц холодного оружия конфисковано у торговца на рынке «Корвон»


Самое обсуждаемое

No news



(C) 2001-2020 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156510