Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

28.01.201917:30
Кулешов ехал из Москвы в Сталинабад на собственном Форде.
Кулешов ехал из Москвы в Сталинабад на собственном Форде.
Источник изображения: news.tj

История о том, как таджикский кинематограф поднимали легенды

Итак, чёрно-белая съёмка, в кадре крупный план актёра, затем он меняется по очереди с кадрами – еды, ребёнка в гробу и девушки на диване. Выражение лица актёра везде одинаковое, но зрители видят в нём голод, печаль, интерес. Это явление и называется «эффектом Кулешова», который изучают во всех киношколах мира и открытие которого поставило автора в один ряд с братьями Люмьер, Чарли Чаплином и Сергеем Эйзенштейном.

Так вот, Лев Владимирович Кулешов, чьё имя носит это явление, был создателем первого звукового таджикского кино.

В середине 30–х годов перед кинематографистами Москвы и Ленинграда возникла задача наладить производство звуковых фильмов в среднеазиатских республиках. Режиссер Лев Владимирович Кулешов получил приглашение от своего ученика режиссера Камиля Ярматова поставить картину на «Таджикфильме» в Сталинабаде. Кулешов это предложение принял, но решил ехать к нам из Москвы на собственном Форде, он был таким заядлым автомобилистом, что в 1927 году даже стал первым советским человеком, который купил собственную машину.


Маршрут по тем временам выбрал сложный: Москва – Горький – Казань – Оренбург – Актюбинск – Аральское море – Чимкент – Ташкент – Ленинабад – Ура-Тюбе – Сталинабад. Старт был дан 3 сентября 1935 года. Шестнадцать дней пути, в том числе и по не открытой еще дороге Душанбе – Ташкент, через горные перевалы Шахристан и Анзоб, и Кулешов добрался до Сталинабада.

И стал первым в СССР автомобилистом, который покрыл расстояние от Москвы до Сталинабада: 3837 километров. Попутно установив еще один рекорд СССР, преодолев горный перевал высотой 3378 метров на легковом автомобиле.

В Душанбе Кулешова ждала торжественная встреча: 19 сентября 1935 года все утренние столичные газеты известили горожан, что «в 6 часов вечера в парке культуры и отдыха состоится встреча заслуженного деятеля искусства, кинорежиссера Льва Кулешова. В Таджикистане Лев Кулешов будет работать над первой звуковой таджикской картиной «Дохунда».

Уже у самого города Кулешова встречал начальник дорог и автотранспорта Таджикистана Вагаршак Карамов. Он проводил машину до финиша в городском саду, на аллее которого висели полотнища на таджикском и русском языках: «Отважному автомобилисту Кулешову – впервые проделавшему путь Москва – Сталинабад, - пламенный привет!»


 

Дохунда

В Сталинабаде студии по существу не было: был двор с садом и арками, пожарный сарайчик и несколько маленьких комнат в «Доме дехканина». На студии не было съемочной камеры, которая могла бы работать от синхронного мотора. Выпускала студия в основном немую хронику. В одной из комнат была монтажная. Некоторые монтажницы приходили на работу в парандже, и только там снимали её.  

Кулешов побывал во многих уголках Таджикистана и Узбекистана, изучая этнографию и каждодневную жизнь народа – Ленинабад и Самарканд, Бухара и Гиссар, Куляб и Гарм – вот география его путешествий по республике.

Таджикистан Кулешова поражал: все вокруг было удивительно - национальные обычаи, одежда, обстановка. Во время путешествий для съемок фильма он приобрел большое количество национальных костюмов, домашней утвари. Сценарий для фильма написал кинодраматург Осип Брик – супруг «Лилички», которая так вдохновляла Владимира Маяковского.  

Сценарий Брика был написан без каких-либо расхождений, а тем более искажения первоисточника. Когда он был окончательно готов, Кулешов с Бриком повезли его в Самарканд, к Айни. Прочитав сценарий, писатель остался доволен и дал личное согласие на съемку фильма.                                                                                      


Сформировали съемочную группу, большую часть натурных сцен снимали в Таджикистане, павильонные съемки провели в Москве, на площадке киностудии «Мосфильм». Кулешов курсировал из Сталинабада в Москву и обратно. Сил и желания снимать картину у него хватало с избытком.

 

1937 год                                                                                                                                                   

После завершения  съемок в Москве, отснятый, не смонтированный  материал, с дублями, бракованными кусками Кулешов везет в Таджикистан. Так было запланировано – монтаж отснятого материала удобнее было производить в Сталинабаде. И здесь случилась непоправимое. Тогда же в апреле 1937 года, в республике проходила сессия Верховного Совета Таджикской ССР.  На ней без разрешения и согласия Льва Кулешова, делегатам сессии, был кусками показан не смонтированный материал фильма.


Люди, не имеющие отношения к кинопроизводству «сырьё» не оценили, тем более, что все актеры говорили на русском языке, который знали не все. Буквально через два дня в газете «Коммунист Таджикистана» от 4 апреля 1937 года вышла разгромная статья в отношении фильма «Дохунда».

«Грубое искажение реальной действительности, безнравственность и неправильная трактовка образов произведения», - писал автор рецензии.

Из-за фильма на Кулешова посыпались доносы и клевета. Работой над фильмом заинтересовались компетентные органы Таджикистана, которые стали просматривать все отснятые материалы.


Кулешова спасло только очень ответственное и честное отношение к своей работе директора фильма Харламова – он записывал каждое действие съемочной группы, каждую финансовую операцию, хранил в идеальном порядке все документы, поэтому придраться к Кулешову не смогли. Учитывая тот факт, что это был 1937 год, разгоревшиеся страсти вполне могли закончиться для режиссера трагически. Но из Кинокомитета СССР пришло указание: «Картину прекратить, фильм сдать в таджикский киноархив».

 

Судьба кулешовской «Додхунды» до сих пор неизвестна

Кулешов покинул Сталинабад, сдав в киноархив свой фильм. Впрочем, его работа всё равно не была бесполезной: во время съемок фильма Кулешов подготовил таджикских кинематографистов к постановке звуковых картин, и в 50–х годах «Дохунда» по другому сценарию была снята учеником Кулешова, таджикским кинорежиссером Борисом Кимягаровым,  но судьба смонтированного материала, оставленного Кулешовым в киноархиве «Таджикфильма» Душанбе, до сих пор  неизвестна.                 

Вскоре Кулешова уволили из студии «Мосфильма», но назначали заведующим кафедрой кинорежиссуры во ВГИКе.


В своей книге «Основы кинорежиссуры» Кулешов описал принципы своего метода монтажа, используя для этого материалы фильма «Дохунда». Эта книга очень известная в  кинематографическом мире, она была издана в Японии, США, Великобритании, Франции, Германии и  во многих других странах.

 

«Он скорее мудрый волшебник»

В начале войны Лев Кулешов решил ехать на фронт. Но режиссеров художественного кино на фронт не отпускали, Кулешову предложили снимать фильм «Клятва Тимура». А вскоре вместе со съемочной группой фильма и коллективом киностудии «Союздетфильм» он был эвакуирован в Сталинабад. Во время войны Кулешов поставил «Клятву Тимура» (1942) по сценарию Аркадия Гайдара. Заканчивали картину в Сталинабаде, куда была эвакуирована съемочная группа. В 1943 году, в Сталинабаде  выходит фильм Кулешова «Мы с Урала». Этот фильм стал последним в режиссерской биографии Льва Кулешова.

После возвращения в Москву его назначают директором ВГИКа. Одновременно он заведует кафедрой режиссуры, ведет режиссерскую мастерскую. Кулешов приглашает на преподавательскую работу во ВГИК Сергея Герасимова и Тамару Макарову, Бориса Бибикова и Ольгу Пыжову, Ивана Пырьева и многих других, лучших представителей кино и театра.  Рос его педагогический авторитет. Западные теоретические киноежемесячники посвящали ему целые номера. Ни одна из историй киноискусства не начиналась без упоминания его имени.

В числе его учеников было немало известных режиссеров - Камиль Ярматов, Геннадий Полока, Борис Кимягаров, Виктор Георгиев, Георгий Натансон и многие другие. Поздравляя мастера с днем рождения, кулешовские ученики выпуска 1968 года писали: «Лев Владимирович не похож на профессора. Споря,  он говорит, что может вслепую склеить целую часть фильма. Сидя за рулем с закрытыми глазами, он предлагает въехать в самые узкие ворота. Тоже на спор. Он приучает и к искусству спорному. Он разбирает его не в рамках установившихся ценностей, а возникающих заново, постоянно…  И мы любим его искусство. Мы любим его книги, фильмы, рисунки. Он  не похож на профессора. Он скорей мудрый волшебник, раздающий добро легко и весело. Он добрый волшебник».  

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: специально для Asia-Plus,Гафур ШЕРМАТОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

11.1214:41Декларатор: Российские чиновники имеют 559 объектов недвижимости в Таджикистане
11.1209:40Произвол полицейских или нарушение правил пребывания? В Москве оштрафованы два таджикских мигранта
11.1209:36Певица Manizha призналась в симпатии к Кадами Курбону
10.1212:43В горах Таджикистана появился китайский городок
10.1210:52Пассажирка узбекских авиалиний избила бортпроводника


Самое обсуждаемое

No news



(C) 2001-2019 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312522