Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

15.06.200607:08

Курган-Тюбе: пытки или провокация?-II

Автор: Парвина ХАМИДОВА, Asia-Plus

Визит в тюрьму особого режима №9/8 оставил у корреспондентов «АП» противоречивые впечатления.

ОТМЕТИМ сразу, что инициаторами нашего визита в уже известную нашим читателям по ряду публикаций в «АП» тюрьму стали представители Управления исправительными делами при Минюсте РТ (УИД). Последней каплей, перевесившей чашу их терпения, стали заявления родственников подсудимых заключенных о, якобы, имевших место пытках и издевательствах. Подробно «АП» писала об этом в прошлом номере газеты.

- Я ничего пока не буду вам говорить, вы сами все увидите, - сказал перед поездкой корреспонденту «АП» начальник оперативного отдела УИД Худомон Мубораккадамов.

В Курган-Тюбе мы приехали в понедельник в 9.00. В 10 утра здесь должен был начаться суд над «бунтовщиками». Свободное время мы посвятили осмотру знаменитой колонии. Нас сопровождал новый начальник тюрьмы - Косим Саидов.

«Здесь тюрьма, а не дом отдыха!»

ПЕРВОЕ, что бросается в глаза – это идеальная чистота, царящая в тюрьме повсюду, где мы были. Стены КПП и внутреннего дворика, где расположены здание администрации, комнаты для допросов и помещения для длительных свиданий, украшены жизнеутверждающими иллюстрациями. На миг перед глазами всплывает картина из детства – родной детсад, но колючая проволока, обилие решетчатых калиток и затерянные среди нарисованных цветов надписи типа «Свобода – это огромная ответственность» (не ручаюсь за точность цитаты) тут же возвращают тебя в суровую реальность. Авторство рисунков принадлежит самим заключенным.

- Это у нас заключенные, содержащиеся в СИЗО, - говорит К. Саидов, - только они имеют право работать на территории. Заключенные тюремного режима отбывают сроки в камерах, имеют право лишь на регулярные прогулки. А «особорежимники», не представляющие угрозу и те, кто осужден впервые, трудятся также и на нашем вспомогательном хозяйстве (несколько мастерских).   

Входим в помещения вспомогательного хозяйства. Здесь работают заключенные, здесь же расположены кухня и баня. 

Идем на кухню. Это небольшая комнатка, в которой разместились две плиты и огромный казан. В этот день заключенные обедали чечевично-гороховым супом, довольно густым, правда, без каких-либо признаков мяса. На закуску повар приготовил шакароб. Второго к обеду не было. «Сколько выделяют денег, то и распределяем на всех», - прокомментировал мой немой вопрос один из сотрудников УИД. По данным УИД, на одного заключенного в сутки выделяется 1,27 сомони.

В мастерских, расположенных в больших бетонных зданиях, напоминающих ангары, несколько цехов. Здесь заключенные мастерят сундуки и национальные колыбели (гахвора), шьют себе одежду: черные робы и белье. Посетителей встретили с показным равнодушием и отсутствием любопытства. Непроницаемые холодные лица, одинаковые головы, остриженные «под ноль», четкие почти синхронные движения. Разговаривать с заключенными пришлось в присутствии начальников колонии. 38-летний Джунайд Гулов в неволе уже третий год, один из немногих, кто работает в тюрьме по специальности – он портной. Большинство, как правило, осваивает навыки новой профессии уже за решеткой: помимо портных тут работают столяры, плотники.  

На все вопросы отвечает односложно, хотя я и не жду откровенности в присутствии конвоиров.

- Здесь не дом отдыха, а тюрьма и все что нам положено, мы имеем, если не нарушаем распорядок. Свидания с родственниками всегда в срок, а если родня издалека приезжает и раньше положенного срока, то начальство входит в положение и разрешает свидания. Питание тоже нормальное, работа вот есть. На заработанные деньги можем купить себе то, что нам необходимо из продуктов или еще что-нибудь не запрещенное, - говорит он.

- Что и проблем нет никаких, может вам чего-то не хватает, или ваши права нарушаются?

- Нет у нас, у меня все в порядке, - сухо отвечает собеседник.

После посещения бани, вернее душевой, которую можно коротко описать так: чисто и аскетично, начальник тюрьмы показывает корпуса СИЗО и тюремный блок. Внутрь мы не заходим, поскольку «запрещено», ограничиваемся осмотром корпусов снаружи. Все окна зарешечены какими-то жуткими зелеными железками, которые на тюремном жаргоне называются «ресничками», а представители УИД называют их «жалюзи».

Предполагаю, что свет и воздух сквозь такие реснички-жалюзи почти не проникает. Но начальство тюрьмы меня уверяет, что во всех заведениях этого типа на территории бывшего Союза такой стандарт, и «воздуха в камеры проникает достаточно».

«Если жалюзи будут немного шире, заключенные начнут писать друг другу записки, - с этажа на этаж. А такая переписка, как вы понимаете, запрещена», - говорит Х. Мубораккадамов.

Суд по тюремному

ЗАВЕРШИВ обход, направляемся в комнату, где проходят судебные слушания. Во внутреннем дворе ожидали своего вызова свидетели–заключенные. Спрашиваем у них, что происходило 3 августа (в день «массового неповиновения») – все отвечали примерно одно: «беспредел, который организовали подсудимые». Многие утверждали, что имел место «рэкет» со стороны «смотрящего» колонии и его людей. Относительно условий своего содержания заключенные также были солидарны: ни на что не жаловались, говорили, что все у них нормально, питание, свидания и прогулки получают в полной мере. Поговорив с несколькими свидетелями, мы идем в зал суда. Это бывшая ленинская комната с трибуной и «председательским» столом, за которым расположилась судебная комиссия во главе с судьей – Саидом Раджабовым. Гособвинитель – Гулмахмад Пиров – начальник отдела по особо важным делам областной прокуратуры и адвокаты подсудимых расселись рядом, но за пластиковыми столами. Подсудимых я обнаружила не сразу. В комнате сидело много людей в «спецодежде»: помимо обвиняемых, свидетели и пострадавшие, тоже «обитатели» колонии. 12 фигурантов дела выделялись бледностью лиц и синими робами. На их руках стальные «браслеты». Эту дюжину от остальных присутствующих отделяла не решетка как в обычных судах, а шесть щуплых дневальных, вооруженных только резиновыми дубинками. Впрочем, подсудимые были спокойны, сидели очень тихо и внимательно слушали показания очередного свидетеля. Главной целью нашего визита сюда были именно эти люди, родственники которых сообщили журналистам о пытках и издевательствах. Не зная точно, представится ли еще возможность увидеть их так близко и всех вместе, первые минут 20 пристально разглядываю их, стараясь не привлекать внимания. Лица у всех бледные (они сидят в карцере), но следов побоев, синяков и даже царапин на них нет. На руках тех, кто сидел в первых двух рядах не видно никаких повреждений. «Вон тот в третьем ряду у них главный организатор, - Баходур Абдулмадудов, так называемый «смотрящий», - шепотом поясняет мне один из конвоиров. «Смотрящий» - молодой человек, с правильными чертами лица, как мне показалось, выглядел даже немного лучше других. Одет, в отличие от других, в черную «фуфайку» с длинными рукавами, наручников на нем не было. Я это заметила сразу, потому что, поймав мой взгляд, заключенный начал жестикулировать руками и попытался мне что-то беззвучно сказать. Но что именно он хотел сказать, я так и не смогла понять. Тем временем свидетель – Рустам Шеров, начинал явно плавать и путаться в показаниях. Он был одним из тех, с кем я уже говорила. Теперь некоторые его слова сильно отличались от его же показаний и от того, что он говорил мне. Особенно это проявилось, когда вопросы стали задавать подсудимые:

- После нашего появления, тюремный врач майор Саноатов, который вымогал взятки у больных, прекратил свои «движения» и перевез больных в клинику, да? – спрашивает подсудимый Набиджон Ахмедов, нервно сжимая в окованных руках большую исписанную тетрадь.

- Я не знаю, брал ли он деньги, но разговоры такие ходили, - отвечает Шеров, - а больных он перевез, потому что сюда прибыли «командировочные» (дополнительные воинские части, прибывшие на подмогу тюремной администрации, после возникновения волнений в тюрьме, - прим. ред.).  

Информация о докторе-взяточнике заинтересовала судью, он еще раз переспрашивает детали, обещает все перепроверить. Но Н. Ахмедов, обративший на себя внимание суда, продолжает говорить:

- Господин судья, нас оклеветали, обвиняют теперь во всем. На 90 процентов это не правда, да, мы требовали соблюдения наших прав, но то что мы били кого-то и издевались, как сейчас говорят, – это не правда. А эти люди так запуганы, если надо, они признаются даже в убийстве Ленина. Я бил только одного человека, который в своих интересах губил и травил других. Я сам сидел на баралгине и покупал у него!

Свидетель продолжает отвечать на вопросы и признает, что после появления подсудимых в тюрьме некоторые условия жизни здесь улучшились, (чуть ранее мне он говорил совсем другое). Но с этим не соглашается другой свидетель Ибрагим Кахоров, который утверждает, что у него подсудимые отобрали $500 и вообще занимались вымогательством…

Претензий нет?

ПОСЛЕ объявленного судьей перерыва появляется возможность переговорить с несколькими подсудимыми. Точиддина Зайниддинова несут на руках товарищи, он соглашается ответить на наши вопросы.

- Да, я не могу ходить, но это еще до моего появления в тюрьме случилось, никто лично меня не пытал, - говорит он. По словам Точиддина, все проблемы в тюрьме начались после того, как Н. Ахмедов написал письмо, которое разослал по всем официальным инстанциям и международным организациям о том, что в тюрьме нет раздельной посуды для больных туберкулезом и здоровых заключенных. «Потом стали практиковать «голый шмон» (обыск и раздевание заключенных до гола - прим ред.) ну не каждый день, но такое было, это и послужило причиной того, что произошло тут 3 августа», -  рассказывает он. – Потом, когда администрация пошла на уступки, вообще бардак начался – камеры открывали – выходили».

Т. Зайниддинов считает, что вина в случившемся в большей степени лежит на прежней администрации тюрьмы: «Виноваты в этом не только заключенные, виноваты те, кто это допустил, а за собой я признаю только одну вину – у меня был мобильный. Да, в этом я признаюсь!». Еще один подсудимый Махкамтош Гадоев также отрицал применение пыток. «Не знаю как насчет других, но меня никто не пытал», - утверждает он.

Я настаивала на встрече с основным фигурантом – «смотрящим» Б. Абдулмадудовым, однако солдат, которого отправили за ним, ответил, что подсудимый не согласился разговаривать с журналистами. Позднее его адвокат Нигора Хаитова сообщила что, по словам ее клиента, о моей просьбе ему никто ничего не сообщал… 

От автора:

В ДУШАНБЕ мы уезжали со смешанными чувствами. Однозначных ответов на все наши вопросы мы так и не получили. Даже с учетом того, что в беседе с нами они могли и не быть полностью откровенны. Почему подсудимые отрицают пытки, если об этом заявляют их родственники? Почему они не использовали свой шанс публично заявить о нарушениях своих прав? Боятся ли они чего-то, или на самом деле их никто не пытал?

Сложно разобраться в ситуации, когда на ее изучение есть всего несколько часов. Подсудимые не так просты, как и те, кого они обвиняют. Возможно, что все заявления о пытках – последняя попытка «скостить» себе срок путем привлечения общественного внимания? Но возможно и другое, в правоохранительных органах знают, куда бить и как не оставлять явных следов. Напомню, что с момента начала суда уже прошло 20 дней. 

 

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию
07.1214:14В Таджикистане через пять часов после похищения освобожден ребенок
07.1213:31НБТ связывает низкий уровень доверия к банкам с их недостаточной прозрачностью


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)
06.1209:18Эмомали Рахмон обратится с посланием парламенту Таджикистана до нового года(1)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00