Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

29.06.200610:11

Б. РАББАНИ: «Рахмонов - достойный парень…»

Автор: Фахриддини ХОЛБЕК, Радио «Озоди», специально для Asia-Plus, Кабул

Какую роль сыграли афганские лидеры в примирении таджиков? Какие факторы мешали этому процессу? Вспоминает Бурхануддин РАББАНИ, экс-президент Афганистана и руководитель самой крупной афганской партии Джамияти Исломи (Исламское общество).

- Устод Раббани, о вашей роли и роли покойного Ахмадшаха Масуда в межтаджикском урегулировании не раз говорили руководители Таджикистана. Помните ли вы те дни? 

- Когда первый раз в Афганистан приехал президент Таджикистана, между сторонами существовали недоверие и подозрения. Казалось, стороны хотят донести свои слова через нас. Мы устроили первую встречу оппозиции с президентом. Это было первым шагом. В знак того, что мы действительно хотим мира между сторонами, по приглашению президента РТ я поехал в Душанбе. Без сомнений, мой визит в Душанбе не понравился некоторым руководителям таджикской оппозиции. Они думали, что он упрочит позиции правительства. Они от нас хотели таких действий, которые создали бы сложности для правительства Таджикистана. Но я этого не хотел. Обе стороны для нас не были чужими. После визита я настаивал, что руководители оппозиции при любых обстоятельствах должны сесть за стол переговоров. Я тогда говорил: «Надо сначала создать Таджикистан. Есть страны, которые не хотят видеть Таджикистан независимым и процветающим». Конечно, были люди в оппозиции, которые не хотели идти навстречу, но господин Нури с ясным пониманием ситуации пошел навстречу правительству. Тогда и состоялась встреча в Фархоре (провинция Тахор). Сюда прибыли президент Рахмонов, представитель ООН, участвовал покойный инженер Масуд. Переговоры длились всю ночь. До утра стороны пришли к согласию. Фундамент таджикского мира, основные пункты соглашения были заложены там. Тогда же мы решили: пусть окончательная встреча пройдет в России. Я поручил нашему послу в Москве отслеживать ситуацию. Я настаивал на том, чтобы любые проблемы решались любой ценой, лишь бы достичь цели. Впоследствии это было сделано.

- В 1992 году власть в Кабуле перешла в руки моджахедов. Было создано Исламское Государство Афганистан под вашим руководством. Что делали Вы тогда для нормализации ситуации в Таджикистане?

- Тогда к нам приехала делегация Переходного правительства Таджикистан во главе с премьер-министром. Наша и таджикская сторона подписали документы о дружеских и добрососедских отношениях. Позже к нам поступила информация о дестабилизации обстановки. Я по приглашению президента Узбекистана Ислама Каримова поехал в Ташкент. Там мне рассказали, что в Таджикистане начались военные действия. Сангак Сафаров, как военный командир воюет против Переходного правительства. Тогдашний министр иностранных дел Таджикистана просил меня способствовать урегулированию ситуации. Я готов был даже выехать в страну. Я сказал Каримову о своей цели и намеревался из Ташкента прямо лететь в Душанбе. Но господин Каримов сказал, что мы не осведомлены о реальном положении дел в Таджикистане. Непонятно, что там происходит. И я не поехал в Душанбе…

- Были ли разногласия между Вами и Масудом относительно межтаджикского урегулирования?

- Нет, у нас была единая позиция. Межтаджикское урегулирование не могло стать для нас причиной противоречий.

- Имел ли какое-нибудь влияние Гульбеддин Хикматияр, лидер Исламской партии Афганистана на таджикскую оппозицию?

- Таджикские беженцы были рассеяны по Афганистану и Пакистану. Естественно, между ними и Хикматияром были связи. Хикматияр, как общеафганская сила старался наладить свои отношения с моджахедами за пределами Афганистана и стать региональной силой. Однако, как бы там ни было, связи Хикматияра и таджикской оппозиции не могли оказывать большого влияния на саму оппозицию в межтаджикском урегулировании.

- Господин Нури говорит, что на первой встрече Вы не смогли убедить его сесть за стол переговоров с таджикскими властями. Но позже была вторая встреча, на которой, по его признанию, Вы просто «околдовали» лидера таджикской оппозиции. И он согласился. Что это была за встреча?

- Она произошла в Бадахшане. После долгого путешествия я решил пообедать в ресторане у дороги. Я вышел из машины и увидел со стороны Файзабада навстречу едет джип. Мне сказали, что это таджикские беженцы и с ними господин Нури. Я попросил своих людей пригласить его. Во время беседы я сказал: «Господин Нури, за что Вы боретесь? Зачем эта война? Думаю, Рахмонов очень достойный парень, садитесь с ним и договаривайтесь. Пусть Таджикистан укрепится в политическом и экономическом плане. Придет такой день, и вы предложите свои идеи в качестве политических реформ. Боюсь, что война разрушит Таджикистан, после чего и вы не сможете вернуться на родину, и правительство столкнется с большими проблемами». После этой беседы господин Нури согласился со мной и попросил меня связаться с правительством Таджикистана. Я связался и сказал, что господин Нури искренне готов к переговорам…

- По-вашему, в чем заключалась причина разногласий таджикских сторон?

- Таджикистан только получил независимость. Каждая партия думала, что именно она может создать то государство, которое приемлемо для народа. Таджикская оппозиция во главе с Саидом Абдулло Нури думала, что тогдашняя власть - рецидив коммунистического режима, и она не может возродить национальные традиции и славную историю таджиков. К сожалению, идеологические споры не решились политическим путем: все взяли в руки оружие. И думаю, что были также «руки» из-за рубежа. Близкие и дальние силы, которые ради своих интересов в наших странах, способствовали возникновению этого конфликта.

- Какое влияние имела гражданская война в Таджикистане на ситуацию в Афганистане?

- Негативное. Но успех мирных переговоров способствовал нашему противостоянию экстремистскому движению «Талибан» и международной террористической организации «Аль-Каида» в Афганистане. Именно территория и народ Таджикистана были единственным нашим оплотом, в результате чего нам удалось победить экстремистский режим талибов.

- Имела ли таджикская оппозиция связь с талибами?

- Абсолютно нет. Талибы стремились к этому, но руководство таджикской оппозиции никогда не шло на сближение с «Талибан»…

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

21.1117:25Жеребец внука президента Таджикистана выиграл главный приз на скачках
21.1112:49Евродепутат рассказал, какой Рахмон в жизни
21.1111:53Житель Душанбе заявил о краже. Милиционеры задержали его сына-подростка
21.1111:40Сотрудники «Умед-88» хотят зарплату. Родные Одинаева недоумевают: с чего?
21.1110:04Трагедия в Бальджуване. Погибли шесть человек


Самое обсуждаемое

20.1116:26Таджиков обяжут слушать книги Рахмона(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0468775