Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

17.07.200611:58

Два визита

Автор: Рашид Г. Абдуллo, политолог, специально для Asia-Plus

Первая половина июля для Таджикистана был отмечен визитами высоких заморских гостей. С 7 по 9 июля в стране гостил член королевской семьи, младший сын королевы Елизаветы II принц Эндрю. Затем 10-11 июля по пути в Афганистан в Душанбе сделал остановку министр обороны США Дональд Рамсфелд.

1.

Оба визита интересны с той точки зрения, что в каждом из них достаточно выпукло отразились как характер развития двусторонних отношений за все те пятнадцать лет, что прошли со времени обретения Таджикистаном своей национальной независимости, так и уровень, на который эти отношения вышли в своем развитии.

Вполне может статься, что прошедший визит принца Эндрю все же положит конец странному периоду в политических отношениях между Таджикистаном и Британией. А если быть более точным, несколько странному, отношению соответствующих кругов Великобритании к развитию политических связей с Таджикистаном. Объединенное Королевство признало независимость республики в самом начале января 1992 г. и через некоторое время между двумя странами были установлены формальные дипломатические отношения.

В течение последующих десяти лет эти отношения так и оставались не более чем формальными, лишенными какого либо осязаемого реального политического наполнения. Лишь однажды, кажется летом 1992 г., когда страна уже втянулась в военно-политическое противостояние, в республику на несколько дней прибыл представитель Форин Офиса Пол Бернье, опытный дипломат еще старой британской школы, будущий первый посол Великобритании в Ташкенте и первый эмиссар британского правительства в Кабуле после свержения талибов. Он хорошо знает  Восток, прекрасно владеет арабским языком, знает и фарси. В той  поездке его сопровождал один из сотрудников исследовательского подразделения МИД Британии.  Было очевидно, что визит британцев был обусловлен, в том числе, и стремлением понять, что же на самом деле происходило в то время в республике.

Конечно, и в дальнейшем в республику наведывались послы Великобритании в Узбекистане, которые до открытия британской дипломатической миссии в Душанбе осенью 2001 г. были одновременно и послами в Таджикистане. Но все эти посещения носили преимущественно протокольный характер. Хотя следует, наверное, подчеркнуть, роль Барбары Хей, сменившей Пола Бернье на посту посла в Узбекистане и Таджикистане, которая оказывала достаточно активную политическую поддержку деятельности британских предпринимателей в Таджикистане. Но это было как раз тем исключением, которое лишь подтверждает правило.

На фоне активного стремления британских предпринимателей наладить экономические отношения с Таджикистаном, инвестировать десятки миллионов долларов в таджикскую экономику, не прекращавшихся посещений республики британскими журналистами, представителями  академических кругов, с одной стороны, и стремления все большего числа таджикских граждан получить современное образование в британских университетах, ознакомиться с тем, как ведется бизнес в Британии, как поставлена работа СМИ и т.д, стремление ничего не менять в характере политических отношений между двумя странами стало анахронизмом. События 11 сентября 2001 г. подтолкнули британскую сторону к определенному изменению своих подходов к развитию политических отношений с Таджикистаном.

И все же, до сих пор уровень развития политических отношений между Таджикистаном и Великобританией продолжает диссонировать с реальными национальными интересами двух стран. Таджикистан крайне заинтересован во внешних инвестициях в экономику. Британские предприниматели, в отличие от  других западноевропейских и американских предпринимателей готовы вкладывать свои средства в таджикскую экономику. Британским предпринимателям вообще присущи смелость, готовность идти на риски, быть первопроходцами. При этом, их не пугают опасности даже политического характера.

Британцы были первыми серьезными западными предпринимателями, которые пришли в республику в самый разгар гражданской войны. Им пришлось иметь дело с весьма самостоятельными и отличавшимися своеобразным менталитетом командирами противостоявших сторон, а также чиновниками периода всеобщего падения нравов и господства правового нигилизма. Особо следует отметить их заслуги в становлении современной золотодобывающей промышленности республики, во внедрении новых технологий, нового, более ответственного  отношения к труду, к производству. Британские предприниматели, столкнувшись на деле с проблемой несоответствия законодательной базы, унаследованной от советских времен, потребностям развития рыночной экономики, привлечения инвестиций в горнодобывающую промышленность выступили с инициативой реформирования законодательства в области горного дела, предоставили необходимую литературу, разработки, компьютеры и офисную технику  соответствующим структурам Таджикистана.

Именно британские предприниматели, работавшие в горнодобывающей промышленности, своим физическим присутствием в республике, способностью подвигнуть своих политиков на налаживание контактов с руководством страны пробили брешь в стене предубежденности западного сообщества к Таджикистану середины 90-х годов. Именно они начали формировать положительный имидж республики на Западе. Они организовывали в западных СМИ информационные кампании, направленные на то, чтобы убедить западное сообщество в возможности развития экономического сотрудничества с Таджикистаном, организовывали ознакомительные поездки в республику для банкиров и журналистов, чтобы те могли сами убедиться в том, что в республике развивается процесс стабилизации, что политические риски для их инвестиций находятся в приемлемых границах.

Сегодня на пути британских денег в таджикскую экономику то и дело возникают разного рода трудности и препятствия, преодоление которых становится практически невозможным без более интенсивного развития политических отношений между Таджикистаном и Великобританией.  Естественно, эти отношения не стоят на месте. Более того, они имеют тенденцию к развитию. Однако уровень политических отношений между двумя странами не идёт ни в какое сравнение, причём не  по вине таджикской стороны, с уровнем, на который вышли политические отношения республики с США и такими ведущими государствами Западной Европы, как Франция и Германия. Недостаточное развитие двусторонних политических отношений становится самым большим препятствием на пути развития не только экономических отношений, но и сотрудничества наших стран в области СМИ, науки, культуры и т.д.

Остается надеяться, что визит принца Эндрю станет поворотным моментом в развитии всего комплекса таджикско-британских отношений.

2.

Визит Д. Рамсфелда состоялся практически спустя год после его предыдущего посещения республики. Первый же визит американского министра обороны в Таджикистана имел место после событий 11 сентября 2001 г., в рамках подготовки США военно-политической операции по свержению режима талибов в Афганистане. Тогда этот визит стал политической сенсацией и был расценен как серьезный прорыв в развитии таджикско-американских отношениях, положивший начало их трансформации в реальное политическое сотрудничество.

Прошлогодний визит американского министра во многом был  предопределен кризисными явлениями в отношениях между США и странами Центральной Азии. Их возникновением было обусловлено политическими последствиями событий, которые имели место в Кыргызстане и Узбекистане соответственно в марте и мае 2005 г. Важнейшим из них явилось  ощутимое ослабление позиций США в Центральной Азии, в том числе,  и ввиду роста настороженности государств  региона в отношении их истинных целей и намерений в регионе. Этой  настороженностью и было обусловлено появление в Декларации саммита ШОС в Астане от 5 июля 2005 г. призыва к США определиться со сроками функционирования своих военных баз  в регионе, созданных, формально, в целях борьбы с международным терроризмом.

В ходе визита Д. Рамсфелду провел зондаж реального отношения руководства Таджикистана к военному сотрудничеству со своей страной. В целом, результаты зондажа оказались удовлетворительными. Он услышал то, что хотел услышать - высказанные на саммите ШОС в Астане  пожелания не скажутся негативно на характере военного сотрудничества между двумя странами. В принципе, иначе и быть не могло – республика была заинтересована в таком сотрудничестве, ибо рассматривала его в качестве существенного фактора укрепления своей независимости. Естественно, в совокупности с развитием политических, экономических и пр. отношений. Руководство республики также услышало то, что хотело услышать. Д. Рамсфельд подчеркнул, что США и Таджикистан остаются партнерами в борьбе против терроризма и экстремизма, что роль Таджикистана в процессе стабилизации положения в регионе очень велика.

В преддверии, в ходе и после последнего визита Д. Рамсфелда в Душанбе было сказано много слов о его иранском подтексте, о том, что он напрямую связан с предстоящим визитом в Таджикистан иранского президента Махмуда Ахмадинажода, и что один из самых влиятельных представителей американской администрации будет стремиться как-то повлиять на позицию республики в вопросе развития таджикско-иранских отношений, в целом, и в том, что касается т.н. «иранского ядерного досье», в частности.

Следует подчеркнуть, что США традиционно озабочены стремлением Таджикистана и других стран Центральной Азии не только всемерно развивать свои отношения с Ираном, но  и трансформировать их во взаимовыгодное политическое и экономическое сотрудничество. Тем более, что Иран располагает соответствующими и весьма привлекательными для стран региона политическими, экономическими, финансовыми, научно-экспертными и пр. ресурсами. Эта озабоченность была очень четко выражена помощником госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии Ричардом А. Баучером в ходе его визита в Таджикистан 7-8 мая с.г. Во время беседы с журналистами он, в частности, заявил: «...Конечно мы понимаем, что государства, соседствующие с Ираном, будут иметь отношения с этой страной, но мы должны быть уверены в том, что эти отношения основываются на коммерческой основе».

Сентенция весьма показательная и странная одновременно. В ней, с одной стороны, содержится констатация невозможности воспрепятствовать развитию отношений с Ираном, а с другой, настойчивое «пожелание» не стремиться к их диверсификации. Фактически, в таком пожелании налицо стремление диктовать Таджикистану, пока в мягкой форме, с кем и как ему следует выстраивать свои отношения.

Нереалистичность такого подхода очевидна. Таджикистан является членом ШОС, которая с каждым годом становится все более сильной и  влиятельной международной структурой. К тому же РТ поддерживает и эффективно развивает двусторонние политические и военные отношения с Россией и Китаем. Обе эти страны, как показал опыт прошлого года, – в рамках ШОС незамедлительно оказывают необходимую политическую и экономическую поддержку, как на двусторонней, так и на многосторонней основе, странам региона, которым угрожает перспектива подвергнуться американскому давлению.

Далее. Не только Таджикистан, но и США заинтересованы в развитии двусторонних отношений, если иметь в виду их политические и прочие интересы в Афганистане и в Центральной Азии. Из этого с неизбежностью следует, что при тех политических реалиях, при том реальном геополитическом раскладе сил, которые наличествуют в регионе на данный момент времени, отношения между ними могут быть только лишь равноправными. Во всяком случае, свободными  от назидательных «пожеланий».

Наконец, в межгосударственных отношениях не бывает коммерции свободной от политики. Более того, нынешний уровень торгово-экономического сотрудничества между Таджикистаном и Ираном был бы невозможен, не добейся руководство обеих стран значительного прогресса в развитии политических отношений. Именно благодаря политическому сотрудничеству между двумя странами сдвинулся с мертвой точки сам процесс притока иностранных инвестиций в стратегически важные для Таджикистана энергетическую и транспортную отрасли.

Что же касается «ядерного» кризиса в отношениях между США и  Ираном, то позиция Таджикистана по данной проблеме будет базироваться на общей для стран ШОС платформе. А она сводится к тому, к тому, что нет иного рационально выхода из реально имеющего место быть кризиса, кроме как продолжение диалога и поиска дипломатических решений. Судя по сообщениям СМИ, эта позиция и была доведена до сведения Д. Рамсфелда. Пытаться же воздействовать на позицию республики в этом вопросе при нынешних геополитических раскладах занятие малопродуктивное.

В последнем визите министра обороны США в Таджикистан не было ничего из ряда вон выходящего. Он носил вполне рутинный характер и рутинность эта предопределялась стабильностью таджикско-американских отношений, характерной для них тенденций устойчивого развития. Пора привыкать к тому, что во встречах на таком уровне, в регулярности и устойчивости отношений между двумя странами в равной мере заинтересованы обе стороны. Таджикистану нужны ровные отношения с США, ибо это отвечает национальным интересам республики. Развитие двусторонних таджкско-американских отношений является важным фактором укрепления независимости нашей страны. Соединенным Штатам такие же отношения  необходимы для обеспечения своих интересов в регионе. Пора привыкать и к тому, что визиты Д. Рамсфелда или других высокопоставленных американских гостей стоят в том же ряду, что и визиты их российских или китайских коллег, не меньше, но и не больше.

Отношения с США нужно ценить, но никоим образом не переоценивать. К развитию этих отношений следует подходить прагматично и не допускать возникновения такой ситуации, когда они из достаточных, выгодных для Таджикистана, могут трансформироваться в чреватые негативными последствиями, избыточные. Спокойный характер таджикско-американских отношений свидетельствует о том, что пока они характеризуются искомой достаточностью.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

06.1208:12«Запасного аэродрома» не будет. О запрете на двойное гражданство
06.1206:54«Песни Абдула»: таджикский мигрант глазами российского режиссера
05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(3)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156306