Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

14.09.200609:17

Низом КОСИМ: «Я сам себе лучший друг»

Автор: Манижа КУРБАНОВА, Asia-Plus

Он и поэт, и переводчик, и драматург. И составитель ряда антологий и поэтических сборников. А недавно стал чиновником - директором Государственного детского телеканала "Бахористон". Вслед за этим еще одна радость - к 15-летию Независимости республики получил Государственную премию им. Рудаки.

Мороженое за статью

- Низом Джахонгирович, почему на должность директора "Бахористон" назначили не журналиста и не детского поэта, а именно серьезного литератора?

- Во-первых, этот вопрос не ко мне, а к тем, кто меня назначил. Во-вторых, трудная жизнь заставила многих литераторов заниматься другими делами, в том числе и журналистикой. И я по роду своих занятий, всю жизнь был журналистом и опыт в этом деле у меня с восьмого класса. Когда учился в сельской школе в Нуреке, однажды написал в газету "Пионери Точикистон". Мой материал напечатали и даже отправили гонорар - целых 9 рублей с копейками. Помню, с друзьями на эти деньги мы купили целую коробку мороженого и других сладостей. Мне это так понравилось, что раз и навсегда решил: буду журналистом! В 1974 году сдал документы на филологический факультет ТГУ им. Ленина и поступил.

- Ваши однокурсники говорят, что Вы были очень замкнутым и тихим парнем. Поэтому  когда вышел ваш первый сборник стихов, все удивились: "Тихоня пишет стихи?". Это правда?

- Правда, что я был немного стеснительным, но все же активно участвовал в литературных кружках, обсуждал произведения друзей, но свои стихи показывать не решался. Так продолжалось до тех пор, пока однажды я не принес в Союз писателей свои стихи, написанные на 12-листовой школьной тетради. И показал их не кому-нибудь, а известному поэту Лоику Шерали. Как и все молодые начинающие поэты, я был уверен и самонадеян, что он одобрит мои стихи и их сразу напечатают сборником. Но Лоик, после того, как прочитал всю тетрадь, поставил вердикт: хорошие только два, остальные никуда не годятся. Предложил напечатать их в газете, но я так и не осмелился пойти в редакцию.

- Что случилось потом? Как все-таки Вы попали в поэтическую среду?

- Лоик вскоре был назначен главным редактором журнала "Садои Шарк". А вместо него консультантом поэзии назначили Бозора Собира, который открыл для меня совсем другой мир,   очень серьезно стал заниматься со мной. Он научил меня многому, но я не знаю, стал ли я достойным его стараний?

- Вы когда-нибудь пожалели, что стали поэтом?

- Нет, потому что не знаю, стал ли я им.

Я совершил великую наглость

- Кто Вы прежде всего - поэт, переводчик, журналист?

- Для меня важно само творчество, а в какой форме это будет проявляться, не имеет значения.

- Знаете, когда я беседую со своими героями, причем людьми разных профессий,  часто в разговоре "всплывает" Ваше имя. Например, Ибодулло Машрабов говорил о пьесе, которую попросил Вас написать в стихотворной форме. Что это была за  пьеса?

- Эта пьеса "Ричард III" Шекспира. Ибодулло Машрабов, Шерали Абулкайсов и Давлат Убайдуллоев попросили меня перевести это  произведение, причем поставили условие, чтобы это было в размере и такте "Маснавии маънави" Джалолиддина Руми. Вы представляете? Сказать по правде, это была задача не из легких. Потому с моей стороны, переводить великого Шекспира было просто наглостью. Но я это сделал.

- А когда я беседовала с афганским поэтом Хоруном Роуном, он тоже лестно отзывался о Вашей совместной работе по изданию сборника "Як сарзамин мухаббат" …

- Известная истина, что у нас нет языковых границ с иранцами и афганцами. Особенно в стихотворной форме. За тысячу двести лет язык поэзии остался таким же - понятным и знакомым. Проблема в том, что мы мало знаем о творчестве друг друга. Поэтому когда Хорун Роун предложил мне подготовить сборник творчества молодых афганских поэтов ХХ века, я согласился, потому что знаю, насколько велик у нас интерес к этому.

- Что привлекает Вас в такой поэзии?

- Где-то поэтичность, эстетичность, а где-то новизна взгляда, симпатичная идея. Здесь можно привести много примеров и из таджикоязычной литературы Афганистана, и из иранской поэзии. 

- Вы говорите о передовых идеях поэтов Ирана и Афганистана так, как будто у нас самих нет таковых…

- Нет, почему же, и у нас такие были. Например, Лахути. Из-за своих коммунистических идей он был изгнан со своей родины - всю жизнь прожил на чужбине. Или взять для примера Турсунзаде, который самоотверженно боролся за мир и сближение народов.

- Но были и те, которые обвиняли потом, спустя годы Турсунзаде в том, что он прославлял Компартию…

- Самое главное, на мой взгляд, верно служить поэзии. Это своего рода жертвоприношение. Особенно это актуально в наши дни, когда нет материального поощрения. К счастью, последние пять лет президент страны выделяет определенную сумму из своего фонда, чтобы поэты и писатели имели возможность печатать свои произведения. В качестве примера можно привести книги Гулрухсор, Саттора Турсуна и мои сборники стихов, которые были изданы за эти годы в издательстве "Адиб".

- Вы не думаете, что сейчас стало очень много "дворцовых поэтов", тех, кто хочет угодить. Что ими движет: "голодный живот" или желание получить известность?

- "Дворцовые поэты" были всегда и везде. Начиная с Рудаки, ведь большая часть его поэзии - это заказные стихи. Мадхия - восхваление шаха, его правление. Пусть поэт восхваляет словами падишаха или кого-либо "до седьмого неба", я прощу его, если его стих написан великолепно. Но в то же время, когда сегодня о той или другой личности говорят уличные перетертые тысячу раз слова - это просто безвкусица. И по какой причине бы не было - из-за куска хлеба или должности люди идут на это, меня это раздражает.

- Вы были одним из основателей культурной организации "Боргохи Сухан". Почему Вы ушли оттуда?

- Я считал, что в последнее время мы слишком много "культурно" заседаем. Поэтому предложил не проводить торжественные мероприятия, а ограничиться конкретными делами - выпуском альманаха и присуждением ежегодных премий. Но это предложение не было принято. Тогда я ушел.

й те, кто дает премии…"

- Теперь поговорим о Вас как о переводчике. Вы сами выбираете материал для перевода или вам поручают?

-  И то, и другое. Перевод  книг считался хорошо оплачиваемым трудом в советское время. Поэтому многие поэты и писатели занимались этим. В основном я переводил те книги, которые мне самому нравились. Например, книгу Габриэллы Мистраль - лауреата Нобелевской премии, поэтессы, которая преподавала Пабло Неруде. Я переводил поэзию Евтушенко, Олжаса Сулейменова, Юстинаса Марцинкявичуса самых, пожалуй, сильных поэтов 20 века. Когда в столице шли военные события, я запирался в кабинете и переводил книги. В том числе "Белое облако Чингизхана" Чингиза Айтматова.

- Низом Джахонгирович, чтобы пришло вдохновение, обязательно ли любить? Говорят, все поэты, извините за прямоту - бабники. Они не равнодушны к слабому полу, находятся в состоянии полной влюбленности и поэтому пишут прекрасные стихи. Это правда?

- Такой каверзный вопрос! Просто дело в том, что поэты любят красоту, а женщины - такие прекрасные создания, олицетворяющие ее в полном смысле слова.  Ведь поэты - романтики по натуре… Но вдохновение не обязательно должно быть связано с влюбленностью. Это такое состояние души, которое невозможно описать: ты не воспринимаешь окружающий мир, летишь над землей. Но, к сожалению, человек не всегда может использовать этот божий дар.

- Почему?

- Так получается, что самые лучшие строчки приходят в голову в самый неподходящий момент, когда ты не имеешь перед собой перо и бумагу.

- На Ваш взгляд, может ли поэт быть политиком?

- По своей сути литература и есть политика. Мы же говорили о Рудаки, который был пропагандистом династии Саманидов, что не было помехой для его прекрасной поэзии. Но с другой стороны, нужно констатировать  факт, что сегодня эта планка снижена. То, что сегодня в стихотворной форме говорят о политике и о государстве, в большинстве случаев, не достойно литературного слова. Ведь поэзия должна быть прежде всего Поэзией, а потом уже критикой или прославлением.

- Вы знали заранее о своем назначении на должность директора телеканала "Бахористон"?

- Узнал об этом за две недели до официального открытия. В первой половине дня мне предложили эту должность, а во второй - уже решился вопрос о назначении.

- За какое произведение Вы были представлены к премии им. Рудаки?

- За сборник стихов "Барги саломи сабз" (Лепестки добрых приветствий), который был издан в 2002 году в издательстве "Адиб". В прошлый раз  была представлена книга "Каламхой" (Крик пером), но не прошла.

- Прошло совсем немного времени, а споров вокруг этой награды разгорелось уже не мало…

- В 1989 году я получил престижную награду - премию Ленинского комсомола республики. Я написал и опубликовал в одной газете стихотворение, в котором отказался от премии. Оно начиналось, так: "Эй те, кто дает  премии, я не возьму ее". Дело в том, что эта когда-то очень престижная премия тоже обесценилась. Комсомол  потерял свой прежний авторитет - стал органом чиновников, которые  пользовались всеми привилегиями и были далеки от проблем молодежи. Хотя надо сказать, что  500 советских рублей (именно столько составляла сумма премии) были очень даже приличными деньгами. А я был молод и, естественно, очень нуждался в деньгах. Но принципиально отказался. И сейчас, думаю, что до сих пор нигде не разработан механизм справедливого премирования. А мировоззрение некоторых членов нашего Комитета по Госпремиям вообще не понимаю. Если, например, вы прошли сегодня мимо и не поздоровались с кем-то из них по своей рассеянности, этот кто-то завтра же пойдет и вычеркнет вас из списков кандидатов.

- С Вами вместе лауреатами премии стали поэтесса Гулрухсор и писатель Саттор Турсун. Если бы Вам пришлось отказаться от своей премии, в пользу кого-то из них, кому Вы бы ее отдали?  

- Гулрухсор, как поэтессе и Саттору Турсуну, как писателю. Оба вполне справедливо заслуживают ее.

Близкий друг

- У вас есть близкий друг?

- Конечно, есть друзья и, к счастью, их много - прекрасных, талантливых, известных, преданных.  Но самый лучший мой друг - я сам.

- Чем занимаетесь в свободное от работы время?

- Творчество не знает свободного времени. Мой отдых - книги, фольклорная  музыка, театр. Иногда во дворе играю в нарды с соседями. Также предпочитаю настольный теннис и бильярд.

- Вы водите машину?

- Нет, хотя когда-то учился и у меня есть водительские права. Но я предпочитаю ездить на транспорте, потому что у меня мысли-скакуны, я рассеянный. Я даже иногда забываю выйти на нужной остановке.

- А готовить Вы умеете?

- Только яичницу и кофе. Мне этого достаточно, когда рядом никого нет.

- А кто обычно рядом с Вами?

- Заботливая жена, четверо моих детей и самый близкий мне человек - внук Джахонгир,  который сейчас учиться ходить.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

09.1218:08«Як чи парто». За что мы ежедневно даем «на лапу»
09.1214:58С.Аслов заявил о недопустимости участия криминальных лиц на мероприятиях ОБСЕ
09.1214:48Житель Исфары подозревается в покушении на убийство
09.1214:41ОДКБ требует не пустить "преступников" на заседания ОБСЕ
09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(1)


Самое обсуждаемое

07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(1)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00