Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

11.01.200709:44

Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ: «Пишу для не родившихся детей…»

Автор: Нохид ФОЗИЛИ, Манижа КУРБАНОВА, Asia-Plus

В течение двух месяцев в Душанбе гостил наш соотечественник - известный писатель с мировым именем Тимур Зульфикаров. Накануне его отъезда в Москву корреспонденты "АП" встретились с ним.

Медленное возвращение

- Тимур Касымович, цель вашего приезда в Душанбе?

- Это мое медленное возвращение на свою историческую родину - в свою родную природу, культуру, к своим друзьям. Конечно, у меня вызывают тревогу отсутствие света и тепла в моих родных кишлачных кибитках и большое количество молодежи на дорогах. Строительство нового государства, чем сейчас занимается президент Рахмонов, является очень тяжелой работой. Вспомните Петра Первого, в этом смысле я глубоко понимаю нашего президента. Но вот эта молодежь вдоль дорог может послужить нехорошим порохом. Я не экономист, но думаю надо увеличить занятость населения.

С другой стороны, по приезде сюда я встретился со своими старыми друзьями и поэтому счастлив. Это Хабибулло Абдураззаков - замечательный режиссер, актер и мыслитель, Нур Табаров - умница, лирик, тончайшая душа. В этот свой приезд я обрел двух новых друзей в лице молодого интеллектуала Саймуддина Дустова и моего нового переводчика Юнуса Юсуфи.  Главный итог моего пребывания на родине - появление в печати, в новой газете "Нигох" моей апокалипсической новеллы "Афганский мальчик и американский президент". Впервые на таджикском языке появляется мое пророческое, страшное сочинение, и кто-то мне сказал, что это не только политическое, но и филологическое событие. Поэтому я призываю читателей найти эту газету и прочитать новеллу. Для меня это важный момент, когда мое сочинение печатается на таджикском языке. Кстати, в 11-м номере журнала "Садои Шарк" Юсуфи прекрасно перевел "Двенадцать притч Ходжи Насриддина". Намного раньше мои известные повести "Детство Мушфики" и "Первая любовь Ходжи Насриддина" в отдельных изданиях прекрасно переводили Бозор Собир, Солех, Негмат Хикмат, за что я им всем благодарен.

Мои книги вышли на пятнадцати языках мира. Но мне кажется очень странным, что на родном языке их нет. Когда на Родине меня хвалят люди, мне становится стыдно, что пишу не на родном языке. Я сейчас собрал книгу из упомянутых трех произведений, а издательство "Ирфон" обещает напечатать ее к Наврузу, чтобы я мог подарить моим братьям и сестрам обещанное.

- Литераторы, которые занимаются переводом вашего творчества, жалуются, что язык Зульфикарова очень трудный…

- Вы знаете, у меня  в Англии, Германии, во многих странах, есть фанатики моей литературы, которые занимаются переводом моих произведений. На Западе бесплатно никто не переводит. Но представьте себе, что меня переводят бесплатно. В Англии один потрясающий профессор  шесть с половиной лет занимался переводом моего романа о войне в Таджикистане - "Стоящие, рыдающие среди бегущих вод". Пока он занимался переводом с русского на английский, изучил таджикский язык и сейчас пишет мне на нем письма. Он пристыдил меня, что я не знаю свой язык...

- Как Вы оцениваете перевод, если не знаете языка?

- Я знаю таджикский язык, но плохо. Сравниваю русский и таджикский тексты с помощью словарей. В каком-то смысле я могу понять их филологическое соответствие, хотя, упаси Бог, я не могу себя поставить на место таджикских литераторов и критиков, им конечно видней, какой должен быть перевод. Очень хотел бы, чтобы перевели мой совершенно сумасшедший, бешеный, последний роман "Коралловая эфа", который получил национальную премию за лучший роман в России в 2005 году. Это роман, посвященный трагической гибели Советского Союза, разрушению великой страны, отчего мы все страдаем. Как я написал, в мире появилось триста миллионов несчастных. И те, кто проезжают в дорогих джипах, и те, кто роется в помойках, на мой взгляд, одинаково несчастны, потому что разрушено государство. Я рад, что появилось таджикское государство после тысячи лет и дай Бог, чтоб оно двигалось и процветало. Китайский Ден Сяопин накормил миллиардное население Китая. Я мечтаю о том, чтоб и в Таджикистане появился свой Ден Сяопин, который бы накормил семимиллионный Таджикистан, чтобы не бродили молодые мальчишки по Москве, и не строили там небоскребы...

Государственный корабль

- Говорят, Вы хотели встретиться с президентом Рахмоновым?

- Да, к моему сожалению, я не встретился ни с мэром столицы, ни с президентом страны.  Среди экономических дел не надо забывать, что жизнь людей определяется и Словом. Слово создает империи, и Слово их разрушает. Власть должна беседовать с теми, кого Бог одарил талантом Слова. Потому что это страшный дар. Настоящие владыки всегда общались с талантами. Я не имею в виду себя конкретно, может я недостаточно одарен. Иосиф Сталин был очень занятым человеком, однако он нашел время, чтобы десятки раз встречаться с Михаилом Шолоховым. Поэтому мне бы очень хотелось встретиться с Эмомали Шариповичем, за которого я, кстати, голосовал. Это было связано не только с моими философскими вопросами, но и с вопросами моего благоустройства на моей родине. К сожалению, у меня здесь нет своего пристанища. Единственный государственный деятель, который очень мне помогает, председатель города Махмадсаид Убайдуллаев. И я ему  благодарен. Но  пока здесь я остаюсь на правах гостя. Стендаль говорил, что "столица создает типы, а провинция - характеры". И замечательные люди, с которыми я здесь встретился, доказали это. Вот взять для примера Исломиддина Салохиддинова - государственный муж, человек, одаренный филологически. Меня поразило его отношение к моей литературе.

- Вы всегда были сторонником "партии бедняков", простого люда. Почему бы Вам не стать депутатом, народным избранником во Власти? Вы когда-нибудь об этом думали?

- Ни в коем случае. Знаете, властителем надо родиться. Это такой же редкий талант как дар писателя, дар пророка. Я всегда отмечаю, что народ может прожить какое-то время без больших писателей. Но без настоящего правителя народ погибает. Я читал речь президента Ирана и там говориться, что на Западе существует система, когда человек, рожденный стать пастухом, никогда не приходит к власти. Понимаете, это очень плохо. Посмотрите, кто на Западе стоит у власти. Это люди, не знающие философии, истории, народной мудрости, религии по-настоящему. Это люди, не хочу вас обидеть, с журналистским горизонтом. А на Востоке, такие как аятолла Хомейни, Махатма Ганди, Дэн Сяопин - это люди великой философии. 

- В одном интервью я читала, что вам симпатичен президент Лукашенко. Интересно, почему именно он?

- Несомненно. Александр Григорьевич Лукашенко наделен высшей харизмой царизма и власти. Он не дал разрушить, разворовать свою страну, что позволили сделать Ельцин и Горбачев. И сохранил государственный корабль. Мы не любим чиновников, но именно благодаря им мы  живем и не погибаем. Понимаете, бюрократия, как бы ее ни ругали мы, свободные художники, это и есть государственный корабль.

Между двумя горбами

- Тимур Касымович, говорят "родина там, где тебе хорошо". Вы родились и выросли в Душанбе, вашим отцом был таджик, как чувствуете  себя в Москве, не мучает ли вас ностальгия по родине? Писатели и поэты, которые живут на чужбине, каким-то образом удовлетворяют свою ностальгию по родине. Говорят, что Олжас Сулейманов, живя в Риме, в одной из своих комнат поставил пустое седло и каждый день, сидя на нем, представлял себя в степях Казахстана. А как вы удовлетворяете тоску по родине?

- Дело в том, что детство - это родина. Мое детство и юность сначала прошли в Сталинабаде, потом в Душанбе, и конечно у меня всегда есть тоска по детству и она увеличивается. "Золотые времена" моей жизни прошли в Таджикистане. Каждую весну и каждую осень я, как перелетная птица, поднимался из Москвы и летел на родину. Но все-таки Олжас Сулейманов и Чингиз Айтматов - люди чистой крови и с Россией они связаны языком. Моя матушка - легендарный профессор Людмила Успенская - была связана с Таджикистаном, и моя родина - двугорбый верблюд. Один горб это Таджикистан и второй горб - Россия, а я сижу между двумя горбами. Но обе мои родины очень бедны и я привык к тому, что, если твой народ беден, то и ты тоже должен быть беден, чтобы понимать нужды своего народа. Когда я двадцать километров от Москвы езжу и вижу заброшенные избы, меня охватывает печаль и такая же печаль меня охватывает, когда я вижу глиняные кишлаки моей родины. Обе мои родины - это чаши печали.

- Читательский мир стал другим, многие склонны к чтению детективов, эротики и им подобным жанрам.  На ваш взгляд, это деградация  общества на мировом уровне?

- Сейчас физической жизнью управляет мировой капитал, который подкупает людей и диктует свою политику доведения человека до скотства и превращения людей в стадо овец. Раньше была проблема, как создать робота, похожего на человека, и на это угробили много денег. Потом появилась другая идея - из человека сделать робота, это гораздо  дешевле. Например, роботу говорят, читай Маринину, Акунина или какую-то сексопатологию, стрельбу, триллеры и он это делает. Так что это политика превращения человечества в стаю роботов, стадо овец.

Думаю, что великие усилия мировых банков, мирового капитала,  в конечном счете, ничего не дадут. У меня есть такое изречение: "Если волк пасет стадо, то однажды он может прийти, а вместо стада овец увидеть стаю волков".

Хадис о беспочвенных мечтаниях

- Интернет вытесняет литературу, искусство. Телевидение, еще больше. Наступит ли день, когда литература станет доминирующей?

- Говорят, что настоящая литература умирает. Это ложь, литература не может умереть, а ее убивают, настоящих писателей замалчивают. Вот, например, Паоло Коэльо. Этот писатель абсолютный жулик, это спекулянт на больших темах, но за ним стоят большие деньги, большая реклама, его разыгрывают, и даже умным людям начинает казаться, что в его сочинениях что-то есть. Когда на первое место ставятся аутсайдеры и графоманы,  нарушается божественная иерархия, и книги больших писателей не издают, они умирают в нищете и в безвестности. Великая литература очень мала, так как великих писателей всегда в каждой исторической точке бывает два-три, не больше. И все-таки найдутся среди правительства и среди богачей - новых таджиков, новых русских те, кто не даст погибнуть большому искусству, литературе. Хочу сделать комплимент нашему таджикскому президенту Эмомали Рахмонову. Мне  нравится, что он поддерживает фольклорное, народное искусство. Я был на концерте в Москве, где были президент России Путин, Лужков и много высокопоставленных чиновников, концерт был просто потрясающим! Это был гимн народному искусству фольклорного Таджикистана. Хочу сказать, что в России мой второй президент больше любит эстраду, "попсу" и шоу-бизнес и на концертах, где он присутствует, вообще нет народного русского искусства, как будто в России не осталось фольклора или классических жанров…

- Вас выдвигали на соискание Нобелевской премии. Вы ее не получили. Как Вы смотрите на Нобелевскую премию и ее лауреатов, ведь даже Лев Толстой в свое время ее не получил. Вместо него эту премию получил самый неизвестный поэт в настоящем времени - Пурудон?

- Да, меня выдвигали в 1991 году на Нобелевскую премию, это долгий процесс. В большинстве случаев Нобелевскую премию давали очень крупным писателям, таким как, например, Томас Манн, наши Бунин, Шолохов, Пастернак. Но в последние десятилетия было и такое, что ее присуждали по политическим мотивам. Хотя я тоже занимаюсь политикой и даже в каком-то смысле большой политикой: мои письма Ходжи Насриддина президенту Клинтону, Ельцину, мое открытое письмо Путину, не побоюсь сказать, читала вся Россия. Претендента должны поддерживать какие-то влиятельные общественные силы, скажем, европейские могучие издательства, банки или крупнейшие католические организации. Например, Шолохова поддерживало великое Советское государство и это должно идти на правительственном уровне. Мою литературу определяют как "неофольклор", модерно-архаику, и как бы древнюю мудрость в новых притчах. Я создал фольклорного героя Ходжу Насриддина совершенно нового, такого, которого никогда еще не было. Поэтому специалисты говорили, что, с точки зрения настоящей литературы, у меня много шансов, но в мире нет такой литературы. Я не говорю хорошая ли, плохая литература, это не мое дело, но такого уровня фольклора, суфизма, притч нет на сегодняшний день. Если бы была божественная справедливость, я давно бы получил эту премию, и давно ее потратил бы на осуществление своих литературных замыслов. И в заключение хочу сказать, что я всегда вспоминаю великий хадис пророка Мухаммеда, что в старости у человека все стареет и молодеют только две страсти - это скупость (но мне не в чем проявить скупость, потому что у меня ничего нет) и беспочвенные мечтания. Вот как я, например, сегодня мечтаю, что правительство мне подарит дом, издадут мой семитомник - это из области хадиса о беспочвенных мечтаниях.

Мой "Шикоят аз пири"

- Говорят, что Вы встречались с лауреатом Нобелевской премии Габриель Гарсиа Маркесом, когда он приезжал в Москву и, якобы, сказали, что он имеет мировую известность, но ваша литература лучше, чем его. Это правда?

- Маркес заинтересовался моим творчеством и попросил показать мою родину - Таджикистан на карте мира, спрашивал о фольклоре моего народа, почему нет переводов на испанский язык. Евтушенко тогда ему сказал, что я вот такой же безумный как он писатель. А я сказал тогда Маркесу: ты получил уже при этой жизни все, а я ничего не получил, хотя многие мои произведения, на мой взгляд, более значимы… 

Я пишу для тех, кто еще не родился на свет, я пишу для не родившихся детей, матери которых лежат в роддомах, моя литература для них. И знаете, у меня есть такое изречение "Тому, кому дает Аллах, люди не дают". Поэтому хотя в этой истине есть горечь, но мы все живые люди и хотим за свой труд что-то получить. Недавно сам себе поразился: моя творческая жизнь началась с перевода "Шикоят аз пири" ("Жалобы на старость") Рудаки. Но "Шикоят аз пири" кончается тем, что Рудаки перечисляет тех, кто ему что дал. Если бы я сейчас написал свой "Шикоят аз пири", моя бухгалтерия в конце подсчитала бы, кто что мне дал и было бы стыдно за людей, которые мне так мало дали.

- Если бы Вам дали жилье в Душанбе, Вы сюда вернулись бы насовсем?

- Знаете, в принципе я хотел бы жить на своих двух родинах. Как это делают  другие писатели. Делить их пополам. Видно, у меня такая судьба. Я связан весьма сильно с духовной жизнью России. Это нескромно, но как я сюда приехал, из Москвы все время звонки: спрашивают, когда я вернусь, бросил всех и уехал. Помогут мне с жильем или нет, я все равно буду приезжать на свою родину, чтобы насладиться этим прекрасным горным воздухом, прелестями природы, добротой ее людей. Хотя утомительно всегда жить по чужим квартирам, злоупотреблять гостеприимством друзей. Но я счастлив, что на родине свободен, как ветер, как звезда, как ручей, бегущий с гор, и я здесь - с моим народом. В Таджикистане везде встречаю своих больших поклонников, и мне кажется, что я не стою той славы, которая у меня есть на родине.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

18.1017:19Внуки Джаббора Расулова намерены подать в суд на мэрию Душанбе
18.1017:05В Худжанде известного кардиохирурга обвиняют в связях с салафитами
18.1016:00В Китае представлен “гигантский рис” высотой в два метра
18.1014:40В Таджикистане поставили на учет всех геев и лесбиянок
18.1013:42Кадыров: Мне трудно понять людей, которые не побывали в Самарканде и Бухаре


Самое обсуждаемое

16.1016:46Из парка имени Айни тайно убрали прах известных людей(3)
16.1016:10«Ночные волки» приехали в Душанбе(2)
17.1016:12Власти отказываются комментировать вопрос перезахоронения известных личностей(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156310