Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

14.11.200720:21

Арбоб-92: как это было

Автор: К. ХАСАНОВ, участник XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан

Начавшаяся братоубийственная война летом и осенью 1992 года принесла неисчислимые бедствия, гибель многих ни в чем не повинных людей. Центральная власть фактически не существовала, а силовые структуры в лице МВД и КНБ республики объявили о своем нейтралитете. Страницы истории в воспоминаниях участника XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан – Карима ХАСАНОВА.

В МАЕ 1992 года в столице начались массовые беспорядки, была заблокирована сессия Верховного Совета, взяты в заложники несколько народных депутатов, заместитель премьер-министра Хабибулло Саидмурадов…

Вспоминаю, мы - группа участников сессии, вышли во двор Верховного Совета. Я и генеральный директор агентства «Ховар» Зайниддин Насриддинов пошли к выходу на улицу Орджоникидзе. Насриддинов шел за мной, когда вышли на улицу Орджоникидзе, я сказал: «Зайниддин, кажется, самое страшное осталось позади», но он не ответил. Повернувшись, я увидел, что его нет. Я вышел на Орджоникидзе, улица была заблокирована оппозицией. «Тепло» поздоровавшись с каждым, я пошел домой. Стал звонить домой Насриддинову. Его нет. Наконец, в первом часу ночи позвонил ребятам, дежурным КНБ, которые сообщили, что Насриддинов в числе других взят в заложники и находится в подвале театра «Лахути». На другой день в 11 часов утра всех взятых в заложники привезли в зал Верховного Совета... Оказывается, накануне, когда мы пересекли пост милиции, Насриддинов, шедший сзади меня, повернул направо и мимо министерства культуры вышел на улицу Ленина, а там его втолкнули в «газик» и повезли в штаб оппозиции.

Вспоминаю зверские убийства Муродали Шералиева, редактора газеты «Садои мардум», Мавлона Олимова - первого замначальника Главного Управления таможенного контроля, зампредседателя Кулябского облисполкома Сайфиддина Сангова, злодейское убийство главного прокурора республики Нурулло Хувайдуллаева и самое страшное наступление на город Душанбе войск «командующего» Сафарали Кенджаева. А случай заблокирования в Душанбинском аэропорту президента Рахмона Набиева, который под дулами автоматов написал заявление об отставке? Все это вызывало тревогу не только у жителей Таджикистана, но и всей общественности и руководителей соседних стран, Российской Федерации, которые активно включились в процесс помощи Таджикистану, чтобы остановить братоубийственную войну, создать нормальные условия для работы государственных органов. Эти срочные мероприятия нельзя было решать без срочного созыва сессии Верховного Совета.

Этому предшествовали активизация деятельности Президиума Верховного Совета и правительства. 4 ноября 1992 года было созвано срочное заседание кабинета министров под председательством и.о. премьер-министра Абдулладжонова, который сообщил: «Сегодня в 5 часов вечера состоится встреча и.о. президента республики А. Искандарова в Алма-Ате с президентами Казахстана, Узбекистана, Киргизии и министром иностранных дел Российской Федерации Козыревым, на которой они обсудят вопросы организации нашей сессии...».

На заседании Дж. Аминов, первый зампредседателя Комитета национальной безопасности сообщил: «Ситуация на нурекском, курган-тюбинском, гиссарском направлениях и в городе Душанбе очень сложная. В Нуреке идут позиционные бои с использованием боевой техники, поджигаются дома, город парализован. Курган-Тюбинская область отрезана от республики, в Колхозабаде, Гараутах, Куйбышевском районе идут бои, имеются многочисленные жертвы...». Подводя итоги совещания, Абдулладжонов сказал: «Способность решить эти вопросы покажет, кто есть кто в нынешнем руководстве республики». Кстати, как свидетель деятельности руководителей республики в те дни, не могу не вспомнить слова великого английского писателя С.Смайла: «Человек без принципов и воли похож на корабль, у которого нет руля и компаса, он меняет свое направление с каждой переменой ветра».

Тем временем, 5-7 ноября зампредседателя Верховного Совета А.Саидов встретился с лидерами противоборствующих группировок в Пянджском районе. На встрече присутствовали личный представитель генерального секретаря ООН, сотрудник ООН полковник Дюваль, представитель России в ООН В. Горячев, вице-президент Киргизии Ф. Кулов, первые заместители министров иностранных дел Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, а также посол Российской Федерации М.Сенкевич. В ходе переговоров речь шла об освобождении председателя Курган-Тюбинского облисполкома Аслонова. Сторона, захватившая его в заложники, предъявила свои требования. В них говорилось, что Аслонов будет передан судебным органам, суд должен рассмотреть деятельность Аслонова за время его руководства и выявить степень его виновности. В документе также говорилось о необходимости созыва сессии Верховного Совета. О принятии мер по разоружению населения, поднятии вопросов стабилизации обстановки в регионе и обязательном вводе миротворческих сил в Таджикистан. Также сообщалось, что в сессии готовы участвовать президенты стран СНГ. 10 ноября 1992 года в республиканских газетах появилось Заявление Президиума Верховного Совета и Правительства республики к народу: «Товарищи! Считаем, что часть населения республики считает сегодняшнее правительство республики незаконным и выражает недоверие. Мы, члены Президиума Верховного Совета и Правительство республики заявляем о сложении своих полномочий, чтобы дать возможность народным депутатам избрать новый состав Президиума Верховного Совета и Правительство республики на очередной сессии Верховного Совета».

В это время, 13 ноября 1992 года, в республиканских газетах перепечатали интервью Рахмона Набиева, опубликованное в парижской газете «Либерасьон», в котором он прокомментировал ситуацию в республике. На вопрос: «Считаете ли Вы себя по-прежнему Президентом?», он ответил: «Если бы мы жили в правовом государстве, я должен был бы уйти в отставку в случае поражения на выборах... Сегодня я отнюдь не чувствую себя в положении Звиада Гамсахурдия, после того, как тот был изгнан из Тбилиси. Я хочу, чтобы моя отставка была подтверждена парламентом». Характеризуя обстановку в Таджикистане, Набиев сказал: «Юг страны и Душанбе охвачены гражданской войной. Я не имею никакого отношения к этим событиям. Сейчас много говорят об определенных силах в Узбекистане, которые стремятся к конфронтации между Узбекистаном и Таджикистаном». Характеризуя группировку, свергнувшую его, Р. Набиев утверждал, что речь идет о людях, манипулируемых мусульманским фундаменталистическим движением…

Итак, 16 ноября 1992 года во Дворце культуры колхоза имени Урунходжаева состоялось официальное открытие 16-й сессии Верховного Совета Республики Таджикистан. К началу заседания в зале находились 197 народных депутатов. Заседание открыл председатель Верховного Совета республики Акбаршо Искандаров. Для участия в работе сессии, кроме депутатов, были приглашены деятели науки, культуры, руководители политических партий и народных движений, национальных обществ, представители средств массовой информации. Также, согласно постоянно действующему регламенту сессий Верховного Совета, присутствовали члены правительства во главе с и.о.премьер-министра А. Абдулладжоновым, и.о. Главного прокурора, председатели Верховного и арбитражного судов республики. Председательствующий сообщил, что в зале находятся личные представители президентов республик Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и посол России в Таджикистане.

От имени депутатской согласительной комиссии депутат К. Тураев предложил, что поскольку Президиум Верховного Совета в полном составе подал в отставку, было бы целесообразным вести сессию одному из депутатов. В ответ на это Искандаров ответил, что он подписал заявление об отставке и имеет право до рассмотрения вопроса об отставке Президиума Верховного Совета руководить сессией и предложил, чтобы и.о.главного прокурора дал правовую оценку предложению согласительной комиссии. Согласно Конституции республики, главный прокурор не обладал подобными правами. Этот вопрос должны были решать сами народные депутаты, поэтому это предложение при голосовании получило поддержку лишь 15 депутатов.

По предложению согласительной комиссии, большинством голосов председательствующим на сессии был избран один из старейших депутатов Хабибулло Табаров. Затем председательствующий поставил на голосование предложение согласительной комиссии о том, чтобы в зале заседания сессии остались народные депутаты, личные представители президентов соседних стран и работники средств массовой информации. Это предложение вызвало бурную реакцию зала. По предложению и.о. премьер-министра члены правительства и другие встали и двинулись к выходу. В это время я, присутствовавший на сессии по должности, подошел к микрофону и обратился к председательствующему: «Глубокоуважаемый Хабибулло Табарович! Согласно постоянно действующего регламента сессий, члены правительства во главе с премьер-министром, главный прокурор, председатель Верховного суда, главный государственный арбитр обязаны присутствовать на заседаниях сессии Верховного Совета, очень прошу Вас соблюдать утвержденный ранее регламент проведения сессий». После моего обращения высказались несколько депутатов, которые даже в резкой форме объяснили, что это неэтично по отношению к приглашенным, среди которых председатели областных, городских и районных Советов, члены правительства, деятели науки и культуры. Народный депутат Изатулло Хаёев и председатель Совета ветеранов войны и труда Ленинабадской области Р. Ходжиев обратились к народным депутатам с призывом к терпимости, благоразумию, взаимопониманию и взаимопрощению. После такого непредвиденного «оживления» в зале Хабибулло Табаров очень разумно и корректно извинился перед присутствующими, которые вернулись на свои места, и объявил перерыв в работе сессии до 17 ноября 1992 г. В это время на трибуну прошел заместитель премьер-министра, покойный Хабибулло Саидмурадов и заявил, что «...и.о. премьер-министра и другие члены правительства 17 ноября примут участие в работе сессии».

17 ноября 1992 года состоялось республиканское собрание представителей всех регионов страны с участием народных депутатов. Собрание открыл Акбаршо Искандаров, который рассказал об общественно-политической обстановке в республике. Он, в частности, отметил, что исходя из того, что определенная часть населения считает правительство не конституционным и с учетом того, что правительство и Президиум Верховного Совета заявили об отставке, считал бы целесообразным рассмотреть новую структуру органов власти и управления. Наиболее приемлемыми вариантами были названы:

- сохранение президентского поста и избрание его непосредственно на сессии Верховного Совета;

- переход к парламентскому правлению, при сохранении полномочий нынешних   народных депутатов, избрав из этого состава постоянно действующий парламент, образовать государственный совет;

- сформировать коалиционное правительство.

Нам, юристам, очень трудно было что-либо рекомендовать народным депутатам на предложения Искандарова. На совещании также выступили М. Осими, Б. Исхоки, Шодавлатов, Шабдолов, М.Махмадалиев, которым тоже было очень трудно выбрать какую-либо форму правления. Некоторые из них поддержали предложение о вводе в республику миротворческих сил. Выступивший на собрании Эмомали Рахмон, отметил: «... мы должны стремиться к тому, чтобы в каждом доме воцарились мир и согласие. Именно с такими благородными целями мы приехали на сессию...».

18 ноября 1992 года была утверждена повестка дня, и депутаты приступили к обсуждению вопросов. 19 ноября 1992 г. депутаты обсудили вопрос об освобождении Искандарова от обязанностей председателя Верховного Совета и приняли Постановление Верховного Совета, которое гласило: «В соответствии со ст. 109 Конституции Республики Таджикистан и ст.59. Регламента работы сессий и на основании результатов тайного голосования, считать Искандарова Акбаршо отозванным с должности председателя Верховного Совета Республики Таджикистан». Затем народные депутаты перешли к рассмотрению вопроса об избрании нового председателя Верховного Совета республики. Народный депутат от Гиссарского избирательного округа Абдувохид Мирзоев выдвинул на этот пост кандидатуру Эмомали Рахмонова, а народный депутат Х. Гафуров выдвинул кандидатуру Изатулло Хаёева, который тут же взял самоотвод, мотивируя его состоянием здоровья. Таким образом, абсолютным большинством голосов Рахмонов Э.Ш. (186 голосов за и 11 против) был избран председателем Верховного Совета республики. Оба постановления подписал председательствующий на сессии Верховного Совета Хабибулло Табаров.

20 ноября на сессии была рассмотрена судьба заявления Р. Набиева от 7 сентября 1962 г. Он пришел на сессию по приглашению депутатов. Мы встретили Р. Набиева в фойе дворца. Он выглядел очень усталым, но относительно веселым, здоровался с каждым, расспрашивал каждого о том, о сем. Рахмон Набиев выступил на сессии в свойственной ему манере, иногда заглядывая в бумагу, но говорил он свободно. В конце выступления он заявил, что в целях стабилизации общественно-политической обстановки, прекращения братоубийственной войны решил уйти в отставку и просил рассмотреть вопрос о его пенсионном обеспечении и других льготах, установленных ранее для Президента. Сессия приняла постановление о его освобождении, были решены вопросы о пенсионном обеспечении, охране, жилище и других льготах.

Эмомали Рахмонов после избрания его председателем Верховного Совета активно включился в руководство республикой. Между сессиями он даже совершил несколько поездок в районы страны. Например, 23 ноября Эмомали Рахмонов сообщил на сессии, что 22 ноября, в воскресенье, совершил поездку в Шаартузский район, граничащий с Узбекистаном, встретился с полевыми командирами Пянджского, Кумсангирского районов, которые согласились приехать на сессию, в том числе и Сангак Сафаров. Он сообщил также, что в Курган-Тюбинской области идет процесс возвращения беженцев, но некоторые из них возвращаются с оружием. По открывшейся железной дороге уже поступило семь эшелонов с продовольствием, медикаментами, горючим, которые распределяются по районам. Он предложил депутатам Кумсангирского района поехать на места и решить вопросы возвращения и размещения беженцев.

Известно, что Эмомали Рахмонов после избрания его Председателем Верховного Совета республики обратился к народу со словами: «Дорогие братья и сестры, уважаемые соратники, я обращаюсь к Вам в тяжелый для нашей родины час. Я верю в Вас, в Вашу великую мудрость, освещенную веками. Я клянусь приложить все свои силы, чтобы в каждом доме был мир, в каждой семье благополучие и счастье, на любимой земле - радость и процветание. Во имя этих великих целей я готов, если необходимо, отдать жизнь. Я верю в процветание моей любимой родины, в лучшую и счастливую жизнь моего народа».

Мы все свидетели того, что сделал для своего народа Эмомали Рахмон. Самая главная его заслуга – он остановил братоубийственную войну, жителям республики обеспечил мир и созидание, объединил всех таджиков, восстановил таджикскую государственность, которая стала известна всему миру. Он одарен Богом крепким здоровьем, аналитическим умом, человечностью, потому он стал известным миру как Президент-миротворец. Известно, что перед подписанием Протокола о перемирии с руководителями оппозиции он согласился на амнистию лицам, совершившим даже тяжкие преступления. Этим самым он преследовал цель укрепления спокойствия и мира между всеми жителями республики.

После окончания сессии журналисты республики провели опрос известных политиков, заслуженных людей республики на тему «Сессия прошла: как будем жить дальше?». Я решил привести ответы двух из них, ныне покойных, заслуженных жителей города Душанбе, опубликованные в «Народной газете».

Ашур Ашуров - активный участник ВОВ, заслуженный юрист республики, председатель Душанбинского городского суда сказал: «Я с нетерпением ждал этой сессии, ведь беспредел дошел до самой крайней степени и пора уже ставить точку. Народ ждет, что новый спикер парламента, кстати, в руководстве раньше он не был, показавший себя умелым, хозяйственным руководителем и политиком, сумеет обеспечить мир народу, депутатам тоже надо подключиться ему в помощь».

Заслуженный работник культуры республики Азимджон Юсупов, заведующий отделом кабинета министров: «Самое главное, председателем Верховного Совета избран человек, по-моему, не связанный ни с какой группой. Эмомали Рахмонов, который в своих выступлениях на сессии всегда призывает людей к миру, достоин руководить республикой».

 

ДОСЬЕ "АП":

КАРИМ Хасанов родился в 1927 году в Аштском районе Согдийской области. Выпускник Ташкентского юридического института, после чего работал на различных ответственных постах. С августа 63-го по январь 1982 – зампрокурора республики. С января 1982-го по январь 94-го – председатель Высшего Арбитражного суда республики.

 

 

Очевидцы XVI сессии вспоминают...

Шоди ШАБДОЛОВ лидер Коммунистической партии Таджикистана:

- ЭТО была непростая сессия, и конечно не все участники были довольны ее результатами. Но самое главное, что правительство было выбрано на законном основании. Правительство не выбирали ни Россия, ни Узбекистан. Это мы сделали сами своими силами. И оппозиционные силы, и народный фронт, и наша партия, которая имела большое влияние. И я могу поспорить с любым, кто считает, что решения сессии были приняты под влиянием внешних сил.

Все хотели мира, никто не хотел воевать друг против друга. Но война продолжалась еще пять лет…

А тогда я предлагал, чтобы все противоборствующие группировки сложили оружие. Взамен должны были зайти миротворческие силы России. Я тогда уже предвидел, что если, этого не произойдет, то оппозиционные силы перейдут границу, уйдут в Афганистан и война будет все равно продолжаться, я предвидел.

Но если бы Россия захотела, то эта война закончилась бы гораздо раньше, но этого не произошло. Почему это произошла? Я думаю, что все дело в личности первого таджикского президента. Рахмон Набиев – первый избранный президент Таджикистана, был представителем старой элиты. На волне «демократических» перемен, эта тенденция испугала Россию во главе с Ельциным.

 

Тохир АБДУДЖАБОР экономист, в 1992-ом руководитель общественного движения «Ростохез»:

– Основная задача нашей встречи в Худжанде заключалась в достижении согласия и мира. Я думаю, что все кто поехал туда, верили в то, что мы остановим войну. В том числе и я. Но в то, что все это достижимо верили далеко не все. Поэтому представителей оппозиции было немного, человек пять.

В итоге у нас ничего не получилось. Слова разошлись с помыслами и реальными поступками.

Я уверен, что мира тогда мы не достигли, потому что это уже не зависело от противоборствующих сторон. В продолжении войны были заинтересованы внешние силы.

 

Саидкосым ДЖАЛОЛОВ, журналист, в 1992 году собственный корреспондент российского еженедельника «Экспресс-Хроника»:

- Сессия преподнесла нам много сюрпризов. Во-первых, никто не ожидал, что правительство уйдет в отставку. Интересно, что когда за день до начала сессии мы брали интервью у Сафарали Кенджаева, на вопрос кто станет председателем правительства, он ответил: «А почему бы им не стать Эмомали Рахмонову, депутату из Куляба?». Он очень позитивно о нем отзывался. Мы удивились, потому что тогда об этом человеке никто не знал, как о политике. На тот момент были более заметные и вероятные, как нам казалось кандидаты– Тохир Абдуджаборов, Тураджонзода, несколько человек со стороны правительства. И еще, судя по предположениям Кенджаева, можно предположить, что эта кандидатура была уже заранее согласована.

Участие оппозиционеров в работе сессии было скромным, никакой роли они там не играли. Большинство лидеров не приехало. Оппозиция на тот момент просто сдала свои позиции.

Сейчас придают много значения этой сессии, но я бы ее не назвал исторической. Историческим можно назвать общее Соглашение о мире в 1997, которое действительно остановило войну.

 

Искандар ФИРУЗ, журналист, в 1992 году корреспондент Независимого Агентства «Новости Таджикистана»:

- 16 сессия запомнилась мне больше всего невиданными мерами безопасности. Чтобы добраться до здания Дворца Арбоб, где проходила сессия, необходимо было пройти 5 или 6 кордонов оцепления. Действительно, и мышь не могла проскочить. О том, как проходили закулисные переговоры между депутатами, представляющие противоборствующие стороны конфликта, сказать что-то определенное сложно, ввиду того, что журналистов на них не приглашали. Но, сидя на балконе для прессы, можно было наблюдать активное перемещение депутатов, которые то выходили куда-то, то о чем-то спорили между собой. Складывалось впечатление, что большинство решений были уже согласованы заранее.

Историческими моментами сессии можно назвать те, когда представители оппозиции и Народного Фронта прибыли на заседание. То как они целовали флаг страны, как на следующий день за одним дастарханом ели "оши ошти".

Но, все же, чувствовалось, что за этим пловом, все беды таджикского народа не закончатся. Почему? Объяснить все это коротко сложно. Думаю, что заряд недоверия и обид друг на друга был настолько огромен, что простить одним рукопожатием было не под силу ни одной из сторон. Последующие события доказали это.

 

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию
07.1214:14В Таджикистане через пять часов после похищения освобожден ребенок
07.1213:31НБТ связывает низкий уровень доверия к банкам с их недостаточной прозрачностью


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)
06.1209:18Эмомали Рахмон обратится с посланием парламенту Таджикистана до нового года(1)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00