Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

14.11.200720:54

Ф. Бахор: «Мои слушатели остались в Таджикистане»

Автор: Лола ПУЛАТОВА, композитор, Берлин

Он написал 24 прелюдии и фуги, объединенных в общий цикл. В XX веке это удавалось единицам: Шостаковичу, Щедрину и ему. Самое знаменитое его произведение – симфоническая поэма «Мараканда» имела такой успех, что была сразу рекомендована к исполнению в Англии и других европейских странах. У себя на родине она была запрещена... В гостях «АП» композитор Фируз БАХОР.

- Как живется сегодня композитору Фирузу Бахору?

- Думаю, хорошо. Я живу в большом цивилизованном городе (Берлин, - прим. ред.). Сюда приезжают все знаменитые композиторы, музыканты, оркестры. Здесь великолепные выставки лучших музеев мира. В общем, я привык к Берлину и очень люблю этот город.

Это что касается меня, как гражданина. Что же касается меня – композитора, то могу сказать, что я уже не в том возрасте, когда можешь позволить себе работать по многу часов подряд. Но, прожив какое-то время в Германии, я многое переоценил и понял, что здесь своя культурная политика, и немцы интересуются, в основном, своей, немецкой культурой, поддерживают только свое, немецкое искусство. Добиться здесь эфира на радио очень трудно.

Тем не менее, здесь открывается и масса замечательных возможностей. Например, для меня было открытием, что в главном книгохранилище Германии, в Берлинской библиотеке прусской культуры находятся на хранении несколько моих партитур, еще одним удивительным открытием стало то, что еще в далеком 1976 году берлинский пианист Удо Кунерт записал на Немецком радио мою сонату для фортепиано, там же, на Немецком радио, есть запись моей симфонической поэмы «Мараканда», что мне, как композитору, очень льстит.

 

- Кем Вы ощущаете себя сегодня, - композитором или пианистом?

- В первую очередь, композитором, так как быть пианистом – это моя юношеская мечта, которая со временем перешла на второй план, после профессии композитора. Однако полностью отказываться от деятельности пианиста я просто не смог, так как это приносит мне большое творческое удовлетворение. Тем более, что вместе с исполнением классической музыки Гайдна, Моцарта, Бетховена, Брамса, Шумана, Шуберта, Чайковского, Прокофьева, исполняемые мною собственные произведения выглядят как бы в другом свете, обретают какие-то новые смысловые и художественные оттенки.

Как композитору проявить себя в Германии сложно. И все же три года тому назад я написал здесь музыку к фильму «Любимая страна – ненавистная страна» о судьбе российских немцев в Средней Азии. Фильм стал довольно популярным, его уже несколько раз показали по немецкому телевидению.

Затем появилась еще одна интересная возможность: меня пригласили на лондонский фестиваль современной музыки, где я с американской певицей Доротеей Фаин дал авторский концерт – исполнил три фрагмента из оперы «Омар Хайям» на таджикском языке и другие сочинения. Концерт прошел с большим успехом. В зале были выходцы из Ирана, Афганистана и стран Ближнего Востока. Концерт был записан для показа по багдадскому телевидению. Множество авторских концертов, встреч я провел в Гамбурге, Бремене и т.д.

 

- Расскажите о своей работе с таджикскими театрами и артистами.

- Я всегдас большой радостью вспоминаю работу в театре и кино, где музыка востребована и темпы работы совсем другие: сегодня ты написал ее, а завтра уже работаешь с оркестром и записываешься. Так, только для Таджикского академического театра им. Лахути я написал музыку более чем к пятнадцати спектаклям, с большим удовольствием вспоминаю и работы в киностудии... Кроме того, мне довелось работать с блестящими артистами. Успели записать две песни с выдающейся эстрадной певицей Мукаддас Набиевой. С неменьшим удовольствием я вспоминаю и Хурмо Ширинову.

Меня очень радует, что я получаю большую поддержку от таджикских слушателей, которые были на моих концертах в Душанбе и в Москве, и которые связываются со мной сейчас через Интернет, просят не прекращать работу, сочинять музыку. Разумеется, я буду и дальше работать.

 

- Известно, что работать вдали от Родины часто нелегко. Что испытываете на чужбине?

- Конечно, одна только возможность писать для своего народа придает огромные силы, а дома, как говорится, и стены помогают. Композитор не может работать абстрактно. Он должен обязательно общаться со своими слушателями, а мои слушатели остались в Таджикистане, в России, на территории бывшего Советского Союза.

Я родился и вырос в чудесном городе Душанбе, мне очень дороги и близки его люди и, конечно, на Родине у меня было очень много впечатлений, в том числе, от фольклора, от музыкантов. Это было для меня большой поддержкой и источником творческой силы. Мне очень повезло, что мое становление, как композитора, пришлось на период расцвета интереса к новой музыке, поддержки со стороны государства. Очень многие интересовались моей музыкой и через различные организации (Союз композиторов, Министерство культуры, в том числе министерство культуры СССР) появлялась возможность исполнять свои произведения. Особенно большую роль в моей творческой судьбе сыграл Союз композиторов СССР, который включал мою музыку в концерты всесоюзных съездов и пленумов. Это придавало уверенность и силы.

 

- В каких Вы отношениях с новыми технологиями?

- Мы очень дружны (смеется). Я освоил, можно сказать, новую профессию – работаю с компьютерными программами, которые позволяют переносить мою музыку в нотный текст и практически издавать ее. Там же я редактирую свои сочинения, делаю коррекцию.

К сожалению, издательства здесь находятся в очень стесненных финансовых обстоятельствах, и они неохотно берутся за издание музыки композиторов других национальностей. А, как мне известно, таджикских музыкальных издательств до сих пор, к сожалению, нет.

 

- Что Вы думаете о шоубизнесе?

- Я не занимаюсь ни шоу, ни тем более бизнесом. Если говорить о связи с исполнителями, то ситуация здесь довольно сложная: исполнители хотят играть музыку, которая принесет им славу и деньги. Для этого они ищут музыку известных композиторов или авторов, которые занимают высокое положение на немецком или европейском музыкальном Олимпе. Я же довольно принципиален в вопросе исполнения моих произведений и не могу, как некоторые другие мои коллеги, платить артисту за то, чтобы он исполнил мою музыку. Человек должен играть мои сочинения добровольно, по собственному желанию, по зову сердца. Безусловно, заработать на моей музыке он может, но платить ему за это считаю безнравственным.

Возможно, это происходит еще и потому, что я могу сам исполнять свою музыку, и вряд ли пианисты могут сыграть мою музыку лучше меня самого.

 

- В этом вопросе в Советском Союзе было легче?

- В те годы были свои проблемы. Мои произведения, написанные до 1984 года, играли лучшие симфонические оркестры. Но потом все резко прекратилось. Исполнение моих сценических произведений оставляло желать лучшего, а опера «Омар Хайям», которую я написал для таджикского театра и по заказу Минкультуры Таджикистана, была отклонена от постановки в театре. Мотивация до сих пор не укладывается у меня в голове – худсовет театра пришел к выводу, что «их театр не создан только для того, чтобы исполнять музыку Фируза Бахора».

 

- А что за история произошла с «Маракандой»?

- У «Мараканды» сложная судьба. Сразу после ее написания, поэма была исполнена во многих странах мира замечательным симфоническим оркестром под руководством дирижера Юрия Арамовича. Однако тут же появились недоброжелатели из состава членов Союза композиторов, которые посчитали, что небольшая пьеска не может называться симфонической поэмой. Последней каплей их терпения стала миграция Ю. Арамовича в Израиль. Тогда произведение в исполнении этого оркерста вовсе запретили на территории СССР, а все записи были стерты. Нельзя сказать, что больше никого не заинтересовало произведение, просто ни один оркестр тогда больше не смог передать «Мараканду» в хорошем исполнении.

Произведений с интересной судьбой много. Вот, например, опера-балет «Макоми ишк». Она могла бы и сейчас в небольшом составе идти на сцене театра оперы и балета в Душанбе, но по неизвестным мне причинам была снята из репертуара и, наверное, не скоро вновь туда попадет. А ведь это была первая в истории самаркандского театра постановка, которая шла на таджикском языке!

 

- Таджикистан посетить не собираетесь?

- Этот вопрос, наверное, немного не по адресу. Лучше спросить об этом Минкультуры страны, ведь именно оно должно заниматься организацией концертов. Союз композиторов тоже мог бы включать мои новые произведения в программы своих концертов, ведь я по-прежнему являюсь таджикским композитором. А ехать в качестве туриста – несерьезно. Тем более, в моем возрасте. Хотя могу сказать однозначно, посетить родную страну очень хочется.

 

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1207:26Президент Таджикистана сменил глав ряда районов
09.1218:08«Як чи парто». За что мы ежедневно даем «на лапу»
09.1214:58С.Аслов заявил о недопустимости участия криминальных лиц на мероприятиях ОБСЕ
09.1214:48Житель Исфары подозревается в покушении на убийство


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(5)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156243