Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

22.02.200713:27

Ш. Хайруллаев: «Мне сказали: «Вперед, солдат!» и я пошел…»

Автор: Манижа КУРБАНОВА, Asia-Plus

Говорят, министры обороны СНГ между собой называют его "старшиной", потому что он имеет больше выслуги лет, чем они. Он прошел "огонь, воду и медные трубы", участвуя не только в боевых учениях, но на настоящей войне. Накануне Дня защитника Отечества корреспондент "АП" встретился с министром обороны республики Шерали ХАЙРУЛЛАЕВЫМ.

Из казармы в милицию

- Товарищ генерал, в представлении многих наших читателей, Вы - сильный, мужественный человек, Мужчина, одним словом. Были ли у Вас в жизни минуты слабости?

- Надо определить, что подразумевается под словом "слабость". Я часто расслабляюсь в кругу семьи, особенно, когда бываю с внуками. А в работе я не могу позволить себе расслабляться. Потому что не имею права. Военная жизнь не позволяет.

- Вы по специальности - экономист. Почему Вы выбрали военное поприще, а не мирную профессию?

- В 1970 году окончил советский вуз - Таджикский государственный университет. На базе военной кафедры изучал военное дело. Так получилось, что начальство кафедры созвало группу из трехсот с лишним студентов, провело с нами беседу о военной карьере и выбрало 30 человек, которые изъявили желание быть военнослужащими, но из всех этих студентов в итоге военным стал только я. Меня отправили служить в одну войсковую часть Сибирского военного округа. Служба мне понравилось, так я стал военным. Продолжаю в таком духе уже 36 лет.

- Шерали Хайруллаевич, расскажите о периоде, когда Вы работали в системе исправительных учреждений МВД страны... 

- В армии я служил 18 лет, в милиции столько же. Это было не так просто, перейти из военной казармы  в органы внутренних дел - все случилось по семейным обстоятельствам. Так получилось, что я был вынужден просить перевод в республику. В воинских частях мест не было, меня направили в распоряжение МВД. Я работал на различных должностях в управлении исправительных дел МВД, в том числе - начальником ИТК-5 в Яване, потом руководил исправительной колонией № 7 в Душанбе. В 1984 году меня назначили начальником управления исправительно-трудовых учреждений МВД Таджикской ССР и с 1988 года - почти семь лет,  был  заместителем министра МВД республики.

Сказать, что в то время  криминальная обстановка была сложной - нельзя. Но осужденных было намного больше, чем сейчас. Тогда в тюрьмах отбывали наказание более 17 тысяч человек. Практически все были заняты трудом, управление исправительно-трудовых учреждений (УИТУ) производило продукцию на сумму 65 миллионов рублей. И поставляли эту продукцию в 35 стран мира. Как вспомогательная часть машиностроительной отрасли, УИТУ по объему выпускаемой продукции занимало первое место в республике.

- Какие перемены произошли в системе правоохранительных органов, когда Вы занимали должность замминистра? 

- Именно в тот период нам удалось поменять весь руководящий офицерский состав в колониях.  В исправительных учреждениях в основном работали участники ВОВ, люди, которые придерживались старых методов. Я нашел грамотных молодых офицеров, и это повысило эффективность работы. При МВД находился крупнейший трест по строительно-монтажным работам, в год он осваивал 12 миллионов советских рублей. Мы стали по плану строить и сдавать жилые дома и административные  здания. В эти годы были построены здания  цирка, МВД, КГБ, здания горрайотделов в Джиргатальском и Советском (ныне - Темурмаликском) районах.  

-  События 90-х годов Вас не коснулись? 

- Если бы силовые структуры не проявили тогда малодушия,  этих событий не было бы. Они заняли позицию нейтралитета и тем самым все погубили. Среди руководства были и те, кто хотел предпринять решительные действия, но такую команду они так и не получили.  Поэтому часть личного состава  вообще ушла из этой системы, часть перешла на сторону оппозиции, а часть -  до сих пор служит, причем неплохо. Вся беда тех времен заключается именно в нейтралитете силовых структур.

Плечо президента

- Вы в третий раз назначены министром обороны - самой крупной силовой структуры. Трудно быть министром такого большого ведомства?

- Когда я пришел работать сюда, шла гражданская война. Кадров не хватало, даже не было начальника штаба. Я был просто в растерянности. С чего начинать? Благодаря усилиям президента, его всесторонней поддержке, не только здесь, в кабинете, но и на поле боевых действий, мы смогли поднять наши вооруженные силы. Когда подставляет плечо сам президент страны, легче переносить все тяжести. В месяц один - два раза он прилетал на вертолете в зону боевых действий, интересовался обстановкой, помогал, чем мог. А воевать тогда  было очень сложно, так как  и по ту сторону были наши дети и женщины. И противник чувствовал себя вольготно. Наше министерство строилось как здание, то кирпича не хватает, то шифера не подбросили…  И также утверждать, что наше министерство уже создано, неправильно.  Мы в стадии строительства. Я не раз говорил, чтобы подготовить одного командира взвода, нужно пять лет. Чтобы подготовить командира роты - минимум  8 лет, командира батальона - 14-15 лет. Для командира бригады нужно 20 лет, потому что он должен пройти все ступени военной карьеры, учебы и так далее. А мы только отмечаем 14-летие наших Вооруженных сил. И укомплектованы мы до сих пор не полностью, потому что кроме себя обеспечиваем и другие силовые структуры.

- В советское время быть военным было престижно, помнится, как молодые девчонки мечтали выйти замуж за военного, которого обеспечивали и жильем, и хорошим пайком, и бесплатным проездом. А сегодня быть военным престижно?

- Когда сегодня смотрю на число поступающих в дальние и отечественные военные вузы, понимаю, что  есть немало молодых людей, мечтающих о военной карьере. А почему военная служба стала не престижной, знают все, потому что в годы гражданского противостояния погибло много военных и сотрудников правоохранительных органов. С другой стороны, вы правы. Когда в советские годы я служил лейтенантом в Красноярском крае, в Тувинской автономной республике, получал 250 рублей, на которые мог дважды слетать на самолете до Душанбе и вернуться обратно, благо билет стоил тогда 52 рубля. Военнослужащим предоставляли общежитие, было Постановление Совета Министров СССР о выделении определенных квадратных метров в городе и на селе для семей военнослужащих. Местные власти были обязаны выделять для военных жилье в строящихся домах. Сейчас,  к сожалению, такого нет,  потому что практически город сам не строится. Но верю, что будут перемены. Буквально в прошлом году на двух заседаниях правительства на это обратил внимание президент и поставил перед правительством задачу, чтобы начали строительство именно служебных жилых домов для работников силовых структур и военнослужащих. За один - два года решить эти проблемы невозможно. Даже Россия, имея огромную экономическую мощь, не имеет возможности решить проблемы с обеспечением жилья для военнослужащих.

- Но, Шерали Хайруллаевич, есть ведь закон "О положении военнослужащих" в республике...

- Да есть, но здесь существуют некоторые финансовые проблемы. С самых первых дней приобретения суверенитета республики,  началась гражданская война, которая принесла нам убытки, как подсчитано официально, в размере 6,5 миллиарда долларов. Кто их восстановит? Поэтому так трудно решать эти проблемы. Если посмотреть на экономические показатели республики, ежегодно отмечается рост ВВП в промышленности и в других отраслях. Нам, военным, будет намного легче, когда  народ будет жить хорошо, потому что мы существуем за  счет своего народа, за счет бюджета. Мы никак не можем жить лучше своего народа.

«Рабоче-дехканская армия»

- Будет ли наша армия переведена на западные стандарты? Например,  по типу американской или другой державы?

- Мы вообще не задумывались над этим. В нашей доктрине так и написано, что ни к соседям, ни по отношению к какой-либо стране,  территориальной претензии не имеем. А как строить армию - по западному, таджикскому или узбекскому типу - не имеет значения: самое главное, чтобы она была боеспособной. Сами видите, что, имея мощную армию и мощную экономику, американская армия ничего не может поделать в Афганистане и в Ираке, ничего не смог сделать с Ливаном тот же Израиль. Со стороны израильской армии погибло более 2 тысяч солдат, были уничтожены три вертолета,  2 самолета, несколько танков. А со стороны "Хамаса" погибло всего 63 человека. То есть, чья тактика лучше? Мы над этим сейчас работаем. Например, чтобы отделение могло вести боевое действие самостоятельно в течение недели. Мы набираемся  лучшего опыта ведения боевой тактики  со всех армий мира, выбираем то, что  приемлемо в наших условиях  с учетом нашего кармана. Наши ребята учатся и в Америке, и в Англии, и в Китае, и в России. "Копировать" кого-то мы не собираемся, мы просто ищем свой путь.

- С какими странами сейчас сотрудничайет Минобороны?

- Мы практически имеем  со всеми армиями мира хорошие взаимоотношения.  У нас есть двухсторонние договора с такими странами как Россия,  Китай, Индия, в бюджете которых каждый год закладывается определенная сумма для оказания военно-технической помощи Таджикистану.  На  выделенные суммы мы даем заявки, и эти страны нам помогают. Другие страны как  США, Германия, Франция  помогают нам по возможности. Помощь - это не решение тех проблем, которые перед нами стоят.

- Какие реформы проводятся  в армии? Будет ли -внедрена контрактная служба?

- Мы уже проводим реформирование нашей армии. Вот в 2003 году создали мобильные войска с тем, чтобы  могли быстро  реагировать на все происходящие события. В 2005 году объединили ВВС и ПВО, потому что у этих  структур  одна  задача - защита интересов республики с воздуха. При этом мы не увеличили численность армии и ее финансирование. Также мы проводили эксперимент по контрактной службе, назвали ее "договорной службой" и создали батальон. В течение трех лет этот батальон не оправдал себя, потому что текучесть среди личного состава большая, несмотря на то, что мы им платим намного больше, чем обычным офицерам.

- Ваше мнение об альтернативной службе, как это делается в соседних государствах?

- Если вы подразумеваете Россию, у них нет такого в армии, они только ввели срок срочной службы на 1,5 года. Практикуется такое  в отдельном соседнем государстве: плати - можешь не служить.  А кто у нас служит в армии? Дети рабочих и дехкан. Откуда у них деньги, чтобы платить за своих детей? Сейчас столько учебных заведений, есть средний класс - бизнесмены, служащие, которые сделают все, чтобы их сын поступил в вуз и был освобожден от службы. Еще нет определенного механизма, так что альтернативная служба нам ни к чему. Каждый должен протягивать ногу по размеру своего одеяла. Но это не означает, что наша армия слабо подготовлена. Несмотря на все трудности, не только Минобороны, но и все силовые структуры республики достаточно подготовлены. Вооруженные силы Таджикистана имеют опыт войны, прошли суровые испытания. И дело здесь не в суперсовременном оружии, а в том, чтобы мастерски применять его в бою.

«Он не виноват»

- Шерали Хайруллаевич, говорят ваши сын и дочь - офицеры, где они работают? И вообще, как у нас  с офицерскими династиями?

- В советское время семейные династии поощряли. Было почетно, когда сын продолжал дело отца.  Сейчас, в наших условиях это воспринимается не так. Мне  все это слышать неприятно, тяжеловато. Многие не понимают, менталитет у нас не тот. Если сын служит у  нас в министерстве под моим руководством -  это воспринимается почти как преступление. А если он всю жизнь мечтал быть военным? Тахир три года учился  в "Суворовском", два года -  в Ташкентском военном училище, три года - Ленинградский военный институт, затем военно-дипломатическая академия России. Он служил в российской армии и учился за счет России. И другой работы делать не может. Захотел быть военным и стал им. Сейчас он перешел в КГНБ,  и ребята, с кем довелось ему работать в Минобороне,  говорят, что он прекрасный командир. А дочь Тахмина окончила с отличием  военный университет, потом адьюнктуру,  защитила диссертацию, она - кандидат юридических наук. Не из тех, кто покупает диплом. Супруга моя тоже из семьи военных.

- А какой Вы дома? Когда-нибудь стояли  у  кухонной плиты?

- Дома я обычный человек. В лейтенантские годы в условиях Сибири иногда готовил плов. А сейчас даже на  8 марта  - я  на работе. Любимого  блюда, как и впрочем у 90 процентов моих сослуживцев, у меня нет. Едим то, что подадут на стол, нет времени для капризов.

- Слышала, играете на музыкальных инструментах?

- Раньше очень любил. В молодые годы играл на рубобе. Помню в 1970 году, когда из Ташкента меня перевели в Красноярский край, я зашел в универмаг и купил себе рубоб и пластинки с песнями Шерали  Джураева. Пластинки в Красноярске подарил коллегам - узбекам, а с рубобом служил долго, напевая по вечерам вдали от родины национальные песни. Могу играть на домбре и дутаре.  Сейчас уже не пою, больше ругаюсь. Положение обязывает.

- А со спортом дружите?

- Практически не занимаюсь из-за полученных травм, а так люблю. Болельщик своей футбольной команды ЦСКА "Памир". Чтобы увековечить название любимой команды, так назвали свою армейскую. Наш армейский спорт развивается неплохо. Итог прошлого года - 23 золотые медали по разным видам спорта,  17 серебряных, 18 бронзовых медалей на различных международных региональных соревнованиях. Практически 40 процентов сборной республики составляют наши кадры.

- У вас самого, какие награды?

- Наград много - более 40.  Самый дорогой - орден Исмоила Сомони 2 степени, полученный в  2003 году. Имею знак "Заслуженный работник МВД СССР", который  ношу с собой. Не многие в советскую эпоху имели такую награду, поэтому дорожу ею.

- Где предпочитаете отдыхать, когда выходите в отпуск? 

- В апреле будет 12 лет, как я работаю министром обороны, но отпуска практически у меня нет. Один раз в 2003 году по приглашению министра обороны Китая отдыхал в Китае и то - 15 суток. И один раз в течение двух недель отдыхали с супругой в Тувинской автономной республике. Обычно отдыхаю поздним вечером в кругу своих детей и двух внуков.

- Никогда не жалели о военной карьере?

- В другом качестве себя просто не представляю. Я очень жесткий человек. После армейской жизни, наверное, даже грубоватый. Не знаю, как работать с гражданскими. Даже не представляю.

- Но все же, товарищ генерал, Вы военный или милиционер?

- Дело в том, что милиция - это полувоенная работа. Там, где человек работает, полностью себя отдает работе, когда есть результат, там и хорошо,  а у меня в этих двух структурах всегда был  результат.  По собственному желанию я сюда не пришел. Меня выбрали и сказали: "Вперед, солдат!". Считаю, что здесь смогу принести больше пользы. И еще, в День защитника Отечества желаю всем военнослужащим здоровья, успехов в их нелегкой службе, все усилия, которые мы прикладываем, использовать только на учениях на полигонах. Всему народу Таджикистана - мира и спокойствия! 

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

26.0522:12Саидмаруф Саидов таинственно исчез в Москве после решения ЕСПЧ
26.0516:38Саммит в Казани: страны СНГ подписали соглашение об атомной энергии
26.0515:55От восхода до заката. Календарь Священного месяца Рамазан
26.0513:51Пассажирский транспорт в Душанбе: кто кому сколько должен
26.0513:30Сезон тревог и бессонных ночей


Самое обсуждаемое

25.0518:48Мой последний 95-ый(3)
25.0514:18Где тонко, там и рвется... Составлена карта применения пыток в Таджикистане(1)
26.0508:11Марк Цукерберг получил диплом Гарварда(1)
26.0510:59Трудовые мигранты из Киргизии перевели из России рекордную сумму(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312528