Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

28.02.200714:03

Перспективы отношений России и Центральной Азии

Автор: AsiaInform.Ru

Анализ внешнеполитических шагов России на центрально-азиатском направлении дает основание для вывода, что в последнее время российское присутствие в этом стратегически важном районе планеты однозначно носит стагнационный характер.

Несомненно, в предшествующие год-два России удалось существенно укрепить свои позиции в Центральной Азии. Представляется, что во многом этому способствовала не только предельно стройная и продуманная внешнеполитическая линия Кремля в ЦА и макрорегионе Евразии в целом, но и собственно агрессивно-наступательная политика Запада с его псевдореволюционными технологиями, что выбило государства региона из орбиты, казалось бы, достаточно прочного притяжения трансатлантического сообщества.

Объективно на данном этапе политическое руководство РФ и российские политэлиты сконцентрировали свое внимание в основном на сугубо внутренних проблемах, главной из которых, как известно, выступает очередной парламентско-президентский выборный цикл. При этом, как убеждает практика, ключевой задачей текущей российской политики является бесконфликтное проведение предвыборной и избирательной кампаний, недопущение даже самой гипотетической возможности вмешательства в данный процесс извне. Само по себе это верно и оправдано.

Однако, если темой дня российской внешней политики выступают регулятивные вопросы отношений РФ-Запад, то реальная центрально-азиатская стратегия Москвы на этом фоне сегодня протекает явно в инерционном, экстенсивном режиме.

С другой стороны, нельзя не сказать, что в целом важные по своему значению содержательные дискуссии Москвы и Вашингтона по принципиальным аспектам нового мирового порядка и текущей международно-политической практики, которые некоторые аналитики склонны квалифицировать как начало некоей новой 'холодной войны', также отвлекли интерес России к евроазиатскому пространству.

Следует констатировать, что в этом формате интеграционные процессы РФ-ЦА как на двустороннем межгосударственном уровне, так и в рамках СНГ, ЕврАзЭС, ШОС, ОДКБ носят вялотекущий характер, и имеют тенденцию угасания.

Аналогичный вывод можно сделать также по сотрудничеству России с другими постсоветскими и соседними странами. В этой связи достаточно упомянуть, например, слабо уловимую канву отношений РФ с 'новой Туркменией', известные политико-экономические нестыковки с Украиной и противоречия с Белоруссией, незавершенный цикл конфронтации с Грузией, подвешенность 'каспийской проблемы' и вопросов транспортировки углеводородного сырья, содержательные сбои в диалоге с НАТО, и т.д. и т.п.

Есть основание полагать, что имеющийся комплекс проблем и нерешенных внешнеполитических вопросов РФ на постсоветском и сопредельном пространствах, при отсутствии системных прорывных решений и действий, не только не способствуют задаче своевременной диверсификации внешних связей России, адекватных новой ситуации в мире, но и способны внести элемент серьезной напряженности для ее отношений с рядом стран уже в ближайшее время.

Возвращаясь к Центральной Азии, следует подчеркнуть следующее:

Во-первых. Общеизвестно, что на начальном этапе национально-государственной независимости центрально-азиатских республик прежние российские власти своими волюнтаристскими решениями сделали все, чтобы отторгнуть их от России. В этих условиях вполне закономерно, что международно-политический вакуум, образовавшийся в связи с этим в регионе, в спешном порядке начал заполняться США и Евросоюзом. Одновременно предпринимались известные аналогичные попытки региональных держав - Турции, Ирана, Пакистана и др.

В результате существенных усилий российской дипломатии удалось в определенном смысле реанимировать утраченные в начале 1990-х гг. позиции. Однако 'головокружение от успехов' нового продвижения России в регион, вкупе с внутренними достижениями в финансово-экономической сфере, стабилизации общественно-политической и хозяйственной жизни, сегодня как бы отодвигают Центральную Азию на 'задворки' национальных интересов РФ. В свою очередь, для местных региональных сообществ Россия перестает выглядеть 'надежным стратегическим партнером', главным образом, в силу ее инвестиционной вялости, тогда как для экономик стран ЦА это чрезвычайно важный вопрос. РФ не торопится активно участвовать в общезначимых совместных проектах и программах, от реализации которых напрямую зависит общественно-политическая и стратегическая стабильность в этом регионе. Во всяком случае, такое впечатление складывается, ввиду явной пробуксовки совместных двусторонних и многосторонних экономических мероприятий с Узбекистаном, Киргизией, Таджикистаном, отсутствия сколько-нибудь стройной политико-экономической тактики в отношении Туркмении, а также соседнего с ЦА Афганистана и в целом региональной стратегии - от обеспечения коллективной безопасности до совместного решения водно-энергетических, межэтнических, транспортно-коммуникационных и иных вопросов, имеющих, помимо прочего, исключительную важность для национальной безопасности России.

Сегодня некоторые эксперты небезосновательно высказывают мнения, что определенные круги России вновь проявляют снобистско-высокомерные, шовинистические и неоимперские настроения по отношению к постсовестким странам. В частности, это выражается в некоторых публичных политических заявлениях в РФ, что 'российская сторона впредь будет проводить прагматичную политику в СНГ (читай также в Центральной Азии), прежде всего, в собственных национальных интересах'. Несмотря на кажущуюся справедливость этих заявлений, новая энергетическая, экономическая и транспортно-коммуникационная политика России по отношению к своим стратегическим союзникам и партнерам по СНГ, как минимум, выглядит весьма высокомерно. При этом проблемы обеспечения безопасности приграничных с ближайшими соседями российских территорий, остающиеся актуальными в контексте продолжающихся попыток создания трансатлантическим сообществом в непосредственной близости с Россией зон нестабильности и военно-политических форпостов, не только не снимаются с повестки дня, но и в последнее время приобретают все большую остроту и актуальность.

Известно, что геополитическое и военное влияние всегда сопровождается и оправдывается экономическим и инвестиционным присутствием (как основание для защиты своей собственности), которого в Центральной Азии, других государствах и регионов к ней примыкающих сегодня отчетливо не просматривается.

Во-вторых. Экстенсивная политика РФ на центрально-азиатском региональном и в целом евроазиатском макрорегиональном направлениях (прежде всего, в прецедентных, с точки зрения реальной геополитики, территориях Центральной, Передней, Южной Азии, Среднего и Ближнего Востока) во многом стимулирует американскую активность, выработку Западом принципиально новых 'ассиметричных мер', нацеленных на реализацию реваншистской политики на фоне выстраивания Кремлем т.н. 'прагматичной линии поведения' со странами этого обширного района.  

Что здесь обращает внимание, прежде всего? Мониторинг и анализ текущей международной политики убеждает, что американские разведывательные, политические и политологические сообщества завершили неудавшиеся геополитические эксперименты в Центральной Азии, принявшись за ее экономическую реинтеграцию под своей эгидой.

По меньшей мере, на это указывает заявление зам.помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Э.Фейгенбаума, сделанного на днях в вашингтонском Институте ЦА и Закавказья. Как следует из этого заявления, суть 'новой американской стратегии' состоит в отказе США от 'исключительно широтной интеграции', свойственной т.н. 'талассократии', и переключение на 'меридиональную интеграцию'. То есть, фактически, речь идет о системной активизации международных экономических связей государств ЦА и сопредельных районов (торговля, инвестиции, инфраструктура) - всего того, что страны региона довольно долгое время ждут от богатеющей на углеводородных ресурсах и системно стабилизирующейся России.

При всем том, в нынешнюю американскую концепцию экономической интеграции ЦА, озвученную Э.Фейгенбаумом, входит содействие расширению многофункциональных связей по всем направлениям. Так, уже сегодня разработан конкретный план по открытию летом 2007г. строящегося в настоящее время на средства американских инвесторов (36 млн. долл.) афганско-таджикского моста, который, как это следует из заявлений официальных представителей США, будет функционировать круглые сутки и иметь достаточную пропускную способность. Естественно, такая перспектива не может не добавлять головной боли РФ, с одной стороны, по причине возможного военно-стратегического закрепления США в ЦА и Афганистане, с другой стороны, в связи с категориальным   изменением форматов и усложнением качественных характеристик региональной безопасности, материализующихся, в частности, в вынужденном решении более обширного, нежели ранее, комплекса вопросов пограничного, таможенного и иного контроля в Таджикистане и других государствах ЦА, а также борьбы с международным терроризмом, экстремизмом и наркобизнесом, гарантом которых в Центрально-Азиатском районе, как известно, является возглавляемая Россией ОДКБ.

Нет гарантий, что афганско-таджикский мост станет началом принципиально новой стратегии США в ЦА, тем более, что из Душанбе продолжают поступать не афишируемые сигналы о готовности таджикского руководства к более тесному сотрудничеству с Вашингтоном.

Сюда же правомерно отнести планы США по регулированию региональных гидроэнергетических и водных ресурсов, хотя, в общем-то, это и ограничивается пока вложением инвестиций в планируемое строительство Даштиджумской ГЭС, о строительстве которой, впрочем, предстоит еще договориться с Афганистаном.

Помимо прочего, в число новых американских инициатив в ЦА   входит решение проблем так называемого совершенствования нормативно-правовых актов стран Центральной и Южной Азии в области телекоммуникаций, которая будет осуществляться, естественно, в контексте, прежде всего, американских интересов. Характерно, что уже в апреле-мае 2007г. Агентство США по торговле и развитию приступает к широкомасштабной работе в данном направлении, включая увеличение взаимодействия кредитных организаций в рамках программы 'Региональное экономическое сотрудничество в Центральной Азии' АБР и других международно-финансовых институтов, функционирующих в русле американских 'рекомендаций'.

Не секрет, что США уже сегодня ведут новую по своим целевым характеристикам и задачам, весьма острую по содержанию 'глобальную игру', в которой важное место занимает задача усиления влияния на ЦА. Достаточно очевидно, что вслед за экономическими инновациями, которые США планируют культивировать в этом регионе, неизбежно последуют требования о внедрении в центрально-азиатских странах американских демократических суррогатов, и, в случае неподчинения этим требованиям, начнется вполне предсказуемое давление, в том числе под знаком защиты здесь американских экономических интересов и имплементации заключенных с региональным сообществом тех или иных соглашений. Собственно, сами по себе экономические прожекты США в ЦА вторичны: на первый план американцы все же выдвигают первоочередные геополитические задачи в Евразии и не ослабевающую, а лишь на время приостановленную задачу по стратегическому разбалансированию России и сопредельных территорий, в том числе по средне-восточному сценарию.

Что интересно, американские политики, в частности, госсекретарь К.Райс и др. цинично заявляют, что Вашингтон не вынашивает планов ослабления традиционно прочных связей ЦА с РФ. Тот же Э.Фейгенбаум утверждает, что США лишь '...хотят помочь среднеазиатским странам установить новые связи для торговли и привлечения инвестиций, сотрудничество с международными энергетическими проектами, дополнительными глубоководными портами и грандиозными возможностями мирового рынка'. Вполне понятно, что эта лицемерная риторика не имеет ничего общего с истинными целями США и, по сути, является 'дымовой завесой'.

Одновременно, объективности ради, следует подчеркнуть:   степень эффективности вышеозначенных планов США в ЦА слабо прогнозируется, поскольку, как убеждают события, администрация Дж.Буша серьезно увязла в средне-ближневосточной проблематике и Афганистане, цивилизованный выход из которой американскими разведсообществами и Пентагоном не рассматривается.  

В-третьих. Объективно происходит снижение эффективности экономической деятельности ШОС, ЕврАзЭС, не говоря уже об СНГ, которое в последние несколько лет де-факто прекратило свое существование.

Казалось бы, объединение ОЦАС с ЕврАзЭС, рассматривавшееся на тот момент в качестве одного из важных этапов геополитико-экономической концентрации центрально-азиатского и в целом постсоветского пространства, обеспечит серьезные сдвиги в экономической интеграции Центральной Азии. Считалось также, что решения глав государств-участников ШОС в 2004-2005гг. объективно положат начало принципиально новым подвижкам в многостороннем экономическом, энергоресурсном, транспортно-коммуникационном сотрудничестве членов Организации, особенно экономически слабых и политически ведомых Таджикистана и Киргизии.

Почему для Центральной Азии жизненно важна и необходима именно экономическая составляющая межгосударственного сотрудничества? Очевидно, прежде всего, потому, что во многом именно от степени развитости национальных экономик ЦА, их предельно интенсивной интеграции в мирохозяйственные связи зависит устойчивое развитие, стабильность и, как следствие, безопасность всего региона. Дело в том, что низкий уровень социально-экономического положения и развития ряда стран является базовой предпосылкой и благоприятной почвой для масштабной экстремистской деятельности и наркобизнеса, рекрутирования безработной молодежи в радикальные и террористические организации. Впрочем, об этом неоднократно говорилось на различных саммитах и форумах. Однако в последнее время данная тема как бы потеряла свою актуальность, а механизмы экономического взаимодействия ЕврАзЭС и ШОС, равно как и пассивно-вальяжная роль России в их развитии, стали едва ли не главной причиной крайне низкой эффективности функционирования данных структур.

Представляется, что экономически крепнущая изо дня в день Россия, политэлиты которой постоянно настаивают на историческом преимуществе своего присутствия на постсоветских территориях, не просто может, а обязана предпринять исчерпывающие меры по мобилизации собственных и коллективных ресурсов государств ЦА, и направить эти ресурсы на упрочение российской орбиты в регионе.

Нет сомнений, что для реализации этой важной задачи требуются выраженная политическая воля высшего руководства РФ, а также кардинальный пересмотр национальной инвестиционной политики с делегированием ощутимой части капиталов в Центральную Азию. Позитивная экономическая экспансия в регион, естественно, учитывающая интересы национальных государств и отвечающая их интересам, станет основой для укрепления политического и военно-политического присутствия РФ в регионе, исключения самой возможности геополитического переформатирования центрально-азиатского пространства в пользу Запада, со всеми вытекающими из этой операции негативными последствиями для самой России.

Основой экономической интеграции России с государствами ЦА должно стать самое тесное сотрудничество с Узбекистаном и Казахстаном, решение острейших хозяйственных и попутно политических вопросов в Киргизии и Таджикистане, подключение к отдельным региональным проектам Туркмении и Афганистана. Тем более, что ряд важных инициатив экономической интеграции уже выдвинул Узбекистан, в частности, по созданию мобильного Энергетического клуба ШОС, Международная конференция по перспективам которого проходит в эти дни в Ташкенте.

Есть все основания полагать, что в случае промедления в указанных выше вопросах со стороны России, интерес центрально-азиатских столиц к интеграции с РФ снизится до минимума, чем не преминут воспользоваться внешние силы, прежде всего США и их трансатлантические союзники. Цена вопроса состоит во всемерном и непрерывном внимании Москвы к Центральной Азии, поскольку широкомасштабная 'Great Game' внутри и вокруг этого региона, как осевого центра Евразии, с различной динамикой имела место во все узловые эпохи мировой истории.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1210:36В Москве и Подмосковье задержаны 25 подозреваемых в экстремизме
07.1210:26Сложная конъюнктура для ведения бизнеса в Таджикистане ограничила поток инвестиций
07.1210:10Новый президент США будет жить за проволокой (фото)
07.1209:26Чудо под Москвой
07.1209:24Археологи обнаружили в Фархоре парное захоронение бронзового века. ФОТО/ВИДЕО


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(3)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)
06.1209:18Эмомали Рахмон обратится с посланием парламенту Таджикистана до нового года(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156250