Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

02.03.200707:41

Кулубек Боконбаев: Кыргызстан навсегда отстал от передовой мировой науки

Автор: ИА «24.kg»

Сейчас ни для кого не секрет, что кыргызская наука находится в крайне сложном положении. Что необходимо предпринять, чтобы изменить ситуацию к лучшему? На вопросы ИА «24.kg» отвечает член-корреспондент Национальной академии наук КР, профессор Кулубек Боконбаев.

- Кулубек Джоомартович, нынешнее плачевное положение кыргызской науки известно. Ситуация сильно отличается от той, которая была лет 20 назад. Почему это произошло?

- После развала Советского Союза и прекращения финансирования по линии Академии наук СССР - хорошего, надо заметить, финансирования - кыргызская наука оказалась на голодном пайке. И это естественно. Раньше мы входили в единое научное пространство СССР, разрабатывали общие темы. Конечно, были определенные успехи. Сейчас мы оказались оторванными – как маленькая лодочка, попавшая в океане в шторм.

- Какие-то попытки решить проблему предпринимаются?

- Раньше мы занимались фундаментальными исследованиями. Промежуточным звеном была прикладная наука. И производство – отраслевые НИИ. Однако лидирующее положение занимала все-таки Академия наук. Ей значительно уступали фундаментальные исследования наших вузов. Может быть, за исключением двух-трех направлений. 

Сейчас мы повсеместно наблюдаем порочную практику, когда пытаемся без всякой адаптации применить в Кыргызстане опыт других стран. В том числе – в сфере науки. В развитых государствах в отличие от Советского Союза фундаментальная наука всегда была сосредоточена в университетах. Наши реформаторы хотят сделать это и в Кыргызстане.

Сейчас в Академии сложилась очень непростая ситуация: наука умирает, хотя кадровый потенциал еще сохранился. При этом в вузах базы для научных исследований пока что нет. Думаю, что идея некоторых деятелей ликвидировать Академию наук, а всю фундаментальную науку сосредоточить в вузах обречена на провал. Боюсь, мы просто потеряем науку как таковую.

- Вы можете предложить свое решение проблемы?

- Попробую. Во-первых, считаю, что у нас не должно быть разделения науки. Для маленькой республики с ограниченным потенциалом, практически при отсутствии финансирования это нереально. Я считаю, что мы навсегда отстали в развитии от мировой фундаментальной науки. В ближайшие сто лет Кыргызстан не догонит в этом отношении другие страны. Даже русские ученые говорят, что оказались в тяжелейшем положении, потому что произошла резкая утечка мозгов. Они обеспокоены тем, что некогда мощная советская наука оказалась в третьем десятке научных сообществ. Поэтому сейчас они начали реформы.

Недавно я прочел интервью с президентом российской Академии наук академиком Осиповым. Он очень тактично, мягко, но вполне определенно заявил, что дальше так, как было при Советском Союзе, продолжаться не может. Будет жесткое сокращение кадров, упразднение некоторых, как он выразился, слабых научных институтов.

Я думаю, что Кыргызстану также необходимо начать реформирование научной сферы, но не уподобляться слону в посудной лавке. Потому что наука – очень тонкая материя. Сломать ее легко. За годы независимости мы ее уже практически уничтожили.

- Вы говорите, что в Кыргызстане не должно быть разделения науки. Что это значит?

- Нам необходима единая прикладная наука, направленная на разработку таких технологий, которые способствовали бы освоению кыргызстанских природных ресурсов. У нас в горах произрастают уникальнейшие лекарственные травы. Мы их как-то перерабатываем? Отнюдь. Они просто уничтожаются, ценнейшее сырье вывозится за рубеж. Так, эфедра уже практически исчезла. Зарубежные покупатели платят местному населению за ее сбор какие-то копейки.

Замечу, что в этом направлении исследования у нас вообще не ведутся. Они почти прекращены со смертью академика Алтымышева. Подобное положение и с другими природными ресурсами. Смею утверждать, что мы богатая страна, но не умеющая грамотно использовать свой потенциал.

Приведу показательный пример: одно время в Кадамджае получали сурьму чистотой четыре девятки. Советский Союз торговал ею во всем мире. Четыре девятки - это было фантастическое по тем временам достижение. Но месторождения сульфидов сурьмы оказались исчерпаны. Остались только так называемые оксидные руды. Технология получения из них сурьмы у нас еще не разработана, но она есть. Если внедрить разработки в производство, то можно было бы не завозить сурьму из Якутии, как мы делали раньше, или из Таджикистана, как делаем это сейчас.

И таких технологий у нас много. Однако мы не находим им промышленного применения. Например, профессор химии Шубаева разработала технологию получения пектинов, или, как сейчас говорят, – биологических добавок. В Советском Союзе пектины производили в других республиках, и в Киргизии эта технология не пошла, но ею заинтересовались в Аргентине. Профессора пригласили в Аргентину, где построили фабрику по производству пектинов. Шубаева несколько лет работала на ней главным технологом.

- Какие конкретные меры следует принять для спасения науки?

- Начну издалека. У нас сохранилась советская система финансирования. Исследователь или группа ученых пишут заявку: надо изучить то-то и то-то. Скажем, влияние Атлантического океана на Кыргызстан. А что вы смеетесь?! Была у нас в академии такая тема. С точки зрения фундаментальной науки это действительно интересно.

При Советском Союзе, кстати, было очень удобно работать. Рассылались из Академии наук СССР во все республиканские академии толстенные двухтомники. В них перечислялись основные направления фундаментальных исследований вплоть до названия тем. Наши ученые находили то, что их интересует, и начинали работать. Поэтому финансирование из Академии наук шло автоматически. После окончания исследований ученые отчитывались в выполнении темы.

Эта система сохранилась до сегодняшнего дня. У нас в Академии наук тридцать институтов сохранилось. В каждом – по 5-10 лабораторий. Всех необходимо кормить. Поэтому и так крайне скромное финансирование распадается на крохи.

В чем заключается мое предложение? Считаю разумным образовать республиканский или национальный фонд развития науки и технологий. И распределять финансирование на конкурсной основе. Поддерживать те проекты или темы, которые перспективны для реального сектора экономики. Предположим, кто-то пишет: я разработаю технологию получения минеральных удобрений из местного сырья. Мне нужна такая-то сумма, результат будет такой-то. Все обосновывается. Эксперты решают, возможно это или нет. Если да, то на проект выделяются деньги.

- То есть наука переводится на рыночные рельсы?

- Да. В фонде, о котором я говорил, должны быть сосредоточены все государственные средства, предназначенные для науки, а также средства бизнес-структур, заинтересованных в каких-то разработках. Кстати, недавно президент и правительство заявили, что следует развивать импортозамещающие отрасли экономики. Почему бы, если кто-то задумает из местного сырья получать органические удобрения, не поддержать проект?! Ведь есть такие наработки. Требуется определенная сумма? Пожалуйста, получай. Но через два-три года ты должен эту технологию разработать. Не сделаешь - в следующий раз не получишь грантов от правительства.

Надо формировать пакет государственных заказов для развития той или иной сферы экономики. Например, лет тридцать назад у нас выпускалась красивая модельная обувь. Даже Алексей Косыгин, советский государственный и партийный деятель, председатель Госплана и Совета министров СССР, приехав сюда и увидев эти туфли, спросил: сколько пар выпускаете? Ему ответили, что это выставочные экземпляры. Он сказал: ну пусть здесь и лежат!

А проблема была в чем? У туфель, которые смотрел Косыгин, подошва быстро отклеивалась. Ну не было хорошего клея! Обратились в Академию наук: разработайте, пожалуйста. И знаете, вся академия была возмущена: «Мы работаем над фундаментальными задачами. А вы хотите, чтобы ученые занимались клеем для обувной фабрики».

Вот такой был перекос в мышлении. Изменить его поможет национальный фонд, о котором я говорил. Действовать он должен по принципу: вот вам тема, вот государственный заказ. Кто возьмется? И все окажутся в равных условиях. У кого появится интересная идея и кто точнее спрогнозирует конечный результат, тот получит деньги и выполнит работу. Деньги не будут, как сейчас, маленькими ручейками растекаться по лабораториям, а концентрированно или, как сейчас говорят, адресно поступят на разработку той техники или технологии, которая необходима экономике Кыргызстана. Это, кстати, позволит решить и проблему утечки мозгов.

- Каким образом?

- Молодежь Кыргызстана сейчас не заинтересована в научной деятельности. Слишком мало платят. Но если молодой ученый выиграет грант и осуществит проект, он получит хорошее вознаграждение. И моральное, и материальное. К тому же он может запатентовать свою интеллектуальную собственность, и любое предприятие, работающее по его технологиям, будет ему за это платить. Если есть материальный интерес, люди начинают по-другому думать. Если кто-то увидит, что его сосед разработал технологию и зарабатывает на этом хорошие деньги, он сам скажет: а почему бы и мне не попробовать?!

Есть еще один момент, который наши ученые никак не могут понять. А именно то, что интеллектуальная собственность позволяет зарабатывать деньги.

Мы знаем, в Советском Союзе работали выдающиеся ученые. Они публиковали статьи, работали над фундаментальными исследованиями. А в развитии техники и технологии СССР безнадежно отставал. Почему? Потому что фундаментальные разработки не находили практического применения в промышленности, сельском хозяйстве и т.д. А на Западе сделали иначе. Предприниматели помогали внедрить многие достижения советских ученых в промышленное производство. В итоге на Западе сейчас активно развиваются и нанотехнологии, и генная инженерия, а мы топчемся на месте. Если уж Россия намного отстала от передовой мировой науки, то Кыргызстан отстал навсегда.

Каждый должен уметь делать свое дело. Как говорится: пироги печь пирожник, сапоги тачать сапожник. Ни то, ни другое не является обидным. Мы должны, наконец, понять, что не можем просто заниматься фундаментальными исследованиями. Мы должны направить свои научные открытия в практическое русло.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО
03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0080077