Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

20.03.200716:55

Кто разыгрывает «водную карту» Центральной Азии в геополитическом пасьянсе?

Автор: И. Эгамбердиев

На протяжении нескольких веков водными ресурсами, сформированными на территории Таджикистана и Кыргызстана, пользуются все страны Центральной Азии, поэтому вопрос водообеспечения государств региона был и остается всегда в центре внимания, так как их экономическое развитие, исторически, во многом отождествлялось с развитием орошаемого земледелия и ирригации.

Вода для Центральной Азии – истинное богатство, но вот превратить ли ее водообразующими странами в конкретно овеществленный и реализуемый товар или сохранить общее водопользование на прежних условиях – пока страны региона до конца не определились. Как бы дальше не развивались события в этом направлении уже сегодня становится очевидным – вода все больше становится предметом политической торговли между странами региона.

Откуда же происходят истоки водной проблемы в Центральной Азии? Выше уже отмечалось – почти вся питьевая и поливная вода бассейна Аральского моря сконцентрирована в двух наиболее бедных странах региона – Таджикистане и Кыргызстане. Поэтому может показаться, что «водная карта» является чуть ли не единственным козырем этих  двух стран при разговоре с более богатыми соседями, поскольку вода была, есть и будет важнейшим геоэкономическим и стратегическим ресурсом развития, контролируя который можно не только успешно модернизировать собственную экономику и социальную сферу, но и успешно контролировать ситуацию в Центральной Азии в целом.

Так это или нет – вопрос на сегодняшний день скорее риторический, нежели политический и несомненным остается тот факт, что на современном этапе регионального сотрудничества к наиболее актуальным проблемам в странах Центральной Азии относится вопрос рационального использования водных ресурсов. Кроме этого нынешнее состояние водообеспечения и совместного использования трансграничных водных ресурсов является одним из тормозящих факторов развития государств региона. Вода, некогда исторически объединявшая народы Центральной Азии, превращается в оружие для решения внешнеполитических задач.

Водная проблема - это тема, прямо затрагивающая интересы национальной безопасности и влияющая на весь процесс государственного строительства в странах Центральной Азии. Подтверждением тому является развернутая в последнее время Узбекистаном массированная пропагандистская кампания в связи с намерением соседних Таджикистана и Кыргызстана всерьез заняться реконструкцией и модернизацией гидроэнергетической сферы экономики.

Те, кто внимательно следит за ситуацией в центральноазитском регионе, не могли не отметить факта появления в печатных и электронных СМИ серии статей с критикой Таджикистана и Кыргызстана, которые, по мнению ряда узбекских журналистов, якобы нерационально используют природные водные ресурсы. Обращают на себя внимание два момента – во-первых, прослеживается явная направленность статей на дискредитацию стратегических для экономик Таджикистана и Кыргызстана проектов, во-вторых, для убедительности все это подается под соусом аналитических исследований и приправляется цифровыми выкладками, которые должны выработать, в первую очередь у мировой общественности, говоря образно, «устойчивый рефлекс» на то, что действия указанных стран противоречат международным правилам водопользования, создают угрозу сельскому хозяйству отдельных регионов Узбекистана и их экологии.

В этом плане весьма примечательно, что вопреки утверждениям отдельных СМИ Узбекистана, развернувших с заказной подачи своих ученых, экологов, юристов и специалистов разных мастей информационную травлю соседней республики, которая, как это следует из признанных и поддержанных мировым сообществом «водных инициатив» Таджикистана, всегда активно выступала за проведение в Центральной Азии согласованной «водной дипломатии», учитывающей интересы всех стран региона является основой благополучной экологической обстановки, всестороннего развития и сохранения спокойствия в этом регионе. Кроме того, мало-мальски сведущему человеку в этой области невооруженным взглядом виден, что называется, «притянутый за уши» анализ водного и экологического «беспредела», чинимого Таджикистаном в регионе, а также его «пагубном» влиянии на Узбекистан.

Что же на самом деле происходит в этой сфере и так ли уж виноват Таджикистан в своем стремлении развивать собственную экономику, опираясь на внутренние ресурсы, доставшиеся ему, в первую очередь, вследствие географического расположения страны? Попытаемся разобраться в этом.

Выше уже отмечалось, что территории Таджикистана и Кыргызстана являются зоной формирования водного стока, к примеру, только на территории Таджикистана образуется 64 км3 стока из общих 115 км3 в регионе, остальные республики находятся в зоне его рассеивания. Соответственно, в вводно-энергетической сфере у этих стран различные национальные интересы. Для Кыргызстана и Таджикистана – это использование воды для развития гидроэнергетики, для соседей, в том числе и Узбекистана – для орошаемого земледелия.

При этом важно отметить два очень существенных фактора.

Во-первых, гидроэнергетика не является сферой производства, связанного с водопотреблением, т.е. она не расходует воду безвозвратно, а только пропускает её через турбины ГЭС. В отличие от этого, орошаемое земледелие забирает речной сток безвозвратно и, если и возвращает его небольшую часть в виде дренажного стока, то очень плохого качества.

Все мы знаем о последствиях ирригации, наибольшее развитие которой приходится на 60-е – 80-е годы прошлого столетия главным образом в Узбекистане, приведшей к катастрофе Аральского моря, о чем более подробно речь будет идти ниже. Его восстановление потребует, прежде всего, уменьшения расхода воды на орошение земель, отведенных под сельское хозяйство. В этом плане можно отметить, что, например, Казахстан, за счет реформ в сельском хозяйстве снизил свою потребность в воде в бассейне реки Сырдарьи по сравнению с 80-ми годами уже почти в два раза, тогда как Узбекистан за счет застоя, не восприятия необходимых реформ и эгоизма в два раза увеличил расход воды Аральского бассейна.

Во-вторых, если такие страны, как Казахстан, Узбекистан и Туркменистан имеют возможность развивать свою экономику за счет сельского хозяйства и освоения богатых минеральных ресурсов – газа, нефти и угля, то Таджикистан, у которого на душу населения приходится меньше всего земли – 0,11 га, из них 0,08 га – орошаемой, 93% территории занимают горы, республика не имеет в достаточном количестве разведанных углеводородных ресурсов – все это не дает какой-либо другой альтернативны, кроме развития гидроэнергетики в качестве стратегического направления своей экономики. Претензии Узбекистана к Таджикистану сводятся к тому, что в этих проектах якобы не учитываются их потребности по ирригации земель.

Узбекская сторона настаивает на том, чтобы Таджикистан в соответствии с Нукусской декларацией и Алматинским соглашением соблюдал положения о приоритетных для ирригации режимах водного стока на своих ГЭС. При этом умышленно умалчивается факт о том, что Узбекистан первым инициировал отмену действия и режим перетоков электроэнергии.

Еще один немаловажный аспект, который вынуждает Таджикистан развивать свою гидроэнергетику обусловлен тем, что в стране, где сосредоточено почти 60% водных ресурсов региона, при сегодняшней экономике переходного периода 70% ее населения получает зимой электроэнергию всего несколько часов в сутки, более того ситуация в этот период усугубляется еще и тем, что в республике практически нет газа.

Осваивая этот сектор экономики, Таджикистан не имеет намерений нанести ущерб своим соседям, поскольку жизненно заинтересован в обеспечении нормальных добрососедских отношений со всеми странами Центральной Азии. Подтверждением того, что Таджикистан в рамках «водной проблематики» придерживается принципиальной линии поведения в регионе, строящейся на необходимости обеспечения баланса как национальных, так и общерегиональных интересов, является факт предпочтительности вариантов строительства ГЭС, обеспечивающих наиболее быстрый эффект – в планах республики строительство каскадов ГЭС на реках Зеравшан, Фон-дарья, Обихингоу, Сурхоб и др. Это гидроэлектростанции с небольшими плотинами и водохранилищами суточного регулирования, которые не относятся к объектам, регулирующим сток для нужд ирригации.

В то же время на своих уже существующих гидроузлах Нурекском и особенно Кайракумском Таджикистан работает в режимах согласованных с Узбекистаном и Казахстаном, обеспечивая интересы их орошаемого земледелия. Здесь надо отметить, что в мировой практике регулирование воды осуществляется на платной основе. В этом плане таджикская сторона работает себе в убыток, поскольку, отдавая воду, предоставляет Узбекистану электроэнергию в объеме в 1,5 раза больше, чем получает от нее. Весь парадокс заключается в том, что Таджикистан в зимний период, чтобы сохранить воду для соседей в орошаемый период частично останавливает работу гидросооружений и в то же время покупает электричество у Узбекистана по двойной цене.

Рассматривая проблему в целом, необходимо отметить, что в советские времена приоритет в освоении новых орошаемых земель имели республики, где производились наибольшие объемы хлопка и риса. В результате этого сложилось действующее до сих пор крайне неравномерное распределение водных ресурсов между странами Центральной Азии, что предопределило и неравную обеспеченность орошаемыми землями на душу населения.

В условиях единой государственности за неравномерное распределение водных ресурсов страны верховий, а это Таджикистан и Кыргызстан, получали топливно-энергетические, материально-технические ресурсы, обеспечивалась равная социальная защищенность населения. Летняя избыточная электроэнергия этих республик беспрепятственно поступала странам низовий, а их тепловые электростанции в это время приостанавливались и не загрязняли воздушный бассейн. За счет водных ресурсов стран верховий и тогда и сейчас производятся миллионы тонн хлопка и другой сельскохозяйственной продукции.

В новых политических и экономических условиях прежние экономические механизмы водного и энергетического обмена не срабатывают. Перед государствами Центральной Азии стоит сложная, многотрудная, но вполне выполнимая задача: создание экономического механизма водопользования, поскольку для управления водными ресурсами созданы каскады водохранилищ, других гидротехнических сооружений, их необходимо содержать и эксплуатировать в общих интересах.

Для регулирования водного и энергетического обмена в бассейне реки Сырдарьи на основе рамочного соглашения 1998-1999 гг. заключаются ежегодные соглашения о поставках водных ресурсов Таджикистаном и Кыргызстаном странам низовий с последующими перетоками электроэнергии и других ресурсов. Эти соглашения, как правило, полностью не выполняются. Страны низовий получают воду сполна, но когда касается вопроса возврата электроэнергии, угля, мазута и других ресурсов, то, во-первых, в договоренном объеме они не поступают, а во-вторых, наблюдается диспаритет цен на электроэнергию. В этих условиях происходит вынужденная сработка водохранилищ стран верховий,  чтобы покрыть образующийся дефицит электроэнергии, а это, в свою очередь, влияет на стабильность водоподачи в поливной сезон и, особенно, в маловодные годы. Поэтому для всех стран региона лучше всего соблюдать положения заключаемых соглашений, разработать методики, правила эксплуатации рек, взаиморасчетов, что позволит исключить многие чрезвычайные ситуации.

К сожалению, многие решения Глав государств Центральной Азии остались нереализованными, хотя на это направлялись значительные средства. Так, не выполнено решение Глав государств Центральной Азии и Правительства Российской Федерации от 11 января 1994 г. (г. Нукус) по выработке общей стратегии вододеления, рационального водопользования и охраны водных ресурсов в бассейне Аральского моря и подготовки на ее основе проектов межгосударственных правовых и нормативных актов. Не разработаны и не введены в действие нормативы по предельному расходованию воды на производство сельскохозяйственной продукции. Эти действия становятся все более актуальными в связи с ростом населения в регионе, происходящих процессов по восстановлению Афганистана, с которым у стран Центральной Азии пока не имеется соглашение о межгосударственном вододелении.

В этих условиях постановка вопроса о разумном, справедливом и равномерном разделе воды зависит лишь от времени и доброй воли всех заинтересованных сторон.

Международное десятилетие действий «Вода для жизни» 2005-2015 годы, объявленные Генеральной Ассамблеей ООН в 2003 году по инициативе Президента Республики Таджикистан, Президента МФСА Эмомали Рахмонова представляет собой уникальный механизм для активизации выполнения конкретных действий в бассейне Аральского моря на местном, национальном и региональном уровнях.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1218:30Ностальгия по СССР. Таджикистанцы тоскуют по "потерянному раю"
08.1217:44Интересные факты о Таджикистане
08.1216:25“Мамочка, я очень-очень люблю тебя!”
08.1215:43Таджикская принцесса оправдалась за свадебное платье в 40 миллионов рублей
08.1215:15Президент Узбекистана предложил сделать должность глав администраций выборной


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(2)
08.1215:2825 лет без СССР(1)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00