Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

10.04.200710:45

Языковая дискриминация в Казахстане?

Автор: AsiaInform.ru

В последнее время и в российской, и в казахстанской печати неоднократно встречается постулат о том, что русские и русскоязычные граждане Казахстана подвергаются языковой дискриминации. В ответ на это существует не меньшее количество публикаций, доказывающих не только факт отсутствия подобной дискриминации, но и, напротив, языковую дискриминацию титульного населения страны. И, соответственно, преимущественное положение в области языка граждан нетитульных национальностей, по сравнению с общепринятым положением, существующем в огромном большинстве суверенных независимых государств. Кто прав в столь резко противоречивом вопросе? В этом стОит серьезно разобраться…

Общий обзор

По официальным сообщениям статистических органов, из полуторы тысячи законов, принятых за 15 лет независимости суверенным Казахстаном, только два (!) из них написаны на государственном, т.е. казахском языке. БОльшая часть делопроизводства в стране ведется на русском языке. То же самое, только еще в бОльших масштабах, относится к деловой документации практически всех отраслей народного хозяйства. Подавляющая часть СМИ, за небольшим исключением, русскоязычны. Можно ли в этих условиях говорить о дискриминации нетитульного населения по языковому признаку? Вопрос, как говорится, риторический… Во многих публикациях, в комментариях на Интернет-форумах, в выступлениях людей на общественных мероприятиях, так и ставится вопрос: «Что это, мол, титульное население дискриминируется по национальному признаку, поскольку не может удовлетворить свои интеллектуальные потребности на родном, и к тому же государственном языке?».

Так что, выходит аргументация сторонников постулата о дискриминации нетитульного населения - неправомерна? Правы те, кто, напротив, утверждает о дискриминации именно титульного населения в столь важном вопросе государственной и общественной жизни, как язык? Не все так просто. Попробуем разобраться в ситуации ретроспективно.

Ретроспектива

Ещё век назад на просторах казахской степи не было той развитой промышленной и хозяйственной базы, разветвленной инфраструктуры, мощной сети городов, которые есть сегодня. Основой хозяйства казахов было кочевое скотоводство. Кочевой быт казахов не позволял им веками собирать образцы материальной культуры в тех количествах и объемах, которые могли себе позволить оседлые народы. Нелегкий малопроизводительный труд и своеобразный быт не позволял вовремя разрешать новые приходящие проблемы, особенно гуманитарного плана. В связи с этим казахский язык, великолепно приспособленный к тем сферам жизни и хозяйства, с которыми он имел дело, совершенно не был адаптирован к тем сферам жизни и хозяйства, которые уже имели широкое распространение в мире, но которые пока ещё не пришли в казахскую степь.

Так получилось, что именно эти новые, прежде непривычные для казахов сферы жизни и хозяйства впоследствии стали в мире наиболее эффективными и определяющими. Для разрешения этой важной и насущной проблемы в молодой, быстро развивающейся республике был образован мощный научный Институт казахского языка, призванный сделать все для скорейшей и полнейшей адаптации языка к строгим требованиям времени. К сожалению, в руководстве, да и, пожалуй, во всем коллективе Института, возобладала концепция необходимости ПОЛНОЙ переделки языка, в более интеллектуальном, как им тогда казалось, направлении. Руководство республики, полностью сконцентрированное на решении массы впечатляющих экономических и социальных задач, не оспорило эту точку зрения, по всей видимости, не считая себя достаточно компетентным в этом деликатном вопросе. В результате более, чем полувековая работа Института казахского языка оказалось фактически ненужной и неэффективной. А главное – было упущено драгоценное время. Институт придумал довольно искусственный, особый интеллигентский язык, который с трудом понимали носители традиционного языка, и упустил драгоценное время для адаптации языка хотя бы к основам индустриального общества. Когда же пришла эпоха постиндустриального, информационного общества, к которой ещё труднее оперативно приспособиться, объективный анализ сложившейся ситуации показал, что адаптация к нуждам новейшей эпохи казахского языка, недостаточно приспособленного даже к эпохе ушедшей, в условиях чудовищного недостатка времени – дело абсолютно нереальное. Именно по этой причине, а не по какой-либо иной, и уж, во всяком случае, не по причине какого-либо «лоббирования нетитульными народами Казахстана интересов негосударственного языка», нынешнее руководство независимого Казахстана взяло курс на использование в государственном и хозяйственном делопроизводстве русского языка. Тем более, что на этом языке имелась богатейшая методическая литература, он был полностью приспособлен ко всем требованиям времени, а вся техническая и технологическая документация на этом языке имела все необходимые для работы сложные параметры, определения и допуски.

Дополнительные факторы

Но и это ещё не все. Снова вернемся на 60-70 лет назад. Огромное количество молодых казахов, мечтая о лучшей жизни, получали образование и делали карьеру, совершая поражающие воображение сверхусилия по срочному овладению новым языком. Они отчетливо уяснили для себя важность и необходимость глубокого знания русского языка. Своих детей они воспитывали уже внутри этого языка, отдавая их в русскоязычные детские сады, школы и вузы. Они не желали, чтобы их дети испытывали те же трудности и страдания, что и они сами, срочно изучая новый язык в экстремальных условиях, и загодя готовили их к будущей карьере. Подобное повторялось вновь и вновь, в каждом новом десятилетии, по мере увеличения степени массового вовлечения казахского населения в государственную, хозяйственную и культурную жизнь страны.

Вопрос еще усугублялся тем, что практически вся сокровищница мировой культуры, не переведенная на казахский язык, присутствовала в республике практически только на русском языке. Таким образом, русский язык стал единственной возможностью для пытливых и трудолюбивых представителей титульной нации эффективно использовать мировую культуру для собственного саморазвития. Поэтому можно было понять родителей, желающих, чтобы их дети могли полнокровно и полномасштабно овладеть сокровищами мировой культуры посредством этой единственной имевшейся тогда возможности.

Сверхдополнительные факторы

Но и это еще не все. Процесс широкого вовлечения местного населения республики в современную общественную жизнь совпал и с возможностью усиления познавательных процессов широких народных масс. Огромное количество казахских мужчин, побывавших за годы Великой Отечественной войны в Центральной России, в странах Восточной и Центральной Европы, были потрясены там увиденным. Потрясены тем уровнем развития экономики, культуры, благосостояния. Это вполне естественный, объективный процесс, что в условиях оседлой жизни можно накопить бОльшие объемы всего этого, нежели при жизни кочевой. Но, от понимания этого им не было легче, их ментальное и эмоциональное потрясение можно было сравнить с культурным и цивилизационным шоком. Вполне естественно, что при этом собственная национальная традиционная культура - несколько потускнела в их внутреннем восприятии и представлении. И это – тоже вполне объективный процесс.

Вышеупомянутый процесс, это тоже необходимо отметить, наложился на общемировое тогда разочарование в своих традиционных национальных культурных традициях и обычаях. Под влиянием впечатляющих успехов науки и техники, в условиях впечатляющих социальных преобразований, многим они представлялись устаревшим, отжившим свое архаизмом. То, что это не так, свидетельствует нынешний всплеск интереса к своим национальным корням во всем мире. Но то, что в те времена все было наоборот, и описываемые процессы в личном и общественном внутреннем самоощущении людей были именно такими – данность, отрицать которую невозможно. Вот так и получилось, что наиболее энергичная часть казахского общества, особенно переселившаяся в многочисленные, динамично растущие города, временно пренебрегла употреблением и развитием собственного родного языка, и воспользовалась помощью братского русского языка для ускоренной адаптации общества к требованиям современности. Язык же, увы, так и остался неадаптированным.

Шло время. Активные, подготовленные, сделавшие впечатляющую государственную и общественную карьеру казахи образовали сплоченные правящие кланы, и, включив в них местных русских, еще задолго до распада Советского Союза фактически самостоятельно решали на месте основные вопросы республики. Кремль не особо вмешивался в их дела, при условии, если они четко выполняли принятые правила игры, и в общении с ним применяли надлежащую официальную риторику. А на долю тех казахов, что не сумели реализоваться в те времена и вписаться в сложившую систему, осталась альтернатива упрекать успешных соплеменников в забвении национальных обычаев и традиций, и в «дискриминации казахского языка»…

Вот таким образом сложилась ситуация с распространением и применением казахского языка в Казахстане накануне принятия им независимости. Городские казахи, в основной своей массе, за исключением недавних выходцев из села, были русскоязычными. Жители экономически депрессивных сельских и пригородных районов – казахскоязычными.

Почему власть полномасштабно не вводит в практику государственный язык?

Возвратимся в современность. Итак, почему власти суверенного Казахстана не производят срочного перевода всей государственной и деловой жизни независимой страны на государственный язык? По двум причинам. Во-первых, казахский язык недостаточно адаптирован к строгим требованиям современной политической, деловой и социальной жизни. Поэтому без особых опасений его можно использовать лишь в художественной литературе, философии, искусстве, той части культуры, которая не касается точных понятий. Частично, по требованию общественности, его используют в некоторых сегментах государственного делопроизводства. Введение же его в полном объеме в науке, образовании, в хозяйственной жизни, и, наконец, полностью в государственном делопроизводстве может принести только самые печальные последствия. Совершенно, кстати, предсказуемые…

По этой же причине, по всей видимости, государство не озабочивается созданием надлежащей системы материальной, методической, методологической базы изучения государственного языка нетитульными нациями. Во-первых, зачем зря выбрасывать огромные средства? А во-вторых, это очень помогает власти «переводить стрелку» социальных напряжений от себя, и перенаправлять недовольство основной массы казахского населения с себя - на русских.

Казахстанские же СМИ вынуждены использовать в своей работе почти исключительно негосударственный язык по совершенно прозаической причине. Наиболее состоятельная и успешная часть казахского общества – русскоязычна. Именно она, вместе с русскими, и является основным потребителем печатной периодической продукции. Казахскоязычные казахи, большей частью проживающие в депрессивных сельских и пригородных районах, ввиду собственной бедности покупать печатную продукцию СМИ просто не могут.

Почему русские не учат государственный язык?

А что же сами русские? Почему они не учат государственный язык? Ведь их предки, пришедшие сюда полтора века назад, охотно учили язык не только хозяев этой земли, но и могли свободно общаться практически со всеми народами, проживающими в этих местах. Это не очень трудно в живой многонациональной среде, было бы только желание. А вот желания-то у нынешних их потомков – и нет. Но почему? Ведь еще величайший знаток национальных характеров различных народов, германский мыслитель прошлого века Вальтер Шубарт в своем гениальном труде «Европа и душа Востока» писал: «Русские прекрасно принимают форму того сосуда, в который их наливают».

Предки – предками, а нынешние их потомки не желают принимать форму нового сосуда суверенного независимого Казахстана. Почему? По двум причинам. Во-первых, из-за царящего в идеологической жизни страны лицемерия, лукаво подменяющего основополагающие принципы оценки прошлой истории. Многие коллизии прошлого носят исключительно социальный характер, сегодня же их изображают исключительно в национальном аспекте. Какое вроде бы значение имеет история, эти давно забытые события? Увы… На их основе сегодня делаются весьма многозначительные выводы о «несправедливости самой сути былого совместного проживания русских и казахов». Это самое политкорректное выражение, которое можно привести относительно этих «выводов», настоящие же выражения и определения носят гораздо более нелицеприятный характер. И все нынешние проблемы выводятся исключительно из прошлого. Не стоит уточнять, кого эти «выводы» определяют виновником былых коллизий и проблем. Это, естественно, вызывает возмущение и внутреннее негодование в душах русских людей. Одним из внешних проявлений которого является их фактический отказ учить государственный язык.

И второе: лукавство и лицемерие современной политической практики. Официально на госслужбу не имеет права рассчитывать гражданин, не знающий государственного языка. На самом деле знание языка не имеет никакого реального значения. Его познание многими нынешними госслужащими столь слабо и беспомощно, а применение его в государственном делопроизводстве столь мало и неквалифицированно, что возникает вопрос: «А в этом ли дело на самом деле?». Не в этом. Все прекрасно понимают, что вопрос обязательного знания языка является лишь удобным рычагом недопущения русских к положенной им части власти. Потому их доля в органах власти и доля в населении страны – дистанция огромного размера.

В стране сегодня установилась четкая иерархия местных родственных властных кланов. И в них не может пробиться не только нетитульный гражданин, но даже и казах, не обладающий необходимыми родственными связями. Русские в органах власти сегодня выполняют чисто представительские функции, дабы не делать общую картину слишком отличной от мировых стандартов XXI века. Европа не поймет, если русские, составляющие треть населения республики, вообще будут отсутствовать в органах власти. Но, повторяю, все имеющиеся примеры «участия русских в органах власти» носят чисто представительский характер. В знак внутреннего протеста против лукавства и лицемерия подобного положения - не учат государственный язык русские Казахстана.

Положение, не способствующее изменениям

Проблему усугубляют лидеры самой русской диаспоры, руководители ее общественных организаций. Вместо того, чтобы доступно объяснить своей идейной пастве реальное положение вещей, и доказать, что все проблемы можно разрешить и трудности преодолеть повышенной изобретательностью и трудолюбием, они сами продолжают жить старыми представлениям, ища идеалы в ушедшем прошлом. Они безуспешно и бесполезно пытаются восстановить, хотя бы частично, то официальное положение русских, которое было тогда, когда Казахстан еще не был суверенной страной. Они не понимают, что положение и самой страны, и проживающих в ней народов радикально изменилось, и что они также должны меняться, ища и находя для себя и своего народа новые ниши, новые роли, новое целе- и мирополагание.

Вместо этого общественные лидеры казахстанских русских активно занимаются политикой и политическими играми, в весьма маловажных и некрупных целях используя тот факт, что за ними стоит треть населения страны. Они манкируют только прямым своим делом: не объясняют своей идейной пастве, что форма сосуда коренным образом изменилась, и что содержание его должно измениться тоже. Это они, кстати, именно общественные лидеры казахстанских русских постоянно публично требуют сохранения сферы применения русского языка в практике суверенной страны. А поскольку это полностью совпадает с интересами власти - та ничего и не меняет. Как мы выяснили, совсем не по причине этих просьб, а по другим, гораздо более важным и объективным причинам. Но, поскольку об истинных причинах нынешнего положения в стране с государственным языком власть мудро и неглупо помалкивает, возмущение и многочисленные претензии местного коренного населения относительно недостаточного развития и применения государственного языка автоматически переносятся на «происки русских».

Вот тут и стоит серьезно задуматься: «А в языке ли дело? В языке ли причина многочисленных претензий на языковую дискриминацию с обеих сторон»?..

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

02.1214:31Хранитель арсенала Ризвона Садирова осужден на 5,5 лет тюрьмы
02.1213:47Алишер Усманов впервые попал в список богатейших людей Швейцарии
02.1212:40В Кыргызстане ликвидировали антинаркотическую службу
02.1211:38Путин отчитался об успехах России. «Медуза» проверила его слова
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)


Самое обсуждаемое

28.1112:43Таджикистан не хочет в ЕАЭС(15)
03.0718:42Суд в Германии освободил Аваза Назарова(10)
29.1118:27"Лев Толстой" и "Александр Матросов" исчезнут с карты Душанбе(5)
01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(4)
30.1110:02Населению Таджикистана предлагают снизить свои аппетиты и стать инвесторами(4)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(2)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(2)
01.1217:52Земан и Рахмон не стали общаться с журналистами(2)
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)
01.1201:03"Кубинец" из Куляба: "Фидель Кастро звал меня по имени"(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00