Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

11.04.200707:56

Д. Зикиряходжаев: «Меня учили бороться за жизнь до последнего…»

Автор: Манижа КУРБАНОВА, Asia-Plus

Всю свою жизнь он посвятил трудной, но благородной профессии врача. Рано защитил кандидатскую и докторскую, в тридцать лет стал заведовать самым крупным онкологическим центром республики, воспитал учеников… Он единственный представитель стран Центральной Азии в Европейском обществе онкологов (SIOP), почетный академик Международного академического общества, заслуженный деятель науки и техники республики. В гостях "АП" главный онколог Минздрава страны Дилшод ЗИКИРЯХОДЖАЕВ.

«Кем быть?»

- Дилшод Зухурович, почему Вы выбрали именно эту дорогу в жизни? Ведь о будущей профессии начинают мечтать с детства, но часто детские мечты не сбываются…

- Родился и вырос я в Ташкенте, отец-узбек, мать-таджичка. Учась в школе, я часто выступал на праздничных торжествах. Однажды наша учительница Радия Шариповна решила вместе с нами инсценировать стихи Маяковского "Кем быть?". Мне была отведена роль врача. И я думаю, что может после этого у меня появилось какое-то стремление к врачеванию, потом оно переросло в мечту. Я благодарен судьбе за то, что "сказка стала былью".  

- А почему именно онколог? Я слышала, что это совсем "неблагодарная" специальность, потому что хирург или тот же терапевт за проведенную операцию или вылеченную ногу получает неимоверную благодарность от родных. А что ожидать от родных того, кто обречен на смерть…?

- Мне много раз приходилось думать об этом. Когда учился в институте, нравились предметы наиболее сложные, те, которые мы, студенты "брали боем". Онкология - это область медицины, где присутствуют ядерная физика, химия, психология, почти все отрасли медицины. Врач-онколог должен владеть большим арсеналом знаний. Это так ответственно! И сегодня, уже имея за спиной более 30- летний стаж работы на кафедре онкологических болезней, пришел к выводу, что большое значение имеют первые лекции по предмету, потому что они, может быть, сыграют главную роль в выборе специальности.

Насчет неблагодарной профессии часто говорю себе: «ведь кто-то должен в трудные минуты быть рядом с больным, принимать "удар" на себя».

- Вы помните своего первого пациента?

- Конечно. Надо отметить, что поступал я в Таджикский медицинский институт в числе 30 абитуриентов, которых после Ташкентского землетрясения в 1966 году отправили на учебу в Душанбе. И когда при распределении встал вопрос об отправке молодых врачей в "глубинки" (а в то время немногие желали уезжать в районы), поняв важность этой задачи, и принимая во внимание тот факт, что Таджикистан многое сделал для нас - ташкентских ребят, я первым вызвался поехать по распределению института. Меня направили в Курган-Тюбе. Там я впервые самостоятельно провел операцию. Это был ездок на лошади - "човандоз", который получил травму ноги при козлодрании и вовремя не обратился к врачу. У него появилась опухоль в голени. Конечно, я нервничал, волновался, но результате - все сделал правильно. Многое зависит от первого пациента: этот мужчина смотрел на меня с доверием, и я никогда не забуду его благодарные глаза. И когда через некоторое время он снова попал в больницу, меня охватил ужас. Я думал, что у него пошли метастазы, что я поспешил с операцией. Каково же было мое удивление, а потом и радость, когда в кабинете главврача вместо ожидаемой "оплеухи", услышал много благодарных слов в свой адрес. Главврач сказал мне, что больной поступил ко мне в отделение из-за аппендицита. Кроме меня, он никому не доверяет, поэтому просит, чтобы я его оперировал.

«Мы единственные в ВАКе»

- Дилшод Зухурович, Вас назначили главным врачом крупного онкодиспансера в 30 лет. Это, пожалуй, такой возраст, когда только начинают служебную карьеру. Как Вы начинали свой путь руководителя?

- В 28 лет я уже был ассистентом клиники онкологии, тогда же защитил кандидатскую диссертацию в Москве. Прежде всего, благодарен своему учителю и наставнику - профессору Бахтиёру Почомировичу Ахмедову, человеку, который поставил "на ноги" онкологическую службу в Таджикистане. Он сейчас является директором Худжандского онкологического центра. В том, что меня назначили на эту должность - его заслуга. Конечно, вначале я думал, что не справлюсь, потому что видел, как это ответственно. Но в меня поверили. Вот у меня в руках данные анкетирования, проведенные, смотря по дате в 1980 году, когда я был назначен главврачом. Эти анкеты были подготовлены прежним руководством Минздрава без моего ведома. Я нашел их случайно на днях, 27 лет спустя, в старых архивах. Там много хороших слов в мой адрес, где в графе о "качествах руководителя" анонимные респонденты отзываются обо мне положительно. Приятно сознавать, что в период моего руководства было организовано отделение АСУ, которое в последующем превратилось в Вычислительный центр Минздрава, были созданы детское онкологическое отделение, иммунологическая лаборатория, специализированный ВТЭК для онкологических больных и многое другое. Хотя хватало и проблем. Всегда находились "доброжелатели". В те годы, например, посыпались анонимки в Минздрав, что я, якобы, в обмен за  лечение, заставлял сделать что-либо высокопоставленных родных моих пациентов. Понаехали комиссии. Стали выявлять эти факты. А суть состояла лишь в том, что бывший директор "Текстильмаша" Кехтер сам вызвался помочь нашему диспансеру за излечение своего 12-летнего сына. По его поручению был построен фонтан, установлены скамейки, изготовлены ворота. А Герой Соцтруда Абдуджаббор Шарипов в знак благодарности посадил здесь деревья и цветники, заасфальтировал дороги к диспансеру и установил железобетонные лотки. Им пришлось написать объяснительные, за что они сделали свои добрые дела. Мне было обидно, ведь все это делали не для моего родного дома, а для государственного учреждения. Самой трудной в работе руководителя считаю борьбу против "писунов".

- Многие годы Вы одновременно преподавали в Таджикском мединституте, заведовали кафедрой онкоболезней. Как профессор, скажите, когда у нас серьезно стали заниматься исследованиями?

- Наш онкологический центр функционирует с 1963 года. Вначале это был республиканский диспансер, потом в 1994 году он был преобразован в онкологический клинический центр. А в декабре прошлого года указом президента страны он стал научным онкологическим центром Минздрава республики. А исследованиями мы занимались всегда. Потому что в нашем центре находились кафедры крупных институтов - это медуниверситет и институт усовершенствования врачей. За последние 12 лет у нас защищены 22 кандидатские и три докторские диссертации. При этом,  не считая тех, кого мы отправили по договору в центральные онкологические институты г. Москвы. Там из республики защитились пять человек. И знаете что интересно? В советское время этого не было. Мы не говорили об этом, но, наверное, это была политика государства, которая мешала продвижению отечественных ученых. Сегодня Таджикистан единственное государство в СНГ, которое сохранило сотрудничество с высшей аттестационной комиссией России (ВАК РФ). Наш президент дальновидно, 13 лет назад добился подписания этого договора в области науки. Можно было конечно создать у нас в республике свою аттестационную комиссию как в других странах СНГ, но она бы не имела такого признания, как ВАК России.

-  Какие онкологические болезни прогрессируют у нашего населения?

- Для того, чтобы правильно представлять себе частоту заболеваемости онкоболезней у нас в республике и вообще, в мире, целесообразней было бы разделить болезни на женские и мужские. У женщин чаще всего встречается рак молочной железы. Как в России и других странах, так и у нас это заболевание занимает первое место. Мужчины часто болеют раком кожи. На втором месте - рак желудка, который считается болезнью бедняков и неудивительно, что эта болезнь у нас прогрессирует. Далее идет рак предстательной железы. В России, например, мужчины страдают больше раком легких. Это наблюдается также в большинстве развитых стран.

- А как обстоит дело по регионам республики?

- Недавно в республиканской печати одна наша коллега опубликовала свои исследования, согласно которым, рак молочной железы чаще наблюдается у жительниц Согдийской области, то есть в  северной части страны. Раком легкого чаще болеют городские жители, в Душанбе, Худжанде, Турсунзаде, там, где много выхлопных газов, много курильщиков. А с раком кожи все сбалансировано, то есть эта болезнь встречается во всех регионах страны. Мы провели много исследований в этой области, были защищены две докторские диссертации. Всему виноват процесс инфаляции, когда под действием солнечных лучей меняется обмен минеральных веществ в организме и они приобретают канцерогенное действие, в результате которого на измененном участке кожи с возрастом развивается рак.

- Что можно сказать о заболевании среди детей? 

- По сравнению с другими государствами ближнего зарубежья уровень заболеваемости раком среди детей не имеет высоких показателей. Это хороший фактор, ведь наша республика уникальна тем, что половину населения составляют дети. Мы научились лечить лейкозы у детей. Вообще, нашу просоветскую систему онкологической помощи считают одной из лучших в мире. Судите сами:  диагностика, хирургическое, лучевое, лекарственное лечение, дальнейшее наблюдение за больным - все происходит в одном учреждении, институте, клинике, диспансере. В США, например, больному приходится проходить 5-6 клиник. 

«Давать надежду»

- Дилшод Зухурович, что можете сказать о качестве лабораторных исследований? Были факты, когда анализы для выявления доброкачественных или злокачественных образований отправляли  на исследование в Ташкент или Москву…

- Я работаю 33 года и могу с ответственностью сказать, что эти анализы не отправлялись в Ташкент. У меня есть архивные данные, где сохранились все гистологические обследования, проводимые у нас. Иногда по просьбе больного или его родных, которые не хотят верить в участь или сомневаются в диагнозе, при необходимости анализы направлялись для консультации в клиники других государств. 10 лет назад наш бюджет был мизерным, за этот период он вырос в 10-15 раз. В прошлом году из президентского фонда была выделена большая сумма на строительство и ремонт второго радиологического отделения по проекту МАГАТЭ. Думаю, что при такой поддержке, в будущем мы ничем не будем уступать коллегам из других стран.

-  Приходилось ли Вам ошибаться? И как часто?

- Трудно ответить. Имея за плечами 30-летний опыт онколога, скажу, что ошибался редко. Хороший хирург от плохого отличается не тем, что у хорошего редко случаются ошибки, а у плохого - часто, а тем, что хороший хирург, даже если у него сложилось осложнение во время операции, мужественно признает это и своевременно исправляет свои ошибки. Осложнения у всех случаются. 

- Ваше отношение к эвтаназии, к просьбе больных, желающих прекратить свои мучения путем добровольного ухода из жизни?

- Это очень сложный вопрос. Возможно, те, кто осуждает врачей, практикующих эвтаназию (в переводе с латинского - "красиво умереть"), сами не знают ни боли, ни страданий. Человек же может уйти из жизни тогда, когда считает нужным. Но считаю, что вопрос о допустимости эвтаназии - спорный и его надо обсуждать. С точки зрения религии, человек, сам себя лишающий жизни, считается великим грешником. Лучше скажу академически: врач-лаборант, который активно участвует в постановке диагноза, в принципе может быть нелюдимым, хмурым, плохо идти на контакт. Врач-онколог же с такими качествами обречен на неудачу. Он обязан не просто быть классным специалистом, но и пойти на неформальные отношения, найти душевный контакт с больным. Меня учили бороться за жизнь до последнего, не опускать руки, давать человеку надежду.

«Снова думать об онкологии…»

- У вас, я смотрю, много сертификатов и лицензий. Это все Ваше?

- Меня очень часто приглашают участвовать на международных форумах и симпозиумах. И полученные сертификаты дают мне право на лечение больных не только на родине, но в любой другой точке мира. Если, например, я перееду жить в Швецию, меня допустят там к работе в клинике. В 1995 году в Атланте (США) меня приняли в Медицинскую академию за международное сотрудничество и клинические испытания противоопухолевых препаратов. Мы проводили эти исследования здесь, по ним написана моя докторская диссертация, которую я защитил в Москве в 1987 году. Такое сотрудничество дает свои плоды: нам периодически отправляют самые свежие номера медицинских журналов о новейших достижениях в онкологии, учебные пособия и методическую литературу. Мало того, благодаря этим связям, мои ученики несколько раз выезжали на стажировку в Америку, где все расходы брала на себя американская сторона. У нас много друзей. Например, мэр города Линц Австрии господин Пюрингер в трудное для нашего диспансера время обеспечивал за свой счет наших больных и сотрудников продуктами питания. С ним мы давние знакомые по Москве, до сих пор поддерживаем связи.

- Как и во всех медицинских династиях, Ваши дети пошли по стопам отца? 

- У меня очень хорошая семья. Я строил семью по образу и подобию моих родителей. Они всегда учили, что семейная жизнь - это дипломатия. У нас нет такого понятия "кто в доме хозяин?" Важно ведь, не кто командует, а у кого какие обязанности. Моя жена - Лобархон, многие годы работала врачом-окулистом, теперь на заслуженном отдыхе. У нас трое детей. Старший - 32-летний Азиз живет и работает в Москве, кандидат медицинских наук, маммолог, сейчас готовится к защите докторской. Женат, у нас растет внук. Второй сын - Лазиз окончил МГИМО, кандидат юридических наук по международному и европейскому праву. Работает юристом в управлении компании "Лукойл" в Москве. Дочка Дилафруз - студентка юридического факультета МГУ. Мы с женой всегда стремились, чтобы наши дети выросли добрыми и отзывчивыми.

- Дилшод Зухурович, а свободное время у Вас есть?  

- Как бы я не стремился иметь свободное от работы время, его у меня никогда нет. Если меня отправят на отдых на Памир или, скажем, в Анталию, смогу отлучиться и любоваться природой в течение двух часов, а потом снова буду думать о своей работе, об онкологии, о том, что такой-то мой пациент должен был получить новый препарат, а другому надо было менять лечение… Не представляю жизни без своей работы. Отдых - условное понятие для меня. Каждый человек счастлив по-своему. Счастье - любимая профессия, когда люди нуждаются в тебе. Недавно в одной книге прочел великолепное изречение: "Человеку богом даны два колена: одно для того, чтобы преклонять его перед Учителем, а второе - перед Врачом". Народная мудрость, лучше и не скажешь. 

Источник: ИА Азия Плюс
5.0
- всего оценок (1)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

18.1216:00Боестолкновение на таджикско-афганской границе. Изъята крупная партия героина
18.1214:15Каромат Шарипов: Я на рабство в России закрывать глаза не буду
18.1212:37ГКНБ согласилось выплатить материальный ущерб Шахболу Мирзоеву
18.1212:20Президент отменил экспортные таможенные пошлины на все виды товаров
18.1209:49Кукла с платьем из атласа вытеснила с рынка Барби в хиджабе


Самое обсуждаемое

16.1208:09Дело Каромата Шарипова: Почему его выгнали из России?(2)
17.1213:03«Лучший Мужчина – это я». Правила жизни Гулрухсор Сафиевой(2)
16.1212:00ТНТ выпустил в эфир видеоролик с извинениями перед ингушами(1)
18.1206:41Каромат Шарипов планирует встретиться в Душанбе с главой МВД страны(1)
18.1210:18Для пенсионеров старше 75 лет проезд в общественном транспорте теперь бесплатный(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312580