Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

05.07.200712:15

Л. Моерс: «Риск проблем внешнего долга возрос»

Автор: Екатерина КОЖЕВНИКОВА

Первое эксклюзивное интервью Люка МОЕРСА, постоянного представителя МВФ в Таджикистане газете Asia-Plus.

- Скоро год как Вы в Таджикистане. Как Вы оцениваете экономическую ситуацию республики?

- Со времени окончания последней программы "Сокращение бедности и содействие экономическому росту" (ПРГФ) в феврале 2006 года, правительство работает без программы МВФ.  Это успешное окончание программ МВФ есть знак достигнутого прогресса. В настоящее время Таджикистан не нуждается в финансировании МВФ, так как он получает значительные суммы официального финансирования из других источников. Экономические показатели в рамках последней (2003-06) и предыдущей (1998-2001) программ ПРГФ были хорошими.  В частности, экономический рост был выше, чем ожидалось, он сопровождался сокращением уровня бедности, инфляция была подведена под жесткий контроль, был введен в обращение сомони, и налогово-бюджетная политика была особенно жесткой, обеспечивавшей отсутствие бюджетных дефицитов с 2003 года.  То, что я вижу в течение года своего пребывания здесь, есть продолжение этой ситуации. Конечно, нет причин для самоуспокоения. В частности, бедность еще остается высокой, проблема долга хлопкового сектора сдерживает развитие сельского хозяйства, климат для привлечения частных инвестиций требует дальнейшего улучшения и прогнозируемый рост внешнего государственного долга значительно увеличил риск долговых проблем Таджикистана в будущем.  Необходимо отталкиваться от имеющейся базы макроэкономической стабильности и проводить дальнейшие структурные реформы в целях укрепления экономического роста и сокращения бедности.

 

- Ранее представители МВФ рекомендовали Таджикистану не увеличивать внешнюю задолженность. Между тем, страна намеревается реализовывать не один крупный проект, требующий значительных финансовых вливаний. Какие существуют риски при этом?

- Много усилий было приложено для приведения пропорций государственного внешнего долга Таджикистана до экономически приемлемого уровня. Главным образом, в результате операций по реструктуризации долга с Россией и МВФ соотношение внешнего долга к ВВП было снижено до около 30% в 2006 году.  Согласно текущим планам правительства по реализации нескольких крупных инфраструктурных проектов на общую сумму в $1 млрд., эта пропорция снова вернется на уровень 56% в 2009 году, т.е. почти удвоится за три года.  Такой высокий темп роста долга значительно повышает риск будущих долговых проблем, в частности, из-за остающейся большой неясности в отношении планов проведения секторальных реформ.  Например, отсутствие хорошо определенного регулятивного режима в электроэнергетике, проблемы с платежной дисциплиной со стороны государственных предприятий и остающиеся перегибы в сельском хозяйстве создают неопределенность вокруг экономической жизнеспособности рассматриваемых проектов. Более того, резкий рост долга оказывает давление на бюджет, поскольку правительство должно финансировать свою долю в проектах, что сокращает в свою очередь ресурсы, предназначенные для других приоритетных секторов в стране, где расходы на здравоохранение и образование являются одними из самых низких в мире. МВФ в принципе не против государственного заимствования для потенциально полезных проектов, но по вышесказанным причинам, МВФ оценивает будущие риски нынешней стратегии развития через инфраструктуру путем привлечения долгов, как высокие.

 

- Совсем недавно в Душанбе состоялся Форум развития, на котором президент страны Э. Рахмон недвусмысленно дал понять, что поддержка Таджикистана международными финансовыми организациями осуществляется не на должном уровне. Какие планы у МВФ относительно дальнейшего сотрудничества с РТ после форума?

- В целом, возросшая донорская поддержка может идти только рука об руку с ростом усилий по реформированию. Что касается МВФ, позвольте мне напомнить, что в январе 2006 года наш Исполнительный Совет принял решение списать долг Таджикистана в рамках "Инициативы по облегчению бремени задолженности на многосторонней основе" (МДРИ) по всему долгу Таджикистана перед МВФ по состоянию на 1 января 2005 года на общую сумму почти $100 млн. Более того, природа финансирования МВФ отличается от официальной помощи для развития, предоставляемой международными донорами в том смысле, что наши деньги даются при ясной необходимости с точки зрения платежного баланса, в крайних случаях, когда страна более не может платить за свой импорт. Как я сказал, Таджикистан сегодня не нуждается в такого рода финансировании и это знак достигнутого прогресса. Позвольте мне подчеркнуть, вместе с тем, что отсутствие в данный момент программы МВФ в Таджикистане не означает отсутствие диалога относительно политики, надзора и технической помощи, которые продолжаются. Почти каждый месяц я принимаю миссии из нашей штаб-квартиры, приезжающие для оказания технической помощи, или занимаюсь отправкой государственных служащих на курсы, проводимые в наших учебных центрах в Вашингтоне и Вене. Мой начальник, глава миссии МВФ по Таджикистану господин Карлос Пинеруа и все остальные члены нашей команды из штаб-квартиры будут продолжать регулярно приезжать сюда, и наши отношения с официальными лицами правительства остаются исключительно теплыми.  Наконец, если возникнет такая необходимость, МВФ снова предоставит финансовую помощь Таджикистану.

 

- Насколько стабильна, по вашему мнению, макроэкономическая ситуация в стране? Есть ли в Таджикистане предпосылки для экономического кризиса или финансовой дестабилизации?

- Я не вижу предпосылок для экономического кризиса или финансовой нестабильности в Таджикистане. Мы оцениваем нынешнюю макроэкономическую ситуацию в стране как вполне стабильную и основной риск в будущем, на наш взгляд, кроется в прогнозируемом резком росте внешнего долга. Этот риск можно минимизировать, если правительство осуществит сопутствующие секторальные реформы, соответствующую стратегию управления долгом, включая введение рационального абсолютного лимита в соотношении долга к ВВП, продолжит заимствование только на льготных условиях и будет иметь хорошо перепроверенные проекты.

 

- Насколько развита сегодня таджикская банковская система?

- Достигнут определенный прогресс в операциях банковской системы Таджикистана. Прежде всего, банковская система была консолидирована, упразднены нерентабельные банки путем ужесточения экономических нормативов.  Кроме того, в конце 2005 года, банковская система Таджикистана была законодательным образом открыта для конкуренции с иностранными банками и уже наблюдается возросшая активность со стороны зарубежных банков. Наконец, балансы банков, отношение активов к депозитам увеличиваются.  Вместе с тем, банковская система остается небольшой, а ее операции не являются такими прозрачными, как хотелось бы. Думаю, что основной задачей является направление большего потока денежных переводов мигрантов (около $1 млрд.) в банковскую систему и оттуда в частный сектор. 

 

- Некоторые эксперты не раз высказывали мнение, что жесткая монетарная политика не способствует развитию реальной экономики в стране. Курс сомони не соответствует его реальной стоимости, инфляция в стране растет в геометрической прогрессии и удержать ее искусственными методами не удастся. Что Вы думаете по этому поводу?

- Прежде всего, денежно-кредитную политику в Таджикистане нельзя справедливо охарактеризовать как "жёсткую", так как ставка рефинансирования Национального банка Таджикистана (НБТ) и ставки, предлагаемые по депозитным сертификатам НБТ, уже долгое время находятся ниже уровня инфляции, а требования к обязательным резервам НБТ стабильны. Во всяком случае, денежно-кредитная политика была относительно расслабленной в прошлом году, что привело, по нашему мнению, к некоторому повышению инфляции до 12,5% в конце 2006 года, хотя это большей частью было вызвано плохим урожаем и повышением цен на энергоносители, факторами, выходящими за рамки контроля НБТ.  В этом году инфляция фактически снижается и прогнозируется на уровне 9% к концу 2007 года. Мне кажется, существует фундаментальное недопонимание относительно роли денежно-кредитной политики и, таким образом, чего центральный банк может и не может достичь. Денежно-кредитная политика должна быть спланирована только для того, чтобы удержать инфляцию на низком и стабильном уровне, что в свою очередь способствует экономическому росту.  Правда, что банковские кредитные ставки в Таджикистане высокие, однако это не есть следствие "жёсткой" денежно-кредитной политики, а вызвано проблемами деловой среды, что заставляет банки запрашивать большее вознаграждение по своим депозитным ставкам.  В такой ситуации, закачивание большего количества денег в экономику центральным банком только приведет к большей инфляции и снижению обменного курса сомони. Мы рады, что НБТ понимает это.

 

- Некоторые таджикские ученые неоднократно высказывали мысль о том, что развитию нашей экономики препятствует влияние МВФ. Какова Ваша позиция по этому вопросу, и возможно ли в Таджикистане проведение более умеренных реформ?

- Конечно же, выбор экономической политики - это всегда собственное решение правительства и, как говорилось, в Таджикистане правительство работает без программы МВФ с февраля 2006 года. Кроме того, мы стараемся ограничить наши рекомендации рамками основного мандата МВФ, т.е. макроэкономикой и, таким образом, мы не работаем во всех сферах.  Я могу сказать из моего личного опыта работы в различных странах, что все важные макроэкономические проблемы часто удивительно схожи, если исключить местную специфику какой-либо страны при рекомендации инструментов политики для решения этих проблем. Недавно я где-то прочитал, что МВФ "настаивает на ограничении экономического роста в Таджикистане на уровне 5-6%".  На самом деле, я никогда не слышал чего-либо подобного, этот подход не предусматривает, что экономический рост есть следствие проводимой политики, а не переменная величина, которую можно устанавливать как захочется.  Если вы хотите стимулировать экономический рост, то дальнейших экономических реформ избежать не удастся.

 

- Что Вы можете сказать об инвестиционном климате в Таджикистане?

- Здесь большое значение имеет надлежащее и единообразное выполнение законов.  Если мы заглянем в самый последний отчет Всемирного банка "Показатели ведения бизнеса", Таджикистан занимает 172 место из 175 стран по аспекту "Защита инвесторов".  В этом смысле, нежелание вкладывать в Таджикистан со стороны иностранных и отечественных инвесторов не должно быть сюрпризом. И тем не менее, в случае дальнейших улучшений возможности могут быть колоссальные. В 2005 году потоки чистого частного капитала в развивающиеся страны составили $491 млн.  На фоне таких сумм, финансы, предоставляемые со стороны правительств, могут показаться ничтожно малыми, однако необходимо также знать, что в мире существует конкуренция за получение этих средств, на которые влияет качество инвестиционного климата страны. Это и есть основная причина почему, например, Армения получает вдвое больше чистых прямых иностранных инвестиций, чем Таджикистан (5 против 2% от ВВП).

 

- Ваша оценка усилий Правительства и общества по борьбе с коррупцией и как с ней бороться?

- Если законодательство и правила оставляют место действовать по своему усмотрению, а при этом зарплаты низкие, возникает большой соблазн неформальных платежей.  Это относится к любой стране, не только к Таджикистану. Что может однозначно помочь в борьбе с коррупцией - это упрощение правовых и регулятивных требований в сочетании с предоставлением более высокой зарплаты для госслужащих. Однако последнее должно идти в ногу с более широкой реформой системы государственной службы и соизмеряться с возможностями бюджета. В настоящее время мы четко видим возросшее внимание к борьбе с коррупцией, однако о результатах деятельности, например, недавно созданного Агентства государственного финансового контроля и борьбы с коррупцией, пока еще очень рано говорить.

 

- Существует ли коррупция в МВФ и Всемирном банке, Ваше мнение о скандале, связанном с бывшим президентом Всемирного банка господином Волфовицем. В МВФ такое могло произойти?

- Я думаю, что существует "система сдержек и противовесов" для уменьшения такого риска.  Приведу примеры из МВФ, поскольку в этой организации я работаю.  Когда меня приняли на работу в МВФ в 2000 году, я должен был поклясться перед организацией, что никто из моих прямых родственников не работает в МВФ, так как в противном случае я не мог быть принят на работу.  В целом, существует обширный официальный Кодекс поведения МВФ, где каждый сотрудник должен подписаться. Как часть этого кодекса, например, я должен раскрывать каждый год какие-либо финансовые или деловые интересы, которые я или мои прямые родственники могут иметь, и которые могут находиться в прямом или косвенном конфликте с моими обязанностями в МВФ. Относительно дела господина П. Волфовица, я только скажу, что надо с уважением отнестись к его решению уйти в отставку с должности президента Всемирного банка. Важно смотреть вперед и фокусироваться на жизненной задаче - содействовать экономическому развитию.

 

- Президент страны призвал международные организации помочь в списании хлопкового долга.  Сейчас разрабатывается конкретная стратегия по списанию долга фермерам. Как Вы относитесь к этой инициативе?

- Как я уже говорил, основная сфера деятельности МВФ - это макроэкономика и мы не работаем в сфере сельского хозяйства, в этой сфере среди доноров лидируют Всемирный банк и Азиатский банк развития. Однако хлопковый долг является одной из основных проблем, с которыми сталкивается экономика Таджикистана, в частности, потому что сельское хозяйство является основным источником заработка для свыше 60% населения и, таким образом, оно имеет важное значение для решения проблем бедности.  Конечно, вопрос долга надо однозначно как-то решить и чем скорее, тем лучше.  Вместе с тем, необходимо отметить, что это частный, а негосударственный долг перед какой-либо международной организацией.  Не могу понять, почему частные инвесторы, работавшие в убыток, теперь нуждаются в помощи международных организаций или правительства, особенно, когда этот долг накапливался, выручка от экспорта хлопка составила свыше 900 миллионов долларов США (я заглянул в официальные издания платежного баланса, подготовленные НБТ с 2000 года).  Более того, эксперты в области сельского хозяйства говорят мне, что этот долг должен быть значительно ниже недавней оценки в примерно $400 млн., хотя до сих пор никто так и не смог представить реальную цифру. Это первая задача до выбора формы разрешения долга. Обобщая сказанное, в качестве главного приоритета необходимо поставить сельское хозяйство на рельсы рентабельности и хорошее начало этому процессу положено президентом, подписавшим в марте Указ 111, включающий в себя "Дорожную карту" мероприятий, которые необходимо выполнить.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО
03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156298