Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

08.10.200806:18

"Стратегическое сдерживание" - новая концепция военной безопасности России

Центральный орган Министерства обороны России газета "Красная звезда" публикует сегодня основные положения доклада известного военного практика и аналитика, президента Академии военных наук генерала армии М.А. Гареева "Стратегическое сдерживание: проблемы и решения", с которым он выступил на "круглом столе" в Военной академии РВСН имени Петра Великого. В работе "круглого стола" участвовали представители Генштаба ВС РФ, главных штабов видов ВС, аппарата Совета безопасности РФ, Военно-промышленной комиссии, Госдумы и Совета Федерации РФ, военные ученые. ИА REGNUM приводит текст этой публикации:

Стратегическое сдерживание: проблемы и решения

Национальная безопасность - забота государства

На современном этапе стратегическое сдерживание становится одной из важнейших и актуальных проблем обеспечения оборонной и национальной безопасности России в целом. Главная особенность складывающейся военно-политической обстановки состоит в том, что под воздействием набирающего силу сложного процесса глобализации международных политических и экономических отношений, объективно складывающейся взаимозависимости различных стран дают о себе все больше знать два взаимопроникающих и противостоящих друг другу процесса.

С одной стороны, совершенно очевидно, что характер и масштабы экономических, экологических, энергетических, социально-политических и духовных проблем, с которыми сталкивается человеческое сообщество, таковы, что для их решения, в том числе для обеспечения надежной безопасности, требуется объединение всех имеющихся в распоряжении разных стран и народов материальных и интеллектуальных ресурсов, учета и уважения хотя бы наиболее жизненно важных интересов друг друга. Отменить экономическую, технологическую, информационную конкуренцию, порождающую различного рода противоречия, невозможно. Но общие интересы выживания должны объединять в чем-то главном различные страны и народы. Это объективная основа для многополярного мира.

С другой стороны, в мире сильны круги, связанные главным образом с транснациональными финансовыми структурами, которые стремятся к установлению монополярного мира. Неопровержимые данные и факты, которые привели эксперты, проводившие независимое расследование причин теракта в США 11 сентября 2001 года, позволяют сделать вывод, что этот теракт был следствием столкновения двух противостоящих друг другу группировок внутри Америки, одна из которых исходит из того, что и США должны подчиняться этим транснациональным структурам, а другая полагает, что именно США должны взять на себя роль "мирового правительства".

Если исходить из реальной действительности и вспомнить, сколько роковых просчетов, противоречащих своим долгосрочным национальным интересам допустили США за последние 10-15 лет (Югославия, Ирак, безудержное расширение НАТО, подталкивание грузинской провокации в Южной Осетии), то нетрудно заметить, что американское правительство далеко не всегда действует по своей воле и все больше теряет независимость.

Наиболее компетентные ученые, политики и экономисты вынуждены признать, что и капитализм с его обществом неограниченного потребления не вечен. Например, США, имея 5 процентов населения планеты, потребляют около 50 процентов мирового сырья и 25 процентов нефтепродуктов. Если все страны выйдут на такой уровень потребления, то сырьевых и энергетических ресурсов хватит не более чем на 5-10 лет, что чревато экономической и экологической катастрофами. Неумолимо сокращаются водные ресурсы, леса, плодородные земли, экологически благоустроенные районы.

В мире происходит структурная перестройка глобальной экономической системы, когда преимущественную роль играет не реальная экономика, основанная на природных ресурсах, промышленном и сельскохозяйственном производстве, а ее виртуальная модель, базирующаяся на кредитно-финансовых технологиях, позволяющих получать прибыли из самого процесса управления, ничем не подкрепленных финансовых операций. Транснациональные компании получают возможность оказывать давление на другие страны, искусственно создавать в неугодных странах финансовые и другие кризисные состояния. Очевидна антироссийская направленность этой политики. Как откровенно высказался Збигнев Бжезинский, "в XXI веке Америка будет развиваться против России, за счет России и на обломках России".

В военном отношении США главную ставку делают на получение преобладающего превосходства в космосе и стратегических ядерных силах, ориентируясь на нанесение превентивных, упреждающих ударов, развитие дальнобойного высокоточного оружия, информационных и других высокотехнологических средств ведения вооруженной борьбы. Одновременно форсируется создание глобальных средств противоракетной обороны. Расчет делается на то, чтобы упреждающим ударом лишить противостоящие страны основных ракетно-ядерных средств, а оставшиеся наверняка уничтожить системой ПРО.

В этом основной смысл установки стратегических средств ПРО в Восточной Европе и других странах. Геополитически США стремятся вытеснить Россию со всего постсоветского пространства, оторвать от нее страны СНГ, втянуть их в беспредельно расширяющуюся систему НАТО и блокировать Россию со всех сторон, лишить Китай доступа к энергетическим ресурсам Центральной Азии.

В свете всего изложенного России предстоит упорная борьба за утверждение своего достойного места в мире. В этой области нельзя уже продолжать действовать по давно сложившимся лекалам, а нужны кардинально новые подходы.

Прежде всего требуется более последовательный и осуществляемый в государственном масштабе системный подход к обеспечению национальной безопасности Российской Федерации. Поскольку угрозы для России носят не только военный, но и в значительной мере невоенный характер и эти угрозы тесно переплетаются, необходимо обеспечить органическое единство и согласованность осуществляемых государством мер противодействия этим угрозам, тесную координацию деятельности всех государственных и общественных организаций в деле обеспечения надежной оборонной безопасности. Из-за отсутствия такой согласованности в действиях мы проиграли "холодную войну".

Первейшая задача по обеспечению национальной безопасности - противодействие политическим, экономическим, идеологическим, психологическим, информационным, разведывательно-контрразведывательным, террористическим и прочим акциям других государств, направленным на подрыв национальной безопасности России, максимально полное использование всех невоенных средств для обеспечения национальной безопасности.

Следует отметить, что в настоящее время объем и взаимопроникновение экономических связей США и КНР таковы, что они сдерживают американское руководство от каких-либо резких акций в отношении Китая. В этом отношении экономика становится главным сдерживающим фактором.

Стратегия стратегического сдерживания

В деле осуществления оборонной, в том числе военной безопасности требуется более осмысленный и целеустремленный подход. У нас на военное время предусмотрена строго последовательная система стратегических действий: стратегическое развертывание вооруженных сил, боевое применение Вооруженных Сил в различных формах стратегических действий. Все они объединены единым замыслом, определена последовательность действий органов управления и всех видов ВС и родов войск.

Деятельность Вооруженных Сил в мирное время спланирована главным образом с точки зрения подготовки к выполнению боевых задач в ходе упомянутых выше стратегических действий. В прошлом все сводилось к тому, чтобы прямолинейно противодействовать противостоящим угрозам. Излишняя ретивость в этой области нередко только усиливала и обостряла эти угрозы. Например, когда мы не ассиметрично, а прямолинейно отвечали на каждый виток гонки вооружений.

В ряде случаев в то время это было оправданно. Например, я и сейчас считаю, что направление ракет и ядерного оружия на Кубу с нашей стороны не было авантюрой, как это сейчас пытаются изобразить. Мы этим рискованным, но смелым шагом предупредили Америку, что ей тоже зарываться нельзя. Заставили американцев убрать ракеты с территории Турции, вырвали у них обязательство не нападать на Кубу.

Но в наше время, когда экономическая и военная мощь России несопоставима с возможностями СССР и Америки, и с целью достижения большей рациональности действий мы должны отвечать на возникающие угрозы более гибко и по возможности не прямыми, а асимметричными мерами. Все эти меры тоже должны быть объединены единой целью и замыслом действий.

С этой целью предлагается ввести понятие "стратегическое сдерживание". Практически оно уже употребляется, но не всегда одинаково понимается или сводится лишь к стратегическому ядерному сдерживанию.

В нашем понимании стратегическое сдерживание - это комплекс взаимосвязанных политических, дипломатических, информационных, экономических, военных и других мер, направленных на сдерживание, снижение и предотвращение угроз и агрессивных действий со стороны какого-либо государства (коалиции государств) путем ответных мер, снижающих опасение противоположной стороны или адекватной угрозой неприемлемых для нее последствий в результате ответных действий.

Стратегическое сдерживание осуществляется усилиями и оборонной мощью всего государства.

Со стороны государства в целом (государственных органов) оно предусматривает:

- создание необходимой оборонной мощи государства, опирающейся на все возрастающие экономические возможности, высокотехнологическую оборонную промышленность. Оснащение Вооруженных Сил и других войск современными видами оружия и военной техники, формирование оборонного сознания общества. Всенародную поддержку оборонных усилий государства. Подготовку молодежи к военной службе;

- активную упреждающую политико-дипломатическую и информационную деятельность по предотвращению и разрешению конфликтных ситуаций мирными, политическими средствами. Организацию эффективного информационного противоборства;

Со стороны Министерства обороны (Вооруженных Сил) и других силовых ведомств:

- поддержание, подкрепление военными средствами политико-дипломатических, экономических, информационных и других акций по обеспечению оборонной безопасности невоенными средствами. При необходимости демонстрацию военного присутствия и военной силы;

- поддержание необходимой боеспособности, боевой и мобилизационной готовности Вооруженных Сил и других войск к выполнению поставленных и внезапно возникающих задач;

- разведывательные, контрразведывательные и информационные действия с целью своевременного выявления угроз и возможных агрессивных террористических действий против нашей страны;

- осуществление миротворческих действий, контртеррористических операций;

- военное сотрудничество с другими странами;

- противовоздушную оборону страны, охрану и защиту государственной границы в воздушном пространстве, подводной среде и защита государственной границы на суше и море военными средствами;

- подготовку инфраструктуры страны и возможных театров военных действий к обороне страны. Организацию территориальной и гражданской обороны;

- действия по оказанию помощи органам, войскам и воинским формированиям МВД, ФСБ, МЧС в решении задач по нейтрализации внутренних конфликтов, охраны и обороны важнейших объектов и государственной границы.

Все эти мероприятия и оборонные задачи известны, и они в целом осуществляются на практике. Нам надо подумать о том, что надо сделать, чтобы повысить эффективность решения этих задач - с учетом уроков и выводов, вытекающих из опыта так называемой "пятидневной войны" на Кавказе.

Прежде всего, на наш взгляд, следует продолжать взвешенный внешнеполитический курс в соответствии с принятой концепцией внешней политики РФ. Только мирное развитие позволит России достигнуть своей главной цели по экономической, нанотехнологической и социально-политической модернизации страны.

В международном плане целесообразно разобраться с подходами и нормами жизнеустройства различных народов. Сейчас в мировой прессе главный упор делается на соблюдении принципа сохранения территориальной целостности государств. Конечно, этот принцип должен прежде всего соблюдаться, невозможно предоставить государственность каждому малому народу.

Но кроме принципа целостности государств существует еще право народов на самоопределение. Когда тому или иному народу не обеспечиваются нормальные условия для осуществления своей национальной самобытности и тем более в случае, когда он подвергается притеснениям, геноциду, в таких случаях любой народ имеет право претендовать на государственное самоопределение. Это то, что произошло в Южной Осетии. Важен и аспект разделенности единого осетинского народа.

С этой точки зрения действия российского руководства и военного командования в ответ на грузинскую агрессию являются вполне обоснованными, правомерными и необходимыми. Если бы Россия и на этот раз проглотила эту "пилюлю" и ограничилась возмущениями, как это в прошлом ни раз бывало, она потеряла бы свое лицо как великое государство и с ней мало кто стал бы считаться ни на Западе, и в СНГ. Она многое потеряла бы в глазах российского общества.

Согласно захваченным грузинским планам предусматривалось одновременное нападение на Абхазию, а также осуществление ряда террористических и провокационных акций в других районах Кавказа (например, в Ингушетии, Карачаево-Черкесии и других) под лживыми лозунгами развертывания национально-освободительного движения. Все это говорит о том, что Россию на Кавказе еще ждут серьезные испытания.

Все эти вопросы имеют прямое отношение не только к внешней или оборонной политике, но и непосредственно влияют на внутреннюю политику в России. В нашем многонациональном, федеральном государстве должна быть долгосрочная национальная политика, и делами межнациональных отношений необходимо заниматься систематически. В связи с этим нельзя не охарактеризовать как провокационные разного рода предложения об упразднении национальных автономий. Россия, как многонациональное государство, может сохранить свою устойчивость только в том случае, если будет строиться на основе последовательного проведения в жизнь принципов федерализма...

Крайне важна для нас целеустремленная, основательная работа со странами СНГ. Например, сейчас назревает острый конфликт между среднеазиатскими странами из-за источников воды. Они находятся в основном в Таджикистане и Киргизии. Но без них не могут обойтись Казахстан, Узбекистан, Туркмения. В условиях общего народного хозяйства в СССР это все регулировалось. Теперь это не всегда удается, и свои посреднические услуги начинают предлагать США, и поэтому требуются упреждающие действия государственных органов РФ.

Необходима координация усилий всех государственных органов, обеспечивающих национальную безопасность государства политико-дипломатическими, экономическими и информационными средствами. На наш взгляд, этим делом должен заниматься прежде всего аппарат Совета безопасности (при соответствующем уточнении его функций и структуры). Для координации усилий в исследовании и разработке этих проблем давно напрашивается создание научного Совета РАН по оборонным вопросам.

Вновь возникает вопрос о соотношении политики и военной стратегии. Для всех очевиден примат политики над военной стратегией. Всякая война - вооруженный конфликт - это продолжение политики. Но политики в чистом виде не существует, она жизненна только в том случае, если учитывает в органическом единстве политические, экономические и не в последнюю очередь военно-стратегические соображения. Поэтому в выработке политических решений должны участвовать специалисты различного профиля, обязаны вносить свои предложения и военные, в первую очередь Генштаб.

Задача политики и дипломатии состоит в том, чтобы создать благоприятные условия для применения вооруженных сил. Но уже более 150 лет перед каждой войной армия и флот ставятся в крайне неблагоприятное положение. Достаточно вспомнить крымскую, русско-японскую, Первую мировую войны, наконец, 1941 год. А когда на заседании Политбюро ЦК КПСС в 1979 году начальник Генштаба маршал Н.В. Огарков выступил против ввода советских войск в Афганистан, ссылаясь на то, что это может вызвать серьезные политические осложнения в мире, один из влиятельных членов Политбюро резко "осадил" его: "У нас есть кому заниматься политикой. Вы думайте о том, как решить свои военные задачи". Известно, чем все это закончилось. Из всего этого нужно извлекать уроки.

При всех обстоятельствах наши планы по боевому применению вооруженных сил, в том числе миротворческих сил, должны быть разработаны и практически отработаны таким образом, чтобы в случае агрессии или явного нападения противника, командованию всех уровней было четко определено, как оно должно действовать, ни ожидая особых дополнительных распоряжений.

Вообще в современных условиях - при больших скоростях ракет, авиации, возросшей подвижности войск, особенно в системе стратегических ядерных сил, ВВС, ПВО управленческая боевая деятельность все больше будет приобретать характер реализации заранее разработанных вариантов решения, программирования и моделирования предстоящих боевых действий. Высокий уровень планирования операций и боевых действий станет главной предпосылкой успешного управления войсками. Как показывает опыт войны, чем лучше та или иная операция продумана и организована, тем меньше требуется вмешательства вышестоящего командования в действия подчиненных командиров в ходе операции. Наиболее яркое проявление это нашло в Маньчжурской стратегической наступательной операции в 1945 году.

Из всех задач общегосударственного масштаба главнейшая - это развитие экономики, поскольку без этого невозможно решить ни одной задачи в области национальной безопасности. Мы с удовлетворением воспринимаем положительные сдвиги в экономическом развитии страны, осуществление некоторых национальных программ и проектов. Но нельзя не видеть и того, что еще не все возможности используются. Нет должных вложений в долгосрочные программы, например, в создание альтернативных энергетических ресурсов, космических средств. Жизненный уровень населения низкий, не обеспечивается в полной мере экономическая и, особенно, продовольственная безопасность. Как показала "пятидневная грузинская" война, задача оснащения армии и флота новыми видами оружия и военной техники решается медленно. Полевая экипировка и защищенность личного состава остаются неудовлетворительными.

Как неоднократно предлагали авторитетные ученые-экономисты, необходимо ускорить переход на инновационную, высокотехнологическую экономику. Активизировать меры по стимулированию инвестиций в науку, промышленность и сельское хозяйство.

Все более актуальный характер приобретают проблемы духовной и информационной безопасности. Это особенно важно в свете того, что на фоне всеобщего извращения истории, дискредитации победы в Великой Отечественной войне. В связи с этим, возможно, следует подумать и о создании отдельного управления в структурах высшей исполнительной власти, на которое возложить координацию информационной деятельности в масштабе государства.

Военная мощь государства

В обеспечении национальной безопасности сохраняет свое значение и военная мощь государства. Но при осуществлении стратегического сдерживания к военной силе следует прибегать лишь в случаях, когда возможности других средств действительно исчерпаны. Ибо угрозам надо не только противодействовать, но и делать все возможное для того, чтобы предотвращать их. Это предъявляет новые требования ко всей деятельности Вооруженных Сил, к поддержанию их боевой готовности. Необходимо более четко определиться и с вопросом, для ведения каких войн и для решения каких оборонных задач необходимо строить и готовить Вооруженные Силы и другие войска.

В.В. Путин в своем последнем президентском Послании Федеральному Собранию четко определил, что "у современной России должны быть Вооруженные Силы, способные одновременно вести борьбу в глобальном, региональном, а если потребуется, и в нескольких локальных конфликтах. Мы должны быть всегда готовы отразить потенциальную внешнюю угрозу и акты международного терроризма". Казалось бы, из этого надо и исходить. Но на практике не только в печати, но и в некоторых заявлениях пытаются сводить все оборонные задачи к борьбе с терроризмом или наркотиками.

Нельзя упрощать и борьбу с терроризмом, сводя ее только к действиям спецподразделений. В реальной жизни мы видим, что так называемые террористы могут захватывать целые страны, как это было в Афганистане, Косово. Для противодействия им потребуются действия регулярных войск. Это подтвердилось в "пятидневной войне" на Кавказе. Поэтому в военном строительстве при определении возможного состава группировок войск (сил) на важнейших ТВД целесообразно исходить не только из сложившейся сегодня обстановки и имеющихся сил, а из того, что может потребоваться в перспективе, в самой неблагоприятной обстановке. Традиционная американская формула оценки соотношения сил гласит: "Судить не по намерениям другой стороны, а по ее возможностям".

Несколько слов о нашем ядерном потенциале. Для России при крайне неблагоприятном соотношении сил на всех стратегических направлениях оно остается важнейшим, наиболее надежным средством стратегического сдерживания внешней агрессии и обеспечения своей безопасности. Но нам в последнее время все более настойчиво внушают, что без продвижения к ядерному разоружению многополярный мир превратится в расширяющийся "ядерный клуб", вносятся предложения об установлении международного контроля над российским ядерным потенциалом. Все это, разумеется, должно быть решительно отвергнуто. Одновременно надо продолжать вести настойчивые переговоры о взаимном ограничении и контроле над ядерными вооружениями.

Для надежной обороны страны в современных условиях, наряду со стратегическими ядерными силами, первостепенное значение приобретает создание единой системы воздушно-космической обороны страны. Вместе с тем в ходе боевых действий на Цхинвалском направлении в августе с.г. особенно отчетливо выявились слабые места в техническом оснащении и боевом применении ВВС и ПВО. Еще раз дало о себе знать давно известное наше отставание в средствах связи, РЭБ, разведки, целеуказания в пользовании космическими средствами. Эти вопросы, на наш взгляд, требуют особого и экстренного рассмотрения Военно-промышленной комиссией РФ.

Остро встают проблемы качественного совершенствования и базирования Военно-морского флота, и в первую очередь - Черноморского флота.

Приходится констатировать, что реальные расходы на нужды обороны, составлявшие 2,8 процента от ВВП, упали до 2,4 процента. На вооружение формально выделяется средств все больше, а оружия мы получаем все меньше. Очевидна необходимость кардинальной концентрации научных сил, финансовых и материально-технических средств для осуществления прорыва в области элементной базы, перспективных технологий в интересах создания средств связи, обнаружения, наведения, автоматизации управления, РЭБ...

В развитии вооружений желательно основной упор сделать на создание не отдельных видов оружия, а систем вооружения. Современные условия таковы, что возможности даже самого совершенного оружия, самых оснащенных группировок войск удается наиболее полно реализовать, когда они интегрируются в единые боевые системы. И основные усилия в вооруженной борьбе будут направлены не на физическое уничтожение каждой единицы оружия, а на разрушение их единого информационного пространства, источников интеллекта, каналов навигации, наведения, систем связи и управления в целом.

В системе военного управления в принципе заслуживает одобрения и поддержки идея более тесной интеграции всех сил и средств (в том числе тыла) на ТВД под руководством региональных командований. В принципе не имеет особого значения, как они будут называться: "командования" или "военные округа", наделяемые оперативно-стратегическими функциями. Здесь принципиально важны два момента.

Во-первых, чтобы между ВГК - Генштабом и командованием на ТВД не было нового промежуточного звена, ибо это будет усложнять и снижать оперативность управления войсками. И нецелесообразно ни под каким видом иметь одновременно военные округа и региональные командования.

Во-вторых, при любом варианте обязательным является непременное подчинение региональному командованию (округу) сил и средств всех видов ВС и ведомств, привлекаемых к решению оборонных задач. Для этого необходимо твердое волевое решение высшего руководства и соответствующие нормативные акты и положения.

Не оправдывает себя изъятие из Сухопутных войск их общевойсковых объединений армейской авиации. Должна быть сохранена и фронтовая авиация с оперативным подчинением ее командующим войсками на важнейших стратегических направлениях. Главкомат ВВС не имеет возможности постоянно отслеживать обстановку на театре военных действий и непосредственно управлять авиацией на поле боя.

Нужно оснастить и организовать службу авиационных наводчиков в общевойсковых соединениях, отлаживать тесное взаимодействие авиации с другими видами и родами войск.

В связи с военными действиями в Цхинвале много пишут и рассуждают о действенности нашей разведки. Мы не знаем, как все было в действительности. Поэтому не будем спешить с выводами. Но с учетом того, что было в 1941 году, и в последующих локальных войнах, хотелось сказать лишь об одном. Разведка предполагает не только добывание данных об обстановке, но и очень сложную аналитическую работу, сопоставление и анализ противоречивых сведений, умение отличить подлинную информацию от дезинформации, сделать объективные выводы и предложения для принятия обоснованных решений. Этого нам всегда не доставало и, наверное, не достает и сегодня...

Несмотря на некоторые неизбежные в боевой обстановке погрешности, в целом действия командования, войск и сил флота на Северном Кавказе были, на мой взгляд, целесообразными и умелыми. Жизнь еще раз показала наивность утверждений лженоваторов в военном деле, о том, что теперь уже танки, БМП и вообще Сухопутные войска изжили себя и что можно одними воздушными ударами решить судьбу боя и операции. Конечно, авиационная поддержка, удары с воздуха имеют важное, а в ряде случаев и решающее значение, но и роль общевойсковых соединений и объединений, в том числе танков, БМП, артиллерии не теряет своего значения. В Южной Осетии они сыграли главную роль в отражении агрессии и разгроме врага. Для того, чтобы войска несли меньше потерь, надо совершенствовать боевую технику Сухопутных войск, защищенность личного состава и техники.

Но в печати теперь появился ряд статей, где утверждается, что наши войска воевали по-старому и не применяли современные способы боевых действий, свойственные "демократическим странам" и их армиям. Образцом до сих пор считается агрессия США и других натовских стран против Югославии в 1999 году, когда ракетными и бомбовыми ударами по городам были разрушены электростанции, больницы, мосты, другая инфраструктура страны, что вынудило руководство страны капитулировать, а Сухопутные войска практически и не были задействованы.

Если следовать такому примеру и воевать сугубо "демократически", то российской армии следовало разбомбить Тбилиси, Батуми, Кутаиси, Поти, всю инфраструктуру страны и вынудить Грузию капитулировать. Но это не "демократический", а варварский способ ведения войны, который широко применяли гитлеровцы и в какой-то мере продолжили американцы и англичане, разбомбив жилые кварталы Дрездена в 1945 году, сбросив атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. В наши дни то же самое сделал Саакашвили в Цхинвале.

Российские войска воевали не с населением, а с грузинскими войсками и спецподразделениями, обученными американцами. Поэтому нашим солдатам приходилось отражать наступление превосходящих сил противника, предпринимать атаки и преследовать противника, наносить авиационные удары по военным объектам противника, а морякам Черноморского флота - прикрывать морское побережье Абхазии.

В Российской армии, кроме оснащения их современным вооружением и средствами управления, особое внимание желательно обратить на повышение качества оперативной и боевой подготовки. В последние годы было много международных, совместных учений с другими странами. Понятно, они важны с дипломатической точки зрения, как демонстрация позитивных тенденций в сфере межгосударственных отношений. Но вместе с тем надо признать, что эти, как и некоторые другие учения, зачастую носят показной характер, где заранее известны все предстоящие действия. От таких учений, как мне думается, с военной точки зрения немного толку. Кстати, в смысле методики проведения учений в американской армии, где командиры дивизий сами со своими соединениями проводят учения, учиться у них нечему. Если командир сам разрабатывает и проводит учение, все знает за свою и другую сторону, никакой практики в реальном управлении войсками он получить не может. Поэтому маршал Г.К. Жуков называл такие учения баловством.

Надо, чтобы опыт локальных войн и конфликтов (в том числе афганской, чеченской) находил более полное отражение в содержании и методике обучения органов управления и войск. Известно, например по опыту этих войн, какое большое внимание уделялось охране и обороне коммуникаций. Высылались не только разведподразделения и дозоры, но и постоянное боевое охранение и заставы на важнейших маршрутах. Но случай с командующим 58-й армии в Южной Осетии говорит о том, что этот опыт был забыт. Это относится и ко многим другим вопросам, в том числе к использованию беспилотных средств и созданию разведывательно-ударных комплексов.

Сколько у нас было "пиар-выставок", где демонстрировалась новая форма одежды. Но нужной на поле боя, хорошо защищенной и удобной одежды на солдатах и офицерах мы так и не видели. По этому вопросу, нужно, видимо, советоваться прежде всего с имеющими большой опыт солдатами и сержантами.

По итогам августовских событий на Кавказе самое большое удовлетворение вызывает высокая оценка морального духа российских войск, которую дал Президент РФ Д.А. Медведев. Если после всех антиармейских кампаний, дискредитации Победы в Великой Отечественной и вообще военной службы, если после всех акций по осквернению нашего военного прошлого и ратной службы, солдаты и офицеры достойно показали себя на поле боя, то это говорит о том, что запас прочности нравственных основ в обществе и армии, накопленных традициями прежних поколений, еще достаточно велик.

Пример ветеранов, проводимая военно-патриотическая работа все же дает свои результаты. Но надо помнить о том, что на эту нравственную силу, моральный дух тоже существуют своего рода "моточасы", их нельзя без конца эксплуатировать, не возобновляя и постоянно не пополняя ресурса человеческого фактора. Поэтому не только государство, но и общество обязано постоянно заботиться о формировании оборонного сознания граждан, об утверждении идей защиты Отечества, патриотическом воспитании молодежи, всемерно поднимать стимулы и престиж военной службы.

После решительных действий России в Южной Осетии и Абхазии, весь Запад выступил против нас, до сих пор колеблются страны СНГ, и на этом общем фоне еще раз отчетливо высветилась старая истина: при всех обстоятельствах в трудное время у России неизменно остается только два союзника: армия и флот. Давайте еще раз поклонимся и скажем спасибо тем, кто служил и продолжает служить в рядах самых верных людей нашей Родины.

Источник: ИА REGNUM
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1206:54На выборах президента Узбекистана проголосовало около 88% избирателей
05.1206:15Прокуратурой города Душанбе выявлены факты нарушения прав потребителей электроэнергии
04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО


Самое обсуждаемое

03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156250