Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

21.02.200811:08

Странник сотни дорог

Автор: Фахриддин ХОЛБЕК, специально для Asia-Plus, Кабул

Четыре часа с Фарходом Дарё, знаменитым афганским певцом. "Если мне суждено написать автобиографию, то я лучше сделаю ее песней и спою"

 

Река

Великий Мавлоно Руми ответил своим недоброжелателям: "Если капля вина попадет в лужу, вода в ней испортится. Если сто и тысячи ведер вина влить в реку, она останется рекой. Я и есть река…"

Если сравнить славу с вином, то ненастоящий певец - это лужа, а истинный певец - это река.

Теперь слово о Фарходе Дарё.

 

"Я из провинции Афганистан"

Дарё не любит вопрос "откуда вы родом?" В Кабуле никто толком и не может четко ответить на вопрос о происхождении певца. Вот что он сам мне сказал: "Я из Кабула, Пактии, Кандагара, Бамияна, Кундуза, Панджшера, Герата, одним словом, я из провинции под названием Афганистан. Отец из одного угла (как мне удалось выяснить из Пактии, провинции на юге Афганистана, населенной пуштунами - Ф.Х.), мать из другого (Кандагара). Сам родился на другом краю (Кабул), а вырос на другом (Кундуз). Наша семья смешана со многими нациями и языками. Меня невозможно вывести из одной провинции, нации, языка. Поэтому я из великой провинции под названием Афганистан".

И еще: "Мне отвратителен вопрос "откуда ты?". Годами перед собой ставил задачу, что своим искусством, голосом и любовью буду бороться против тех, кто разделил Афганистан на нации и народности. Это движущая идея в жизни Фархода Дарё. Ее я хочу сделать всеафганской".

Дарё (в переводе с фарси - река) художественное имя Фархода, а его семейная фамилия - Ношир. Он поет песни почти на всех языках Афганистана - фарси, пушту, узбекском, туркменском и диалекте фарси - хазараги.

Фарход Дарё родился в 1962 года в Кабуле. Через два дня после его рождения семья переехала на север - в Кундуз, где Фарход жил до 17 лет.

 

"Езжай в Кундуз"

Приграничный городок Бандар Шерхон, связывающий Афганистан с нашим Нижним Пянджом, назван в честь деда Дарё. Шерхон, в северном Афганистане упоминаемый в истории также Катаганом, был спецпредставителем короля Амануллы. Последний был свергнут Хабибуллой, более известным как Бачаи Сакко, и сбежал за границу. Шерхон уехал вместе с ним. Но другой король Надиршах, свергнув Бачаи Сакко, пригласил Шерхона к себе и передал ему государственные дела на севере и в Бадахшане.

В те времена Кундуз был деревней. Повсюду были камышовые поля и леса, где обитали дикие звери и рептилии. Люди говорили: "Хочешь смерти, езжай в Кундуз!". Шерхон распределил Кундуз между таджиками, пуштунами, узбеками и туркменами. Через некоторое время Кундуз стал современным городом. Потом говорили: "Если хочешь жить, езжай в Кундуз!". Шерхона также считают основателем Хонобода, города на афганском севере.

 

Отец

Таджмухаммад Ношир - отец Фархода - был большим любителем культуры и литературы, и мог часами пропадать в своей обширной библиотеке. "В нашей семье никто не писал стихов и никто не занимался музыкой, - рассказывает Дарё. - У отца было трое друзей - один композитор из Баглана и два поэта. Он был чиновником, но вокруг него я никогда не видел чиновников".

Когда друзья приезжали в дом Ноширов из далеких мест, в семье был настоящий праздник: вечера музыки и песни, которые длились несколько суток.

 "Отец сам не увлекался музыкой и не призывал нас заниматься ей", - воспоминает Фарход.

Поэзией и музыкой занимались его дяди, по материнской линии, жители Кандагара. Они были композиторами, дружили с Ахмадом Захиром. Дяди организовывали вечера, где собирались известные поэты и музыканты того времени. "Я тоже участвовал в них. Первые свои песни я пел там", - говорит Фарход.

 

Инструменты отцовского дома

Но до этих вечеров была другая история. В доме Таджмухаммада Ношира были четыре инструмента: старый немецкий аккордеон, танбур, рубаб и табла. "С того момента, когда открыл глаза, я видел эти четыре инструмента в отцовском доме, - рассказывает Фарход. - Отец не трогал их. Они были украшением нашего дома. Но мы, любопытные дети, в отсутствии родителей прикасались к ним. Когда в доме никого не было, я бегал к танбуру и пальцами проводил по его струнам. Танбур издавал звук. Тот звон танбура, который нарушал обычную тишину нашего дома, до сих пор звучит в моих ушах".

Инструменты отцовского дома первыми внушили Фарходу любовь и страсть к музыке. Когда отец выходил по делам, мальчик умолял мать дать ему аккордеон. Он играл на аккордеоне как новичок и предавался мечтам.

 

Начало пути

Вначале Фарход Дарё писал стихи, которые печатались в газетах и журналах того времени. "Когда отец узнал о моем увлечении музыкой, он не стал возражать. Он даже попросил моего двоюродного брата Заргуна учить меня играть на аккордеоне. Заргун был учеником Сайид Фарруха Афанди, турка, много лет преподававшего музыку в Афганистане. Но самое главное для меня было то, что теперь я имел право играть на аккордеоне дома, при отце", - вспоминает Фарход.

С тех времен Фарходу больше всего запомнился закат, двор, заботливо политый водой, где он сидел с аккордеоном в руках на топчане. Пели птицы, а он играл. Первая песня, которой он научился, была индийской.

Первую песню Дарё написал в 14 лет на газал (стих) Бедиля: "Хам обила, хам чашми пуроб аст дили ман". Недавно он записал ее в нотах и сохранил в свой архив…

 

Богатство

В Афганистане о Фарходе Дарё порой говорят: "Если бы не деньги его отца, он бы ничего не добился". Сам Фарход говорит: "Не отрицаю, что деньги тоже нужны. Но давайте возьмем Ахмада Захира. Он был сыном премьер-министра. Но, отец не писал для него музыку, текст и, в конце концов, не пел его песни. У Захира были своя страсть и любовь, которые не выстрадал его отец".

 

Кабул

В 1979 году во времена Апрельской революции коммунистов семья переехала в Кабул. Фарход поступил в политехнический институт, основанный Советским Союзом. Он хорошо владеет кириллицей. "Политическая ситуация была противоречивой. Но больше всего меня притягивали музыкальные вечера в Кабуле. Учился индийской и афганской музыке. Так и был открыт мой путь в большую музыку", - вспоминает Дарё. Некоторое время он выступал в очень известном в те времена ансамбле афганского гостелерадио - "Борон". Первые его песни уже тогда нашли свою аудиторию.

 

Устод - Учитель

"Мой первый учитель - это любовь. Она привела меня в музыку", - говорит Фарход.

Первым устодом Фархода по теории музыки стал инженер Сиддики Киём. Позже Дарё учился у индийских мастеров. "Один сезон я провел с прекрасным человеком из ваших краев - Шодмоном Пулоди. Насколько мне известно, его сейчас нет в живых. Устод Шодмон на время приехал в Кабул преподавать музыку. Я его учил индийской музыке, он меня - европейской. Мы были вместе почти три года. Да прославит Аллах его душу!", - рассказывает Фарход.

Позже Фарход самостоятельно занялся изучением и исследованием различных музыкальных направлений Афганистана.

 

Прощай, Родина!

В 1990 году Фарход покинул Афганистан. "Я не думал уезжать насовсем. В Кабуле не было возможности записи новых песен. Не было музыкальных инструментов, студий и музыкантов, которые были нужны мне. За рубежом я хотел записать свои песни и снова вернуться в Афганистан", - рассказывает Фарход.

Он не знал, что покидает Родину надолго. Планы Фархода были другими, но Бог распорядился по-другому.

В 1992 году в Афганистане к власти пришли моджахеды. Страна впала в междоусобные войны. Политическая ситуация стала непредсказуемой. "Я не говорю, что если бы я вернулся, меня бы посадили в тюрьму или убили. Нет! Может быть, и не трогали бы. Но Афганистан превратился в развалину, в разрушенный сад, который покинули соловьи. Все условия для развития музыки были уничтожены", - говорит Фарход.

В 1996 году к власти пришел Талибан. Музыка была официально запрещена. Все пути возвращения Фархода на Родину закрылись.

 

Чужбина

Ровно три года на Западе Фарход прожил незаконно. Он не мог смириться с мыслью о том, что не может вернуться на Родину. Его близкие говорили: "Дарё, ты не можешь жить ни на Родине, ни здесь. Ты не можешь жить вне законов. Ты должен принять статус беженца!"

- Два года в Германии и год во Франции я жил незаконно. Были возможности получить статус беженца и жить без проблем. Но я не мог позволить себе увидеть печать без гражданства в своих документах. Однако спустя три года я столкнулся с множеством проблем. Чужбина победила меня. Я получил статус беженца в Германии. И до сих пор я странник улиц чужбины, - говорит Фарход и тяжело вздыхает…

Вот одна страничка из книги его чужбины…

 

Пешка

- Меня с моей женой Султоной свела музыка. Она моя ярая поклонница. Музыкой расцвела наша любовь, и мы поженились. В первые дни нашей совместной жизни, помню, я сидел за рулем. Вел машину и излагал чувства жене: "Смотри, хонум! Я сейчас в силе и уверен, что пройду сквозь это здание, потому что я его не чувствую, не осознаю. Так как я его не осознаю, не чувствую и его внешнее существование.

Оставим сказки о том, что люди везде одинаковы и весь мир - Божья земля. Я прожил другие сезоны. Я приехал из другого края и не осознавал местную среду. В тех красивых городах я был чужим. Улицы, люди не говорили со мной. Не было созвучия между мной, погодой и небом. Даже календарь и времена года там был другими. Короче, ничто не было моим.

В первые годы на Западе Фарход не вписался в стандарты местной жизни. Жена даже думала, что у него проблемы с психикой. Фарход говорит:

- Ей Богу, я не сумасшедший. Ты просто пойми, это здание и я - не знаем друг друга. У нас нет совместного исторического прошлого. Оно не видело мое детство. Мы не можем рассказать свои истории друг другу: оно мне, я ему. Если вместо этого здания был бы маленький глиняный домик в Кундузе, я бы знал что он говорит…

Позднее Фарходу пришло ощущение, что он становится пешкой, отброшенной в сторону. Такая судьба ожидала бы его на чужбине.

Но певец нашел выход.

- Я взял свою Родину, свой Афганистан на плечи как котомку, и начал странствовать из города в город, из одной страны в другую, из континента в континент. Когда я был среди афганцев, иранцев, таджиков, американцев и европейцев, я был с Афганистаном. В каждую дверь, в которую я стучал, входил с ним, - говорит Дарё. - Я нашел один образ, одно окно, которые затмили и чужбину, и Родину. Я смог там далеко найти свою родину, а на родине свою чужбину. Куда не иду, обе они со мной. После этого Афганистан как котомка - всегда на моих плечах.

Когда в 1995 году Фарход переехал в США, он сразу удалил печать об отсутствии у него гражданства из паспорта. В Америке можно жить и без нее.

 

Мир - родина

С тех пор Фарход живет в США. В 2001 году режим Талибан был свергнут. Для Дарё открылись пути возвращения на родину. В 2003 году он приехал в Афганистан.

- Я вернулся после 13-летней разлуки. Телом бросился в объятия Амударьи, душой - на улицы и базары Афганистана. Теперь не бегу ни от кого-то -  ни от чего. Никто и ничто не бежит от меня, - говорит Фарход.

Когда он вернется на Родину насовсем? Певец отвечает:

- В данный момент я живу в Америке, но в основном мое время проходит в поездках. Сегодня я в Афганистане, завтра - в Европе, послезавтра - в Саудовской Аравии или в других странах. В Кабуле я бы жил также в поездках. Но большая часть моей деятельности, процентов 80 происходит в Афганистане. Можно сказать, что я на Родине...

 

"Куча" - "Улица"

Дарё показывает материальную и финансовую помощь афганским детским организациям. Однако самый большой его подарок детям - телепередача "Куча (Улица)". Фарход создал эту великолепную программу вместе с уличными детьми. Она была показана на Национальном ТВ и стала одной из наиболее популярных.

Я сам видел, как снималась передача, как трудился Фарход над ней, и что получилось. Меня поражало много вещей. К примеру, один парнишка работает лишь учеником мастера в СТО, где ремонтируют велосипеды. А в "Куче" он талантливый певец и очень красиво играет на аккордеоне. Или забитый кабульский паренек оказывается талантливым художником. Девочки - попрошайки с пыльных кабульских улиц споют вам песни.

- В течение 30 лет войны многие дети остались сиротами и бездомными. У многих родители не могут работать. Теперь дети вынуждены сами зарабатывать на кусок хлеба для всей семьи. Сейчас они играют роль старших. Они забыли и не чувствуют, что они дети, и не знают какие права они имеют. Эта трагедия усугубляется тем, что и старшие не понимают, что эти маленькие создания - дети. Моя цель создать новое мышление среди элиты - правительства и общества, и чтобы у детей появилось больше уверенности в своих силах.

Лучше увидеть своими глазами. "Куча" есть и в Интернете.

 

Яд от друга

Фарход Дарё пьет много воды во время выступлений. Осенью 2006 года во время концерта в Лос-Анджелесе США вода, которую дали певцу, была отравлена. Дарё в середине концерта потерял сознание. Кто покушался на его жизнь?

- В 2005 году Нусрати Порсо (один из знаменитых певцов) был убит своим поклонником. Но почему? Дети от любви так могут сжать воробья в руке, что он может умереть. Во время концерта поклонник попросил Порсо спеть какую-ту песню. Но он эту песню спел позже. Поклонник обиделся и после концерта подошел к Порсо и ударил его. Порсо покатился по лестнице и позже умер. Понять поклонника не просто. Для человека, у которого нет радости на чужбине, Порсо был единственной радостью. Но когда и эта радость покинула его, то у него ничего не осталось. Жизнь и смерть стали ему безразличны.

О своем недоброжелателе Фарход ничего не сказал, только намекнул, что на его жизнь покушался тоже близкий ему человек.

В одной статье "Маленький кулак и великая история" Дарё объяснил эту общую беду, от которой страдали и страдают певцы в Афганистане. Многие из знаменитостей этой земли подвергались насилию и вражде: убийства величайших певцов страны Ахмада Захира и Устода Найнавоз, недавнее убийство Нусрати Порсо и покушение на Фархода Дарё…

 

Музыкальная деревня

В 2003 году Фарход зарегистрировал организацию под названием "Музыкальная деревня". Попросил содействия правительства. Но никто его не слушал…

- Я пал духом до такой степени, что целые два года не приезжал в Афганистан. Меня обидело отношение правительства к музыке, - говорит Фарход. - Я вернулся на Запад и занялся своими делами.

Однако Фарход не опустил руки.

- Однажды меня осенило: "Если они не приняли серьезно, эй мужчина, то ты сам на что способен? Иди! Если правительство не делает, то сам действуй! Правительство не хочет, но есть ребята, которые хотят. Ты сделай для них! Ты первым начни! Начни со своих десяти пальцев, которые перерастут в десятки, сотни и тысячи. С этой надеждой я вернулся на Родину. Сейчас со мной много молодых талантов. Помогаем друг другу. Дай Бог, докажем, что в Афганистане пусть не все есть, но есть то, с чего можно начинать.

Фарход намерен собрать и учить молодые таланты. Также он хочет собирать все виды музыкальных инструментов в одном центре - "Музыкальной деревне".

 

Калитка

Дарё автор более тысячи песен, которые отличаются друг от друга своей оригинальностью и неповторимостью. Как он творит музыку?

- Песня приходит ко мне, а не я к ней. Когда она приходит, я становлюсь на колени перед ней. Песни в основном создаются легко. Есть одна калитка, у которой нет физического воплощения. Она открывается в душе человека. Открывается на одно короткое мгновение, и ты увидишь ее. Это зависит от твоего познания, опыта и любви. Насколько глубока твоя любовь, настолько ты создашь хорошую песню. То, что появится в этой калитке, ты должен увидеть. Она открывается и для тех, кто не певец, но они не могут ее осмыслить и воспеть. Единственное отличие творца от других и заключается в том, что он может воспеть этот момент.

Когда открывается дверца, я впадаю в духовный сон. Большинство своих песен я пишу в течение 3 - 4 минут. Потом, чтобы осознать я, образно говоря, пробую созданное на вкус. Калитка закрывается. Я просыпаюсь, и со стороны смотрю на созданное. Если есть недостаток исправлю, если нет, приведу в порядок и оставлю, чтобы вернуться через некоторое время.

 

Певец и поэт

Каххар Оси - поэт, рано ушедший из жизни, был самым близким другом Фархода Дарё. Они, когда Каххар был жив, всегда были вместе.

Однажды оба сидели тихо в одной комнате. Каждый был в своем мире: Фарход с гитарой, Каххар с ручкой и бумагой. Фарход играл неизвестную мелодию. Каххар тоже что-то писал. "Иногда мы были вместе несколько часов, но не молвили ни слова. Иногда очень долго спорили на какую-нибудь тему", - вспоминает Фарход.

В тот день после нескольких часов тишины Фарход повернулся к Оси и сказал: "Суфи, слушай!" Оси тоже поднял голову и сказал: "Арбоб (обращение к знатным людям), ты тоже слушай!"

- Я сказал ему, что первым я нарушил тишину, поэтому ты должен слушать, - рассказывает Фарход. - Каххар согласился. Но самое главное и интересное: я и Каххар были в одинаковом состоянии. Но я его передал музыкой, а Оси сделал стихотворением. Оба мы его воспели по-своему…

 

Танец

Однажды Фархода призвал газал Суфи Ашкари (известный поэт Афганистана 20-го века) - "Джура надори, джураджон". До утра Фарход пел песню на этот стих и танцевал. Настало утро, и он направился к Хайдари Вуджуди, другому поэту, которому сообщил: "Устод, этот газал целую ночь заставил меня танцевать и стал песней". Хайдари удивился. "Суфи Ашкари тоже мне рассказывал, что он написал его, танцуя до утра. Значит, это стихотворение родилось и стало музыкой с танцем".

 

"Пришел пророк!"

Однажды ночью в Вашингтоне Фарходу привиделось стихотворение Каххара Оси "Пришел Пророк!". Оси написал это стихотворение в честь явления пророка Мухаммада. В то время Оси не было в живых. В ту ночь жена и сын Фархода оставили его с самим собой. Он пошел к своему инструменту и сел перед ним на колени, открыл книгу Оси.

В этот момент, рассказывает Фарход, "явление Пророка выразилось в моем мире, и я всецело погрузился в нем".

Теперь Фарход не существовал. Это не было историей одного, двух или пяти часов, это было историей одной ночи. Целую ночь они были вместе. Там был Оси, присутствовал дух Пророка. Все, что было в том мире, Фарход видел и ощущал. Время ушло от него, была забыта и ночь…

- Вдруг я поднял голову и резко посмотрел назад. Мой взгляд остановился на книгах. В самом верхнем ряду обычно стоит Священный Коран. В тот момент, когда я посмотрел на него, я увидел, что с окошка прямо на Коран падает луч солнца. Никуда больше, а именно на Священный Коран! Как будто луч мне говорил, посмотри на этот проходящий момент - Коран и солнце ласкают друг друга.

Приветствие солнца Корану разбудило Фархода от музыки. Было утро. Он закрыл книгу Оси, пошел и поцеловал Коран. Тут ему показалось, что он не один. Он не ошибся. На лестнице, которая связывала нижний этаж с верхним этажом, он встретил жену Султону. Она ждала, когда он проснется от своего духовного сна. Оказывается, до сих пор она плакала, когда он играл музыку. Она тоже прониклась атмосферой, царствовавшей целую ночь в комнате…

 

Султона

Жена на десять лет моложе Фархода. Она окончила факультет философии, французского языка и литературы в Сорбонском университете Парижа. После замужества также получила степень магистра английского языка и литературы. Ныне преподает французский язык в одном из вашингтонских университетов, а также работает в крупнейшей компании интернет America Online.

- Насколько я занят, настолько и занята моя жена. Суетная жизнь Запада так овладела нами, что мы не можем иметь второго ребенка. Мечтаю, чтобы у моего сына - Хиджрона, которому уже 11, были брат или сестра, - говорит Фарход.

 

Цитата

Фарход Дарё, после встречи с президентом Хамидом Карзаем: "В программах правительства Афганистана вообще нет место музыке. Она не принимается всерьез. Они думают, что музыка вещь, которая должна развиваться сама, а сперва надо решать более серьезные проблемы, а потом думать о музыке. Это большая несправедливость, так как для решения проблем Афганистана от этого священного искусства можно получить большую отдачу".

 

Бизнес и музыка

Дарё говорит: "На этом беспредельном рынке я не делаю музыку ради бизнеса, и не делаю бизнес ради музыки. Я пришел в музыку ради своей любви. Музыка для меня не дом, а путь. Мой дом - любовь. Я с музыкой иду туда, куда я иду".

 

Вторая родина

Когда в юности Дарё приходил с друзьями к Амударье, ему говорили, что на той стороне реки Шурави. Позже Фарход узнал, что это Таджикистан. 17 лет он слушал таджикское радио и смотрел таджикское ТВ. Для Кундуза и ныне Таджикистан единственный сосед, как для Герата - Иран, для Джузджана - Туркменистан, или для Кандагара и Нангархара - Пакистан.

- Я никогда не был в Таджикистане. Но, ей Богу, клянусь, что говорю правду. Мне кажется, что там живут люди, как и я влюбленные в жизнь. Я не знаю, почему так думаю. Еще думаю, что там меня любят, как я люблю таджиков. Мы один народ. Наши души, наша музыка, наши ценности и наша любовь - одинаковые. Мы поем ваши песни, а вы - наши. Мир велик. Афганистан - моя родина. Но если придется выбирать вторую родину, без каких-либо сомнений это будет Таджикистан.

 

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1206:58Спецоперация по освобождению заложника в Турсунзаде. Трое задержаны, один уничтожен
08.1206:15За «неправильную» молитву в мечети жителя Таджикистана приговорили к трем годам тюрьмы
07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(1)


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(1)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00