Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

07.03.200806:47

Р. Темуриён: «Я – поколение жертв»

Автор: Екатерина КОЖЕВНИКОВА

В 29 лет он уже возглавлял правительственную пресс-службу независимого Таджикистана. Будущее казалось безоблачным и сулило новые победы. Но в одночасье он потерял все: работу, признание и, самое главное, Родину. Из журналиста-профессионала, лауреата нескольких престижных премий, он превратился в изгоя. В гостях «АП» известный журналист Равшан ТЕМУРИЁН.

 

Роковая «тройка»

- Равшан, почему вы так стремительно покинули Таджикистан? Вам что-то угрожало?

- Я работал журналистом. Печатался в газетах, делал материалы на радио. Одна моя статья под названием «Режим и оппозиция», вышедшая в августе 1992 года в газете «Таджикистан», не понравилась тогдашнему номенклатурному руководству страны. Я писал, что президент Набиев, вице-президент Дустов и спикер парламента Кенджаев, мягко говоря, переборщили с реформами. Я тогда был молодым и в статье неосторожно обронил слово «тройка». И это обычное слово сыграло в моей жизни роковую роль. Благодаря ему я уже 16 лет нахожусь в эмиграции. Особенно мой материал не понравился Дустову. Когда начались митинги, мы встретились у центрального входа в здание кабинета министров. Он, увидев меня, сказал: «А, заместитель Тураджонзоды, все пишешь?». Я ответил, что если ему что-то не понравилось, он может смело подавать на меня в суд, но он, приставив к моему лбу палец, сказал: «Як тир дар лобут басай!» (одной пули в лоб тебе хватит). Это видели боевики народного фронта, находившиеся поблизости. Тогда только разгорались военные события. А у нас ведь как? Раз тебя заметили, ты непременно попадешь в список неугодных. Начались угрозы. И 31 января 1993 года я вынужден был покинуть Таджикистан. Благо, нашлись добрые люди, которые помогли мне переправиться в Согдийскую область, а оттуда в г. Гулистан Сырдарьинской области Узбекистана. Там у меня были родственники. Было больно и обидно. Когда я покидал родной Душанбе, я также как и устод Бозор Собир хотел вычеркнуть родину из памяти, но при взлете самолета, я стал целовать иллюминатор...

В Москве покойный Отахон Латифи познакомил меня с первым диссидентом Таджикистана и тогдашним директором таджикской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода Маркелом Даниэловым, больше известным у нас как Музаффар Орифи. А он, в свою очередь, помог мне устроиться специальным корреспондентом в таджикскую службу радио «Свобода» в Москве. Потом был Мюнхен, а затем мне предложили бессрочный контракт на работу в Праге.

 

- Вы не хотели вернуться на родину?

- Хотел конечно. В мае 99-го я пытался вернуться, но опять препятствием стала моя профессия. Тогда мятежный полковник Махмуд Худобердыев захватил Согд, а я в свое время брал у него интервью, и мне посоветовали не возвращаться.

 

- Почему вас называли заместителем Тураджонзоды? Вы поддерживали оппозицию?

­- Нет. Я честно выполнял свой журналистский долг. С Ходжиакбаром Тураджонзода я познакомился лично только на мирных переговорах в Ашхабаде в июле 1995 года, где я брал интервью и у оппозиции, и у правительственной делегации, уже будучи журналистом «Свободы». Никаких связей с ним я не поддерживал и не поддерживаю. А ярлык этот ко мне прилепился после слов Дустова. Наше правительство не могло понять, что журналистика – это не однобокое освещение событий. Если кто-то брал интервью у противоборствующей стороны, его априори считали «вовчиком». В свое время меня также оклеветал один из бывших директоров таджикского телевидения. Когда мой учитель - председатель Гостелерадио Ибрагим Усманов - предложил мою кандидатуру на пост специального корреспондента по Согду, он возмущенно заметил: «Вы что, забыли, как он влезал на танк в 92-ом году и брал интервью у оппозиционеров?!» Это была наглая ложь. Я никогда не влезал на танк, я лишь брал интервью у народа, зайдя однажды в троллейбус №1. Просто ему, чтобы опорочить человека, захотелось поменять троллейбус на танк. Вот и все. Увы, но меня слишком часто предавали даже близкие соратники...

 

«Мы были плохим поколением»

- Тем не менее, наверняка, вы отдавали какие-то политические предпочтения тому или иному движению?

- Я был беспартийным. Не состоял ни в одной фракции и партии. Я просто выполнял свою работу. Но лукавством будет, если я скажу, что был посередине противоборствующих лагерей. Я склонялся к демократическому лагерю. К тем людям, которые хотели строить мирным путем действительно независимую и сильную страну под названием Таджикистан. Я состоял в штабе кандидата на пост президента РТ Давлата Худоназарова.

 

- Сейчас многие исследователи того периода и некоторые журналисты говорят, что в гражданскую  войну в Таджикистане свою лепту внесла и пресса. Ваше мнение?

- Некоторые журналисты сегодня утверждают, что это не они раздавали оружие. Но это неправда. Ведь журналист может пером заставить людей поднять автоматы. Зачем обманывать самих себя? 300 тысяч человек погибло, 2 млн. стали беженцами, 80 наших коллег убито! Ради Бога, имейте мужество и скажите правду. Если бы мое поколение журналистов было бы хорошим, то гражданской войны не было бы. Я и многие мои коллеги – поколение жертв.

В любом обществе часть интеллигенции, за которой следует народ, была продажной. К сожалению, в нашем случае эта часть также показала себя не с лучшей стороны.

 

«Вы моими руками развалили мою страну!»

- Почему вы ушли с радио «Свобода» в Праге?

-  У меня возникли разногласия с американским менеджментом. В какой-то момент я понял, что радиостанция, финансируемая Конгрессом США, не может быть свободной и демократичной. Позже, уже будучи в Канаде, я сказал своему бывшему руководству по телефону: «Я Вас ненавижу! Вы моими руками развалили мою страну!»

 

- То есть, вы поменяли свои взгляды по поводу Советского Союза?

- Да. Я понял, что это была ошибка. Что нужно было реформировать идеологию, а не ломать государство. Для меня было больно это осознавать. Я был молод, горяч и на волне всех этих демократических преобразований и перестройки боролся за упразднение Союза...

 

- Как Вы оказались в Канаде?

- У меня была жуткая депрессия. Я был не в себе, ходил по барам, выпивал. Однажды я шел по Вацлавской площади Праги и плакал. Прямо в центре города. Вдруг передо мной остановился шикарный 600-й мерседес. Ко мне подошли двое дюжих молодых парней. Из машины вышел молодой человек в кожаном плаще и по-дружески обнял меня. Он сказал: «Ай, как не стыдно! Известный таджикский журналист и плачет в самом сердце Европы». Это был бывший первый секретарь Чкаловского горкома комсомола Игорь Анатольевич Трофимов. Известный в стране человек, а ныне успешный предприниматель, совладелец компании Nokia. Он успокоил меня, выслушал, тут же позвонил своим адвокатам в Монреаль (Канада) и договорился обо мне. Так я отправил в Канаду свою семью. А сам оставался в Праге улаживать все свои оставшиеся дела.

Когда я прилетел в США и вышел в Нью-Йоркском международном аэропорту им. Кеннеди, меня опять взяло сомнение: стоит ли мне переступать желтую черту (по международным правилам, если ты пересекаешь эту черту, ты ступаешь на территорию Америки). Мне совсем не хотелось переступать ее. Эта черта казалась мне чертой моей жизни, переступив которую я перешагну через свои принципы и идеалы. Я стоял и плакал. И мне опять повезло. Мне навстречу шел старичок – тот самый Музаффар Орифи, известный таджикский диссидент, которого в 1972 году вынудили покинуть родной Таджикистан. «Равшанчон, - сказал он мне, - вы тоже, как и я, стали беженцем?»  Кто бы мог подумать, что человек, который был моим кумиром в юности, станет встречать в США еще одного эмигранта из Таджикистана, потерявшего родину! Мы стояли в центре огромного терминала и плакали... Потом он помог мне перебраться в Монреаль. Это был очень длинный путь. Путь лишений и унижения. Прежде чем стать тем, кто я сейчас, мне пришлось несколько раз менять работу. Но я, бывший пресс-секретарь правительства, не стеснялся быть разнорабочим в Канаде. Ради моей семьи и детей я был готов на все.

 

- Почему Вы выбрали именно франкоязычный Квебек?

- Потому что этот город напоминает мне мой Душанбе 70-80 годов, в котором все жили дружно и были счастливы. Когда-то в детстве мама рассказывала мне про край света. Я удивлялся и все спрашивал, что же это такое. Так вот Канада – это мой край света, моя вторая родина, которая приняла меня, приютила и обогрела и дала мне то, что я сейчас имею. Думаю, это последняя остановка в моей скитальческой жизни...

 

- Вы возглавляете там Общество таджиков Канады?

- Да. Приехав в Квебек, я бродил по улицам и нигде не видел ни одной вывески, говорившей о моем Таджикистане. Я стал писать, выступать по радио, телевидению, говорить о Таджикистане. Ко мне потянулись люди. В 2005 году меня избрали председателем Общества таджиков Канады. Устод Бозор Собир, известный поэт, по этому поводу шутит, и называет наше общество «дехаи Темуриён» (село Темуриёна). Мы пытаемся как-то воссоздать атмосферу родного горного края в далекой Канаде. Отмечаем таджикские праздники, встречаемся, говорим по-таджикски, готовим таджикский плов, пьем чай...

 

«У меня есть дом, но он пуст...»

- Вы часто приезжаете в Таджикистан, что мешает вам здесь остаться?

- Меня сюда тянет ностальгия. Это как болезнь, от которой сложно избавиться. Я пытался вновь обосноваться здесь, но пока не вижу сферы, которая удовлетворила бы мои потребности. Я работал в 2004 году в таджикских газетах, однако, после международной школы журналистики, они, мягко говоря, не позволяют мне выразить весь свой потенциал. Я не смогу писать здесь то, о чем думаю. Таджикская пресса все еще не свободна. В каждом из журналистов сидит внутренний цензор. Конечно, это последствия гражданской войны, но, господа, вы уже 11 лет живете в мирной стране! Кого вы боитесь? Не нужно бояться прессу, она никого не кусает, она жалит только коррупционеров и тех, кто не хочет жить и работать по закону. Я сотрудничаю с канадскими газетами. Удивительно, но канадская пресса контролирует власть и общество. Это действительно четвертая власть. Когда я прилетаю из-за океана в Таджикистан, этот идеал рушится. Наше общество должно осознать, что журналистика – это чистая душа, кристально чистая вода. Это индикатор совести общества. Пожалуйста, не убивайте и не предавайте ее!..

 

- Вы уже были чиновником. Не хотите попробовать себя в политике?

- Я думаю, что готов к политической деятельности. Мы набрались опыта, стали более зрелыми. Но пока, если честно, никаких предложений мне не поступало. Хотя, я не думаю, что таджикская власть не нуждается в профессиональных кадрах.

 

- Кто из сегодняшних управленцев и политиков Таджикистана вам импонирует? С кем вы хотели бы работать в одной команде? 

- Таких людей не мало. Это Сайдамир Зухуров, Шариф Рахимзода, Хамрохон Зарифи, Рустам Назаров, Сухроб Шарипов, Рахматилло Зойиров, Рахматулло Валиев, Баходур Абдуллаев, Тохир Абдуджаббор, Сабит Негматуллаев, Мусо Диноршоев, Джурабек Назриев, Касымшо Искандаров, Садриддин Мухаммедов. Это настоящие государственники с чистыми руками и помыслами, которые способны построить сильное, истинно демократическое государство Таджикистан. Жаль, что среди тех, кого я перечислил, есть люди невостребованные властью. Из журналистов я бы взял в команду Нурали Давлата, Раджаби Мирзо, Мухиддина Идизода, Саёфи Мизроба, Хуршеди Атовулло и др.

 

- Как журналист, как вы оцениваете нынешний потенциал таджикской власти? 

- На мой взгляд, нашей власти не хватает сегодня государственников-технократов свежей струи. Иногда мне кажется, что «скамейка запасных игроков» у нас очень коротка. Искренне верю, что господин президент понимает эту проблему. Что касается кадровых перестановок, то о них хорошо писала западная канадская и американская пресса. Если в РТ это назвали административной реформой, то на западе косметическим ремонтом...

 

- Планируете окончательно вернуться на родину?

­- Если меня спрашивают о мечте, я отвечаю, что моя мечта – вернуться на родину. У меня вроде бы есть дом, но он пуст и ветер гуляет по его комнатам...

 

 ДОСЬЕ «АП»:

Равшан Темуриён (Темиров) родился в 1961 году в Душанбе. Окончил ТГУ им. Ленина факультет таджикской филологии, отделение журналистики. С 1984 по 1992 гг. работал на таджикском радио и телевидении. С 1992 по 1993 гг. - пресс-секретарь кабинета министров РТ. В 1994 году был назначен спецкорреспондентом таджикской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода в Москве. С 1995 года по 1999 г. - редактор и корреспондент Радио Свобода в Праге. С 1999 года проживает в Канаде. Окончил технологический институт Розмонт в Монреале. Сейчас преподает в университете Монреаль политологию, сотрудничает с рядом  канадских газет. Женат. Имеет двоих детей.

 

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

24.0616:50Совет улемов: "идгардак" противоречит шариату и ханафитскому мазхабу
24.0615:37В Таджикистане госслужащим велели выйти в Иди Рамазон на работу
24.0614:34Совет улемов Таджикистана выступил против «идгардак»
24.0613:10Сотрудники аэропорта Душанбе сделали подарок жителям столицы
24.0613:04Учителя: опять "клянчим" деньги


Самое обсуждаемое

23.0614:18Россотрудничество открывает филиал в Худжанде(2)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156290