Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

15.05.200816:11

Религиозное обрамление геополитической борьбы

Автор: Теймур АТАЕВ, ИА МиК

После распада СССР, лишь в начале XXI тысячелетия Россия приняла на себя правопреемнические функции Советского Союза во внешнеполитическом направлении. В 2000 г. президентами России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана был подписан договор об образовании Евразийского Экономического Сообщества (ЕврАзЭС), а 2001 г. явился годом создания «Шанхайской организации сотрудничества» (ШОС), объединившей Россию, Китай, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан (статус наблюдателей у Индии, Ирана, Монголии и Пакистана).

1.Глобализация, «Евразийский блок» и православие

После распада СССР, лишь в начале XXI тысячелетия Россия приняла на себя правопреемнические функции Советского Союза во внешнеполитическом направлении. В 2000 г. президентами России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана был подписан договор об образовании Евразийского Экономического Сообщества (ЕврАзЭС), а 2001 г. явился годом создания «Шанхайской организации сотрудничества» (ШОС), объединившей Россию, Китай, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан (статус наблюдателей у Индии, Ирана, Монголии и Пакистана).

Тем самым в пику «атлантистской модели» (или, евроатлантизму) миру был представлен т.н. «Евразийский проект». Идея евразийского блока в целом не нова. Еще в 1940-х гг. глава германской геополитической школы Карл Хаусхофер отмечал, что «самым важным поворотом в современной мировой политике... является формирование мощного континентального блока, охватывающего Европу, Северную и Восточную Азию».

Не удивительно, что, в условиях религиозного обрамления мирового геополитического противостояния предпринятые Россией акции сопровождались определенными шагами со стороны церкви. Так, в 2000 г. увидели свет Основы социальной концепции Русской Православной Церкви (РПЦ), где отмечалось, что «нации и государства практически неизбежно имеют расходящиеся интересы, связанные, в частности, со стремлением к обладанию землей, политическому и военному доминированию». В 2001 г. последовали более жесткие богословские заявления. На пленуме Синодальной Богословской комиссии РПЦ архимандрит Алипий Кастальский-Бороздин отметил, что «глобализация - это антихристианская идеология создания «нового мирового порядка» с единым управляющим сверхнациональным центром… Это планетарное государство, созданное на развалинах существующих государств, должно иметь единую религию, единую культуру, единое экономическое и политическое пространство».

На VI Всемирном Русском Народном Соборе с аналогичных позиций выступил председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл: «Нерелигиозный, деидеологизированный либеральный стандарт предлагается мировому сообществу в качестве универсального образца устроения жизни государства и человека... Каждый народ имеет право на то, чтобы религиозные или иные традиционные факторы его жизнеустроения были учтены при формировании общей цивилизационной картины мира. Ибо мир, основанный лишь на одной, общей для всех народов цивилизационной модели, не может быть устойчивым».

Весьма показательно, что данной «линией» предлагались конкретные пути решения вышеуказанных проблем. В тех же Основах социальной концепции РПЦ отмечалось, что Церковь приветствует «создание государств многонациональных, если в них не нарушаются права какого-либо из народов... Необходимо признать полезность создания межгосударственных союзов, имеющих целью объединение усилий в политической и экономической областях, а также совместную защиту от внешней угрозы и помощь жертвам агрессии». Тем самым РПЦ, констатируя наличие геополитических интересов различных стран, признал возможность создания международных блоков. После чего последовал итоговый документ проводимой Санкт-Петербургской Духовной Академией конференции «Духовные и социальные проблемы глобализации» (май 2001 г.): «Идеология глобализации противостоит христианскому мировоззрению... Глобализация становится воплощением утопической идеи мондиализма о создании на Земле унитарного наднационального жестко контролируемого сообщества...

Историческое призвание России как страны-хранительницы Православной веры, культуры и традиций не признается и отвергается мондиалистами...

РПЦ и государство стали главным препятствием на пути устремлений к мировомугосподству».

Естественно, такие попытки России не могли пройти для Москвы безболезненно. В 2002 г. Рим учредил на территории России четыре епархии, что РПЦ расценил как «недружественный шаг» со стороны Ватикана. Павел II осуществил визиты на Украину, в Казахстан и Азербайджан, после которых на Украине были созданы две епархии в «православных зонах» с центрами в Одессе и Харькове, а в 2003 г. возникла Епископская конференция Казахстана. В свою очередь, на внешнеполитическую активность России отреагировала и «светская» Европа. Так, в резолюции № 1278 от 2002 г. ПАСЕ потребовала «прекратить необоснованную дискриминацию в отношении некоторых религиозных объединений в регионах и на местах и практику привилегированного отношения к РПЦ со стороны местных должностных лиц». Таким образом, как и на всех предыдущих исторических этапах, геополитические противоречия между мировыми державами получили религиозный оттенок.

 

2. Православие и Ислам (Россия и мусульманский мир)

Изменения внешнеполитических акцентов привело к определенным подвижкам Москвы, приведшим к восстановлению промусульманского курса. В 2003 г. был реанимирован «Российско-Арабский Деловой Совет». В том же году нынешний спецпредставитель президента РФ по связям с ОИК Вениамин Попов (в тот период - посол по особым поручениям МИД РФ) обозначил эту позицию Кремля следующим образом: «В России тесное взаимодействие православной и мусульманской общин всегда было залогом стабильности общества... Мы также считаем недопустимым при формировании подходов к терроризму отожествлять его с исламом».

В свою очередь, епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан в 2004 г. отметил, что «адепты глобализации видят реализацию своих теоретических моделей в создании подобия технократического рая на земле, в котором не остается места ни для Бога, ни для веры. Этот путь равным образом неприемлем как для Православия, так и для Ислама». А Патриарх Московский и всея Руси Алексий заявил, что «Ислам не проповедует терроризм, ислам не проповедует насилие, поэтому я думаю, что не правы те, кто говорит об агрессивности ислама. Еще по опыту жизни в Советском Союзе мы знаем, что и в Татарстане, и в Башкортостане русские, татары и башкиры жили вместе, мирно и никогда конфликтов между ними не было. Конфликты привнесены извне, со стороны тех, кто хочет разделить нашу страну еще и по вероисповедному принципу. Этим попыткам разделения надо противостоять».

Тем самым, доктринальные установки по отношению к мусульманскому миру в целом и Исламу, в частности, были подвергнуты мощнейшей корректировке. Постепенно и образ «прыгающих» вооруженных «бородачей-исламистов» вокруг костров начал исчезать с экранов российских телеканалов. Лейтмотивом же выступлений многих политологов стало подчеркивание намерения «внешних сил» «не допустить укрепления России за счет инициирования дестабилизации в РФ путем столкновения между православными и мусульманами». Как следствие, в 2005 г. в Москве прошел первый в истории России публичный диспут между мусульманами и православными. В аспекте вышеизложенного довольно симптоматичным выглядит следующее замечание директора Института стратегических исследований при Гарвардском университете Сэмюэля Хантингтона: «Холодная война закончилась с исчезновением «железного занавеса». Но как только был ликвидирован идеологический раздел Европы, вновь возродился ее культурный раздел на западное христианство, с одной стороны, и православие и ислам - с другой». Этой фразой С.Хантингтон подспудно поставил вопрос о геополитическом партнерстве России с мусульманским миром. И не случайно.

Москва постепенно начала выходить с «промусульманскими настроениями» на международную арену. В 2005 г. Россия получила статус наблюдателя в Организации Исламской конференции (ОИК). С 2006 г. функционирует т.н. Группа стратегического видения “Россия - исламский мир” (правда, после последних выборов в Думу будущее этой организации оказалось под вопросом), задачей которой провозглашены разработка рекомендаций по укреплению связей между РФ и исламскими государствами, повышение эффективности противостояния международному терроризму, налаживание более предметного диалога культур и религий и т.д. В данном контексте Юрий Лужков отмечает, что попытки «грубого навязывания мусульманским странам чуждых институтов, моделей поведения и ценностей приводят лишь к обратному результату - усилению позиций экстремистов... Мы имеем собственный и немалый опыт развития ислама в его миролюбивой, открытой и толерантной версии».

А уже в начале 2007 г. в ходе очередного заседания Группы «Россия - исламский мир» были утверждены три проекта: издание книги о толерантности, написанной 15 авторами, представляющими разные религии и культуры, издание религиозных изданий; создание интернет-журнала «Россия - исламский мир»; и учреждение комитета по присуждению ежегодных премий за достижения в исламо-христианском диалоге.

Вслед за чем на международной конференции по вопросам безопасности в Мюнхене (февраль 2007 г.) Владимир Путин сделал ряд резких внешнеполитических заявлений, подчеркнувших «новую мировую роль» России. Российский президент, заявив о невозможности функционирования однополярной модели в современном мира, отметил, что «отдельные нормы, да, по сути – чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, США, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере... Надо отталкиваться от поиска разумного баланса между интересами всех субъектов международного общения... Экономический потенциал новых центров мирового роста будет неизбежно конвертироваться в политическое влияние и будет укреплять многополярность».
Таким образом, В.Путин фактически подтвердил наличие международных союзнических блоков в мире, развернув эту мысль в Послании к ФС РФ (апрель 2007 г.): «Россия и дальше намерена играть инициативную роль в процессах экономической интеграции на пространстве СНГ. А в более широком плане – и на всем евразийском пространстве. Надо укреплять интеграционные процессы и в ЕврАзЭС и в ШОС... Это как раз тот случай, когда экономика является синонимом безопасности, в том числе – безопасности наших границ».

Весьма симптоматично, что мюнхенское выступление российский президент предварил интервью межарабскому спутниковому телеканалу «Аль-Джазира», отметив, что «в странах Европы мусульманское население, даже если люди приобрели гражданство во втором поколении, считают себя поколением мигрантов. В России мусульмане – это неотъемлемая часть многонационального и многоконфессионального российского народа... они – полноправные члены нашего общества... Более тысячи лет мусульмане и христиане жили совместно на этой территории... выработалась и была создана некоторая особая этнокультурная общность... Российские мусульмане могут и должны чувствовать себя органичной частью мусульманского мира». (В скобках можно заметить, что данное высказывание оказалось созвучно известным словам митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла: «Ислам является второй после православного христианства религией России не только по численности последователей и влиянию, но и по своему вкладу в строительство Государства Российского... Значительная часть российского дворянства, в том числе и высшего, имела этнически мусульманское происхождение. Особенно заметным был вклад представителей основного мусульманского народа России - татар, которые подарили стране десятки военачальников, государственных деятелей и ученых. Мусульманская культура обогатила русский народ и во многом способствовала воспитанию в нем религиозной терпимости, которая не была свойственна до последнего времени соседним европейским народам».

Неслучайность интервью В.Путина каналу «Аль-Джазира» просматривается и в том, что сразу после Мюнхенской конференции он совершил вояж на Ближний Восток. В Эр-Рияде В.Путин заявил, что Россия, являясь частью не только европейской цивилизации, но и мусульманского мира, одними из приоритетных считает шаги по развитию сотрудничества с арабскими странами. Кроме того, в ходе турне В.Путин также высказался о возможностях России в урегулировании израильско-палестинского противостояния.

 

3.«Игра» или реальность?

В данном аспекте хотелось бы обратить внимание на один факт. Автор как-то столкнулся с одним материалом в Интернете, согласно которому акцент мюнхенского выступления В.Путина был вроде как инициирован в результате «тайных договоренностей» между президентами США и России. Якобы в условиях получения демократами в ноябре 2006 г. большинства в обеих палатах американского Конгресса Дж. Буш-де нуждался в подкреплении своего воинственного внешнеполитического курса, а В.Путин - в поднятии своего авторитета. Но если В.Путин «играл» в Германии, следовательно, и смена «вектора» на промусульманскую позицию Москвы являлась фикцией?
Имеющиеся в открытой печати материалы, однако, не подтверждают этот тезис. Анализ всех предшествовавших «Мюнхену» внутренних и внешнеполитических шагов России, включая и религиозную составляющую, свидетельствует об их тщательнейшей выверенности. Причем задолго до 2006 г. И это можно увидеть на примере развития российско-саудовских отношений (с учетом определения именно Эр-Рияда основным союзником Вашингтона в арабском мире). Так, ровно за год до выборов в Конгресс под патронажем МИД Саудовской Аравии в Эр-Рияде прошел научный симпозиум «Саудовско-российские отношения: реальность и перспективы» (неужели Дж.Буш уже тогда спрогнозировал поражение республиканцев?).

Летом 2006 г. для обсуждения ситуации на Ближнем Востоке в Москву прибыла Саудовская миссия. В свою очередь, во время пребывания В.Путина в Эр-Рияде в 2007 г. деловые круг Саудовской Аравии выступили с инициативой создания саудовско-российского банка (в этом тоже заинтересован Дж.Буш?). А в августе 2007 г. В.Путин встретился в Москве с главой Совета национальной безопасности Саудовской Аравии принцем Бандаром ибн Султаном.

Как представляется, именно сближение Москвы и Эр-Рияда привело к тому, еще в 2006 г. в журнале Пентагона «Armed Forces Journal» появилась статья ветерана разведки полковника Ральфа Петерса, в которой, в преломление к Саудовской Аравии (СА), говорилось: «Коренной причиной стагнации в исламском мире является то отношение королевской семьи СА к Медине и Мекке как к своим вассалам...

Насколько более здоровой была бы ситуация в исламском мире, если бы Мекка и Медина управлялись бы советом, внутри которого была бы ротация, состоящего из представителей главных исламских школ и направлений под эгидой Священного исламского государства – типа исламского супер-Ватикана... Истинная справедливость... требует передачи прибрежных нефтяных месторождений СА арабам-шиитам, которые населяют этот субрегион, тогда как юго-восточная его часть должна отойти Йемену… Иордания сохранила бы свою нынешнюю территорию с ее некоторым увеличением на юге…». Правда, официальные круги Вашингтона поспешили отмежеваться от публикации, назвав Р.Петерса маргинальным экспертом и отметив официальное отсутствие проекта, но случайно статьи в пентагоновских изданиях не появляются. Тем более, что в сентябре 2007 г. Вашингтон в лице зам.главы американского казначейства Стюарта Леви вновь «наехал» на Саудовскую Аравию, заявив, что ни один из названных США и ООН финансистов, поддерживающих «Аль-Каиду», не подвергся преследованию со стороны саудовского правосудия.

Более того, Вашингтон в том же сентябре 2007 г. попытался идеологически «атаковать» и Москву. В отчете Госдепа США «О свободе вероисповедания в странах мира» критике подверглась политика России в области соблюдения прав человека: «Некоторые священники РПЦ публично выступали против любого расширения присутствия Римской Католической церкви, протестантских и других неправославных конфессий». Однако российский МИД оперативно отреагировал на опубликованный отчет, заявив, что «документ составлен в традиционном – политически ангажированном и тенденциозном – ключе. Содержащаяся в нем фактура подобрана таким образом, чтобы гипертрофировать проблемы верующих в одних странах и подретушировать ситуацию в других. Все это свидетельствует о его необъективном характере».

Таким образом, налицо четкие шаги России в направлении налаживания взаимоотношений с миром Ислама. В этом же контексте целесообразно рассматривать и освобождение В.Путиным Алу Алханова от должности президента Чечни для его назначения зам. министром юстиции РФ. Сюда же можно приплюсовать начавшееся весной 2007 г. вещание нового российского информационного телеканала «Россия сегодня» (Русия аль-Яум), вследствие чего население Ближнего Востока, Северной Африки и Европы получило возможность знакомиться с новостями из России на арабском языке (потенциальная аудитория составляет свыше 350 млн. зрителей).

Кроме того, на 2008 г. запланировано проведение в Москве первой арабской выставки «Арабия-ЭКСПО». Все вышеуказанные акции позволяют предполагать долгосрочные перспективы взаимоотношений между Москвой и исламским миром. А отсюда - возможность взаимопонимания между православными и мусульманами. Как отмечает тот же В.Попов, «сама идея христиано-мусульманского содружества сплотила нашу страну, стала фактором единения и крепости внутреннего фронта... Присоединившись к ОИК, Россия смогла не только не допустить столкновения с исламским миром (чего добивались и на что рассчитывали многие наши недоброжелатели, подтверждение тому, в частности, - события в Чечне), но и сумела наладить очень хорошие отношения с мусульманскими странами».

Однако нельзя не отметить и того факта, что внутри российской элиты активно работает «антиисламское» лобби, причем в обоих блоках – как среди либералов, так и среди силовиков. Либеральное крыло с самого начала своего правления взяло на вооружение известный ближневосточный стиль действий, заключающийся сначала в потворствовании росту фундаменталистских настроений, чтобы затем получить полную свободу действий. Наглядным воплощением данной стратегии послужили обе войны в Чечне, а ее отголосками до сих пор служат события в кавказских республиках. Также, несмотря на уменьшение сериалов и фильмов «антиисламской» направленности, таковые еще появляются время от времени на центральных телеканалах, причем в самое рейтинговое время.

Что касается другого крыла российской элиты, то, несмотря на казалось бы дружественное отношение к арабским и вообще мусульманским государствам, внутри самой России мусульмане до сих пор не воспринимаются в качестве равных партнеров. Это выражается и в показательных процессах, и в отказах на строительство мечетей, и в проведении моноконфессиональной политики в пользу одной религии. Такая же политика характерна и для РПЦ, когда часть иерархов, с одной стороны, выступает за укрепление связей с исламским миром, но при этом допускает такие высказывания, как небезызвестный совет мусульманам «поискать себе другую страну». Также спокойно воспринимается и деятельность шовинистически настроенных организаций и священников, которые выступают под флагом защиты православия и почему-то тотального крещения иноверцев.

Как это может вязаться с «укреплением связей с миром ислама», абсолютно непонятно, вследствие чего возникают справедливые и резонные сомнения в искренности подобных намерений. Либо же внутри самой РПЦ существует «антиисламское лобби», выступающее в противоположном от курса своих руководителей и российских властей (и лично Президента России) русле. Очевидно, что подобный саботаж играет на руку внешним заинтересованным силам, целью которых является не только развал российского государства на удельные враждующие между собой княжества, но и стравливание христиан (а особенно православных) с мусульманами.

Хотелось бы надеяться на то, что политическая воля российского руководства возобладает над узконациональными и узкорелигиозными пристрастиями части элиты, поскольку геополитические интересы России явно указывают на необходимость использования того огромного потенциала, которым обладают как российские мусульмане в частности, так и их зарубежные единоверцы. От этого, зависит и дальнейшая судьба России.

Теймур АТАЕВ, политолог, Азербайджан

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312501