Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

20.05.200815:37

О сущности Карабахского межнационального кризиса

Автор: Гасанли Азер Абдул-Али оглы, ethnoglobus.com

Перманентная борьба азербайджанского и армянского народов за влияние в регионе Нагорного Карабаха Азербайджана перешла в 80-х годах ХХ столетия в стадию межнационального кризиса, который за короткий срок от локальной проблемы вырос до уровня проблемы международного масштаба.

Полагаю, в Карабахском кризисе возможно выделить латентную фазу его вызревания, открытую фазу и фазу стагнации. К латентной фазе можно отнести период скрытного вызревания тех противоречий, которые затем определили природу кризиса. Считаю, это период 80-х годов до февраля 1988 года. К следующей открытой фазе кризиса, когда противоречия кризиса вышли на поверхность социальной жизни республики и стали решающим образом определять весь комплекс отношений между азербайджанским и армянским народами, можно отнести период с февраля 1988 года по 12 мая 1994 года. Именно в феврале 1988 года начались митинги и забастовки армянского населения Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) Азербайджана с требованием присоединения области к Армении; тогда же пролилась кровь первых жертв межнационального противостояния - двух азербайджанцев, убитых армянами в областном городе Аскеране. Далее начинается цепная реакция раскрутки кризиса до уровня прямых военных действий в Карабахе между напавшей Арменией и оборонявшимся Азербайджаном. Эта фаза продолжалась до заключения 12 мая 1994 года между Арменией и Азербайджаном соглашения о прекращении огня. С того времени и по сей день продолжается фаза стагнации, застойного состояния кризиса, когда мирные переговоры не дают мирного решения, а на новую попытку решения кризиса военным путем противоборствующие стороны не решаются.

Основное внимание в предлагаемом анализе я уделяю трактовке процессов на латентной фазе кризиса, поскольку, на мой взгляд, генезис кризиса непосредственно обусловлен процессами именно латентной фазы. Очевидно, что в генезисе Карабахского кризиса, возможно выделить влияние эндогенных (внутренних) и экзогенных (внешних) факторов.

В качестве эндогенных факторов наши исследователи обычно ограничивались рассмотрением претензий армян НКАО по поводу якобы невозможности обеспечения своего социально-экономического, культурного, национального развития в составе Азербайджана. Однако уже поверхностный анализ этих жалоб показывает, что армяне лукавили. Нетрудно выяснить, что экономика НКАО до начала Карабахского межнационального кризиса находилась в значительно более лучшем состоянии  не только по сравнению с регионами Азербайджана, но и Армении. Вот, к примеру, некоторые основные экономические показатели НКАО: "...в 1986 г. в общем объеме производства промышленность здесь занимала 60% против 53% десять лет назад. За это время по темпам роста промышленного производства НКАО опередила среднереспубликанский уровень (183% против 178,7%). По объему промышленной продукции на душу населения НКАО вышла на первое место среди других регионов республики.

Нагорно-Карабахская  область, указывалось в нашем анализе, - одна из высокоразвитых сельскохозяйственных зон Азербайджана. НКАО производит около 5% валовой продукции сельского хозяйства республики, хотя проживает здесь лишь 2% населения".

Причем, показательно, что немалые капиталовложения, выделяемые НКАО, распределялись ее руководителями среди армянского и азербайджанского населения несправедливо: "...львиная доля средств направлялась исключительно на развитие армянских сел (подобная политика проводилась и в Армении, о чем свидетельствуют данные, приведенные в таблице этой работы). А населенные пункты, где преимущественно проживали азербайджанцы, многие годы пребывали в ужасающем состоянии".

Относительно уровня жизни населения области в целом можно привести объективные данные о том, что по основным показателям уровень жизни населения НКАО являлся самым высоким среди других регионов республики и был сопоставим лишь с уровнем жизни в Баку, даже превышая его по ряду показателей.

Национальному развитию армян НКАО республиканские органы не ставили каких-либо видимых препон. Армянский язык занимал господствующее положение в области, а конституционный статус азербайджанского языка, как языка государственного, в НКАО даже не ощущался. Армяне  не только НКАО, но и других районов их компактного проживания в Азербайджане имели школы на армянском языке и всяческие возможности развития своей национальной культуры. Каких-либо ощутимых ограничений связей армян НКАО с Арменией со стороны Азербайджана не наблюдалось.

Одним словом, надуманные жалобы армян НКАО о невозможности успешного развития в составе Азербайджана можно было легко опровергнуть как с цифрами на руках, так и самой практикой жизни области. Приведя в связи с этим необходимую убедительную аргументацию, азербайджанские исследователи этого кризиса считали возможным завершить рассмотрение эндогенных факторов кризиса, приходя при этом к выводу, что серьезных объективных внутриреспубликанских и внутриобластных причин Карабахского кризиса не имеется. После этого в качестве единственных причин кризиса они указывали на внешние, экзогенные факторы, справедливо связывая их с антиазербайджанской деятельностью экспансионистских кругов Армении и международных армянских экстремистских центров. Таким образом, генезис Карабахского кризиса увязывался нашими исследователями, как правило, лишь с экзогенными факторами.

К подобному выводу их склоняла и сама история армяно-азербайджанских отношений на Южном Кавказе в ХХ веке. Наш исторический опыт убедительно свидетельствует, что чаще всего именно под воздействием армян извне в Азербайджане происходила инициация и эскалация очередного армяно-азербайджанского кровопролития. Геноцид азербайджанцев в марте 1918 г. в Баку и ряде районов Азербайджана устроили военнослужащие армяне, которые в основной массе не были уроженцами Азербайджана. Эти армяне ранее служили в царской армии России. После же того, как в связи с Октябрьской революцией 1917 г. в России Кавказский корпус царской армии прекратил свое существование и ставшими безработными армянским военнослужащим не на что было жить, то они в массе своей собрались в более сытном Баку и предложили свои услуги создаваемой большевистской Бакинской Коммуной Красной гвардии. Поскольку они рассматривались большевиками, бывшими в своем подавляющем большинстве не из числа азербайджанцев, как противовес азербайджанцам, то эти пришлые армяне были приняты в Красную гвардию. Одновременно большевики добились разоружения вооруженных отрядов азербайджанцев в Баку. В результате азербайджанское население Баку оказалось без защиты. Это позволило армянам, составившим подавляющее большинство личного состава Красной гвардии, учинить в марте 1918 г. ужасающую резню многих тысяч азербайджанцев в Баку и в провинции.

В 1918-1920 гг. развернувшая войну с Азербайджаном дашнакская Армения вырезала и изгнала азербайджанское население и из Армении и из регионов Зангезура и Карабаха, бывших в составе Азербайджана. Да, в марте 1920 г. молодая азербайджанская армия в Аскеранском сражении разгромила напавшие на Карабах армянские дашнакские вооруженные силы. Однако факт остается фактом - в результате систематических рейдов из Армении дашнакских отрядов им удалось истребить и изгнать из Нагорного Карабаха почти всех азербайджанцев, в результате чего армянское меньшинство стало в Нагорном Карабахе подавляющим большинством, составив в нем более 90% населения.

В 1921 г.  именно Армения с помощью своих сторонников в Кавбюро ЦК РКП (б) пыталась добиться отторжения Нагорного Карабаха от Азербайджана. В 1946 г. Армения вновь инициирует перед руководством СССР вопрос о передаче ей Нагорного Карабаха. В 60-х годах в период руководства в СССР Н.С.Хрущева уже зарубежные армяне опять перед ним будируют этот вопрос. И, наконец, в начале перестройки именно армяне, жившие за пределами Азербайджана, например, в лице академика Аганбекяна, в 1987 г. вновь поставили перед руководством СССР вопрос о передаче Нагорного Карабаха Армении.

По сравнению с этими маниакальными потугами армян извне роль армян Азербайджана выглядит как инертная. Более того, позиция армян Нагорного Карабаха по вопросу его присоединения к Армении могла становиться и негативной. Например, в докладе В.И.Ленину 22 мая 1919 г. А.И.Микоян сообщал: "Дашнаки - агенты армянского правительства, добиваются присоединения Карабаха к Армении. Но это для населения Карабаха значило бы лишиться источника своей жизни в Баку и связаться с Эриванью, с которой никогда и ничем не было связано. Армянское крестьянство на V съезде решило признать и примкнуть также к Азербайджану".

Летом 1923 г. в Нагорном Карабахе проводится референдум, в ходе которого армянское население единодушно высказалось за провозглашение автономии края в составе Азербайджана. Однако в 80-х годах ХХ века на латентной фазе современного Карабахского кризиса мы наблюдаем серьезную трансформацию позиции собственно армянского населения НКАО по отношению к вопросу отторжения области от Азербайджана. А именно. Армяне НКАО стали занимать все более радикальную позицию в поддержку идеи выхода из состава Азербайджана. В связи с этим можно, например, указать на их активное участие в середине 80-х годов в нарастающей нелегитимной кампании сбора подписей среди армянского населения относительно передачи НКАО Армении; именно на латентной фазе кризиса в НКАО стала значительно усиливаться межнациональная напряженность и расти  количество пока еще бытовых столкновений между армянами и азербайджанцами. Иначе говоря, на латентной фазе кризиса все более явственно чувствовалось действие каких-то новых собственно карабахских факторов, конфликтогенное содержание которых осталось так и не раскрытым в аналитических разработках наших исследователей. Поэтому раскрытие конфликтогенного содержания этих факторов способно дать новую трактовку как эндогенных причин Карабахского межнационального кризиса, так и его природы.

Анализ этих эндогенных факторов уместно начать с раскрытия конфликтогенного содержания демографического фактора. Конфликтогенность этого фактора имеет своим источником кардинальные изменения в этническом составе населения НКАО, обусловленные демографическими процессами в 60-80-х годах ХХ столетия в Азербайджане в целом и в его Карабахском регионе в частности. Акцент в анализе именно на периоде 60-80-х годов связан с тем, что демографические процессы этого периода качественно отличались от процессов предшествующего периода 1939-1959 гг.

В период 1939-1959 гг. население области уменьшилось со 150,8 тыс. человек до 130,4 тыс. человек, что было связано как с потерями во второй мировой войне, так и с миграцией населения НКАО в другие регионы республики. В период 60-80-х годов демографическое развитие НКАО характеризуется восстановлением довоенной численности в 1970 г. и его дальнейшим ростом. Это можно представить по материалам переписей населения в виде таблицы.

  Годы

Все население, тыс.чел.

В том числе:

армяне

азербайджанцы

русские

кол-во тыс. чел.

%

кол-во тыс. чел.

%

кол-во тыс. чел.

%

1959

130,4

110,1

84,4

18,0

13,8

1,8

1,4

1970

150,3

121,1

80,5

27,2

18,1

1,3

0,9

1979

162,2

123,1

75,9

37,3

23,0

1,3

0,8

Из данных цифр следует, что удельный вес армян в населении НКАО все более сокращался, а азербайджанцев, напротив, увеличивался. Причины подобных изменений следует, на мой взгляд, связывать не столько с более высокой рождаемостью азербайджанцев по сравнению с армянами, сколько с нарастающей миграцией армян за пределы НКАО. На это указывает также анализ данных переписей населения. Так, с 1959 по 1970 гг. население НКАО возросло на 20 тыс.чел. Доля азербайджанцев в этом приросте - 9 тыс. чел. - вплотную приблизилась к доле прироста армян в 11 тыс. чел., несмотря на то, что в 1959 г. азербайджанцы составляли лишь 13,8% населения НКАО, в то время как армяне - 84,4%.

Ситуация в еще большей степени меняется не в пользу армян за период 1970-1979 гг.: население НКАО возросло на 12 тыс. чел. И в этом приросте доля армян  составила лишь 2 тыс. чел., а азербайджанцев - 10 тыс. чел. Как видно, миграция армян из НКАО в 70-х годах резко возросла. Поэтому можно предположить, что в последующий период 80-х годов миграция армян из НКАО могла привести уже к сокращению не только их относительной доли, но и их абсолютной численности. Таким образом, как минимум можно считать, что весь прирост населения НКАО в 80-х годах относится только к приросту азербайджанской общины. То есть, если по оценке на 01.01.1988 г. население НКАО составило 182,4 тыс. чел., то следовательно весь прирост населения области с 1979 по 1988 гг. в 20 тыс. чел. произошел исключительно за счет азербайджанцев. Причем следует иметь в виду, что немало армян, фактически переехав в Армению и обретя там прописку, незаконно продолжали также сохранять прописку и в НКАО, тем самым фальсифицируя истинную численность армянской общины НКАО, которая фактически была ниже. С учетом сказанного, численность азербайджанцев на конец 80-х годов должна была составить не менее 60 тыс. человек. К сожалению точной численности национальностей НКАО на начало 1989 г. так и не удалось определить: "Поскольку экстремисты при благосклонности А.Вольского не позволили Госкомстату СССР провести в 1989 г. перепись населения, проведенную во всем Союзе, то можно лишь предположить, что в НКАО сейчас проживает всего около 60 тысяч азербайджанцев, и около 110 тысяч армян".

Таким образом, к 1989 г. удельный вес азербайджанцев в населении НКАО был не менее 33%, а армян в лучшем случае - 67% (хотя армян скорее всего было меньше).

В отношении причин миграции армян из НКАО можно сказать, что они в основном были обусловлены процессами урбанизации: "Существует еще и такая проблема, как миграция сельского населения в крупные города, и она имеет место не только в НКАО, но и во всем Советском Союзе. В качестве примера можно привести факт переезда 20 тысяч лиц армянской национальности в город Мингечаур".

В контексте данного анализа важно отметить, что направление миграции армян из НКАО до 60-х годов и, начиная с 60-х годов, изменилось существенно. Если до 60-х годов миграция армян из области шла в основном в Баку и другие города Азербайджана, то в 60-80-х годах эта миграция армян пошла уже за пределы Азербайджана, в основном, в Армению. Подобное изменение направления миграции армян НКАО я увязываю с новыми процессами национального развития в Азербайджане, развернувшихся в 60-х годах

 А именно. В связи с отменой запрета на переезд в города сельских жителей с начала 60-х годов начинается массовое переселение сельских азербайджанцев в города республики, но в основном в Баку. Поскольку переселенцы были в основном азериязычными, то это привело к кардинальному расширению сферы функционирования азербайджанского языка в Баку, к мощному развитию национальной культуры и национального самосознания азербайджанцев. Наблюдая эти процессы воочию, могу сказать, что это были весьма вдохновляющие процессы национального Ренессанса азербайджанского народа. Не случайно, что именно в 60-е годы было сформировано то молодое поколение азербайджанского народа, которое с началом в 1988 г. открытой фазы Карабахского кризиса решительно поднялось на защиту территориальной целостности Азербайджана и сыграло определяющую роль в организации отпора армянской агрессии. К сожалению, до сих пор отсутствует комплексный научный анализ процессов азерийского национального Возрождения 60-х годов, которые имеют чрезвычайно важное, ключевое значение для понимания  современной истории Азербайджана. Национальный Ренессанс 60-х годов обусловил серьезные решающие сдвиги во всем комплексе межнациональных отношений в Азербайджане. Те, кто не был готов принять наш национальный Ренессанс, стали мигрировать из республики, что и зафиксировала перепись населения 1970 г., зарегистрировавшая мощный рост в 60-х годах удельного веса титульной нации и серьезное сокращение удельных весов некоренных народов, в том числе и армян. Те, кто не пожелал или не имел возможности мигрировать из республики должны были решать для себя проблему адаптации к неожиданно резко возросшей значимости азербайджанского фактора в жизни республики. Поскольку же особого желания к подобной адаптации у некоренного населения не имелось, то в результате степень межнациональной напряженности в 60-х годах в целом стала возрастать. Указанные процессы национального развития 60-х годов обусловили развитие двух тенденций в жизни армян НКАО. С одной стороны, стала расти напряженность в их отношениях с азербайджанцами как НКАО, так и республики в целом, с другой стороны, изменилось преобладающее направление миграции армян из области.

До 60-х годов армяне НКАО переселялись в основном в Баку и новые промышленные центры республики - Сумгайыт, Мингечевир и др. Подобное переселение не вызывало у них сколько-либо серьезных адаптационных проблем национального характера. Связано это было с тем, что в этих городах роль официального языка играл русский язык, который для их национального восприятия был психологически не конфликтогенным и вполне нейтральным. Однако совершенно иные конфликтогенные чувства у армян НКАО стала вызывать возникшая в 60-х годах необходимость адаптации к неожиданно возросшей роли азербайджанского языка и, вообще, азербайджанского фактора в жизни республики. Необходимость подобной адаптации вызывала у армян НКАО, привыкших к своему господствующему положению по сравнению с азербайджанской общиной области, негативную стрессовую реакцию и чувство психологической ущербности. В результате города Азербайджана перестали восприниматься армянами НКАО как приоритетные объекты миграции, ориентация миграции в 60-х годах стала меняться для них в направлении Армении.

Особо следует отметить, что миграция из Азербайджана некоренного населения вплоть до последнего времени (а у армян до развязанного ими Карабахского кризиса) носила добровольный характер и не побуждалась каким-либо целенаправленным давлением со стороны азербайджанцев.

Миграция армян НКАО именно в Армению стимулировалась прежде всего языковым фактором. Если русскоязычные армяне в массе своей мигрировали не в Армению, а в Россию и иные русскоязычные регионы Европейской части СССР, то армяноязычные армяне НКАО переселялись в основном в Армению, поскольку, владея литературным армянским языком, именно в ней они могли полнее реализовать свои способности. Более ограниченные же возможности подобной самореализации армян в самой НКАО были обусловлены малочисленностью армянской  общины области из-за чего они объективно не располагали возможностью организовать многопрофильное высшее и среднее специальное образование. Поэтому, окончив школу, армянская молодежь НКАО для продолжения образования выезжала в Армению, где затем она в основной своей массе и оседала. Подобный исход миграции стимулировался и тем, что крупные капиталовложения в период СССР позволили в дотационной Армении создать относительно высокий уровень жизни, который повышал привлекательность Армении в качестве объекта миграции армян НКАО. Понятно, что подобная миграция негативно отражалась на рождаемости и естественном приросте армянского населения. Поэтому в НКАО стало естественно сокращаться количество детей, обучавшихся в армянских школах, а также стала в целом ограничиваться база развития армяноязычных образовательных, культурных и иных учреждений. Все это естественно сужало возможности функционального развития армянского языка в области. Таким образом, армяне НКАО, мигрируя из области, сами же все более и ограничивали возможности своего национального развития в пределах автономии.

Одновременно с указанными процессами в НКАО разворачивались естественные процессы расширения базы развития азербайджанской общины. Это было следствием не только более высокого по сравнению с армянами уровня рождаемости азербайджанцев, но и во многом их быстро растущим механическим приростом за счет переезда в НКАО азербайджанцев из соседних с областью регионов, в основном, из Лачинского и Кельбаджарского районов. О роли механического прироста азербайджанцев в их общем приросте в населении НКАО можно судить, например, по таким данным: если в целом по Азербайджану численность азербайджанцев с 1970 по 1979 гг. увеличилась на 25%, то в НКАО они увеличились на 37%.

Миграция азербайджанцев в НКАО была обусловлена главным образом действием социально-экономических факторов. Дело в том, что благодаря крупным капиталовложениям в НКАО был достигнут довольно высокий уровень жизни, значительно превышавший уровень жизни соседних азербайджанских регионов. В НКАО имелся избыток рабочих мест, в то время как в многолюдных соседних азербайджанских регионах имелась острая нехватка рабочих мест. Вот почему рабочие  места, высвобождающиеся из-за миграции армян из НКАО, готовы были занять азербайджанцы соседних районов республики.

Естественным следствием быстрого увеличения азербайджанцев в НКАО было расширение базы как функционального  развития азербайджанского языка, культуры, так и в целом национального развития азербайджанской общины. Понятно, что для более полной реализации растущего эволюционного потенциала азербайджанской общины необходимо было обеспечить адекватное расширение уровня представительства азербайджанцев во властных структурах НКАО. К сожалению, вплоть до начала в 1988 г. открытой фазы Карабахского кризиса представительство азербайджанцев во властных структурах НКАО так и не удалось расширить и оно так и осталось на более чем скромном уровне. Анализ кадровой политики в Нагорном Карабахе выявляет серьезные нарушения принципа справедливого национального представительства во властных органах. Это имело место в отношении состава как советских, так и партийных органов НКАО: "Если на уровне сельских и поселковых Советов их составы как-то учитывают соотношение населения, то на районном, городском и областном - картина меняется. И вот почему. В селах и поселках, где основную массу жителей составляли азербайджанцы, им удавалось пробиваться в Советы. В районных организациях уже сказывался фактор власти. Составы Советом здесь формировались руководством района, а оно, как правило, (за исключением Шуши) на 90-98% состояло из армян. Управляя автономной областью по своему усмотрению, армянская часть населения оказалась с самого начала в предпочтительном положении к азербайджанскому меньшинству, чьи попытки закрепиться в структуре власти все время ограничивались. Так, если в области (согласно переписи 1979 года) проживало 23% азербайджанцев, в областной Совет народных депутатов их в1987 г. избрано всего 16,7%.

Грубые отступления от принципа равноправного представительства всех национальностей, проживающих в области, допускались при формировании областной парторганизации, ее руководящих выборных органов. В составе обкома партии из 165 членов всего 24 были азербайджанцы, а из 456 секретарей первичных партийных организаций НКАО (без Шуши) лишь 30. Азербайджанцы, по существу, не допускались в партийные комитеты города и области.

Аппарат обкома партии в Ханкенды, поспешно переименованном, все эти годы практически 100-процентно оставался армянским.

Не соответствовало представительство азербайджанского меньшинства процентному соотношению населения в профсоюзах, комсомоле, а также в органах милиции, народном контроле, словом, по всей вертикали общественно-политической лестницы.

В 1987 г. ЦК КП Азербайджана, весьма скупой на критические замечания в адрес НКАО, вынужден был признать, что обком партии нарушает принцип национального представительства при решении кадровых вопросов". Итак, за период 60-80-х гг. в Нагорном Карабахе шел естественный процесс нарастающего коренного изменения национального состава области, и, как его следствие, - процессы относительного понижения в деле жизнеобеспечения населения области значимости армянского фактора и одновременного возрастания значимости азербайджанского фактора. Скорость и масштабы этих глобальных для жизни области демографического и ролевого сдвигов стали нарастать столь интенсивно, что скорость процессов взаимной адаптации этнических общин НКАО все более отставала от скорости изменения их ролевой значимости в практике жизни области. В результате стала накапливаться и расти межнациональная напряженность в области. Бытовые, производственные и иные относительно мелкие межнациональные конфликты, обычно сопровождающие процессы взаимной притирки этносов, не успевали пройти весь цикл полного разрешения и также стали все более накапливаться.

На рост межнациональной напряженности серьезное воздействие оказывало также упорное блокирование армянским руководством области настойчивых попыток азербайджанцев добиться достойного и справедливого своего представительства в структурах власти НКАО.

В условиях все более усиливающейся межнациональной напряженности нарастающий поток межобщинных конфликтов стал перерастать в нечто более серьезное - в межобщинное противоречие.

С одной стороны, азербайджанцы области не могли понять, почему в условиях роста их вклада в жизнеобеспечение и развитие области они тем не менее фактически не допускаются армянами во властные структуры автономии. Почему, живя на своей земле, они из-за противодействия, в сущности, пришлых армян, основная масса которых была переселена в Нагорный Карабах Россией из Ирана в XIX веке, фактически лишены возможности реализовать себя на высоких должностях экономической, политической, социальной  иерархии области.

Причем, следует особо отметить, что было бы ошибкой расценивать это стремление азербайджанцев к расширению своего властного представительства как элементарную жажду власти. Подобное стремление было не только проявлением обычной и нормальной потребности быть достойно и справедливо представленными во власти, но и основным объективным условием самой возможности дальнейшего экономического, социального и культурного развития азербайджанской общины НКАО, поскольку она в 80-х годах достигла такого уровня развития, что следующий качественно более высокий уровень развития азерийской общины мог быть достигнут лишь в случае обеспечения ее адекватными и существенно более емкими властными ресурсами.

Более острое естественное недовольство азербайджанской общины НКАО своим ущербным положением, формируя тем самым в ее лице одну из сторон межобщинного противоречия.

С другой стороны, армяне, занимая ключевые посты в НКАО и распределяя их между собой, вовсе не желали делиться с азербайджанцами сколь-либо существенной частью этих постов. Поэтому связанное с этим вопросом усиливающееся давление азербайджанцев, как и общее возрастание в жизни области значения азербайджанского фактора вызывали у армян автономии острое недовольство и растущую тревогу в отношении самой возможности сохранения в будущем своего господствующего положения в области. В результате в НКАО шел также процесс форсированного формирования в 70-х и особенно 80-х годах армянской стороны межобщинного противоречия. Учитывая ключевое значение армянского фактора в наконец, мощный рост национального самосознания азербайджанцев, произошедший в 60-х годах и продолживший в несколько более замедленном темпе свое эволюционное развитие в 70-х и 80-х годах, вступал во все более острое психологическое, моральное противоречие с оскорбительным для азербайджанцев их фактическим положением в НКАО в качестве людей второго сорта. Все это вызывало все инициировании  кризиса, имеет смысл полнее раскрыть сущность конфликтогенной роли этого фактора.

Бюрократическая армянская верхушка области понимала, что стратегический баланс сил между обеими община НКАО быстро меняется не в пользу армянской общины и потому в близкой перспективе все равно придется делиться с азербайджанцами ключевыми постами в области.

Поскольку же армянская  элита Нагорного Карабаха ни в коем случае даже в перспективе не желала потесниться во власти, а изгнать азербайджанцев из области, пока НКАО остается в составе Азербайджана, у нее не хватало сил, то для армянской верхушки НКАО стало ясно, что путь к разрешению межобщинного противоречия на выгодных.

Научный сотрудник Института

по правам человека Национальной

Академии Наук Азербайджана

Гасанли Азер Абдул-Али оглы

 

Опубликовано: ethnoglobus.com

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР
03.1209:31На севере Таджикистана раскрыто жестокое убийство, совершенное в 2010 году
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(2)
01.1217:52Земан и Рахмон не стали общаться с журналистами(2)
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156242