Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

22.08.200811:52

$3 миллиона для полного счастья

Автор: Кирилл Камбаров, Фото: личный архив С. Солиева

Сафарбек Солиев готовится снять свой лучший фильм

Практически все люди искусства - натуры тонкие, ранимые, болезненно переносящие критику. В то же время это очень сильные личности, идущие наперекор всему, не знающие компромиссов и создающие свой странный мир, в котором им легко укрыться от недругов и всепожирающей суеты. Кинорежиссёра Сафарбека Солиева можно спокойно отнести к этой группе людей, но с одной оговоркой. Жизнерадостность, открытость, повышенная темпераментность, десять слов в секунду, откровенный позитив, бьющий через край и юношеский задор, поначалу сбивают с толку. Но когда, между строк звучит реквием по утраченной мечте, имя которой таджикский кинематограф, понимаешь: перед тобой человек искусства – неравнодушный, идущий наперекор всему и не знающий компромиссов.

 

- Вы можете дать чёткое определение: для чего Вы в тад­жикском кинематографе?

- Вообще-то, я даже не знаю для чего живу. Может быть это случайность. Может быть, действительно это не моё место. А по­том, сегодня, само определение таджикское кино – это один боль­шой вопрос. Тот кинематограф, который был и имел огромную базу, - далеко в прошлом. А то, что появляется сейчас, не больше чем наивная пародия на кино. Это, конечно, наболевшее.

 

- Какой подарок к своему 50-летнему юбилею Вы хотите получить?

- Если честно, я не привык получать подарки. Это случает­ся крайне редко. Обычно я дарю что-то своим близким, друзьям и все довольны. Но очень бы хотелось, и это было бы великое счастье, снять полноценный игровой фильм, на плёнке 35 мм, с хорошим бюджетом. И чтобы так, как никогда ранее…

 

- А есть то, что Вы хотите сделать для себя сами?

- Я всю жизнь только и делаю, что нахожу повод сделать себе какой-нибудь подарок. И самые дорогие подарки – это фильмы, снятые за мою киношную жизнь.

Совсем недавно, находясь в Лондоне, получил «смешное» предложение читать лекции о кино. Я пока в раздумьях. Но на­стоящую ситуацию уже сравниваю со случаем, когда в феврале этого года мне предложили войти в жюри одного международно­го кинофестиваля. За десять дней я успел столько всего наво­ротить! Был слишком строгим и категоричным, думаю, впредь таких предложений мне больше не поступит. Я даже пошутил, что с приглашением они погорячились! Но было очень интересно быть в составе международного жюри.

 

- Фильмы, каких режиссёров заставляют вас снять шля­пу?

- О, это такой огромный список! А всё потому, что люди, де­лающие хорошее профессиональное кино, независимо от воз­раста, всегда вызывают восхищение. Конечно, это, прежде всего классика, прекрасная школа Эйзенштейна, чьё творчество ста­ло доступным для понимания только сейчас. Ведь сегодня весь мир снимает, используя все его приёмы. Также хочу признаться в любви европейскому кино. Мне очень нравятся итальянские, французские фильмы, работы английского гения Питера Грин­вея. Хорошего кино очень много, и самое главное, чтобы оно не прошло мимо нас.

 

- Авторское кино или кино для массового зрителя – что Вам ближе?

-Я абсолютно не согласен с тем, что авторское кино – кино не для всех. Хорошее авторское кино нравиться всем без исключе­ния Ведь в первую очередь, кино делается для зрителя, и надо чтобы зритель видел его. К примеру, в Европе интерес к элитар­ным фильмам намного выше, чем к однодневной попсе. Люди хотят смотреть глубокое кино, с поставленными перед ними во­просами и чётко вычерченной позицией автора. Это намного ин­тереснее! Впрочем, я не умаляю достоинств и высокобюджетных проектов, с навороченными компьютерными спецэффектами. Это тоже вид искусства, отрицать которое просто бессмысленно.

 

- Рассуждения о молодёжи…

- Я убеждён, молодые лучше нас. Они видят больше чем мы, они более креативны, более открыты. Молодые сходу берутся за воплощение сумасшедших идей, тогда как нам «динозаврам» нужно всё проанализировать, разбудить в себе цензора, а потом ещё и усомниться в правильности. У молодого поколения этого нет. Они живут по принципу: «Пришёл. Увидел. Победил». И это здорово.

 

- Кого Вы считаете своим конкурентом в таджикском «ки­нобизнесе»?

- Во-первых, я сам по себе, свободный художник. А во-вторых, в сложившихся условиях, конкуренция это что-то из области фан­тастики. И вообще, её быть не должно. Должно быть сотрудниче­ство, братство, сплочённость.

 

- Тогда по-другому сформулирую вопрос: фильмы, каких таджикских режиссёров восхитили, удивили, обрадовали?

- У нас была плеяда прекрасных кинорежиссёров. Это и Дав­лат Худоназаров, и Марьям Юсупова, и Бако Садыков, и Анвар Тураев. Это все те люди, с кем мне довелось поработать. Люди, чьё творчество заслуживает уважения и внимания. Меня также восхищают работы Бахтиёра Худоназарова, Джамшеда Усмано­ва, Валерия Ахадова. Каждый их фильм - это событие.

 

- Сколько нужно денег, чтобы снять хороший фильм? Чтобы все идеи режиссера Сафарбека Солиева были реали­зованы.

- К настоящему моменту у меня 5 готовых сценариев. В за­висимости от того, за что я возьмусь в первую очередь, зависит и количество необходимых денег. Но скажу так: от 700 тысяч до 3 млн. долларов. Если выпадет такая возможность, то уже сейчас могу сказать с уверенностью, это будет фильм, который понра­виться всем.

 

- О чём вы мечтаете?

- Самая большая мечта, это возможность заниматься люби­мым делом без каких-либо препятствий, то есть снимать кино, не отвлекаясь ни на что другое.

 

- Кино, как и любой другой вид искусства, требует само­отдачи, причём до последней капли. Не боитесь, что кино может обидеться на Вас за то, что помимо него у Вас есть ещё что-то?

- Это всегда так. Это и дома так. Жена обижается на то, что редко бываю в кругу семьи, кино обижается за то, что не отдаюсь ему полностью. И я действительно чувствую, что очень многое проходит мимо меня. Посему, такая опасность существует и это очень страшно.

 

- Про документальное кино…

- В прошлом году у меня не получилось снять игровое кино, зато летом, я взял отпуск и поехал на Памир снимать продол­жение документального фильма, который снимал там же 20 лет назад. Получилось вроде неплохо. Фильм был продемонстриро­ван в Везуле, Париже, Берлине. Скоро его увидит и Нью-Йорк. Не могу сказать, что снять документальный фильм проще, просто я исхожу из своих материальных и временных возможностей. Доку­ментальное кино – это великая вещь, это история, это остаётся. Здесь не нужно ничего придумывать. Когда вы зафиксировали конкретную жизнь, и когда у вас есть возможность через 10-20 лет вновь к ней обратиться, она становиться ещё интереснее. И это не fiction.

 

- Как создать шедевр?

- Не знаю. Если бы знал, давно создал бы. Но есть прекрасная формула хорошей режиссуры – это правильно выбранное время, место и команда. Если вам удастся реализовать эту формулу, то, как минимум, хорошее кино вам обеспечено. Да, и не нужно забывать про искренность и честность.

 

- А Вам лично удавалось создавать шедевры?

- Нет, что вы! Я смотрю свои фильмы и мне стыдно. Я закры­ваю глаза и хочу сбежать куда подальше. Единственным утеше­нием является реакция зала, его неравнодушие. Когда при про­смотре моих фильмов кто-то сопереживает, смеётся, аплодирует – это как бальзам на душу.

 

- Самое дорогое из коллекции снятых фильмов?

- Когда задают вопрос: «кого вы больше любите из своих детей?», я не могу дать однозначного ответа. Все фильмы оди­наково дороги мне. Даже в самых слабых, есть такие кадры от которых мурашки по всему телу.

 

- Чего Вам не хватает для полного удовлетворения твор­ческих амбиций?

- Я хочу быть востребованным у себя на родине. Меня уже очень долгое время преследует мысль, что здесь я никому не ну­жен. И это горькая, но правда.

 

- Наступит ли ренессанс в таджикском кино?

- Хочется верить в это, но пока никакой почвы для возрожде­ния я не вижу. Мы теряем этот вид искусства в нашей стране. От­сутствует государственная поддержка, а частный сектор не в том состоянии, чтобы дать возможность выпускать фильмы. У нас нет ни производства, ни проката. О чём может идти речь, когда нет даже нормальных студий. На уровне лозунгов может быть и есть возрождение, а так мы только танцуем…

 

- Что, по вашему мнению, из области кинематографа, дур­но влияет на вкусы аудитории?

- Низкопробное кино и сериалы. В мире уже ни для кого не секрет, что последние создаются для отмывания грязных денег. Вот и штампуют.

 

- Потенциальный потребитель кино должен быть просве­щенным, понимающим тонкости – какая она и где она про­свещенная публика?

- Просвещённая публика собирается сегодня только на кино­фестивалях. Это конечно редкие встречи, но очень приятные.

 

- Как Вы создаёте творческую атмосферу?

- На съёмочной площадке я очень сложный человек, крайне раздражительный и нервный. Одна французская газета даже назвала меня «таджикским тираном», и отчасти оно так и есть. Правда те люди, которые со мной работают, это прекрасно зна­ют, и стараются всё делать так, как я этого хочу. Самое интерес­ное, что по окончанию съёмок, мы становимся ещё ближе.

 

- Близкие люди…

- Быть на одной волне с коллегами очень сложно, но я без­умно счастлив оттого, что у меня есть команда, с которой мне не страшен серый волк. Это мой прекрасный второй режиссёр Носир Рахмон, художник-постановщик Мавлодод Фаросатшоев, оператор Зикриё Исроилов и другие мои коллеги. Это те люди, которые могут всё бросить и приехать, ради совместной работы. Поэтому я очень сильно дорожу дружбой с этими людьми.

 

- У любого режиссёра должна быть вдохновительница. Кто она, ваша муза?

- Вот это уже круто! Да-а-а.. Я очень непостоянный и не­терпеливый человек. В процессе работы у меня периодически меняются идеалы, меняются музы, поэтому всех их и не запом­нишь. Неизменными остаются лишь символы. В моём первом и последнем фильмах – это во­дяная мельница, в других работах это крутящееся колесо, в общем всё то, что символизирует движение и жизнь. Скорее это не муза, а мисти­ка

 

- Не возникало у Вас ощущения, что всё, что Вы делаете, всё зря?

- В самую точку. Каждый день воз­никает такое ощущение. Временами даже становиться не по себе.

 

- Помимо работы, есть ли у Вас ещё что-то, где можно себя проя­вить?

- У меня катастрофическая не­хватка времени, а так хочется уе­хать куда-нибудь с детьми, с люби­мым внуком Дариусом, повалятся на травке, искупаться, отдохнуть. Но…

 

- А когда Вы отдыхаете?

- Отдыхаю я только тогда, когда снимаю кино. Это такой заряд энергии, который не­возможно получить от пас­сивного отдыха. Меня хва­тает максимум на три дня, дальше же мне становиться скучно, я чувствую потреб­ность в работе, в Интерне­те, в общении. Я понимаю, что это ненормально, но по-другому не могу.

 

- Вы могли бы откровенно рассказать о своих недостат­ках, что бы Вы хотели изме­нить в себе?

- Недостатков очень много. Но среди основных - ненормальный постсоветский патриотизм. Из-за него я не могу уехать на работу в другую страну, отказываюсь от пред­ложений снимать кино за границей. Еще я считаю себя очень ленивым, потому что каждое утро беру себя за шкирку и заставляю идти на работу. Это основные недостатки, но их очень много.

 

- Когда нам ждать от Вас новых проектов?

- В этом году я просто обязан снять игровой фильм. Уже есть сценарий, требующий минимальных затрат, есть огонёк энтузи­азма внутри и есть цель, к которой я пусть и медленно, но иду. Кстати, рабочее название фильма «Синдром Франко». Больше, к сожалению, пока сказать не могу.

 

- Если закрыть глаза на существование такой стихии как кино, где ещё вам бы хотелось проявить себя?

- В моей жизни был период, когда я не снимал кино. В эти 10 лет без кино, я успел побывать строителем, рестораторам, вла­дельцем туристической компании, я получил третье высшее об­разование, став юристом. Больше всего мне нравилось строить. Это тоже, своего рода созидательный процесс, очень интересный и всепоглощающий. Точно, я был бы хорошим строителем.

 

- У Вас не возникало желания снять первый таджикский фильм ужасов?

- А почему бы и нет. Ведь это так интересно! Наступит под­ходящее время, можно взяться и за него.

 

- Профессия режиссёра накладывает отпечаток и на лич­ную жизнь. Вам нравится как Вы её срежессировали?

- По большому счёту да. Я не жалею ни о чём.

 

- Вы счастливый человек?

- То что я живу на белом свете – это уже счастье. Счастье высказывать свои мысли, выражаться, чувствовать себя в своей тарелке и находить понимание в глазах близких тебе людей. А чтобы это происходило нужно их любить, уважать, не нервничать по пустякам, истреблять конфликт на стадии зарождения и быть порядочным человеком. Это очень важно.

 

Досье

Сафарбек Солиев родился в 1959 году в Душанбе. В 1992 окончил Высшие курсы сценаристов и режиссеров (Москва). Автор и режиссер двух игровых и более 20 документальных фильмов. Участник и призер международных кинофестивалей в Тегеране, Риме, Нанте, Париже, Москве, Стамбуле, Баку, Берлине, Дели, Алматы и др.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1210:08С надеждой и опорой – на великий и могучий русский язык
05.1209:56В Душанбе вынесен приговор мужчине, расчленившем тело своей жены
05.1209:36Таджикистан высказал свою принципиальную позицию по Афганистану
05.1209:17В штабе Мирзиёева заявляют о победе своего кандидата на выборах президента Узбекистана
05.1208:58Житель Душанбе приговорен к 17 годам за вербовку людей в ряды «ИГ»


Самое обсуждаемое

03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156188