Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

27.10.201013:15

А на утро все проснулись честными…

Наш автор – Шухрат МИРЗОЕВ - соискатель степени доктора наук по экономике объясняет, что станет с Таджикистаном, если исчезнет вся коррупция и стоит ли вообще измерять это явление в нашей стране.

Вообще факт полного устранения коррупции в такой стране, как Таджикистан маловероятен. Поэтому, с целью недопущения погрешностей в определении, стоит говорить лишь о снижении коррупции. Многие экономисты утверждают, что снижение коррупции приводит, в среднем, к увеличению ВВП и благосостоянию общества в долгосрочной перспективе. Но, несмотря на то, что этот факт был подтверждён эмпирически, для стран СНГ он по-прежнему остается теоретической базой.

Итак, что же всё-таки произойдёт с социально-экономическим положением в Таджикистане, если коррупция исчезнет? Очевидно, существенного экономического роста не будет. Как и не будет заметного улучшения эффективности системы государственного управления и качества предоставляемых услуг населению. Причина в том, что коррупция в условиях бедных стран помогает ускорить осуществление административной практики, заметно снижает бюрократию и, самое главное, является естественным ответом на системные проблемы в государственном управлении. Другими словами, невозможность нашей системы управления и законодательства устранить имеющиеся барьеры в бюрократии, а также высокие ставки налогов и прочих административных и юридических платежей, - во многом несоответствующие уровню жизни населения в стране, - привели к закреплению коррупции как явления, способствующего не только избегать этих платежей, но экономить время и нервы. Таким образом, в условиях, когда бюджет страны равен лишь $1.1 млрд., снижение коррупции сможет освободить незначительную часть финансовых средств. И даже при этом, увеличение финансирования далеко не всегда гарантирует улучшение качества предоставляемых услуг. Кроме того, существенное снижение коррупции напрямую не сможет повлиять на отток кадров и на проблему трудовой миграции. На проблему диверсификации экономики и на географическую труднодоступность страны, на улучшение взаимоотношений с ближайшими соседями и, наконец, на изменение ментальности и привычек, выработанных двумя нелёгкими десятилетиями, сопровождавшимися распадом СССР, внутренним конфликтом и крайней бедностью.

И, наконец, учитывая размеры зарплат работников социальной сферы, вряд ли даже половина рядовых учителей и врачей осталась бы работать на своих местах, если бы на следующее утро началась новая жизнь без коррупции.

Уже более 50 лет в экономике закреплено понятие «естественного уровня безработицы». Учитывая невозможность полного искоренения коррупции и целесообразность её наличия в целях относительного и временного «упрощения» всей системы функционирования государства в период адаптации внутренней экономики к рыночным механизмам, наводит на мысли о том, что возможно пришло время эмпирически обосновать и утвердить понятие «естественного уровня коррупции».

Несмотря на то, что мы рассматриваем утопический сценарий, Таджикистан без коррупции всё же кажется довольно заманчивой идеей. Хотя не стоит забывать, что многие предпочитают видеть коррупцию как конечную проблему, тогда как коррупция является всего лишь результатом других, более глубоких институциональных и экономических проблем. Следуя этому же принципу, излишний оптимизм и крайне удручающее отсутствие реализма присущи нашим международным донорским организациям, пытающимся различными методами привить населению «привычку» не давать и не брать взятки, зачастую напоминая через СМИ насколько это плохо. Но они не учитывают, что коррупция является неизбежным условием развития бедных стран, для которых «теневая экономика» может играть такую же важную роль, как, например, играет микрокредитование в бедных сельских регионах.

Интересен также факт того, что коррумпированные страны предпочитают создавать отдельные бюрократические подразделения, - такие как агентства по борьбе с коррупцией, - с целью регулярной «ловли» злостных неплательщиков и взяточников и, тем самым, создавая видимость борьбы с этим явлением на государственном уровне.

На мой взгляд, такие учреждения создают дополнительную почву для укрепления коррумпированности в стране. Следуя этой же логике, борьба с коррупцией в Таджикистане упрощена до уровня ловли отдельных граждан, покрывая лишь бедные слои населения и средний класс. Как - будто намеренно оставляя крупные потоки финансовых средств за пределами своего внимания. Проблемой в этом подходе является то, что коррупция у нас системна и во многом зависит от безысходности – поэтому наказание нескольких десятков граждан никак не повлияет на динамику изменения этого явления в целом. Кроме того, при максимальной эффективности этого подхода, можно добиться лишь сокращения количества взяточников, увеличивая при этом стоимость взяток, тогда как объёмы оборачиваемых средств, в так называемой «теневой экономике», скорее всего, останутся прежними.

Возвращаясь к главному вопросу, следует также отметить воспитание в стране. Молодое поколение выросло преимущественно в условиях произвола, бедности, лишений и коррупции.

Я склонен предполагать, что население Таджикистана морально не готово жить без коробок конфет для воспитателей в детском саду, без маленьких конвертов на ремонт школы, без наличия знакомых в налоговой инспекции. Всё это мы воспринимаем как неотъемлемую часть нашего общества, хотя по своей сути всё это и есть проявление коррупции.

Поэтому даже если мы и проснёмся когда-нибудь честными и прозрачными в своих поступках, мы не будем знать, что делать с этим «счастьем».

Переходя от утопии к реалиям, отмечу, что вообще измерение коррупции – дело неблагодарное и нелёгкое, так как приходится измерять незарегистрированную деятельность путём формальных методов. Это почти, то же самое, что измерить объём воды, который пьёт рыба, находясь при этом в воде. Чаще всего, измерение уровня коррупции сводится к измерению соблазна к взяточничеству или к измерению восприятия уровня коррупции, но не самих потоков финансовых средств.

По данным обнародованного в 2009 году Индекса восприятия коррупции (ИВК), рассчитываемого «Transparency International», Таджикистан занял «почётное» 158 место из 180 стран мира. Этот индекс является наиболее популярным и принимаемым во внимание правительствами различных стран, международным донорским сообществом, а также потенциальными инвесторами по всему миру. Означает ли это, что уровень коррупции в стране остаётся на том же уровне, что и 5-10 лет назад? Входит ли Таджикистан в тридцатку самых коррумпированных стран мира? Или, возможно, проблема кроется в фундаментальной проблеме разработки методологии проведения исследования и расчёта самого индекса?

Коррупция может принимать различные формы: вымогательство, взяточничество, оказание «внимания», а, в некоторых странах, даже политическое лоббирование. Впрочем, последнее – это «классическая» форма коррупции. Коррупция может присутствовать практически в любой сфере. Некоторые экономисты даже выдвигают предположение о том, что коррупция в бедных и развивающихся странах с переходной экономикой, таких как Таджикистан, должна иметь место, но в разумных ограниченных пределах. Статистика разных стран показывает, что рейтинги уровня коррупции являются наихудшими, как правило, для бедных стран, а также в большей степени для стран, подверженных экономическим рискам, отсутствию прозрачных институтов и соответствующих институциональных реформ.

Примечательно, что до сих пор не существует единого показателя, оценивающего уровень коррупции в реальном выражении на основе фактических материалов (например, объёма взяток, числа уголовных дел или судебных приговоров). Однако в последнем случае, такие данные скорее являются показателем качества работы правоохранительных органов, судов или СМИ, а не реальным уровнем коррупции. Более того, при анализе мер по снижению уровня коррупции следует также учитывать сложность определения причинно-следственной связи, так как далеко не всегда можно понять, является ли наличие коррупции побочным эффектом или она сама служит причиной появления социально-экономических проблем в стране.

Наконец, практически отсутствует единое определение коррупции, так как местные традиции в Таджикистане могут не быть нормой, скажем, для европейских стран, имеющих иную систему нравственных ценностей и восприятия социального блага в целом.

Однако вернёмся к Индексу восприятия коррупции (ИВК), разработанному ещё в 1995 году в Германии и в настоящее время оценивающему 180 стран мира, включая Таджикистан. Несмотря на то, что ИВК используется многими странами и является своеобразным барометром уровня коррупции, до сих пор неясно, что именно означает сам «уровень» коррупции: частота взяток или же номинальный объём денег, оборачиваемых через процесс взяточничества? Более того, ИВК оценивает не реальный уровень коррупции, а всего лишь восприятие этого уровня, что уже говорит о невозможности его использования на практике и для дальнейшего анализа ситуации по стране.

Со статистической точки зрения, в данном индексе не отражены предпочтения большинства граждан республики. Это вызвано, прежде всего, включением в исследование преимущественно представителей среднего и крупного бизнеса. К тому же, из 11 различных институтов, являющихся источниками информации для «Transparency International», лишь 2 из них охватывали не только бизнес структуры, но и различные государственные учреждения.

Учитывая специфику частного сектора в Таджикистане, опросы и интервью по сбору предварительных данных ИВК проводятся преимущественно с мужчинами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и находящимися далеко за пределами черты бедности. Таким образом, наиболее распространённый и используемый в Таджикистане индекс уровня коррупции практически не учитывает мнения женщин, а также бедных слоёв населения, составляющей в общей сложности 75 процентов населения страны.

За последние шесть лет, Таджикистан опустился с 124 до 158 места в рейтинговой таблице ИВК. Более того, Таджикистан в 2008 году занял лишь 15 место среди 18 стран-членов СНГ, опережая в рейтинге лишь Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан. Однако эти цифры ещё ни о чём не говорят. В частности, Таджикистан может потенциально подняться в рейтинговой таблице ИВК, при прочих равных условиях, в двух случаях: если другие страны ухудшат свои показатели в общем рейтинге, и если поменяется методология и количество исследуемых стран. К тому же, прослеживается лишь слабая положительная корреляция по Таджикистану между полученными баллами (2.0) и общим положением - 158-е место. Например, несмотря на то, что Таджикистан улучшил свои показатели с 1.8 до 2.0 баллов в 2003-09 годах, его место в рейтинговой таблице заметно ухудшилось (с 124 до 158). Поэтому страна может всегда подняться в рейтинговой таблице ИВК и для этого совсем не обязательно улучшать общие показатели, и наоборот.

К тому же, данные ИВК представляют собой совокупный показатель восприятия коррупции ограниченным количеством представителей бизнеса, и его недостаток состоит в невозможности определения уровня коррупции в разрезе отраслей или типов коррупции. И, наконец, ИВК отражает лишьвосприятие респондентов, а не их практический опыт, когда они сами были вынуждены брать или давать взятки.

Таким образом, учитывая чрезмерную популярность результатов этого индекса в Таджикистане, и его одновременную несостоятельность с методологической и практической точки зрения, его результаты могут в значительной степени искажать реальную картину страны. Индекс ИВК не даёт чёткого ответа на поставленные вопросы об изменении уровня коррупции с течением времени, а также ни в коем случае не утверждает, что Таджикистан входит в тридцатку наиболее коррумпированных стран мира.

Шухрат МИРЗОЕВ - экономист, соискатель степени доктора наук по экономике в Rutgers University NJ (США). Специализируется в сферах макроэкономики, управления государственными финансами и экономике развития.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0080080