Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

20.11.201008:13
Источник изображения: asiaplus.tj

С. ШЕРМАТОВА: «Сейчас не идет речи о замене Каримова»

Президент Узбекистана Ислам Каримов решил внести поправки в Конституцию страны. В частности, он предложил парламенту изменить порядок назначения исполняющего обязанности президента страны. Эксперт по Центральной Азии Санобар Шерматова прокомментировала «АП» последние действия Ислама Каримова.

  

- Что означают последние действия Ислама Каримова? Значит ли это, что он в скором времени собирается уходить со своего поста, и кто его может заменить?

- Сегодня  не идет речи о замене Ислама Каримова. Характер лидера Узбекистана таков, что при его жизни у него не может быть преемников. По Конституции, в случае недееспособности президента его обязанности временно возлагаются на кандидатуру, избранную группой депутатов нижней законодательной палаты и Сената. В течение трех месяцев должны быть подготовлены новые выборы. Неясность с фигурой временного президента, на мой взгляд, была допущена намеренно. Но вот что интересно, недавно Ислам Каримов внес предложение изменить Конституцию с тем, чтобы в случае недееспособности главы государства наделить полномочиями временного президента председателя Сената. Все предложения Каримова обычно исполняются. Но я сильно сомневаюсь, что после внесения изменений в Основной закон к председателю верхней палаты парламента начнут относиться как к будущему президенту, что на него начнет ориентироваться часть элиты.

В Узбекистане есть официальная иерархия чинов, это  – премьер, руководители обеих палат парламента, но при этом круг избранных, имеющих влияние на главу государства, гораздо шире и включает в себя силовиков, советников, помощников, работающих с Каримовым несколько десятков лет. Многие из них являются теневыми фигурами, но все отлично знают, что такой-то советник вхож к главе государства, и его влияние намного выше, чем предполагает его скромная должность.

В Узбекистане есть президент, а остальные – это чиновники, чьи фото крайне редко появляются в СМИ, они не мелькают в телевизоре. К примеру, кадры с премьером Шавкатом Мирзиёевым появились на телеэкранах, когда тот выехал на Украину на переговоры. Поэтому ташкентцы, к примеру, смотрящие российские телеканалы, хорошо знают по фамилии и в лицо российских руководителей и депутатов, но не отечественных. В Узбекистане нет публичной политики.

- Что на ваш взгляд ожидает Узбекистана после ухода Каримова?

- Об этом меньше всего думают в самом Узбекистане. Все уверены, что Ислам Каримов, которого в народе называют «папой», будет править вечно. По какому сценарию пройдет смена власти в Узбекистане, невозможно предугадать. В Центральной Азии уже были варианты. Один из них – туркменский, не конституционный, но и не кровавый. Ближний круг Туркменбаши не сообщал о смерти президента, пока кулуарно не договорились о распределении постов. При этом глава парламента, который по закону временно должен был заменить главу государства, оказался на нарах. Страна получила нового президента, избежав волнений, беспорядков, но неконституционным путем.

Другой вариант – таджикский, когда в начале 90-х годов насильственная отставка президента Рахмона Набиева привела к гражданской войне. Третий вариант – киргизский,  революции дважды сметали президентов. Вот этого точно не случится в Узбекистане. Исключен и вариант прихода к власти находящейся за рубежом узбекской оппозиции: правящие элиты не допустят, чтобы «варяги» со стороны забрали у них власть. Можно предполагать, что следующий глава государства будет избран из числа ныне влиятельных людей, входящих в ближний круг президента.

Природа президентской власти в режимах, подобных узбекскому, противоречива. Это стабильная власть, но поскольку она завязана на первое лицо, то ее устойчивость зависит от дееспособности лидера, его умения держать баланс между конкурирующими группами внутри правящего круга. «Ахиллесова пята» – это момент смены лидера, ситуация становится неконтролируемой и не прогнозируемой.

- Может ли смена власти в Узбекистане привести к дестабилизации ситуации?

- Только в случае ослабления власти. Как уже было сказано, в Узбекистане не может быть революций по киргизскому типу. Также исключен государственный переворот. Могут произойти базарные бунты, в случае очень резкого скачка цен на основные продукты питания, такие, как мука, растительное масло. В прошлом такие случаи бывали. Стоимость основных продуктов и есть социальный барометр. В любом случае, спонтанные выступления населения могут произойти вследствие экономических и социальных катаклизмов. В частности, недовольство населения вызывают отключения газа зимой в провинциальных городах. В любом случае, локальные выступления не окажут влияния на общую ситуацию в стране. Когда-то у оппозиции были планы организации одновременного выступления народа по всей республике с политическими требованиями. Фантастика, да и только. В условиях жесткого авторитарного режима, при отсутствии свободы прессы и легальной оппозиции  организовать подобное просто не реально. Надо учитывать и то, что в Узбекистане население не политизировано, более того, разговоры о политике считаются чем-то неуместным. Сегодня все заняты собственным выживанием.

- Как вы оценивайте внешнюю политику Узбекистана? 

- Внешняя политика отличается прагматизмом. Ставка не на членство в коллективных организациях, которые в Узбекистане считаются неэффективными, а на двухсторонние связи. К примеру, Узбекистан вышел из ЕврАзЭС, посчитав, что эта организация не приносит пользы. Больше внимания партнерам, понимающим узбекскую специфику, таким, как Германия и Япония. Уделяется внимание таким успешным в экономическом плане странам, как Сингапур, Малайзия, Южная Корея.

Отношения с ближними соседями трудно назвать безоблачными. Есть проблемы с Таджикистаном, отношения двух стран отягощены историческим грузом. В Ташкенте стоит памятник Амиру Тимуру, которого таджики считают завоевателем, а в Душанбе на главной площади установлен памятник Саманидам, правителям средневекового государства на территории современной Бухары. Можно трактовать этот памятник как напоминание о притязаниях таджиков на Бухару и Самарканд. Забытыми оказываются другие страницы истории, свидетельствующие о добрососедстве и дружбе двух очень близких народов. Давно уже должно стать понятным, что современные проблемы, такие как использование гидроресурсов, решить методом угроз невозможно. Это тупиковый путь. В итоге крепнет образ соседа-врага. Это очень опасно для всего региона, где дисперсно (смешанно, – прим. ред.) проживают представители разных этносов.

- Насколько США и Россия могут повлиять на ситуацию в Узбекистане после ухода Ислама Каримова?

- Кажется, в Таджикистане слишком много говорят о конкуренции больших держав. Той «Большой игры», когда Российская  и Британская империи делили Среднюю Азию, давно нет, забудьте про нее. В новой версии игра строится по принципиально иным правилам. Из объектов притязаний государства Центральной Азии сами превратились в игроков, и это  видно хотя бы на примере Узбекистана. В 2005 году эта страна изгнала американскую базу. Знаете, в мире найдется мало государств, способных безнаказанно дать громкую пощечину единственной в мире супердержаве. А если это случалось, то они платили высокую цену, как Иран, к примеру, который на протяжении трех десятков лет находится в международной изоляции из-за того, что во время Исламской революции держали в заложниках сотрудников американского посольства в Тегеране и национализировали американскую нефтедобычу. Американцы унижений не прощают. И что сделали США в ответ на ликвидацию базы? Согласились на все условия узбекской стороны, включая вывоз в Узбекистан андижанских беженцев с территории США, закрытие андижанского «досье» и прекращение уголовного преследования Гульнары Каримовой. Причем эти уступки были сделаны даже не ради возвращения базы, а ради включения этой страны в северную сеть поставок в Афганистан.

Туркмения, с ее четвертыми в мире запасами газа, заставила покупателей в лице крупных компаний принять ее условия. Таджикистан в силу ряда причин исключен из этой игры.  Во-первых, нет таких ресурсов, как в Туркмении, Узбекистане и Казахстане. Во-вторых, после гражданской войны Таджикистан включен в орбиту интересов России, сильно от нее зависит экономически и политически, чтобы иметь свободу рук. Нынешняя таджикская власть очень многим обязана Москве. Победа в гражданской войне и ее завершение мирным соглашением во многом было сделано усилиями российских дипломатов. Поэтому Таджикистан сейчас, в отличие от остальных соседей, не является самостоятельным игроком. К примеру, Киргизия, тоже лишена ресурсов, с неустойчивым управлением, но балансировала между интересами России и США. После последней революции ситуация выглядит так, что Киргизия все больше экономически и политически зависит от Москвы, которой революционеры обязаны почти всем: и международным признанием, и оказанной экономической помощью. В Киргизии впервые Россия и США действуют сообща в решении задач, связанных с обеспечением войск в Афганистане и, в частности, с деятельностью Центра транзитных перевозок в аэропорту Манас. Вот тебе и «Большая игра»!

Три остальных государства следуют правилу – не попасть в фарватер больших игроков, держать баланс. Казахстан, к примеру, строит таможенный союз с Россией, но при этом посылает своих военнослужащих в Афганистан и ведет самостоятельную энергетическую политику.

Какая картина будет в будущем? Неизвестно. Изменится ли баланс сил в Центральной Азии, когда произойдет смена власти в Узбекистане? Останутся ли американцы в регионе, какой будет российская политика? Сплошные вопросы. Сегодня можно сказать, что ни России, ни США дестабилизация в Узбекистане, как и в регионе в целом, не выгодна. Не дай Бог что случится – ударит по России. Это и волны беженцев, и экспорт нестабильности. США могут лишиться единственного безопасного коридора транзита в Афганистан.

- Останется ли интерес западных стран к Центральной Азии после ухода из Афганистана?

- Американская политика в Центральной Азии, начиная с 2001 года, завязана на афганскую проблему. Правда,  Центральная Азия интересна США еще и с точки зрения близости Ирана и Китая, на которых в ближайшие годы будут сфокусированы американские интересы. Сам же центральноазиатский регион не входит в число стратегических интересов США, и вполне возможно, что статус региона изменится после вывода войск НАТО из Афганистана. Но здесь тоже слишком много неизвестных. Когда именно произойдет вывод войск? Захотят ли США окружить Афганистан по периметру его границ военными точками? Что будет происходить в самом Афганистане? Возродится ли «Талибан» или междоусобная война продолжится? И еще вопрос – что будет с Пакистаном?  Эта страна, с одной стороны, имеющая ядерное оружие, с другой – крайне внутренне нестабильная, намного важнее Афганистана.

  

ДОСЬЕ «АП»:

Санобар Шерматова  родилась в Узбекистане. Окончила Институт русского языка и литературы в Ташкенте и факультет журналистики МГУ имени Ломоносова в Москве. Специализация: политические процессы в Центральной Азии и на Кавказе. Работала в еженедельнике «Московские новости» и обозревателем журнала «Большая политика». Член экспертного совета РИА «Новости».

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1218:30Ностальгия по СССР. Таджикистанцы тоскуют по "потерянному раю"
08.1217:44Интересные факты о Таджикистане
08.1216:25“Мамочка, я очень-очень люблю тебя!”
08.1215:43Таджикская принцесса оправдалась за свадебное платье в 40 миллионов рублей
08.1215:15Президент Узбекистана предложил сделать должность глав администраций выборной


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(2)
08.1215:2825 лет без СССР(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156250