Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

04.11.201010:16

Корифей медицины глазами пациента

В эти дни исполняется 100 лет со дня рождения академика, основоположника клинико-экспериментальной хирургии Таджикистана Камила Таджиева. Вспоминает журналист «АП».

Покоренная высота

Я ЛЕЖАЛ на операционном столе, операция шла под местным наркозом, так что свободно разглядывал руки тех же медиков, с которыми не раз общался. Удавалось шутливые комментарии вставлять сквозь тупую боль. Рада Кузьминична (между нами – Радуга) строго одергивала, но все же порою ее смех раздавался. И вдруг надо мной появилась голова в привычной белой маске, громадная, с мохнатыми черными бровями.

«Как режут тебя наши хирурги, сынок?», - произнесла Голова, мило картавя, от чего стало еще смешнее. Превозмогая тупую боль, я процедил сквозь зубы: «Хоть нос почешите, доктор». В операционной все были в шоке! Появилась вторая голова – я не узнал всегда лучистые глаза нашей Радуги – они ужасно округлились. Понял, что мне несдобровать.

Но услышал спокойную картавость: «Ну, думаю, корона с моей головы не упадет от этого», и Голова салфеткой почесала мне нос.

Сколько затем было разговоров, мол, ты знаешь, к кому так позволил обратиться?!!! К светилу таджикской медицины!

Камил Таджиевич мог запросто зайти в любую операционную или палату больницы, и так же просто общаться с больными. Я полюбил его сразу, нашего профессора, и позже, когда собирался написать о нем, понял, что тогда, в операционной, он показал пример отношения к больному врача любого ранга! Еще было много встреч: дома, в поездке, больнице и на Анзобском перевале…

В эти дни об этом мудром и заботливом человеке, удивительно мягком и одновременно строгом ученом будут писать в своих воспоминаниях многие его коллеги, известные ученые, подавляющее большинство которых считает его своим Устодом. Мне хочется сказать о его вкладе в медицину, с точки зрения журналиста, точнее, студента-филолога, побывавшего в шкуре тех медиков, которые свои научные исследования вели не в кабинетах и библиотеках, а в высокогорных операционных и лабораториях - в обыкновенных брезентовых палатках, в каких и сами они жили. В жару и в дождь, в туман, когда от палатки к палатке шли на ощупь, и в неожиданно рано выпадавший снег…

Просматриваю ранние публикации о Таджиеве тех времен: «Человек науки, упрямый по складу характера и аналитик от рождения, Камил Таджиевич, он смотрел в завтрашний день науки Таджикистана, видел успех нашей медицины в условиях высокогорья лишь в непременном проведении научных исследований и экспериментов не только в стенах вуза и научных лабораторий. Он настаивал, убеждал, что именно этот путь позволит стать ближе к решению проблем здравоохранения как жителей-горцев, так и прибывающего на высокогорье населения с долинных местностей, позволит лучше изучить особенности изменения физиологических функций организма». 

В одной из бесед он сказал, что именно лекции профессоров Первого Московского медицинского института, где он учился, оказали такое влияние на формирование его врачебного и научного мышления. Именно участие молодого К. Таджиева в научно-экспериментальных исследованиях под руководством С.И. Чечулина - ученика академика И.П. Павлова, повлияло на его решение внедрить в клиническую хирургию в Таджикистане экспериментальные методы исследования. К. Таджиеву удалось добиться разрешения на создание при Таджикском мединституте (в котором он с 1959 года руководил кафедрой общей хирургии, а через 10 лет стал его ректором) первой Высокогорной научно-исследовательской лаборатории «Перевал Анзоб» на высоте 3360 м над уровнем моря.

Дело было новое, но все же по первому же сигналу практически все заведующие кафедрами стали подавать уже готовые планы научных исследований и заявки на проведение высокогорных научных исследований. Энтузиазм молодых медиков, равно как и их наставников, не сбивали даже разговоры о предстоящем жестком отборе научных тем. В первую очередь учитывалась актуальность исследований, как для медицины, так и для народного хозяйства Таджикистана. Тогда, будучи студентом-филологом, направленным отцом «опекать» сестру-аспирантку, которая позже станет одной из любимых воспитанниц Таджиева, защитит и кандидатскую, и докторскую, я не осознавал значимости всего этого. Помню отчетливо, как загудел практически весь институт: в кабинетах, понятно, корректировали планы научных работ. А вот со вспомогательной службой было легче общаться - приобретались палатки для проживания членов экспедиции, для лабораторий и операционной, хозяйственный инвентарь, ЦНИЛом закупалось необходимое количество подопытных животных для экспериментальных исследований на высокогорье, вольеры для их содержания.

Пусть простят меня родные ушедших из жизни знаменитых ученых и тех, кто и сегодня пестует медицинские кадры, но перечислять не стану. Очень уж велик список участников всех экспедиций и названий научных работ, многие из которых привлекли внимание ученых мира.

К этой первой экспедиции Камил Таджиевич относился достаточно ревниво, при этом не забывал и о других программах. А на Анзобском перевале, где в большой котловине, нередко покрывавшейся инеем, на удивление проезжающих водителей кипела своя жизнь. Строгий и требовательный руководитель профессор Саттор Рахимов умел вселять оптимизм. Здесь ощущалась нехватка не только кислорода, но и нередко даже воды. И тогда, после выполнения научных работ, молодые ученые, аспиранты, медсестры выезжали на близлежащие ледники и возвращались с отбитыми кусками льда и снега.

Зачастую экстремальные факторы высокогорья давали о себе знать то неожиданными снегопадами, то угрожающим гулом горных ветров, то густым туманом. В эти дни, когда не видишь ничего даже на расстоянии вытянутой руки, наш лагерь был полностью изолирован от столицы. Правда, недалеко находились наши друзья - метеорологи и ученые Академии наук страны. Но до них надо было еще добраться сквозь туман. И приезд Камила Таджиевича в таких условиях был поддержкой духа для изнеженных столичной жизнью людей.

От Анзоба до Антарктиды

ПОЗЖЕ, придя в газету, я спросил у Камила Таджиева: чем была обоснована необходимость организации научных исследований на высокогорье и именно силами профессорско-преподавательского состава мединститута? Его ответ лег в научные работы не одного аспиранта:

-  А вы, молодой человек, знаете, что климат высокогорных районов Таджикистана отличается от климата других горных районов стран Центральной Азии? Здесь целый комплекс разнообразных факторов: кислородная недостаточность, ультрафиолетовая радиация, сильная ионизация, а также резкие колебания температуры и влажности воздуха, скорости ветра и др. Следовательно, и реакция организма различна на одной и той же высоте в зависимости от ее местоположения, как и влияния на обменные процессы.

Мне рассказывали, что на одном из заседаний Камил Таджиевич, подводя итоги очередной экспедиции, сказал: «Мы не зря добились проведения высокогорных экспедиций, и нашим «Анзобом» очень скоро заинтересуются как медики Кавказа и Альп, так и директора горных рудников». Позже убедились, как далеко он мог смотреть! Это подтвердилось во время активного освоения известного Фан-Ягнобского месторождения, строительства Анзобского горно-обогатительного комбината и расширения проходческих работ в штольнях, расширения предприятий на Памире, куда  приезжали высококвалифицированные кадры из других регионов СССР. Ведь практически все они были выходцами долинных и низкогорных районов. И очень скоро именно руководство этих предприятий стало выражать обеспокоенность самочувствием своих специалистов. И лечение с профилактикой в условиях высокогорья приобрело в те годы принципиально существенное, не только теоретическое, но и практическое значение.

А затем начинание Камила Таджиева медики продолжат совместно с научными сотрудниками Академии наук в специально открытой в системе АН РТ «Лаборатории высокогорных медико-биологических исследований», а «анзобцев» станут приглашать уже в популярные международные экспедиции в Антарктиду. По материалам высокогорной лаборатории вместе с таджикистанскими учеными защитят не одну докторскую и кандидатскую диссертации и присоединившиеся к ним ученые Сибирского отделения НИИ Клинической иммунологии АН СССР.

…После очередного эксперимента умерла любимица нашего лагеря – рыжая лайка. Мы, молодые, похоронили ее на краю обрыва, а затем, выпросив у врачей стакан спирта, с неописуемой грустью вспоминали о ней в палатке. Сохранился в памяти трогательный голос первокурсника мединститута: «Интересно, когда-нибудь на этом перевале поставят нашим собакам памятник?  Ведь они столько боли перенесли ради нас, людей. Давайте, Камил Таджиевичу напишем, а».

«Таджиеву принадлежит заслуга внедрения в хирургию в условиях Таджикистана экспериментальных методов. Сейчас трудно назвать какую-либо проблему в хирургии, которая изучалась бы в клинике К. Т. Таджиева без применения эксперимента» - М. Асимов,  Президент Академии наук Таджикской ССР, 1980г.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156235