Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

10.12.201011:03
Источник изображения: asiaplus.tj

Душанбинские мертвецы тайн не выдают

Корреспондент «Asia-Plus» переночевала в одном из самых зловещих мест столицы – в морге в «Караболо». И вот ее рассказ… Здесь сыро, холодно. Здесь пахнет смертью и очень страшно. Господи, как же меня сюда занесло? Эй, кто там… Примерно такие мысли мучили вашего корреспондента на протяжении всей, пожалуй, самой страшной в моей жизни ночи, которую я провела в компании с душанбинскими мертвецами.

Пятнадцать лет тому назад, осенью 1995 года, в Министерстве юстиции РТ было зарегистрировано Независимое информационное агентство «Asia-Plus». В рамках юбилея медиагруппы предлагаем вам статью, опубликованную в газете в октябре 2006 года.

Вся эта история с мертвецами началась неделю назад, когда на дворе стояла прекрасная осенняя погода, а я стояла в кабинете редактора и выслушивала упреки. Отчасти его недовольство мне было понятно: ну, опоздала я со своим материалом в номер, ну, тема полностью оказалась не раскрытой. Я готова была понести наказание, но чтоб такое! Подытожив свое выступление, он безапелляционным голосом вынес мне «приговор»: «Короче, переночуешь в морге, сделаешь материал, или подыщем тебе другое занятие». Одним ударом сразу двух зайцев подбил: и клевый материал в газету обеспечил, и меня наказал.  Воистину редакторы - самые коварные люди на свете…

Морг Республиканской клинической больницы им. Дьякова представляет собой нечто среднее между сараем и дышащим плесенью подвалом. Освещение есть только в «жилых комнатах» и приемной. Особенно потрясли меня именно жилые комнаты, и позже вы поймете почему.

Встретивший меня местный санитар Валера решил показать свое «подсобное хозяйство», комментируя по ходу что и где. Внутренний «интерьер» этого места временного обитания мертвецов состоит из небольшой кушетки и тумбочек, стоящих посреди небольшой приемной. На тумбочках - бесцветные искусственные цветы, на стенах висят небольшие иконки. В коридоре, ведущем к секционной, комнате для омовения трупов, стоит жуткий полумрак. Напротив - комната с гробами и холодильная камера. И еще - повсюду витает запах. Проникающий запах формалина, запах смерти.

Я решила рискнуть и получше осмотреть секционную. Иду по коридору, смотрю по сторонам и задаю вопросы Валере. Вхожу в комнату, оборачиваюсь, и вдруг… никого! Я одна в этой комнате, в этой темноте! Валера, Валера, где вы? Сразу заныло в ногах, и  обычное на вид помещение превратилось в комнату страха. Первое чувство – панический страх неизвестности с примесью отвращения. Это можно сравнить разве что с ощущениями, которые испытывает телезритель во время просмотра фильма ужасов: в момент, когда главный герой вот-вот впервые столкнется с живым мертвецом.

Прийти в себя удалось мне с большим трудом. «В конце концов, мертвые не кусаются, а Валера, скрывшись, решил надо мной подшутить», - успокаивала я себя, впрочем, безуспешно – страх категорически не собирался покидать меня. Дрожащим голосом я продолжала записывать на диктофон: «…В центре секционной стоят два больших мраморных стола, ножки которых, кстати, почти развалились. Посреди столов вмонтирован слив – небольшая решеточка, куда (как я потом узнала) обычно стекает вода, грязь и кровь. В комнате темно и ужасно воняет. Где-то в углу белеет аптечка, в которой ничего нет, кроме пустых склянок. Прямо под ней небольшая ванна с водой, но без трупа, слава Богу. Высокий стол около окна завален разного рода инструментами: какими-то щипцами, иголками для зашивания трупов и т.п. Тут же развалилась уже давно высохшая косметика, шпильки, расчески и бритвенные станки.

На одном из мраморных столов какое-то пятно. Подхожу ближе и… О, ужас – некая масса, напоминающая засохшую кровь и, по-видимому, гной. Меня просто затрясло от отвращения, и поспешила выйти вон из помещения. По выходе из комнаты я чуть не испытала шок: кто-то или что-то сделало звонкий шаг позади меня. Невесть откуда появившиеся силы пулей вынесли меня наружу, где я чуть было не сшибла с ног перекуривающего Валеру. Мое состояние тихого ужаса его развеселило. Оказывается, душераздирающий звук в секционной был вызван не духами или покойниками, а осыпающейся штукатуркой.

Валера, несмотря на неразговорчивость, рассказал, что живет в морге: как раз таки в тех жилых комнатах, о которых я говорила выше. Живет здесь, потому что больше негде. А в морге, по его словам, уютно, тепло и далеко ходить на работу не надо. «Зарплата, конечно, не ахти – 2 сомони, но для меня это не самое важное. Мне нравится эта работа, я чувствую, что делаю хорошее дело, - говорит Валера. - В мои обязанности  входит омовение трупа и приведение его в «порядок». Здесь работает еще одна женщина-санитар. Мы вместе с ней обмываем мертвецов, я выбриваю нужные участки тела, а она наносит грим или просто подкрашивает женщин пудрой, тушью и губной помадой». Через некоторое время подошел начальник морга - Махмади Курбанов. На вопрос, что привело его в это необычное место, он ответил: «Эта работа ничем не хуже любой другой, но… Я все же опасаюсь оставаться здесь на ночь и делаю это как можно реже. Наверное, еще не могу привыкнуть к трупам, боюсь их». Да, покойников я тоже боюсь, но, увы, мое задание еще не выполнено, и я остаюсь здесь на ночь.

К семи часам вечера привезли «новенького», как здесь называют мертвецов. Это женщина примерно 60 лет. Ее доставили сюда прямо из реанимации. Кстати, данный морг рассчитан на «аудиторию», поступающую именно из «Караболо», но иногда им привозят и «чужих», мертвецов «с улицы». «С «чужими» много хлопот, - говорит М. Курбанов.  Родственники многого от нас требуют, при этом не хотят платить. Не так давно был случай. Милиционеры привезли молодую девушку-наркоманку, ее, кажется, кто-то убил. Они потребовали от нас сделать медицинскую экспертизу. Сколько я ни говорил, что мы этого не делаем, они ничего не хотели слушать. Потом, конечно, они уехали, оставив нам никому не нужный труп. На следующий день заявились родственники умершей и забрали ее для захоронения. Вернувшиеся вдруг милиционеры, не найдя труп, долго морочили нам голову по поводу потери «ценной находки». А что нам оставалось делать, не могли же мы держать эту девушку вопреки желанию родственников? Так и получилось, что нам никто не заплатил ни гроша, а уж сколько пришлось наслушаться от представителей правопорядка…»

В ходе беседы сотрудники морга жаловались, что их служба стала своего рода изгоем: о ней все забыли, даже руководство больницы. Уже три года как перестали выделяться деньги, здесь нет даже спирта. Люди работают практически на добровольных началах. Один формалин, необходимый для обеспечения сохранности трупа (проще говоря, чтобы не протух), стоит около «червонца», а общая сумма всех услуг - 15 сомони. Кто-то платит, а кто-то нет. Бывает и так, что оставляют под залог свои документы: «будут деньги - принесем», но не все возвращаются. «Я знаю, что сейчас всем очень тяжело, но поймите и нас, мы просто не в состоянии работать бесплатно», - говорит М. Курбанов.

Пока санитары обмывали труп женщины, я решила посмотреть документацию на «клиентов» морга. Проштудировав все документы, начиная от «актов приемки» и заканчивая различного рода долговыми расписками, обнаружила, что около пятидесяти процентов поступающих трупов - бомжи или «отказники». Бывает, что к воротам морга трупы подбрасываются. Раньше-то бездомных собак и кошек подбрасывали, иногда младенцев, а теперь еще и мертвецов. У многих нет родственников и друзей, а от некоторых просто отказываются. Невольно задалась вопросом: куда же девают ненужные трупы? Хоронят ли их вообще? Оказалось, путь таких мертвецов лежит только в одном направлении – в общую могилу, которую, кстати, еще и найти нужно. По словам заведующего, морг не имеет «своего места» на кладбище, поэтому хоронить людей приходится где попало. Не на улицах города, конечно. Под определением «где попало» имеется в виду то, что работники морга никогда не знают, где именно руководство местного кладбища выделит им место.

Проведя здесь уже около четырех часов, я как-то принюхалась, можно даже сказать, освоилась. На улице уже стало совсем темно, а в морге зажглись тусклым светом лампы, и даже стало как-то уютно. Закончив с женщиной, санитары собрались в одной из жилых комнат, заварили чайку и пригласили меня к столу. Уплетая за обе щеки самбусу, я не переставала удивляться себе: могла ли я когда нибудь подумать, что буду так спокойно распивать чай в морге? За чаем мои новые друзья рассказали мне много интересного.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

06.1218:15Узбекистан отменяет визы для туристов из 27 стран
06.1215:55Афганистан проведет расследование связей талибов с Россией и Ираном
06.1215:50В Душанбе вынесен приговор троим мужчинам, убившим и расчленившим женщину
06.1215:479 лет тюрьмы за неудачный "киднеппинг"


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(4)
06.1209:18Эмомали Рахмон обратится с посланием парламенту Таджикистана до нового года(1)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00