Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

15.12.201023:33

REGNUM: Россия на постсоветском пространстве: Итоги 2010 года

Введение

2010 политический год завершается под аккорды крупных международных форумов и скандалов. Саммиты НАТО и ОБСЕ соответственно в Лиссабоне и Астане должны были утвердить интегрированный подход международной общественности к вопросам обеспечения мира и безопасности на планете, но вместо этого лишний раз акцентировали существующие разногласия и конфликты, обнажили всю ущербность существующего миропорядка.

Саммит ОБСЕ в Астане в этом плане выявил и вовсе комичные тенденции. Пока мировые лидеры силились согласовать текст итогового документа, символизирующего доверие в вопросах безопасности "от Ванкувера до Владивостока", мировая пресса без всяких усилий получала секретную переписку Госдепартамента США, свидетельствующую о полном отсутствии такого доверия - как между отдельными странами, так и внутри каждой из них в отдельности. В итоге "душок", исходящий от утечек WikiLeaks, полностью сбил "дух" Астанинской декларации, в которой, впрочем, отсутствовала всякая конкретика и по насущным проблемам постсоветского пространства, непосредственно влияющим на безопасность самой России.

С одной стороны, депеши американских послов в странах мира, больше похожие на закулисные сплетни и доносы, с другой - патетическая речь Госсекретаря США Хиллари Клинтон в Астане. Это оборотные стороны одной медали - американской внешней политики, которая в 2010 году была неуравновешенной и рваной.

Утечки WikiLeaks дезавуировали и так называемую "перезагрузку" отношений США с РФ, инициированную правительством Обамы уже после военных действий августа 2008 года на Кавказе. Плоды этой "перезагрузки" могут оказаться для России неожиданно "горькими".

В этом контексте показательны итоги саммита Россия-НАТО в Лиссабоне. Публично объявив Россию страной, не представляющей угрозы для стран Североатлантического альянса, на том же саммите страны НАТО приняли План действий на случай агрессии РФ против стран Прибалтики. План предусматривает проведение учений с подключением к защите Литвы, Латвии и Эстонии от "агрессивной России" крупных военных контингентов США, Великобритании, Польши и Германии.

В 2010 году США практически заморозили обсуждение грузинской проблематики, градировав ее как неразрешимую и наносящую вред другим оперативным международным проблемам, которые можно решать при участии Москвы. Но это не мешает американцам время от времени выступать с жесткими оценками и призывами по данному вопросу, держа его в перманентном напряжении. Под конец года посол США в Тбилиси Джон Бас, комментируя очередной "плод перезагрузки" - антироссийскую резолюцию Парламентской ассамблеи НАТО по ситуации в Грузии, которая была принята за несколько дней до саммита Россия-НАТО, призвал Москву выполнять обязательства, предусмотренные соглашением о прекращении огня (план Медведева - Саркози). "Мы хотим видеть реальные изменения и шаги в этом направлении", - подчеркнул он, комментируя прямой призыв ПА НАТО в адрес Москвы вывести войска из Абхазии и Южной Осетии. По заявлению представителей грузинской власти, в Сенате США в оборот пущен проект резолюции о признании оккупации Грузии со стороны России.

Что касается самой Грузии, то она, по всей видимости, начинает осознавать, что абхазская и югоосетинская проблемы, требовавшие постоянных переговоров и контактов с Москвой, лежали на стране мертвым грузом. Сейчас, когда этот груз переложен на "другую шею", Тбилиси со спокойной душой занят обычной рутинной работой - разоблачением групп российских шпионов, восстановлением собственной шпионской сети на Северном Кавказе (отмена визового режима с кавказскими республиками РФ), другими внешними и внутренними задачами, в том числе последовательной работой по сближению с НАТО. Влияние РФ в этой стране достигло нулевой отметки. Донесенный через посольство Швейцарии призыв Сергея Лаврова допустить к задержанным в Грузии гражданам РФ консульского работника был попросту игнорирован. Точно так же были игнорированы протесты МИД России против экстрадиции Виктора Бута из Таиланда в США. Американцы собираются судить российского гражданина на открытом процессе в Нью-Йорке.

Другой образчик "перезагрузки", в том виде, в котором его осуществляют американцы - заявление вице-президента США Джо Байдена по поводу ратификации соглашения по СНВ с Россией. Призывая американский Сенат ратифицировать этот документ, Байден прямо заявил: "если ратификация не произойдет, США не смогут держать под надзором российский ядерный арсенал".

На этом глобальном фоне в странах постсоветского пространства - от Средней Азии до Молдавии и Белоруссии - разворачиваются весьма тревожные процессы. Даже поверхностный анализ тенденций позволяет констатировать, что в борьбу за ресурсы и территории по периметру границ России, которую до глобального экономического кризиса наиболее активно вели США, сегодня столь же активно включились Китай, Япония и Южная Корея - на Востоке, Турция и Иран - на Кавказе. Более того, обеспечив в предыдущие годы в Закавказье транзитную инфраструктуру в стратегическом направлении "Восток - Запад" (нефтепровод Баку-Джейхан и газопровод Баку-Эрзрум), а также максимально затруднив доступ РФ в регион с помощью грузинского буфера, Запад начал активно осваиваться в Центральной Азии, особенно в Туркмении. Внешняя политика стран этого региона в 2010 году резко активизировалась, что является производной от появления поля для маневра и новых активных игроков. Вместе с тем резко возросла интенсивность угроз.

Ключевой проблемой региональной безопасности продолжает оставаться Афганистан. С другой стороны он стал эпицентром контролируемого хаоса, от которого США медленно, но верно распространяют свое влияние на соседние страны и регионы, словно круги, рождаемые взрывной волной. Кульминацией военной кампании США против Афганистана станет 2014 год. К тому времени администрация Обамы рассчитывает закрепиться в соседних странах, а правительства этих стран снабдить долей ответственности за неминуемый провал афганской кампании. При этом складывается впечатление, что свою долю ответственности получит и Россия, которая также весьма умело, шаг за шагом, втягивается в афганское болото.

В ноябре 2010 года глава Федеральной службы по контролю над оборотом наркотиков (ФСКН) РФ Виктор Иванов рапортовал о беспрецедентной в истории российско-американских отношений совместной операции по уничтожению четырех лабораторий по производству наркотиков в Афганистане. Однако вместо благодарности Москва удостоилась критики со стороны властей Афганистана. Президент Хамид Карзай заявил, что данный рейд был проведен без соответствующей санкции афганских властей. "Президент Афганистана подчеркивает, что никто не имеет права проводить такой тип операций на территории государства без разрешения афганского правительства", - отмечалось в заявлении. То есть Россия была втянута американцами в некие действия в Афганистане без санкции самих афганских властей.

Позднее Иванов признал, что НАТО игнорирует афганскую наркоугрозу, однако это не является "целенаправленной политикой по нанесению вреда России". Глава федерального ведомства подчеркнул, что в стратегических документах НАТО об этой проблеме даже не упоминается (зато в них упоминается возможность "агрессии" России против стран Прибалтики - ИА REGNUM). Виктор Иванов сообщил также, что действия террористов и международной преступности на территории Северного Кавказа РФ зачастую финансируются именно деньгами афганского наркотрафика. То есть бездействие НАТО в Афганистане ведет к активизации сил, работающих на дефрагментацию и подрыв Северного Кавказа.

Нет никаких сомнений в том, что анонсированный Обамой военный откат НАТО из региона создаст грандиозный вакуум, который американская администрация и призывает заполнить страны Средней Азии, но делать это, судя по всему, придется России.

Средняя Азия

Казахстан

О взаимоотношениях Казахстана и России к середине 2010 года было принято говорить в превосходной степени: громоздкая интеграционная структура, созданная на скорую руку, создавала впечатление мощного присутствия РФ в регионе. Дополнительные баллы кураторы Средней Азии в Москве получили, когда желание вступить в Таможенный Союз изъявили и другие игроки - в частности, Киргизия. Поэтому уже сейчас вполне можно предположить: если наблюдатели примут во внимание информационный фон, сопровождавший начало экономической интеграции, - Средняя Азия в докладах аналитиков в конце года снова займет привычное место стратегического "подбрюшья" России. Однако это, мягко говоря, не будет соответствовать действительности.

За примерами далеко ходить не надо - реальным противовесом России во всем среднеазиатском регионе стремительно становится Китай. При этом Поднебесной - на первый взгляд, нет ровным счетом никакого дела до политических дивидендов. Не особенно вдаваясь в тонкости гуманитарной сферы, Пекин планомерно подминает под себя сферу экономическую, и никакие рефлексии - будь то языковые или исторические - похоже, не в состоянии остановить "мягкую" экспансию китайских компаний.

Можно взять для примера газопровод "Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай": на первый взгляд, Казахстан имеет лишь косвенное отношение к функционированию двух готовых веток магистрали. На деле - большая часть трубопровода сосредоточена на территории республики. И здесь уже не так важно - уступает ли Казахстан по объемам поставок Туркмении. Важнее, что "Газпром" перестал быть энергетическим монополистом в регионе. А что касается объемов - они стремительно наращиваются. Уже сейчас, согласно дополнительным соглашениям, Туркмения, Узбекистан и Казахстан должны перекачивать Поднебесной 45 миллиардов кубометров голубого топлива в год. Нелишним будет отметить: речь идет только о масштабах одного межгосударственного проекта. А можно ведь еще напомнить об огромном 10-миллиардном китайском займе Казахстану. Или о покупке китайской стороной крупной казахстанской нефтяной компании, владеющей рядом нефтегазовых месторождений. Любопытно, что перечисленные события произошли за неполные полгода 2010 года. То есть предыдущие китайские контракты с Казахстаном нами даже не рассматриваются.

Есть и более интересная деталь. Расставляя акценты - и это видно из многих документов, - даже вашингтонские аналитики привычно ставят по другую от Китая сторону баррикад именно Россию. С этим трудно спорить - Казахстан был и остается в подавляющем большинстве русскоязычной страной. Еще важнее - фактор географический - отменить самую протяженную в мире сухопутную границу просто невозможно. Всего лишь двух этих нюансов достаточно, чтобы записать республику как вечного естественного союзника Москвы во всех ее начинаниях.

Но занятный момент - если взглянуть на динамику отношений Казахстана скажем, со странами Европы - то постулаты, сформулированные еще во времена Советского Союза, перестают быть такими уж незыблемыми. Не так давно внутри Казахстана был опубликован доклад, в котором описываются взаимоотношения республики с ЕС. И если их динамика сохранится на том же уровне - России будет невероятно трудно оставаться конкурентоспособным партнером Казахстана. В частности, Старый свет уже сейчас инвестировал в казахстанскую экономику порядка 56 млрд. долларов. Одна только Германия подписала во время официального визита Ангелы Меркель в Казахстан контрактов на 2,6 млрд. долларов. Казахстан, в свою очередь, обеспечивает до 20% общего объема импорта энергоносителей в страны ЕС. При этом нельзя сказать, что сотрудничество с европейскими странами ограничивается только энергетикой - в частности, в структуре казахстанского экспорта в страны ЕС преобладают неблагородные металлы, текстиль, минеральные продукты и т.д.

Тем временем, Астана занимает довольно активную позицию в пользу гипотетических трубопроводов в обход России. И даже не скрывает этого: отповедь Нурсултана Назарбаева европейцам, которые, дескать, не предпринимают ровным счетом никаких шагов для создания NABUCCO - прозвучала отнюдь не в кулуарах какого-нибудь заштатного экономического форума. Глава Казахстана сделал это заявление на совместной пресс-конференции с канцлером Ангелой Меркель, совершенно не переживая о возможной нервной реакции Москвы. Понятно, сколь нервной бы ни была реакция Москвы, она стерпит от Казахстана буквально всё.

Впрочем, самые болезненные изменения, по традиции, касаются все же гуманитарной сферы. Уход России из региона, оформленный в виде уже подписанных российским президентом поправок в федеральный закон "О госполитике в отношении соотечественников за рубежом", нанес колоссальный удар по всему русскому культурному пространству, в том числе и в Казахстане. Уже сейчас казахские националисты, привыкшие видеть мир сквозь призму имперских замашек России, начинают бить тревогу - дескать, теперь-то брошенные исторической родиной русские совершенно определенно поднимут знамя борьбы за русский вопрос. И в этом смысле вполне логичным выглядело заседание казахстанского правительства, в ходе которого состоялась презентация госпрограммы развития языков до 2020 года. Казахстан будет активно развивать казахский язык, а русский, по мнению министра культуры Мухтара Кул-Мухаммеда, должен всего лишь "сохранить свои позиции в общественной жизни республики". Вместе с тем, по прогнозам министра, если программа состоится, то уже через 10 лет доля казахстанцев, владеющих государственным (казахским) языком, достигнет 95%.

В этом плане символическим итогом российско-казахстанских отношений в 2010 году стали яйца, которыми казахские националисты забросали лидера оппозиционной партии "Алга" Владимира Козлова, который изъявил намерение баллотироваться на высший государственный пост. Символизм ситуации состоит не в том, что Козлов мог бы стать приемлемым для России политиком на этом посту, а в мотивировке данного демарша - "русский не может быть президентом казахов". Остается ждать, когда на высший пост Казахстана будет баллотироваться этнический китаец.

Второй важный итог - перспектива отправки в Афганистан казахского воинского контингента. Эксперты считают, что данный шаг может втянуть Астану в опасную авантюру со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако в контексте внешнеполитических итогов года гораздо важнее то, что предстоящую переброску казахских военных в Афганистан анонсировала не кто-нибудь, а лично Госсекретарь США Хиллари Клинтон.

Туркмения

Симптоматические и очень важные события разворачивались в 2010 году вокруг Туркмении. Наблюдатели практически не сомневаются в том, что президент этой страны Гурбангулы Бердымухамедов в своей внешней политике отводит России не первую, не вторую и даже не третью роль. Пока крайне уязвимый Таджикистан, разваливающаяся Киргизия, "многоликие" Узбекистан и Казахстан окучивают Москву, США и ЕС предпринимают свободные от демократической риторики и эффективные шаги, чтобы вслед за Китаем потеснить российских газовиков в Туркмении и обеспечить себе доступ к его газовым запасам.

На сегодняшний день можно констатировать эволюционное изменение характера, объема и атмосферы российско-туркменских отношений. И самое парадоксальное состоит в том, что россияне могут "благодарить" за это бывших и нынешних руководителей... Украины - Ющенко, Тимошенко и Януковича. В результате перманентных газовых войн между Москвой и Киевом, в ходе которых украинская сторона в лице "Нафтогаза Украины" делала бессмысленным всякий диалог и фактически перекрывала транзит среднеазиатского газа в Европу, российский "Газпром" оказывался не в состоянии забирать оговоренные объемы газа из Туркмении. В апреле 2009 года случилось знаковое событие - взрыв на магистральном участке газопровода "Средняя Азия - Центр" (САЦ) - значение которого сегодня сложно переоценить. Напомним, тогда Туркменские власти выступили с публичными обвинениями в адрес "Газпрома", который, согласно Ашхабаду, без уведомления снизил отбор газа, вследствие чего якобы и произошел взрыв. Далее Ашхабад вынес на повестку дня вопрос запрета на реэкспорт своего газа "Газпромом" (продажи газа на туркменской границе), а также о новой европейской формуле расчета его цены. В ответ "Газпром" снизил импорт туркменского газа с 42,3 млрд. кубометров в 2008 году до 11,8 млрд. кубометров в 2009 году. Но Бердымухамедов пошел на беспрецедентный шаг - сократил добычу газа практически вдвое, но не уступил давлению Москвы, благо потенциальных покупателей у него было хоть отбавляй, особенно среди инициаторов различных проектов, лишенных "ресурсной базы".

В 2010 году данный сюжет развивался с калейдоскопической быстротой. Пересмотр схемы газовых отношений Ашхабада с Москвой, приведший к сокращению объемов забора газа "Газпромом", высвободил эти самые объемы для конкурирующих направлений. А они не замедлили обозначиться - и объемы и направления. Сначала в ускоренном режиме был запущен газовый поток в сторону Китая - газопровод "Туркмения-Узбекистан-Казахстан-Китай", затем в сторону Ирана. И вот, 19 ноября 2010 года вице-премьер туркменского правительства Баймурад Ходжамухамедов, курирующий вопросы ТЭК, заявил, что его страна готова к поставкам в Европу 40 млрд. кубометров газа в год. "Учитывая внутреннее потребление на западе страны и поставки газа оттуда же в Иран, у нас будут свободными до 40 миллиардов кубометров газа ежегодно, так что европейским странам беспокоиться не надо", - отметил Ходжамухамедов, очевидно, имея в виду, что беспокоиться надо Москве. "При соблюдении всех экологических норм и проведении экспертиз будет согласовано строительство Транскаспийского газопровода, что отвечает проводимой Туркменией политике диверсификации направлений сбыта природного газа", - отметил Ходжамухамедов. По его мнению, строительство Транскаспийского газопровода позволит транспортировать туркменский газ в Азербайджан, а оттуда в направлении Европы.

Это исторические заявление прозвучало сразу после санкции самого президента Туркмении. На третьем саммите глав Прикаспийских стран в Баку, в котором участвовал и президент России Дмитрий Медведев, Гурбангулы Бердымухамедов назвал вопрос строительства трубопроводов по дну Каспийского моря "принципиальным".

До этого Туркмения начала строительство на собственные средства газопровода "Восток-Запад" мощностью 30 млрд. кубометров для доставки газа с месторождения Южный Йолотань к побережью Каспия. Далее, в соответствии с планами ЕС и США, этот газ должен быть переправлен по дну Каспийского моря - через предполагаемый Транскаспийский газопровод к уже действующему газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзрум, став, таким образом, ключевой питательной артерией газопровода NABUCCO. Строительству трубы по дну Каспия до сих пор препятствовала проблема правового статуса моря и разграничения его дна, а точнее позиции России и Ирана. Однако Бердымухамедов обозначил схему разрешения и этой проблемы: "Туркмения твердо убеждена в том, что прокладка подводного трубопровода на Каспии может осуществляться с согласия только тех сторон, через участки дна которых будет построен такой трубопровод". То есть, судя по этому заявлению туркменского лидера, он исходит из того, что Транскаспийский газопровод может быть построен при согласии его страны и Азербайджана, без учета газовых интересов России и Ирана. По некоторым данным, переговоры между Баку и Ашхабадом на эту тему уже проходят при посредничестве Брюсселя. А между Тегераном и Москвой, по всей видимости, нет, поскольку они очень "своевременно" стали жертвой все той же "перезагрузки" отношений с Западом. Россия поддержала антииранскую резолюцию СБ ООН, чем заслужила аплодисменты США, но при этом сорвала все свои оружейные контракты с ИРИ и лишилась важного партнера в каспийском переделе.

С другой стороны, конкурирующий с Транскаспийским проектом (отрезок NABUCCO) российский проект Прикаспийского газопровода (питательная артерия "Южного потока"), как отметили эксперты после встречи президентов России и Туркмении в Ашхабаде 20 октября, практически заморожен до восстановления спроса на газ в Европе. С учетом перспективы запуска NABUCCO, Москве этого придется ждать долго. А значит, туманными становятся перспективы не NABUCCO, как это утверждал вице-премьер РФ Игорь Сечин, причем со ссылкой на туркменских специалистов, чем вызвал их обиду, а российского "Южного потока".

Киргизия

Как и полагается, наиболее удручающая для России ситуация складывалась в 2010 году вокруг Киргизии. Почему, как и полагается? Потому что именно в этой стране дислоцирована российская военная база, обеспечивающая реальное военно-политическое влияние РФ в регионе. Перманентный кризис власти и угроза развала Киргизии чреваты мощными центробежными процессами, которые охватят весь регион. Многолетние маневры Москвы, призванные поставить конец присутствию базы ВВС США в Манасе, не остановили разрушения Киргизию, но не сказались на позиции самих американцев. Трагические события в Оше и Джалал-Абаде в июне 2010 года совершенно ясно продемонстрировали, что Россия не в состоянии обеспечивать оперативное тушение этих перманентных пожаров, почему и публично дистанцировалась от них.

О том, что на юге Киргизии могут вспыхнуть волнения, знали давно. Проблемы накапливались десятилетиями, но их никто не решал, оставляя это неблагодарное дело на потом. Смена власти и, как следствие, - значительное ослабление силовых структур и систем управления, ослабили уже и без того нетвердую киргизскую государственность. Оставалось кому-то лишь "бросить спичку" и этот "кто-то" нашелся. Реакция ОДКБ на беспорядки в Оше и Джалал-Абаде также оказались прогнозируемыми - ею стала констатация полной импотенции.

Для России в случае с Киргизией после череды переворотов важно уже не то, кто именно из киргизских политиков возьмет ситуацию под контроль и сформирует более или менее действенную систему управления, - а формирование некоего универсального перечня приоритетов, актуальных при любой власти или же отсутствии таковой. На сегодняшний день, после более чем спорных конституционного референдума и парламентских выборов, так и не приведших к оформлению политических институтов на киргизской внутриполитической арене, каких-либо внятных прогнозов относительно дальнейшего развития ситуации в этой стране, особенно, в ее приграничных регионах не существует.

Перманентная напряженность внутри Киргизии держит в точно таком же состоянии ответственных за киргизское направление российских политиков, дипломатов и изучающих регион экспертов. Проекты с участием российского капитала, имеющие отношение к Киргизии, в большинстве своем отложены в долгий ящик. Говорить об окончательной стабилизации ситуации в этой стране абсолютно преждевременно. Любая новая киргизская власть будет оставаться в отношениях с Москвой в роли просителя, а российская сторона в роли вынужденного гаранта, поддерживающего стабильность киргизской площадки не столько для себя, сколько для "дяди" и очередного киргизского временщика.

Между тем, предмет российской озабоченности - военная база "Манас" продолжает успешно функционировать. Все, чего добилась Россия в 2010 году - это смена вывески данного объекта. Как известно, получив от Москвы политические обещания огромных кредитов в обмен на разрешение инвестиций в горнорудную и энергетическую промышленность, свергнутый президент Курменбек Бакиев сподобился лишь на то, чтобы переименовать "военную базу" в "Центр транзитных перевозок". Однако посетивший Киргизию спецпредставитель США в Афганистане и Пакистане Ричард Холбрук договорился не только о продлении базы. Американские военные намерены помочь киргизским коллегам и построить для них новый Военно-тренировочный центр. Примечательно, что центр этот должен расположиться в южной части страны - поближе к Афганистану. Полтора года назад именно там киргизские власти предлагали расположить российскую военную базу. Предполагалось, что россияне в рамках ОДКБ помогут киргизским властям бороться с наркотрафиком и террористами. Уже назывались ориентировочные даты, когда эта база должна была появиться. Однако сначала против присутствия российских военных высказался Узбекистан, а потом и сами киргизско-российские отношения стали стремительно ухудшаться. Обещанные объекты инвестирования в экономику Киргизии власти страны для России закрыли.

Между тем, пока Россия и Киргизия не могут наладить отношения, а такое состояние продолжается со времени свержения Аскара Акаева, США, усиливая своё присутствие в центральноазиатском регионе, налаживают контроль над киргизской армии и помогают ей обойтись без помощи российских военных. А вскоре - поможет обойтись без прямого политического и экономического присутствия России вообще, сводя роль РФ к роли безотказного импортёра киргизских трудовых ресурсов и социального донора оставшегося в стране населения.

Таджикистан

Отношения Душанбе с Москвой на протяжении 2010 года оставались прохладными - слишком велика была обида президента Рахмона за "проузбекскую" позицию Москвы в вопросе достройки Рогунской ГЭС. Достаточно отметить, что в тендере за право на разработку одного из крупнейших месторождений серебра в мире - "Большой Кони мансур" российские компании не участвовали. Встреча президентов двух стран - Эмомали Рахмона и Дмитрия Медведева в Сочи имеющиеся разногласия урегулировать не смогла, не внес ясности в перспективы взаимоотношений двух стран и визит Владимира Путина в Душанбе под занавес года.

Таджикские власти предприняли попытки начать торг за возвращение российских военных на военный аэродром "Айни", но Москва не заинтересована в том, чтобы платить большие деньги за право пользования этим военным объектом. Хотя в Кремле при этом и осознают угрозы, исходящие от южного соседа Таджикистана - Афганистана. В нынешнем году боевики различных исламских групп - от Талибана до Исламского движения Узбекистана (ИДУ) не прекращали попыток перебраться на территорию Центральной Азии. Поэтому всё большую актуальность в отношениях между Москвой и Душанбе приобретает вопрос возможности возвращения российских пограничников для охраны таджикско-афганской границы. Немецкая Deutsche Welle пишет: "Вопрос о возвращении российских пограничников на таджикско-афганскую границу может стать одним из основных на встрече президента Таджикистана Рахмона с российским премьером Путиным, который 25 ноября прибудет в Душанбе".

Это выглядит скорее как грамотно расставленный капкан для Москвы, чем перспектива расширения военного присутствия, особенно на фоне сообщений о намерении Душанбе заставить РФ платить за присутствие 201-ой базы и аренду военного аэродрома "Айни". С другой стороны, таджикские власти считают, что возврат российских пограничников негативно скажется на их собственном имидже, а то и вовсе покажет их полную несостоятельность.

Между тем, по нашему прогнозу, дестабилизирующие факторы во внутренней политической, общественной и экономической жизни Таджикистана будут лишь нарастать. После ухода американцев из Афганистана Таджикистану, где афганские метастазы уже отчетливо прослеживаются, придется тяжелее всех. Сегодня власти этой страны в авральном режиме возвращают таджикских студентов из медресе других исламских государств, закрывают мечети в ряде районов, мотивируя это тем, что они не имеют соответствующей регистрации, вводят санкции для граждан с длинными бородами и так далее. Заодно прослеживается увеличение количества таджикских студентов в образовательных учреждениях США.

Такой курс Эмомали Рахмона вряд ли понравится его ближайшим соседям, в том числе и Ирану. Власти ИРИ уже выражают недовольство давлением на верующих. Не исключено, что такое поведение Душанбе может негативно сказаться на притоке инвестиций в экономику Таджикистана из исламских стран. Указанный тренд компенсируется все тем же Китаем, который в 2010 году превратился для Таджикистана в основного кредитора.

Иммунитет таджикского государства последовательно уничтожается соседним Узбекистаном. Конфликтный потенциал между двумя странами нарастал весь год, однако ни председательствующий в ОБСЕ в уходящем году Казахстан, ни Россия - традиционный региональный арбитр, этот конфликт предпочитают не замечать. Не вняли призывам Душанбе вмешаться в ситуацию и на таких региональных площадках, как ШОС и СНГ.

Между тем, водно-энергетический конфликт Душанбе и Ташкента остается краеугольным вопросом, который уже влияет на отношения Таджикистана с Россией. Душанбе, объявив о начале самостоятельной достройки Рогунской ГЭС с помощью средств, вырученных от "добровольной" продажи акций этой станции собственным гражданам, фактически остался в транспортной изоляции. В настоящее время Узбекистан предпринимает дальнейшие меры по усугублению экономической ситуации в Таджикистане, реализуя обходные энергетические и транспортно-коммуникационные инициативы. Главным источником дохода для большинства таджикистанцев, равно как и ключевым элементом сохранения политической, экономической и социальной стабильности в Таджикистане, остаются частные трансферты от трудовых мигрантов в России, таджикистанская доля которых достигла 1 млн человек.

Между тем внутриполитическая ситуация в Таджикистане в 2010 году имела тенденцию к обострению. Массовый побег политических заключенных из самого охраняемого СИЗО Таджикистана, расположенного рядом с резиденцией президента Эмомали Рахмона, показал большую уязвимость всей структуры его власти. Пока таджикские околовластные эксперты искали в этом событии следы Ташкента и Москвы, боевики на востоке страны напали на колонну военных. Через 13 лет после подписания межтаджикского Соглашения о мире, в стране вновь запахло гражданской войной. Правду о событиях в Раштской долине еще предстоит узнать.

Узбекистан

В 2010 году президент Узбекистана Ислам Каримов решил начать активную игру по всем направлениям. Возможно, к этому его подталкивает стремительно ухудшающаяся экономическая ситуация в стране. По оценкам ряда западных финансовых компаний, золотовалютные резервы Узбекистана практически исчерпаны, что ставит под вопрос импорт продовольствия и может в конечном итоге привести к социальному взрыву.

Ташкент практически сам загнал себя в угол, выбрав политику экономического изоляционизма на постсоветском пространстве. К концу года в Узбекистане наблюдается резкий рост цен на топливо. Стремясь получить столь необходимую ему экономическую помощь, Ислам Каримов вновь пытается представить себя как сторонника интеграционных инициатив России. Видимо, с этим фактом и связано решение президента Узбекистана Ислама Каримова принять участие в сессии Совета коллективной безопасности Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и очередном заседании Совета глав государств СНГ, которые прошли 10 декабря 2010 года в Москве. Все последние годы Ислам Каримов демонстративно игнорировал все мероприятия, проводившиеся под эгидой ОДКБ. С другой стороны, складывается впечатление, что Каримов последовательно выполняет функцию "троянского коня" в интеграционных инициативах Москвы. Говорить о последовательной и конструктивной роли Узбекистана в том же ОДКБ, как минимум, наивно. В частности, Ташкент, входивший в свое время в антироссийский проект ГУУАМ, вышел оттуда и вступил в ОДКБ, но до сих пор не ратифицировал целый ряд ключевых документов оборонного союза. В тех же событиях июня уходящего года в Киргизии, Узбекистан предпочел глушить конфликт на собственной территории. Что касается других проблем в зоне ответственности ОДКБ, в частности нагорно-карабахского, а тем более грузино-российских вопросов, то рассчитывать на поддержку со стороны режима Каримова его партнеры по оборонному блоку - Армения и Россия - объективно не могут.

Во внутренней политике Ислам Каримов предпринял ряд инициатив, основным адресатом которых являются США. Каримов достаточно неожиданно предложил провести "радикальную политическую реформу", в частности, наделить парламент правом утверждать кандидатуру премьер-министра и выносить правительству вотум недоверия. Также президент Узбекистана предлагает закрепить в Конституции положение, согласно которому выдвигать кандидатов на пост премьера будет политическая партия, набравшая на парламентских выборах большее число голосов, а утверждать - парламент страны. По сути, речь идет о превращении Узбекистана в президентско-парламентскую республику, что весьма нехарактерно для Средней Азии. Ранее Ислам Каримов много раз говорил о необходимости именно сильной, практически ничем не ограниченной президентской власти и как пример невозможности построения в регионе и провала идей парламентской демократии приводил Киргизию. Наблюдатели сходятся во мнении, что старая система сдержек и противовесов, построенная, прежде всего, на противоречии кланов и различных группировок в окружении президента Узбекистана, перестала устраивать Каримова. Эта система уже не гарантирует Исламу Каримову беспрепятственной передачи власти по нужному ему сценарию. Можно сказать больше: в рамках старой системы борьба за место преемника могла выйти наружу, что имело бы для режима Каримова самые непредсказуемые последствия.

При этом известно, что дочь Каримова - Гульнара Каримова - уже много лет назад была представлена Москве в качестве наследницы президента, что автоматически возложило на Россию политический груз ответственности такого веса, который она не может и не должна нести, не имея в Узбекистане никаких внутриполитических интересов и, самое главное, не имея никаких возможностей повлиять на развитие событий в этой стране.

Закавказье

Грузия и её соседи

Вопрос Грузии - принципиальный: настал исторический момент, когда России придется доказывать - насколько она просчитала среднесрочные и долгосрочные политические последствия августовской войны 2008 года и свою способность управлять ими эффективно. Обладала ли Москва достаточным международным весом, чтобы в силовом режиме реагировать на безумный бросок Саакашвили на Южную Осетию, для того, чтобы защитить жизнь своих граждан, адекватно ответить на убийства своих миротворцев, а в итоге признавать независимость Абхазии и Южной Осетии? Наступление на российские интересы по всему периметру границ РФ под усыпляющие разговоры о "перезагрузке", а главное - податливая позиция самой Москвы, позволяют предположить, что победив в войне, Россия может проиграть в дипломатическом оформлении этой победы. В 2010 году Россия не смогла закрепить свою позицию на международной арене. Ни одна влиятельная страна или международная организация не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а значит и справедливость позиции Москвы.

Грузия продолжает оставаться неприступным буфером, препятствующим стратегическому доступу России на Южный Кавказ. Со временем это рождает все новые и новые проблемы.

В 2010 году Россия предприняла ряд попыток по снижению градуса напряжения. В частности, были продолжены дискуссии в так называемом Женевском формате, которые, впрочем, служат не столько сближению сторон конфликта, сколько обеспечивают им трибуну для выражения взаимоисключающих позиций. Между тем, каждый жест доброй воли со стороны Москвы зарождает волну популистских заявлений из Тбилиси. В частности, по итогам 13-го раунда Женевских дискуссий Россия заявила об отводе своих сил из села Переви, чем вызвала поток внешних агрессивных и внутренних пропагандистских заявлении со стороны грузинских политиков. Сегодня о Переви все забыли - Москву призывают продолжить отступление.

Грузия проводит весьма активную внешнюю политику и усиленно реформирует внутреннее поле. По некоторым данным, разворачивать бизнес в Грузию едут бизнесмены из соседней Армении. Описание грузинского президента Михаила Саакашвили как неадекватного шута, практикуемое российскими телеканалами, не имеет ничего общего с реальностью. Все потуги грузинской оппозиции пошатнуть его позиции не принесли результатов. Собственно столь же безрезультатными были усилия России наладить работу с лидерами этой оппозиции. Примечательно, что в роли "друзей" России выступили бывшие руководящие члены команды Саакашвили - экс-премьер Зураб Ногаидели и экс-спикер Нино Бурджанадзе. Впрочем, последние использовали свои визиты в Москву и встречи с российскими политиками для собственной рекламы внутри Грузии (хотя получили обратный результат), а Россия не получила даже и рекламного эффекта.

Саакашвили же возобновил свои международные контакты, а заодно и активизировал антироссийскую риторику. При этом совершенно очевидно, что Саакашвили не является самостоятельным политиком и строит свои действия с оглядкой на непубличные тренды американской внешней политики. Тбилиси в 2010 году старался зафиксировать поддержку своей "территориальной целостности" и исключить возможность признания независимости Абхазии и Южной Осетии на международном уровне - от стран Латинской Америки до государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

Лишенные каких-либо ресурсов, Сухум и Цхинвал не могут реагировать на это адекватным образом. Вместо того, чтобы наделять их ресурсами для внешнеполитического выхода, российская политическая элита лишь стимулирует внутренний раскол в Южной Осетии и внутреннюю самоизоляцию Абхазии. В итоге, вместо налаживания механизмов консолидированного отпора Грузии в отношениях Москвы с Цхинвалом и Сухумом углубляются взаимные претензии и недоверие.

В числе сюрпризов, которыми "порадовал" Россию грузинский режим в 2010 году, отметим отмену визового режима с республиками российского Северного Кавказа, намерение продать грузинский участок магистрального газопровода Моздок-Тбилиси-Ереван, а также совершенно неожиданный диалог Тбилиси с обиженным на Москву Тегераном. Последнее является очень важным нюансом регионального политического расклада.

В 2011 году Грузия продолжит усилия по укреплению стратегического коридора Восток-Запад - из Азербайджана в Турцию и подготовку к увеличению объемов прокачки газа и нефти из государств Центральной Азии, в особенности из Туркмении. По указанному коридору уже прокачивается туркменская и казахстанская нефть. Усилия Запада по реализации проекта NABUCCO (смотри раздел "Туркмения") позволяют режиму Саакашвили рассчитывать на большие дивиденды от транзита туркменского газа. В свете этих перспектив Грузия продолжит интеграцию своей экономики с Азербайджаном и Турцией вплоть до создания регионального военно-политического и экономического альянса, о чем уже заявляют грузинские политики.

Азербайджан, Армения и Нагорный Карабах

Описанная выше перспектива доступа Запада к стратегическим запасам газа Туркмении кардинальным образом изменит расклад сил и политические ставки в Закавказье. Азербайджан и Грузия в одночасье станут для Турции и стран Запада действительно стратегическим коридором, безопасность которого будет приравнена к их собственной безопасности. Не в малой степени именно поэтому США, ЕС и Турция прилагают комплексные усилия по выводу нагорно-карабахского конфликта из стадии глубокой заморозки. И самое важное, что делают они это руками России, которая после войны августа 2008 года вынуждена удерживать региональную ситуацию от возможного нового взрыва. Между тем, главным, если не сказать единственным результатом урегулирования карабахской проблемы, если это вообще возможно, станет еще большее ослабление региональных и международных позиций России, поскольку, в первую очередь, повысит безопасность обходящего Россию транзитного коридора "Восток-Запад".

Чтобы понять, насколько выгодной для России будет внешняя политика Азербайджана в будущем году, достаточно проанализировать те результаты, которые уже обеспечил Ильхам Алиев за два срока своего правления. Обходящий Россию энергетический коридор Азербайджан - Грузия - Турция, оформленный в виде нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и ключевого отрезка NABUCCO Баку-Тбилиси-Эрзрум, за эти годы обрел жесткий политический каркас. Азербайджанские энергетические потоки переправляются в Европу через Турцию и через грузинский черноморский нефтяной терминал Кулеви. В планах - строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, соединяющей эти три страны и усугубляющей блокаду члена ОДКБ Армении, а заодно и дислоцированной там российской военной базы.

Ильхам Алиев продолжает грамотно балансировать между Россией и Турцией. И он будет делать это до тех пор, пока совершенно точно не констатирует итог посреднических усилий Медведева в карабахском вопросе. Вместе с тем, Баку время от времени дает понять, сколько неприятностей может нанести Москве в том случае, если ее миротворческая дипломатия не удовлетворит чаяниям азербайджанской стороны. Достаточно вспомнить выделение Ильхамом Алиевым Александру Лукашенко $200 млн. в момент критического накала страстей между Минском и "Газпромом", а также совершенно свежий пример - визит президента Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) Ровнага Абдуллаева в предвыборный Минск.Если проанализировать график визитов самого Ильхама Алиева за последний месяц - сначала Туркмения, затем Украина, то переговоры главы ГНКАР с Лукашенко, на которых затрагивался и проект Одесса-Броды, четко укладывается в многолетние усилия Баку по цементированию южного энергетического коридора.

Что может противопоставить этому Москва? Судя по всему, ничего. Оплот российского влияния в Закавказье - Армения, переживает очередной драматический этап своей истории. На фоне блокады и экономического коллапса Ереван поставлен лицом к лицу с неизбежностью ломки статус-кво в зоне карабахского конфликта.

Война в Южной Осетии августа 2008 года нарушила паритет сил в зоне нагорно-карабахского конфликта. В Армении мало анализируют причины и последствия той войны, словно и не было ее вовсе. Между тем, она стала катализатором системных процессов, наиболее важной из которых стала, пожалуй, активизация региональной политики Турции.

Декорации полностью сменились. Россия окончательно потеряла возможность пользоваться грузинским транзитом, в том числе и воздушным пространством этой страны. Турция, наоборот, резко наращивает экономическое наступление на грузинские регионы, в том числе Аджарию. "Медлительный" Иран в короткие сроки вводит в одностороннем порядке безвизовые режимы с Грузией и Азербайджаном. То же самое делает Турция. Москва, стараясь нивелировать международную реакцию на события в Грузии, а также остановить дальнейшие центробежные процессы на постсоветском пространстве, непосредственным образом угрожающие безопасности РФ, поддерживает США по ряду глобальных проблем, в том числе и американские санкции против Ирана.

Российско-иранские отношения разваливаются на глазах, оставляя под обломками идею-фикс некоторых армянских экспертов об оси безопасности Москва-Ереван-Тегеран. В свою очередь Вашингтон, чутко реагирующий на события в регионе, запускает превентивную операцию по разблокированию армяно-турецкой границы, однако она, будучи поддержана президентом Армении, терпит фиаско под нажимом Азербайджана и турецких националистических партий, к числу которых можно смело отнести и правящую в Турции партию "Справедливости и развития". Активное участие России в процессе урегулирования армяно-турецких отношений (глава МИД РФ Сергей Лавров лично присутствовал на подписании так и не ратифицированных парламентами Армении и Турции Цюрихских протоколов, где первую скрипку играла Хиллари Клинтон) - еще одна дань "перезагрузке". Эксперты уверены, будь эти документы ратифицированы и будь армяно-турецкая граница разблокирована, требование о выводе российской военной базы из Армении стало бы делом времени.

Та готовность, с которой армянские власти отреагировали на возможность разблокирования границы с Турцией, свидетельствовала о попытке армянского руководства влиться в процесс реорганизации регионального статус-кво, что позволило бы оказаться в принципиально новой, более раскрепощенной ситуации. Однако этого не произошло. И на фоне меняющегося региона Армения пребывает все в той же - старой ситуации.

Чего не скажешь об Азербайджане. Имея серьезное политическое и экономическое влияние на Грузию, Азербайджан на фоне армяно-турецкого диалога поднял планку взаимоотношений с Россией. С другой стороны, Баку строит взаимоотношения с Турцией на основе стратегического партнерства, тем не менее, как и в случае с Ираном, поддерживая определенную дистанцию. Главный козырь Баку - время, которое терпит. В условиях дальнейшего роста влияния Турции и при перспективе роста транзита газа и нефти из Средней Азии, Азербайджан может спокойно наращивать военный бюджет и финансировать армию. Однако то же самое время использовать для закрепления дипломатического успеха в карабахском вопросе, коим с точки зрения армянских интересов является низвержение формулы "мир в обмен на статус" до "территории за статус", а теперь и "территории за отложенный статус".

Для России война августа 2008 года сузила поле регионального маневра. Появившийся вакуум быстро заполняют другие игроки. На сегодняшний день здесь открыто конкурируют Турция и Иран. Однако если Анкара делает вид, что торопит урегулирование карабахской проблемы, Иран выступает в роли консерватора.

Основной груз посреднической миссии в карабахском вопросе в 2009 году взвалила на себя российская сторона, что для многих наблюдателей стало, как минимум, неестественной стратегией. Однако если опять-таки вернуться к проблеме августа 2008 года, то все встает на свои места. ИА REGNUM неоднократно описывало ту роль, которую сыграла в грузино-российской войне Турция. Она фактически выступила на стороне России, в самый неожиданный момент, заблокировав доступ американских фрегатов в Черное море. Сразу после этого турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган выдвинул так называемую Платформу мира и безопасности на Кавказе, тем самым заявив о Турции как о стороне, имеющей непосредственный интерес в регионе, в частности в карабахской проблематике.

Как позднее показали утечки из Госдепартамента США, ставшие достоянием общественности благодаря сайту WikiLeaks, в августе 2008 года Турция была готова вмешаться в военные действия на грузинской территории и сделала бы это, если российская военная кампания каким-либо образом затронула Аджарию. С другой стороны, признав Абхазию и Южную Осетию, Россия резко повысила ставки в карабахской проблеме. У Азербайджана и Турции не было никаких гарантий, что завтра не будет признан и Нагорный Карабах. Активность президента РФ в карабахском вопросе, последовавшая через короткий период после российско-грузинской войны, а также активные консультации между Москвой и Анкарой на высшем уровне, позволяют предполагать, что российская власть дала турецкой стороне определенные гарантии насчет Карабаха.

К саммиту ОБСЕ в Астане стороны и медиаторы подошли с проектом так называемого Мадридского документа, определяющего базовые принципы урегулирования конфликта. Последние были озвучены в заявлении Медведева, Саркози и Обамы по итогам саммита "Большой восьмерки" 10 июля 2009 года в итальянском городе Аквила. Выглядели они на тот момент следующим образом: возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана; наделение Нагорного Карабаха промежуточным статусом, обеспечение гарантий безопасности и самоуправления; открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом; определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления; обеспечение права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания; международные гарантии безопасности, в том числе, операции по поддержанию мира.

Пункты действительно затрагивают жизненно важные аспекты карабахского конфликта, отчего и каждый из них нуждается в детализации. Именно на этой стадии между сторонами и рождаются противоречия, свидетельством чему и стало появление по итогам трехсторонней встречи Медведев-Алиев-Саргсян в Сочи (конец января 2010 года) их "обновленного" варианта, который до сих пор не представлен на суд общественности, а затем и корректировка последних в Санкт-Петербурге (июнь 2010 года). Однако до деталей дело так и не дошло. Саммит ОБСЕ в Астане по сути дела ознаменовал провал процесса, в том числе и посредническую миссию Медведева, а заодно актуализировал прогнозы о грядущей новой войне. На сегодняшний день стороны обмениваются угрозами - Ильхам Алиев решить проблему военным методом, Серж Саргсян признать независимость Нагорного Карабаха в случае агрессии со стороны Азербайджана. Многолетний и очень тяжелый процесс дошел до Рубикона и провал на этой стадии может свидетельствовать о двух вещах - либо о совершенной неготовности сторон к компромиссам, либо же о неэффективности посреднической миссии. Россия, взвалившая на себя всю ее тяжесть, очевидно, в случае новой трагедии в регионе будет нести за нее всю полноту политической ответственности. Ситуация усугубляется тем, что армянское общество за последние годы поверглось поистине шокирующей по масштабам антироссийской информационной терапии. Если лет десять назад антироссийские настроения в республике были диковинкой или плодом больного воображения, то сегодня общество настроено совершенно иначе. Тому свидетельством акции протеста в Ереване против открытия в Армении иноязычных школ, имевшие четко выраженный антироссийский подтекст, несмотря на то, что школы эти будут не русскоязычные, а наоборот, англоязычные.

Бессарабия

Румыния, Молдавия и приднестровский вопрос

Основным содержанием отношений России и "Республики Молдова" в 2010 году были череда антироссийских демаршей, организованных официальным Кишиневом, которые Москва, по большей части, предпочитала не замечать, а также активизация приднестровской темы в контексте объявленной Кремлем политики "перезагрузки", "открытости" и "сближения" с евроатлантическим сообществом. Столь созвучные идеологемам горбачевской эпохи новые фетиши Москвы придавали и соответствующий характер ее внешней политике, в том числе и на этом направлении.

Если проследить обе названные составляющие российско-молдавских отношений в динамике, то со всей очевидностью можно констатировать, что Москва на протяжении всего 2010 года последовательно отступала и к настоящему времени как никогда близка к полной капитуляции. Лидер Либеральной партии Михай Гимпу, оказавшийся в конце 2009 года благодаря Партии коммунистов, сорвавшей все попытки выбрать президента, временным главой Бессарабии, в основном, и задавал тон этим отношениям. Требования Кишинева пересмотреть переговорный и миротворческий форматы молдавско-приднестровского урегулирования, имеющие целью повышение статуса наблюдателей в переговорном процессе ЕС и США до полноправных посредников, звучавшие с момента прихода к власти в середине 2009 года Альянса за европейскую интеграцию, в 2010 году стали лейтмотивом и находили все большую поддержку у представителей ЕС.

Аккомпанементом к этому стали попытки Гимпу провести ревизию итогов Второй мировой войны в регионе. Начались они с создания им комиссии по осуждению коммунистического режима, члены которой выступили с предложением потребовать от России компенсацию за "советскую оккупацию" в размере $25 млрд., заявлений о "геноциде молдаван", объявления Бессарабии проигравшей стороной в войне и игнорирования Михаем Гимпу празднования 65-летия Победы в Москве.

Апогеем стало объявление июньским указом и.о. президента дня освобождения Бессарабии от румынской оккупации "днем советской оккупации", в котором также содержалось очередное требование вывода российских войск из Приднестровья, объявленных Гимпу "оккупационными". Указу Гимпу предшествовали две инициативы президента РФ Дмитрия Медведева по молдавско-приднестровскому урегулированию, которые и спровоцировали радикализацию позиции Кишинева по этому вопросу, а, говоря точнее, дали ему повод усилить давление на Москву. 17 мая в Киеве президенты Медведев и Янукович приняли совместную декларацию, в которой, помимо очередного признания фантомной "территориальной целостности Республики Молдова", содержался отсыл к сделанному в марте 2009 года московскому заявлению Медведева, Воронина и Смирнова, и две малозаметные, но существенные поправки к нему.

Трансформация миротворческой операции на Днестре в мирогарантийную, возможная, согласно московскому заявлению, после урегулирования конфликта, в киевском была заменена на в контексте и сопровождалась принципиальной готовностью принять в этом активное участие. А в начале июня на встрече в Берлине Медведев и канцлер Германии Меркель подписали меморандум о создании специального комитета Россия-ЕС по международной безопасности, в который включили приднестровский вопрос. С тех пор Германия, никогда не входившая и не входящая ни в один из форматов молдавско-приднестровского урегулирования, проявляет заметную активность на этом направлении и по общему молчаливому согласию воспринимается как полноправный посредник, вплоть до того, что МИД РФ проводит с ее представителями консультации по приднестровскому вопросу накануне саммита ОБСЕ в Астане. Необходимо также отметить, что меморандум Медведева-Меркель был подписан сразу же после саммита Россия-ЕС в Ростове-на-Дону, на котором Медведев посетовал на "политические мотивы" затягивания Евросоюзом отмены визового режима с РФ. Это дало повод говорить о наличии торга между Москвой и Брюсселем - Приднестровье в обмен на безвизовый режим и другие преференции. Тема эта была инициирована именно в германских СМИ сразу после берлинской встречи, и дала повод для продолжения после октябрьской встречи Медведева, Меркель и Саркози в Довиле, где обсуждались и приднестровский вопрос, и безвизовый режим. А уже через две недели после июньской встречи в Берлине, по итогам прошедшего в Париже при участии России заседания "Веймарского треугольника" (Франция, Германия, Польша), глава МИД РФ Сергей Лавров сообщил, что в берлинском меморандуме Медведева и Меркель зафиксирована возможность участия ЕС в миротворческой миссии на Днестре, и заявил в свою очередь о "полезности" такого участия. "Оккупационный" указ бессарабского и.о., наконец, вынудил Москву реагировать. Для чего был задействован уже опробованный в 2006 году на предшественнике Гимпу Владимире Воронине фактор Онищенко. "Винное" и "плодоовощное" эмбарго, конечно, опять нанесло серьезный урон и без того дышащей на ладан экономике Бессарабии, однако никаких практических результатов для России это не принесло.

Экономические санкции, как и в 2006 году, не сопровождались предъявлением какого-либо политического ультиматума, да и само эмбарго в обоих случаях упорно интерпретировалось Москвой как неполитическая мера, а причины его введения объяснялись исключительно санитарно-эпидемиологическими и техническими вопросами. Указ Гимпу был отменен конституционным судом, нашедшим в нем процедурные нарушения, в остальном ничего не изменилось - ситуация в регионе развивалась в заданном Кишиневом темпе и направлении. Но руководству РФ, очевидно, решения бессарабского конституционного суда показалось достаточно. 27 августа Медведев поздравляет Гимпу с "днем независимости Республики Молдова", который празднуется в Кишиневе в годовщину принятия "декларации о независимости" 1991 года. Декларация эта, как и указ о "дне советской оккупации", осуждает пакт Молотова-Риббентропа и упраздняет советский закон 1940 года об образовании Молдавской ССР, т.е. де-юре отменяет присоединение Бессарабии к Приднестровью, а также "аннулирует акты расчленения национальной территории Молдавского княжества 1775-го и 1812-го годов", т.е. - современную молдавско-румынскую и молдавско-украинскую границы. Но это не мешает Кишиневу уже два десятилетия считать Приднестровскую Молдавскую Республику "своей" территорией, а Москве и Киеву признавать эти его притязания. И когда Гимпу называет Россию "оккупантом", ссылаясь на то, что она признала "Республику Молдова" в советских границах, Москве нечего ответить и предъявить, кроме Соглашения 1992 года о принципах урегулирования молдавско-приднестровского конфликта, из которого Кишинев пока еще не вышел, но существование которого предпочитает упорно игнорировать, как и все прочие соглашения и документы, регламентирующие его отношения с Тирасполем. Ответ на вопрос, как признание "суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова", которые вместе с молдавско-румынской и молдавско-украинской границами отменяет декларация их провозглашающая, сочетается с усилиями по сохранению ее нейтрального статуса и противодействием экспансии члена НАТО Румынии в регионе, не дают ни Москва, ни Киев. За месяц до празднования Кишиневом своей "независимости", в июле, Международный суд ООН вынес вердикт по Сербскому краю Косово, гласивший, что "провозглашение независимости не противоречит нормам международного права". МИД ПМР тут же обращается за признанием в ООН. После чего Москва, видимо, забыв не только о своем признании Абхазии и Южной Осетии, но и об обнародованном месяцем ранее "оккупационном" декрете Гимпу, спешно направляет в Кишинев и Тирасполь замглавы МИД Григория Карасина с целью "укрепить суверенитет и нейтральный статус Республики Молдова как важной предпосылки для решения приднестровского конфликта", где он лишний раз подтверждает неизменность позиции Москвы относительно "суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова". Одновременно с этим Россия временно прекратила оказание гуманитарной помощи Приднестровью, что наблюдателями сразу же было расценено как попытка оказания давления на Тирасполь.

12 октября с визитом в Бухаресте побывала канцлер Германии Ангела Меркель в рамках своей новой функции - "участника" молдавско-приднестровского урегулирования, которое, по ее признанию, и стало главной темой переговоров. Меркель назвала "взаимным" интерес Германии и Румынии в этом вопросе и призвала Бухарест оказывать содействие его урегулированию. А также добилась согласия румынского руководства на подписание договора о границе с Кишиневом - больной темы молдавско-румынских отношений с 1995 года, когда румыноунионистская риторика Кишинева сошла на нет и главным приоритетом стала "реинтеграция" с Приднестровьем. А уже через неделю, после встречи с Меркель и Саркози в Довиле, Медведев назвал Румынию "стороной", от которой в том числе зависит успех переговоров по приднестровскому урегулированию. Что именно он имел в виду, упоминая фактического участника конфликта на стороне Кишинева, не входящего, как и Германия, ни в один из форматов урегулирования, но регулярно навязывающегося поучаствовать, президент РФ не уточнил до сих пор. Однако через два дня кишиневский вице-премьер по вопросам "реинтеграции" Виктор Осипов расценил заявление Медведева как приглашение к "активному вовлечению" Бухареста в официальные переговоры, а Гимпу в очередной раз потребовал "незамедлительного, организованного и полного вывода российских войск" из ПМР, пригрозив проблемами в ратификации обновленного ДОВСЕ, в случае возобновления этого договора. К требованию Гимпу присоединился глава МИД Румынии Теодор Баконски, заявив в интервью Wall Street Journal, что НАТО и Россия должны предпринять совместные усилия для того, чтобы Москва отказалась от "типичного для времен "холодной войны" мышления относительно распределения сфер влияния". В свою очередь Европарламент принял резолюцию, в которой заявил о необходимости повысить роль ЕС в приднестровском урегулировании и устранить приднестровское "препятствие" на пути европейской интеграции Кишинева. Сама же тема участия Бухареста в урегулировании конфликта на Днестре стала предметом активного обсуждения экспертов и СМИ Румынии, Бессарабии, Приднестровья, Украины и России. Видимо, опомнившись, МИД России, устами сначала посла РФ в Кишиневе, а потом официального представителя российского внешнеполитического ведомства, заявил, что Россия не намерена отказываться от миротворческой миссии на Днестре, увязав продолжительность российского участия в этой операции с перспективой выхода на политическую договоренность об урегулировании конфликта. Но было уже поздно, молдавско-приднестровское урегулирование стало стремительно обрастать новыми "участниками".

О своем намерении "активно подключиться" к процессу заявили руководители сначала Польши, а потом Италии, так же, как и Румыния с Германией, не имеющих к этому вопросу никакого отношения. 12 ноября, за неделю до саммита НАТО в Лиссабоне, о своем согласии принять участие в котором Медведев объявил все на той же встрече в Довиле, Гимпу обращается с письмом к генсеку Североатлантического альянса Андерсу Фог Расмуссену с просьбой помочь вывести российские войска из ПМР. Это не первая попытка "нейтрального" и "внеблокового" Кишинева привлечь к решению приднестровского вопроса НАТО. О своем желании видеть Североатлантический альянс посредником в урегулировании молдавско-приднестровского конфликта заявляло и предыдущее коммунистическое руководство Молдавии, которое в 2006 году подписало Индивидуальный план действий партнерства с НАТО (IPAP). Ответ МИД РФ не поразил своей новизной. Посетовав, что миротворчество передоверить некому, официальный представитель министерства Андрей Нестеренко сообщил, что российские войска находятся в Приднестровье для "восстановления территориальной целостности Республики Молдова". 18 ноября, за день до саммита НАТО, президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что только замена российских миротворцев на европейских может предовратить новую войну на Днестре, добавив при этом, что только сохранение у власти в Кишиневе Альянса за европейскую интеграцию является ключевым фактором на пути вступления "Республики Молдова" в ЕС. На следующий день глава Сената Румынии Мирча Джоанэ, считавшийся пророссийским кандидатом на президентских выборах 2009 года, заявил, что без вывода российских войск из ПМР нельзя говорить о подлинной независимости "Республики Молдова", в отношении которой у Бухареста "есть политические, геополитические, экономические и морально-исторические интересы". Госсекретарь по европейским делам румынского МИД Богдан Ауреску в тот же день заявил, что Румыния в ЕС "рассматривается как один из главных, если не главный источник анализа и оценки приднестровской проблематики", более того ЕС является ретранслятором позиции Бухареста по данному вопросу. При этом подписанный 8 ноября Баконским и бессарабским премьером Владимиром Филатом Договор о режиме государственной границы, который Бухарест вынужден был подписать ради вхождения в Шенген в 2011 году, признанием этой границы, по заявлению официальных лиц Румынии, не является. Т.е. от "геополитических" и прочих интересов в "Республике Молдова" Бухарест не отказался. Медведев, который несет непосредственную ответственность за вышеприведенные заявления кишиневских, бухарестских и европейских политиков, тем не менее, участвует в лиссабонском саммите, где принимает приглашение НАТО участвовать в создании общей ПРО, а Альянс в свою очередь принимает новую стратегическую концепцию, которая подтверждает неизменность его планов по интеграции Грузии и Украины. Последняя со своей стороны выразила готовность принять участие в создании ПРО и предоставить для этого базы в Закарпатье и Севастополе. Не лишним здесь будет напомнить и о том, что в феврале этого года Румыния дала согласие на размещение на своей территории элементов американской системы ПРО и в сентябре провела уже третий раунд переговоров с Вашингтоном по этому вопросу. Объяснений в связи с этим российский МИД так и не дождался, как не дождался их и по поводу размещения в Польше американских ракет Patriot в 70 км от границы с Россией. В то же время, предложение президента ПМР разместить в ответ на ПРО США в Румынии российские "Искандеры" в Приднестровье Москва проигнорировала.

Самое главное, что руководство РФ до сих пор не объяснило своим гражданам, от кого именно Россия собирается защищаться, участвуя в общей ПРО с НАТО. Зато Траян Бэсеску знает, от кого ему защищаться, заявив 30 ноября, накануне саммита ОБСЕ в Астане, что Румыния испытывает дискомфорт от пребывания российских войск в Приднестровье и Черноморского флота в Севастополе. Последним в преддверии саммита ОБСЕ ударом для Москвы стали результаты очередных досрочных парламентских выборов в Бессарабии. От прошлогоднего провала с поддержкой компартии Воронина руководство РФ долго не могло оправиться. В течение 2010 года Москва занималась беспорядочным поиском нового кандидата на поддержку. Сначала вроде бы поддерживала Демпартию Лупу, рассчитывая, что она создаст коалицию с коммунистами в новом парламенте, с тем, чтобы попытаться реализовать с ее помощью переиздание Меморандума Козака, отвергнутого Ворониным в 2003 году. "Единая Россия" и Демпартия даже подписали в сентябре соглашение о сотрудничестве. Потом Москве на какое-то время приглянулся Филат, который хотя и разделяет позицию Гимпу по всем вопросам отношений с Россией, включая вывод российских войск из ПМР, но "прагматично" старается не доводить ее до крайних проявлений. Но о Воронине в Москве все это время не забывали и, в конце концов, решили в очередной раз наступить на те же грабли. Примерно за неделю до выборов 28 ноября, главные российские телеканалы занялись его пиаром. Не столь грубым и откровенным, как в прошлом году, но достаточным для того, чтобы в "день тишины", 27 ноября, в Кишиневе приняли решение прекратить трансляцию российских каналов в Бессарабии. Результат не заставил себя долго ждать. Позора не смогли прикрыть даже переполненные 29 ноября сообщениями российских СМИ о "лидирующих" и "побеждающих" коммунистах новостные сюжеты "Яндекса". Итоги выборов 28 ноября 2010 года с точностью до наоборот повторили результаты 5 апреля 2009 года. Тогда коммунисты получили 60 мест в парламенте из 101, теперь партии, входящие в Альянс за евроинтеграцию получают 59 мандатов, и для самостоятельного избрания президента им не хватает 2 голосов. Расчет компартии, приведшей в конце прошлого года к власти Гимпу, на то, что до выборов он дискредитирует альянс настолько, что они смогут взять реванш и получить большинство в парламенте, не оправдался.

Свой кредит доверия Партия коммунистов исчерпала не у Москвы, а у населения Бессарабии. Партии альянса, вероятнее всего, сохранят коалицию, и для избрания президента им надо будет искать недостающие 2 голоса у коммунистов. Даже если Лупу пойдет на коалицию с ПКРМ, ситуации это не изменит - им так же не хватит голосов для избрания президента. Так или иначе, вопрос о том, с какой именно "эффективной властью", о намерении дождаться которой с целью возобновления переговоров по молдавско-приднестровскому урегулированию заявил в октябре президент России, он теперь намерен работать, остается открытым. Даже если партии альянса смогут преодолеть кризис и избрать руководство, очевидно, что это не та власть, которую Медведев имел в виду. Во всяком случае, политика этой власти на протяжении полутора лет была последовательно направлена на полное и безоговорочное выдавливание России из региона.

Таким образом вопрос признания Приднестровской Молдавской Республики вновь встает перед Москвой в полный рост. С таким неутешительным багажом отправилась делегация РФ на саммит ОБСЕ в Казахстане. О том, что в ходе этой встречи предполагается пересмотреть переговорный и миротворческий форматы приднестровского урегулирования заявлялось в Кишиневе, а также в Брюсселе и других европейских столицах, неоднократно. Второй гарант урегулирования Украина, очевидно, выступит на стороне ЕС и Кишинева. Во всяком случае, глава украинского МИД Константин Грищенко недавно высказался в Брюсселе в поддержку вывода российских войск из ПМР. Выдержит ли Москва такое массированное давление, учитывая, что уже 7 декабря пройдет саммит Россия-ЕС в Брюсселе, в ходе которого Меркель и Саркози пообещали обсудить вопрос столь вожделенной руководством РФ отмены визового режима?

В свою очередь сторона переговоров Тирасполь, который в саммите не участвует, неоднократно заявлял, что решения, принятые в Астане, какими бы они ни были, не могут быть реализованы без его участия. Соответственно, его включение в "территориально целостную Республику Молдова" может быть осуществлено только путем насилия. Двойные стандарты Москвы (признавшей Абхазию и Южную Осетию и отказывающей в признании Приднестровью) в вопросе разрешения конфликтов на постсоветском пространстве вызывают куда больше вопросов, чем двойные стандарты Вашингтона и Брюсселя. В отличие от последних, которые имеют целью укрепление своих позиций, что, по крайней мере, объяснимо, двойные стандарты Кремля - игра против собственных интересов и, в конечном счете, уступка двойным стандартам Запада. Российская власть в этом отношении очень напоминает бессарабских националистов, национализм которых (уникальный случай) ориентирован на соседнее государство Румынию и отрицает собственную идентичность.

Белоруссия

В текущем году многочисленные политические и экономические разногласия, подспудно зревшие в российско-белорусских отношениях не один год, вылились в серьёзный конфликт, затронувший фактически все сферы взаимодействия между Москвой и Минском. Формальной причиной начала противостояния стал неурегулированный вопрос об условиях поставки в Белоруссию российских энергоносителей. Проблема очень быстро приобрела политическую составляющую, и на данный момент российско-белорусское противоречия являются одной из наиболее обсуждаемых тем в СМИ обеих стран. Среди главных аспектов нынешнего состояния двусторонних отношений можно перечислить следующее:

1) полное сворачивание какого бы то ни было взаимодействия в политической сфере. В 2010 году российско-белорусское политическое сотрудничество ушло в прошлое. Основные политические вопросы, стоявшие между двумя государствами в прошлом году, в частности, признание Минском Абхазии и Южной Осетии, были сняты ("Мы видим, что этого не происходит" - В. Путин);

2) абсолютная политизация всех имеющихся экономических противоречий;

3) личный конфликт лидеров двух государств, приведший к информационной войне с не вполне ясными намерениями и последствиями;

4) наличие постоянного фона в виде тлеющего конфликта в сфере энергетики, который в любой момент может вспыхнуть с новой силой.

Одной из основных задач, которую Россия ставила себе на белорусском направлении в текущем году, было втягивание Белоруссии в новую экономическую интеграционную структуру - Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, которая в перспективе должна обернуться созданием единого экономического пространства на территории бывшего СССР. Несмотря на то, что данная задача была выполнена, это парадоксальным образом привело к резкому ухудшению отношений двух стран. Озвученный в конце 2009 года отказ России продолжать поставлять Белоруссии нефть без взимания экспортных пошлин (Москва выразила готовность поставить Минску беспошлинно 5-6 млн тонн нефти для внутреннего потребления, при том, что Белоруссия ежегодно закупала у России более 20 тонн нефти) вызвал крайне резкую реакцию официального Минска. Белоруссия обвинила Россию в "беспрецедентном давлении", а глава белорусского государства Александр Лукашенко заявил, что если Москва не изменит свою позицию, Минск выйдет из формирующегося Таможенного союза с Россией и Казахстаном. В результате Белоруссия всё же вынуждена была согласиться на российские условия (6,3 млн тонн нефти поставляются беспошлинно, остальные объёмы облагаются стопроцентной пошлиной), однако, уже в день подписания соглашения белорусская сторона заявила, что данные договорённости "будут действовать недолго", так как Минск настаивает на том, чтобы пошлины на российские энергоносители были отменены в рамках Таможенного союза, который планировалось создать к лету. Александр Лукашенко, в частности, заявил, что "Таможенный союз, в котором действуют пошлины на нефть, никому не нужен". Однако позиция российской стороны состояла в том, что пошлины должны быть отменены лишь на следующем этапе интеграции - при создании Единого экономического пространства. Белоруссия, считая это неправомочным, подала на Россию иск в Экономический суд СНГ. Одновременно Минск, официально объявив о намерении обрести "энергетическую независимость", начал закупать нефть у Венесуэлы, причём данный проект, явно затратный с точки зрения большинства экспертов, позиционировался как "спасение белорусского суверенитета". Белорусская сторона постоянно заявляла о том, что присоединение к Таможенному союзу без отмены пошлин на нефть невозможно.

В результате Россия и Казахстан подписали Таможенный кодекс вдвоём, а Белоруссия присоединилась к ним позже, буквально, в последний момент - что интересно, после того, как российский посол Александр Суриков заявил, что в ином случае Москва выстроит по отношению к Минску полноценную таможенную границу. Желая повысить ставки в энергетической игре с Кремлём, Лукашенко пошёл на обострение политических противоречий. В частности, он дал убежище свергнутому киргизскому лидеру Курманбеку Бакиеву, впоследствии предложив вернуть его в Киргизию для улаживания разгорающегося межэтнического конфликта. Столкнувшись с нежеланием Кремля осуществить вмешательство во внутрикиргизскую ситуацию по линии ОДКБ, официальный Минск дал понять, что он считает данную организацию недееспособной. Стоит отметить, что ряд экспертов высказал мнение, согласно которому белорусская сторона приложила определённые усилия для эскалации межэтнического конфликта в Киргизии. Помимо этого, Лукашенко сделал ряд личных выпадов в адрес российского руководства и совершил несколько демонстративных шагов: в частности, государственное белорусское телевидение предоставило эфир Михаилу Саакашвили, в ходе которого он охарактеризован как "вождь грузинской революции".

Россия, впрочем, не осталась в долгу: первая серия фильма НТВ "Крёстный батька", авторы которого обвинили Лукашенко в организации политических убийств своих оппонентов, появилась как раз накануне подписания Белоруссией Таможенного кодекса. Летом между Москвой и Минском также вспыхнул конфликт, связанный с поставками газа, когда Россия потребовала от Белоруссии вернуть двухсотмиллионный долг, а Минск в ответ выставил Кремлю счёт за транзит. Всё это плавно влилось в контекст начавшейся в Белоруссии кампании по выборам президента, что привело к ещё большему обострению и без того весьма существенных противоречий. Ситуацию существенно усугубляет (и, во многом, обуславливает) личный конфликт Александра Лукашенко и Дмитрия Медведева. 1 октября Лукашенко заявил, что информационная кампания против него была заказана командой президента РФ. В ответ Медведев обвинил Лукашенко в бесчестности, вспомнив публичное обещание белорусского лидера признать Абхазию и Южную Осетию, в выстраивании образа врага в лице России и просто в нарушении элементарных приличий. Кремль также пообещал "дать адекватную оценку" белорусским выборам, что было воспринято не только как то, что Москва отказала Лукашенко в поддержке, но и как то, что она готовится к непризнанию будущей победы действующего белорусского лидера, которая на данный момент мало кем ставится под сомнение. В официальных белорусских масс медиа Россия действительно фигурирует в качестве основной угрозы суверенитету Белоруссии. В целом, можно отметить, что основная вина за происходящее в текущем году лежит именно на белорусской стороне. Именно Александр Лукашенко, не желая идти ни на какие уступки, начал процесс политизации экономических разногласий, поставивший под угрозу само существование всех механизмов российско-белорусского союзничества. В связи с этим, необходимо упомянуть ряд характерных рисков, связанных с данным направлением российской политики: - на данный момент, несмотря на громкие заявления, у Кремля, похоже, нет стратегии действий по отношению к будущим выборам в Белоруссии. Их возможное непризнание упирается в проблему того, что у Москвы в Минске нет своей креатуры. Некоторые эксперты обсуждали возможность номенклатурного переворота, в связи с чем называлась фамилия премьер-министра Сергея Сидорского. Однако в действительности нет никаких оснований полагать, что у Кремля в этой области имеются какие-либо конкретные планы и договорённости. С другой стороны, признание победы действующего президента после всех обвинений в его адрес (при этом стоит помнить, что фильм НТВ, в котором Лукашенко был охарактеризован как психически больной убийца, расценивается общественностью как заказ российских властей) будет выглядеть крайне странно и двусмысленно.

Необходимо отметить, что победа Лукашенко на выборах будет позиционироваться именно как победа над Россией, что, скорее всего, приведёт к ещё большему усилению политических противоречий и дальнейшей экскалации информационной войны; - стремясь обеспечить себе внешнюю поддержку, Лукашенко вновь активизировал процесс сближения с Западом. На данный момент Запад, стремясь извлечь понятную выгоду из российско-белорусских противоречий, фактически минимизировал свои требования по отношению к минскому режиму, по сути, сведя их к пожеланиям провести "более демократичные" выборы. Президент Литвы Даля Грибаускайте вообще заявила о поддержке Лукашенко как гаранта ограничения влияния России в регионе. Минск неоднократно выражал готовность участвовать (и уже участвует) в ряде недружественных Кремлю проектов, например, таких, как создание энергетического коридора "Сарматия". Белоруссия изо всех сил стремится к усилению сырьевого взаимодействия с Азербайджаном и Прибалтикой. Именно по инициативе и на средства Белоруссии при политической поддержке Украины был выполнен тест работы нефтепровода "Одесса-Броды" в аверсном режиме. На данный момент известное стремление Запада обеспечить доставку каспийских углеводородов в Европу в обход России находит полную поддержку со стороны Александра Лукашенко и его окружения. Нет никаких оснований полагать, что эти инициативы будут свёрнуты даже в том случае, если Москва пойдёт на серьёзные экономические уступки Минску.

Эти и многие другие факты, помимо прочего, демонстрируют полную несостоятельность замыслов ряда кремлёвских "стратегов" по поводу "российско-европейского взаимодействия" в деле смещения нынешнего белорусского руководителя; как уже говорилось, все механизмы и схемы политического взаимодействия России и Белоруссии сейчас полностью свёрнуты. Фраза Лукашенко о том, что "ещё не поздно вернуться к идее Союзного государства", вполне наглядно демонстрирует нынешнее состояние данной структуры. Новые интеграционные форматы, Таможенный союз и создаваемое на перспективу ЕЭП, не предполагают взаимодействия в политической сфере - по крайней мере, на нынешнем этапе. Фактически союзники (бывшие) на данный момент лишены каких-либо обязательств по отношению друг к другу, и данный вакуум создаёт все необходимые предпосылки для перерастания союзничества во вполне откровенную вражду. Пребывание Минска в Таможенном союзе отнюдь не исключает его участия в антироссийском "санитарном кордоне"; Минск официально участвует в Таможенном союзе и при этом белорусские власти неоднократно заявляли, что основным кредитным спонсором Белоруссии теперь является Китай. Однако Пекин готов давать Минску лишь связанные кредиты, которые подразумевают развёртывание на белорусской территории различных китайских производств. Сейчас трудно предположить, как это скажется на функционировании Единого экономического пространства, однако вряд ли тут можно говорить о каком бы то ни было позитивном влиянии; российско-белорусские противоречия в вопросе пошлин на нефть не урегулированы.

Минск неоднократно заявлял, что он вступил в Таможенный союз на условиях, согласно которым пошлины должны быть отменены после того, как Белоруссия ратифицирует пакет документов по ЕЭП, не дожидаясь его ратификации со стороны России и Казахстана. Сейчас Минск явно настраивается на то, что это произойдёт в самое ближайшее время. Однако, есть основания полагать, что Москву этот вариант не устроит. Вероятность развития нового энергетического конфликта в конце 2010 - начале 2011 года весьма велика.

Российско-белорусские отношения сейчас находятся в крайне негативной фазе. У России не хватает политической воли на то, чтобы склонить нынешнее белорусское руководство к полноценному политическому сотрудничеству, равно как и на то, чтобы сменить нынешний режим на более договороспособный. Если раньше речь шла лишь о кризисе двустороннего взаимодействия, то можно говорить об открытом политическом конфликте, последствия которого непрогнозируемы, а способы урегулирования неясны.

Украина

10 встреч за год президента России Дмитрия Медведева и главы украинского государства Виктора Януковича и чуть менее интенсивные контакты глав правительств двух стран: Владимира Путина и Николая Азарова - в численном выражении российско-украинский диалог в уходящем году выглядит достаточно впечатляюще. Однако результат на выходе можно назвать довольно скромным - главным успехом Москвы на украинском направлении является подписанный в апреле договор о продолжении дислокации Черноморского флота РФ в Крыму в обмен на скидку на газ. Конечно, Россия и Украина при Януковиче не ведут открытых боевых действий, как это можно было наблюдать при "оранжевом режиме", однако нет и конкретных вразумительных, воплощенных на практике итогов разговоров об интеграции двух экономик. Напомним, весной этого года речь шла об объединении "Газпрома" и "Нафтогаза Украины", а также создании совместных предприятий в авиационной, атомной, космической, судостроительной, да, пожалуй, во всех стратегических отраслях. К зиме наблюдается следующая картина - договориться о сотрудничестве удалось только по авиации и атомной энергетике. Касательно газа - речь уже не идет про объединение, ведь даже о создании совместного предприятия стороны договориться не могут.

Очень показательно в этом плане недавнее публичное заявление соратника Януковича, депутата Партии регионов Владимира Макеенко: "Если оценивать путь Украины, то нужно смотреть на факты. Чем закончился последний визит премьер-министра России? Оппозиция обвиняла нас: все сдали, все подписали... Что сдали, что подписали? Газовое СП - нет. Авиационное - нет..." Никаких хороших новостей по интеграции с Украиной в политические структуры - Таможенный союз, ОДКБ - тоже нет. Представители украинской власти разных уровней, начиная от президента Януковича, на российской территории пока еще не готовы дать прямой и окончательный отказ на приглашение Москвы присоединяться к этим союзам. Однако сомнений в этом вопросе к концу года уже быть не может - никаких реальных шагов в данном направлении Киев делать не будет.

Любое движение в сторону Таможенного союза резко негативно встретят в Брюсселе, это абсолютно не входит в планы главного "евроинтегратора" Украины Виктора Януковича. По ОДКБ категорично высказался глава МИД Украины Константин Грищенко: "Реальных приглашений в ОДКБ нет и не может быть потому, что у нас достаточно четкая внеблоковая позиция. Тем более что ОДКБ - это слишком далеко от нас. Центр этого образования находится где-то на юге, в Центральной Азии", отдельно подчеркнув, что предложение Москвы присоединяться к блоку носят исключительно "ритуальный" характер.

Отметим, что стороны продолжают достаточно серьезную и острую газовую полемику. Конечно, это не захватывающая процедура утверждения новых газовых контрактов, однако тема очень непростая. Быстро осознав, что скидки в $100 на тысяче кубов российского "голубого топлива" явно недостаточно, Киев последовательно и методично пытается еще больше снизить цену на газ. Какие аргументы при этом идут в ход - остается лишь догадываться, была даже попытка премьера Азарова объявить газовые контракты незаконными. Последние заявление сторон, сделанные в конце ноября в Москве, намекают, что шансы у Украины добиться желаемого есть. Также в энергетическом контексте стоит отметить игру Киева против "Южного потока". В частности, министр топлива и энергетики Юрий Бойко уверен, что присоединение Украины к европейскому Энергетическому сообществу может повлиять на ситуацию с реализацией проекта. "Мы получим право голоса в европейских комиссиях как партнеры энергетических компаний Европы, и они, скажем так, теперь обязаны нас слышать, поскольку мы теперь - полноправный член Энергетического сообщества. Поэтому мы имеем все права, и к нам прислушиваться будут не так, как раньше - партнер, сосед, но сегодня мы полноправный член сообщества", - пояснил министр, напомнив, что официальная позиция Европейского Союза, Европейской комиссии, "и мы признательны за то, что они поддерживают проект NABUCCO, а проект "Южный поток" не является для них стратегической инициативой". Украина пытается убедить всех, что ее ГТС - экономически более выгодна и является более безопасным путем для транспортировки российского газа в Европу, чем прокладывание нового маршрута через Черное море, и определенные успехи в этом направлении есть - Киев вскоре получит первый транш кредита для модернизации одного из участков своей газотранспортной системы в сумме 300 миллионов долларов.

Любопытно проанализировать публичную часть деятельности на Украине посла России Михаила Зурабова. Спровоцировав еще в июне изрядную шумиху своим заявлением о том, что "украинцы и россияне являются не просто братскими народами, а единым народом, со своими нюансами, со своими особенностями, но единым", российский дипломат полностью исчез, лишь в ноябре засветившись на международном форуме "Защита русского языка, культуры и русскоязычного населения в странах СНГ и Прибалтики" в Киеве. Конечно, должность посла предполагает большой объем непубличной работы, однако Виктор Черномырдин своими регулярными брифингами, острыми интервью в украинской прессе задал опреденную планку.

Возможно, отчасти из-за молчаливости Зурабова на Украине почти за год при Януковиче нет позитивных движений по ключевым для России вопросам - дело о героизации Бандеры-Шухевича погрязло в судах - четкой отмены указа нет; про государственный статус русского языка речь не идет, но даже усилить его роль на региональном уровне, несмотря на внесенный в парламент законопроект и наличие стабильного пропрезидентского большинства, не выходит.

В итоговом обзоре 2009 года REGNUM сформулировал следующий вывод: "После "оранжевой революции" 2004 года на Украине Россия не сделала устойчивых и практичных выводов и не создала никаких гарантий для защиты своих интересов на Украине". 2010 год это только подтвердил. Россия опять не сделала в отношении Украины четких шагов, хотя бы в первом приближении эквивалентных шагам Евросоюза, а именно - присоединение Украины к европейскому Энергетическому сообществу; предоставление Плана действий по введению безвизового режима; практическая работа по получению контроля над ГТС; обещание в скором будущем подписать договор об ассоциации.

Прибалтика

Кардинальных изменений во внешней политике России по отношению к странам Прибалтики прошедший год не принёс. МИД России по-прежнему не сформулировал единую и внятную внешнеполитическую позицию по отношению к этим республикам. Кроме того, отмеченная ИА REGNUM в прошлом году активность внешнеполитического российского ведомства в деле защиты соотечественников тоже шла по убывающей. Одним из самых провальных событий этого года для МИД России на прибалтийском направлении можно считать "Дело Кононова". Ответственные лица в МИД и на Старой площади вчистую проиграли дело гражданина России в Страсбургском суде. "Дело Кононова" является ярким примером неспособности российских чиновников от внешней политике эффективно работать на зарубежных площадках, отстаивая законные интересы, как своей страны, так и её отдельных граждан.

Эстония

Конец года увенчался визитом парламентской делегации Государственной Думы в Эстонию. Таким образом, Государственная Дума РФ расписалась в полном отсутствии инструментов влияния на политику между нашими странами. Напомним, что Дума в 2007 году, после апрельских событий, приняла заявление, где говорилось о практически полном замораживании политических и экономических отношений с Эстонией. Тем не менее, российский депутаты в нарушении собственного же заявления проводили активные встречи с теми, кто "запятнал себя осквернением могил". Поездка делегации была одним из эпизодов т.н. "политики улучшения отношений" между Россией и Эстонией, которая активно проводилась в жизнь в уходящем году.

В этом контексте необходимо упомянуть, произошедший в этом году "казус Тучнина", когда, российский чиновник, достаточно высокого дипломатического ранга, в частных беседах с эстонскими политиками и российскими соотечественниками признавал необходимость признания "оккупации Прибалтики". Учитывая, что официальная российская политика прямо противоположна мнению Тучнина, наблюдатели задавались вопросом: самостоятельное ли это решение отдельного чиновника, или попытка МИД РФ отступить от жесткой линии в вопросе об "оккупации". История закончилась кулуарным снятием чиновника с занимаемого поста.

В январе 2010 года, ряд экспертов подготовил и опубликовал на сайте ИА REGNUM Общественный м,еморандум о принципах политики России в отношении Эстонии, где были сформированы 6 основополагающих принципов взаимоотношения с соседней республикой. Шаги российского МИД направленные на постепенную сдачу принципиальных позиций сформулированных российским политическим классом и российским президентом в 2007 году, подмеченные группой экспертов в начале года, к сожалению в течение года плавно реализовывались.

В экономической сфере необходимо отметить пусть небольшое, но все же увеличение роста российского экспортного транзита через эстонские порты. При этом необходимо отметить и сокращение транзитного импорта в Россию через Эстонию. Многие наблюдатели это связывают с началом работы ряда терминалов в порту Усть-Луга и в активизации работы финских портов.

Латвия

Наиболее ярким событием прошедшего года, несомненно, явились результаты выборов в Сейм Латвии. Предсказываемого многими аналитиками, как в России, так и вне её, прихода к власти "пророссийской" партии "Центр Согласия" не случилось. Убедительную победу одержал правый блок "Единство". Более того, на выборах очень удачно выступил право-националистический блок "Всё Латвии - ТБ/ДННЛ". Впервые после прихода Гитлера к власти в Германии, нацистская партия могла быть включена в правительство страны ЕС. Только мощное давление со стороны ЕС, российских СМИ и откровенно пронацистские взгляды представителей блока остановили представителей латвийского политбомонда от включения их в коалиционное правительство. Тем не менее, создание правительства всё-таки было омрачено скандалом. Министр иностранных дел Кристовскис позволил себе в переписке яркие нацистские высказывания. Переписка стала достоянием гласности. Несмотря на возмущение, как внутри Латвии, так и вне её, Кристовскис остался во главе внешнеполитического ведомства Латвии. После победы на выборах право-националистических сил и скандала с Кристовским, было бы логичным отменить визит Валдиса Затлерса в Москву и его встречу с президентом. Однако визит состоится в ближайшее время.

Именно в Латвии можно отметить самые крупные провалы МИД РФ на территории Прибалтики: провал в "деле Кононова", проигрыш на выборах в сейм "пророссийской партии", фактическое уничтожение партии ЗаПЧЕЛ, приход к власти ярко выраженных националистов, и несмотря на это - продолжение политики "сближения" с латвийской политэлитой.

Литва

Прошедший год также нельзя назвать удачным для российского МИДа в работе на литовском направлении. Несмотря на политику "умиротворения", направленную на поиск здоровых сил в Литве, и периодические реверансы части российской политэлиты в сторону литовских политиков, Литва продолжала политику нападок на Россию. В начале года - в январе, литовский сейм принял резолюцию с требованием к России выплатить очередную компенсацию, на этот раз за события 1991 года.

Конец года в Литве ознаменовался скандалом - Литва не смогла привлечь ни одного инвестора для строительства атомной электростанции. Несмотря на то, что экономическая составляющая данного проекта была крайне слабой, власти и политики поспешили дежурно обвинить во всём Россию. Что лишний раз показывает: политическая традиция русофобии является доминирующей в сегодняшней Литве.

* * *

Материал подготовлен на основе собственных материалов ИА REGNUM. Авторы: Виген Акопян, Сергей Колеров, Игорь Павловский, Владимир Зотов, Михаил Пак, Искандар Фируз.

Источник: ИА REGNUM
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156251