Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

19.12.201010:10
Источник изображения: asiaplus.tj

Живые ангелы

Людей, которые похожи на ангелов-хранителей, днем с огнем не сыщешь. Мы нашли.

Балка без конца

Светлана БЛАГОВЕЩЕНСКАЯ, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник малой АН РТ

«Тигровая балка» - это единственная точка на планете, где сохранился тугайно-пойменный ландшафт на площади 53 тысячи гектаров. Больше такого нигде в мире нет. Во времена Союза сюда съезжались толпы ученых со всего мира, территория значилась особо охраняемым объектом, и свой статус заповедник носил не только на бумаге. Потом началась гражданская война. Специалисты разъехались, финансирование прекратилось, людям не хватало хлеба.

- Кто в то время думал о «Тигровой балке», о ее уникальности, о природном разнообразии? - Говорит С. Благовещенская, - вместо научных экспедиций заповедник заполонили таджикские беженцы, которые стремились выехать в Афганистан. «Тигровая балка» для них стала всего лишь перевалочным пунктом. Деревья пошли на дрова, охраняемые животные, птицы и рыбы – на еду.

Когда все собирали чемоданы и ехали в аэропорт или на вокзал, С. Благовещенская, несмотря на бесконечные перестрелки, преодолевая военные кордоны, мчалась в «Тигровую балку». Сама обходила огромную территорию заповедника, сама разрезала браконьерские сети, подбадривала егерей, которые на тот момент получали не больше $2 в месяц, пыталась образумить беженцев.

- Не могла я забыть «Тигровую балку» такой, какой она меня впервые встретила в 1966 году - это были настоящие джунгли! Олени, джейраны, кабаны, фазаны – биологическое разнообразие заповедника - поражало. В кристально-чистых озерах было полно рыбы. Это был кусочек девственной природы, в который я влюбилась с первого взгляда. И когда его стали варварски уничтожать на моих глазах, мне казалось, что я теряю близкого человека…

Чтобы не потерять, С. Благовещенская не только обходила заповедник, но и штурмовала государственные структуры, молила о помощи и выбивала средства. Ее старания увенчались успехом в 1994 году: тогда «Тигровую балку», не без помощи С. Благовещенской, заметил Всемирный фонд дикой природы (WWF). С их поддержкой постепенно восстанавливали озерную экосистему заповедника, увеличивали численность животных и спасали остатки лесов…

- Но, что вы – это было только начало! Здесь еще очень много работы. Окончание гражданской войны, увы, не привело к былому величию «Тигровой балки», до сих пор далеко не все понимают ее значимость и уникальность. Приходится все объяснять. Ведь настанет время, когда я буду уже не в состоянии работать, заповеднику придется выживать самостоятельно. К этой самостоятельности я его сейчас готовлю. Надо все успеть…

… Сейчас Светлана Тихоновна находится в «Тигровой балке».

Старость на радость

Хуршед КАДЫРОВ, директор национального центра волонтеров

В просторной комнате национального центра волонтеров каждый день собираются пенсионеры. Старенькие и немощные - они приезжают сюда со всех концов столицы. Приедут, рассаживаются за большой стол. В комнате уже закипает чайник, сотрудники центра раскладывают по тарелкам сладости к чаю. Уже за накрытым столом старички начинают делиться своими бедами и несчастьями. Обязательно вспомнят о мизерных пенсиях, сравнят их с большим стажем своей работы, перечислят цены на продукты, посетуют на современные нравы: кого-то контролер в автобус не пустил, кого-то обругали в очереди, кому-то просто на улице нахамили. А еще пенсионеры с ужасом рассказывают сотни историй о том, как их одинокие знакомые, оформив квартиру на посторонних людей, через неделю – другую умирали.

- Ты, вот, Хуршед скажи – разве так можно?

- Нет, так нельзя.

- Ну вот.

Хуршед – это директор центра, который с 1994 года занимается проблемами пожилых людей в Таджикистане. Беды и несчастья своих пенсионеров он знает наизусть.

- Им поделиться не с кем. Приходят сюда, хоть выльют все, что накопилось. Конечно, они постоянно повторяются, потому что проблемы не меняются. И я о них все знаю, каждую историю выслушиваю по сто раз, но перебивать нельзя, нужно выслушать, поддержать, и им хоть немного легче становится.

В центре пенсионеры могут не только высказаться и попить чая, здесь им помогают отстаивать свои законные права, доводят их проблемы до государственных структур, оказывают всяческую материальную поддержку, водят по театрам, вывозят на пикники и даже пытаются организовать предприятия, которые стали бы приносить дополнительные доходы пенсионерам. Чтобы все это заработало, Хуршеду приходится каждый день искать средства. Сейчас, в связи с мировым финансовым кризисом, постоянного финансирования у центра нет.

- Конечно, сложно. Иногда приходится и в свой карман лезть, - говорит Х. Кадыров, - потому, что я постоянно должен помнить, что утром ко мне придут мои старички, в надежде попить чайку, поболтать. Их ожидания невозможно обмануть. Правда, они мне говорят: «Хуршед не нужен нам твой чай, нам бы просто собираться здесь», но я ведь знаю, как они живут. Да, и траты на угощения – это мелочь в сравнении с нашими другими расходами.

Сами пенсионеры Хуршеда называют сыном. И относятся к нему также. Хуршед рассказывает, что, несмотря на свой возраст, на неимоверно сложную жизнь, пенсионеры тоже пытаются ему всячески помогать.

- Советы дают, жалеют, поддерживают, им не хватает человеческого тепла, и когда они его получают, хотя бы немножко, то их благодарности нет предела. Многие в порыве такой благодарности даже предлагали оформить свои квартиры на меня. Я всегда отказывался. Жаль, что это не многим понятно. К нам в центр с проверками приходили из правоохранительных органов. Долго не могли поверить, что все квартиры остаются за пенсионерами. Когда убедились, пожали плечами. Люди не понимают, что жить можно просто ради слов благодарности.

…Сейчас Хуршед ищет помещение, в котором его центр мог бы продолжить свою работу.

Без порока

Раджаб ХАЛИМОВ, работник автозаправки  1

Раджаб вырос в интернате. Женился поздно. Говорит, что очень долго мечтал о детях. Первый сын родился пять лет назад, здоровый и крепкий малыш. Второй на два года позже.

- Когда я забирал жену с сыном из роддома, врачи как-то неуверенно сказали мне, что ребенка нужно показать кардиологу. Я тогда здорово удивился: такого малыша и к кардиологу?

Сразу после выписки из роддома, Раджаб понес ребенка в поликлинику. Из поликлиники его отправили в больницу, затем снова в поликлинику, потом опять в больницу.

- Никто толком  не мог объяснить, что случилось. С виду все было нормально: малыш и малыш: плачет ночами, просит кушать, все, как у обычных детей. Но настороженность врачей меня пугала, я понимал, что мой сын чем-то серьезно болен.

Опасения Раджаба подтвердились, когда на очередном приеме, врачи сказали, что у маленького Бехруза порок сердца и ему нужна серьезная операция.

- Узнав, что операция может спасти моего малыша, мне хотелось, чтобы ее поскорее провели, я тогда даже о деньгах не успел подумать. Но, врач мой пыл охладил: сказал, что операцию можно провести только, когда ребенку исполнится три года.

Начались постоянные походы по больницам, бессонные ночи и бесконечный страх. Чем старше становился Бехруз, тем отчетливее выступала его болезнь. Малыш не мог ходить, не говорил, часто задыхался, болел и без остановки плакал ночами.

- Все мои знакомые, родственники говорили, мол, что ты так мучаешься, столько денег тратишь, вы еще молодые, будут еще дети. Да, что греха таить даже жена меня не поддерживала. Узнав о диагнозе сына, она смирилась, отдала все в руки Бога и мне советовала то же самое сделать. А я не мог.

В течение трех лет Раджабу приходилось следить за сыном и зарабатывать деньги. К слову, доходы у него - 3 дирама за проданный литр бензина, чтобы собрать хоть какую-то сумму нужно продавать тонны, работать до поздней ночи.

- Я пытался откладывать деньги на операцию, но ничего не получалось, все уходило на лекарства и продукты. Кто-то посоветовал обратиться за помощью в Минздрав. Но там меня послали куда подальше…

Когда Бехрузу исполнилось три года, врачи, которые обещали сделать операцию, сказали, что нужно подождать еще до семи лет.

- Я был в шоке! Потому что мы еле выдержали три года, ребенку с каждым днем становилось все хуже и хуже, и я знал, что больше он не выдержит. Стало понятно, что здесь мне никто не поможет. Оставалась надежда только на операцию за рубежом. Но куда ехать, к кому обращаться, где достать деньги – я не знал. Даже посоветоваться было не с кем.

Информацию пришлось собирать по крупицам. На ее сбор ушло несколько месяцев. Но в итоге, Раджаб нашел номер телефона бывшего душанбинца – хирурга Бакулевской клиники.

Получив заочную консультацию, Раджаб с Бехрузом на руках вылетел в Москву. Правда, всей суммы необходимой на операцию, у него не было: в Душанбе удалось собрать 30 процентов, остальные 70 собирали в Москве.

- Перед операцией я всю ночь не спал, а когда утром пришли за сыном, вообще не мог взять себя в руки… Врачи позволили проводить Бехруза до операционной. Заходим туда, там так холодно, сына положили на стол, раздели. Я его укрывать начал, а они успокаивают, мол, потрогай стол, он с подогревом, малыш не замерзнет.

Операция шла 6 часов. Результат оказался даже лучшим, чем предполагали врачи. Уже через четыре дня Бехруз сделал первые самостоятельные шаги.

- Но он ведь никогда не ходил, и обуви у нас не было. Пришлось ходить по палате в носках. Врачи стали меня ругать. Я побежал покупать обувь, попросить ведь некого, у меня в Москве – никого, далеко уйти от больницы тоже не мог, а вокруг сплошные бутики. Купил босоножки за 3 тысячи рублей. И это еще со скидкой! Но мне тогда было все равно. Это ведь была первая обувь для сына!

…Сейчас Бехруза готовят ко второй операции, и Раджаб снова собирает деньги.

  

Женщина – праздник

  

Мукаддас ДАВЛЯТОВА, врач, депутат района «Шохмансур»

Мукаддас – маленькая и хрупкая. Она женщина из категории, о которой хочется заботиться и которую хочется оберегать. Но, в прошлом мастер спорта СССР по художественной гимнастике, Мукаддас, что касается заботы, сама даст фору любому: она устраивает праздники для тех, кто уже забыл, что такое веселые застолья.

- Мне часто говорят, мол, лучше купи муки, молока, масла и раздай неимущим. В принципе, я так и делаю. Но все равно несколько килограммов продуктов не могут подарить людям счастья, а праздник, пусть хотя бы на несколько часов, делает их счастливыми.

Совсем недавно Мукадас заказала минивэны и вывезла в варзобское ущелье несколько малоимущих, многодетных семей. Уставшие и измученные родители, и их тихие дети, скромно расселись  по машинам. Сначала все ехали молча, но как только машины оказались в ущелье, дети с любопытством стали высовываться в окна, задавать сотни вопросов и восторгаться видом гор. Через несколько минут к детям присоединились и взрослые. Добравшись до места отдыха, из машин уже вышла веселая и шумная компания. Сочные шашлыки, ароматный шурпо, все на свежем воздухе, под музыку, детвора от восторга визжала.

- Я знаю, что этот день - пусть один - они будут вспоминать еще долго. Потому что их жизнь – это сплошная череда серых будней, полных отчаяния и усталости. Но должна быть хоть какая-то передышка! Тем более детям из неимущих семей необходимо хотя бы раз в жизни почувствовать себя ребенком обеспеченных родителей. Это будет детское впечатление, а значит самое яркое, оно останется и может стать толчком для того, чтобы бороться за достойную жизнь: учиться, работать. Потому что, если ребенок в детстве ничего не получает, то, когда он вырастет, не захочет ничего менять в своей жизни. Он не будет знать, что это ему даст и примет нищету, как что-то само собой разумеющееся. А нужно сделать все, для того, чтобы наша нация в будущем стала одной из самых успешных, и начинать надо именно с воспитания детей.

Мукадас говорит, что во время таких поездок, кроме ощущения праздника, люди получают возможность пообщаться друг с другом, поделиться накопившейся болью и получить хороший совет.

- Со мной часто выезжают мои знакомые – специалисты в той или иной области. Потому что, как правило, за дастарханом затеваются откровенные беседы, люди хотят получить совет. На все вопросы я ответить не могу, помогают другие. И у нас, получается, совмещать приятное с полезным: совет получить и хорошо отдохнуть.

Кроме таких поездок, Мукадас – врач по профессии, следит за здоровьем тех, кому помогает. Собирает своих коллег и организовывает бесплатные консультации для наиболее уязвимых слоев населения: одиноких людей, пенсионеров и сирот.

- Люди, особенно социально-уязвимые, не часто ходят по больницам, идут только тогда, когда болезни дают о себе знать. Но ведь благодаря профилактике, можно избежать серьезных заболеваний. Что мы и пытаемся сделать.

…Сейчас Мукаддас готовится к очередной поездке, на этот раз за ее гостеприимным столом соберутся душанбинские пенсионеры.

Американская мечта

Ситора ХАЛИМОВА, выпускница РТСУ

В университете Ситору многие считали странной. Впрочем, конечно, были и те, кто ею восхищался. Дело в том, что Ситора с самого начала учебы зарекомендовала себя, как ярый сторонник благотворительности, и каждый раз доказывала свои принципы. Сначала одна, вскоре ей удалось зажечь и других студентов. Появилась студенческая организация - «WHP» (We Help People).

- Но, какие у студентов средства? Денег толком не было. Собирали в вузе игрушки, вещи и отвозили в детские дома или в дома престарелых.

Первая настоящая акция проходила тоже по принципу добровольных пожертвований. Ситора и ее единомышленники сделали большой плакат с фотографиями воспитанников одного из детских домов, соорудили коробку для сбора средств, надели яркие одежды и с гитарами, таблаками, под песни и танцы пошли по главным улицам города собирать деньги. Собрали 500 сомони. В детском доме организовали праздничный обед. Еще и на обед в доме престарелых осталось.

- Мы часто клянем государство, судьбу, международное сообщество, кого угодно за наши несчастья, но я глубоко убежденна, что практически всегда человек сам в состоянии изменить то, что его не устраивает. Я училась в США, и видела, что у американцев тоже уйма проблем. Также есть сироты, инвалиды, одинокие старики; тоже не хватает персонала, кадров и средств. И, как другие государства - Америка не в состоянии решить все свои проблемы исключительно на государственном уровне. Но, когда государство не справляется, ему помогают простые люди. Например, моя «американская мама» по средам, после работы помогала  одной общественной организации, которая занималась проблемами бездомных. Она  раздавала ужин и мыла после посуду, хотя дома никогда этого не делала. Почему бы нам не поступать так же?

… Сейчас Ситора работает над новыми благотворительными проектами.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1215:03США на треть увеличили размер финансовой помощи Таджикистану
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино
08.1214:02МВД опубликовало фото причастных к взятию заложника в Турсунзаде
08.1213:36Новый клип Тахмины Ниязовой "Ты не достоин меня"
08.1213:09Президент Узбекистана: Не народ должен служить госорганам, а госорганы — народу


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(1)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156251