Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

24.12.201012:24
Источник изображения: asiaplus.tj

Мы проходящие, но камень вечный

Наш рассказ - о выдающемся мастере-камнетесе, установившем мировой рекорд по созданию самого большого каменного стола. Он попал в Книгу рекордов России. Знакомьтесь - Руслан БАГДАСАРЯН

КАМНЕТЕС из города Чкаловска Руслан Мехакович Багдасарян намерен встречать Новый год за сделанным собственноручно столом – самым большим по всем параметрам в мире. В настоящее время у него идут последние завершающие отделочные работы. Затем для нового стола будет сделана ножка из того же камня. После завершения всех работ мастер намерен заказать специальный контейнер, в котором отправит свой стол в Россию для участия в ежегодной выставке-продаже каменных изделий, которая пройдет в апреле в Москве.

- Но если у нас в республике найдутся покупатели, я его продам здесь, - говорит Руслан Багдасарян.

  

Внукам в наследство

- Я думал: что я могу оставить на память обо мне моим внукам? Можно оставить деньги, ковры, другие ценные вещи, но я решил делать изделия из камня, так как камень вечен, - говорит мастер. - Например, я сделал у входа в город Худжанд символ птицы балабан. Каждый год из Москвы ко мне приезжают внуки, и каждый раз, проходя мимо этой птицы, они повторяют: «Дедуля, это ты сделал?».

А еще не так давно мастер Багдасарян изготовил памятник первым русским учителям, который был установлен на территории первой русской гимназии в Худжанде. 

- Меня в этом проекте, да и не только, очень поддержало Генконсульство Российской Федерации. Они поверили в мои силы и дали возможность создать этот мемориал, за что я им выражаю свою благодарность, - говорит мастер.

По словам Руслана Мехаковича, Таджикистан - одна из  богатейших стран мира по каменным запасам. Только в советское время у нас было открыто 49 месторождений природных строительных дорогостоящих камней. Их запасы превышают несколько миллиардов кубов.

- В Армении, например, много туфа, базальта, но меньше мрамора. В другом регионе,  допустим, есть много мрамора, но нет гранита. В Таджикистане же есть все виды камней: и мрамор, и гранит, и травертин. Еще у нас очень красивая гамма цветов. Просто нужно нагнуться и поднять камень.

Вот так как-то Руслан Багдасарян нагнулся в горах Мевагул… и поднял камень весом в 30 тонн. А потом сделал из него стол.

- Пока я его не взвешивал, но, думаю, потянет больше чем на четыре тонны. Стол сделан из  грана-диорита из семейства гранитов. Это декоративный камень, он обладает хорошими  физико-механическими свойствами, - говорит Багдасарян. – По моему дизайну, в нем будет емкость с водой, вместимостью в 150 литров. Туда можно будет запустить рыбок. А в самой середине будет полыхать  огонь. Это символ вечного сочетания трех сил природы: огня, воды и камня.

Я сейчас занимаюсь техническими сторонами совершенствования стола-фонтана. Думаю, нужно сделать так, чтобы вместо воды можно было в любой момент влить в емкость шампанское либо вино. Для этого нужно установить небольшой тумблер.

  

Стол общенационального и мирового значения

28 ОКТЯБРЯ 2008 года Руслану Мехаковичу был выдан диплом с подписью главного редактора «Книги рекордов России», президента «Агентства ПАРИ» Алексея Свистунова, где говорится: «За установление рекорда России в категории «Самый большой каменный стол из цельного  природного камня диаметром 3.750мм и весом 2 тонны 41кг». Диплом подтверждает факт занесения достижения в Книгу рекордов России, выступая свидетельством общенационального и мирового признания».

- Ваше оборудование российского производства?

- Нет,  российско-таджикско-армянского,  - смеется Руслан Мехакович. - У меня 35 станков, и более половины изобрел я сам. У каждого станка есть символическое название. Есть станок «паук», «скорпион». Но я их нигде не регистрировал, потому что чтобы зарегистрировать станок, нужно заплатить в два раза больше, чем стоит само его изготовление…

Кто захочет, пожалуйста, могут приходить ко мне, посмотреть на мои изобретения, но вот работу за станками я показать, простите, не могу.

- Вам часто заказывают вашу мебель отечественные чиновники?

- Заказывают. Но я прошу их, чтобы они рассчитывались со мной по долларовому курсу. Так немного страхуюсь, ведь был случай, когда в одном из солидных учреждений половину положенных мне по договору денег сначала не дали, а потом через суд возвращали в течение двух лет. Я не хочу повторения подобных случаев. 

У нас нет школы

НА базе своего предприятия Руслан Мехакович который год мечтает организовать школу мастерства для юных камнетесов.

- Прежде всего, молодых мастеров необходимо обучать навыкам добычи и обработки строительных камней, -  говорит камнетес. - Ведь хотя запасов наших камней и хватит на сотни лет, однако нельзя допускать бесхозяйственной их добычи. Каменные месторождения -  наше национальное богатство. От камня нет отхода. Все используется. Бутовый камень идет на строительство, мелкие камни идут как крошки. Даже пыль используется как известковый  материал для штукатурных работ. Поэтому тот, кто говорит, что из камня вышло много отходов, - он не специалист, либо плохой ремесленник.

- Вы слышали, что в  Душанбе намерены построить постамент с гербом Таджикистана. Вас не привлекают к этой работе? 

- Нет, и это не имеет значения. Важно то, что этот постамент делают из таджикского камня, а проектируют уроженцы республики. Я убежден, что памятники истории должны делать  уроженцы Таджикистана. Потому что они чувствуют пульс истории, им в наследство передается историческая память, от одного поколения к грядущим. И не имеет значения принадлежность этого человека к какой-то нации: таджик, русский, узбек, армянин. Лишь бы он жил на этой земле. Никто не знает Рудаки как таджики, никто лучше не понимает рубаи Омара Хайяма, чем мы. Как никто лучше бы не смог сделать памятник Минину и Пожарскому в Москве, чем русский человек.

…В Ялте есть Поляна сказок, на ней выставлены персонажи из детских сказок, домики стоят. Тот, который посещал  Ялту и не видел эту поляну, не видел и Ялту. У меня же давным давно, более двадцати лет назад, появилась мечта - превратить в ущелье сказок наш Варзоб.

Другая мечта - облагородить наши родники. В Армении есть родник, посвященный героям ВОВ. Он появился там в 1942 году – в начале войны. А потом по решению правительства по всей республике стали появляться новые или восстанавливаться, облагораживаться старые родники. И у всех было свое имя. 

В наших селах тоже есть тысячи родников. Разве нельзя и их облагородить? Приходит человек напиться воды, смотрит, а там надпись, например: «Это родник имени великого Абу Абдулло Рудаки». Вот у нас построили дорогу Душанбе-Чанак, а ведь сколько вдоль нее этих родников. Сотни. Их нужно обложить камнями, придать красивый облик.

  

Главное – было желание…

РУСЛАН Багдасарян родился в 1951 году в Душанбе, в семье рабочих. После школы поступил на факультет механизации Таджикского сельскохозяйственного института (теперь Аграрный университет). Окончив вуз, сначала работал по профессии, потом ушел на комсомольскую ниву - в Душанбинский горисполком. С 1989 года занялся бизнесом, работал на совместных предприятиях, сначала в таджикско-швейцарском СП, позже – в таджикско-австрийском. Но всю жизнь он мечтал продолжить дело своего деда-каменотеса и поэтому, как только появилась такая возможность, создал свое предприятие по добыче и переработке строительных камней.

- Мой дед был простым строителем-каменщиком, который приехал в Таджикистан в 1929 году, 80 лет тому назад, из Нагорного Карабаха, - рассказывает Руслан Мехакович. - Тогда моей маме было около двух лет. У деда было шестеро детей, и мама была старшим ребенком. Сейчас она живет в Душанбе. Дед кормил и поднимал семью только за счет своего ремесла, он делал камни для мельниц, которые работали в Душанбе и в его округе круглый год. Из мрамора делал могильные камни, облицовывал здания, памятники. Трудно сосчитать, сколько он сделал за свою жизнь.

Любовь к камню у меня в крови. Моим первым и единственным наставником был дед, - продолжает Руслан Мехакович. – Я прекрасно помню, как приносил деду обед, приготовленный бабушкой, - и потом часами сидел, смотрел, как он работает.

Еще в юности я спросил деда, как он справляется с тяжелыми камнями. Работа каменщика похожа на работу монетчика или ювелира. Тогда не было пил-«болгарок», не было тех инструментов, которые появились сегодня. Дед в это время смотрел телевизор, показывали цирк, где медведи катались на велосипедах. Дед кивнул на них: «Человек все может. Иногда мы беремся за какое-то дело, которое кажется нам непосильным. Но вначале всегда трудно. Когда египтяне строили пирамиды, у них не было ни подъемных кранов, ни тягачей. Но было желание – значит, появились и возможности».

Р. Багдасарян начинал свое производство тоже в Душанбе, но после 1994 года денежные расходы на транспортировку камня в столицу сильно увеличились, и тогда,  в конце 90-х, мастер был вынужден перенести все производство в Чкаловск.

Семейный обычай

У РУСЛАНА добрая, дружная семья. Жена Элла – врач-офтальмолог, работала в Душанбинской республиканской больнице, сейчас бесплатно консультирует больных, направляемых из городской больницы Чкаловска. Предприятие мастера называется «ГРЭГ», что расшифровывается как «Гоар, Руслан, Элла, Гаяне». Гоар и Гаяне – имена дочерей Багдасаряна.

- Мои дочки часто приезжают на родину, - рассказывает Руслан Мехакович. - Как минимум один раз в год, обычно летом, в начале августа месяца. В этом году они приезжали с детьми. Дети любят ходить по тем местам, где есть плоды моей работы.

Моя старшая дочка работает в фирме, которая занимается трубопроводной арматурой. Младшая - старший экономист. Восемь лет тому назад она вышла замуж, и я попросил ее приехать в Чкаловск зимой, чтобы посадить по староармянскому обычаю плодовое дерево. На Родине. И вот она с мужем приехала в Таджикистан 6 января, и мы посадили дерево – грецкий орех. Уже второй год как оно приносит плоды, и я от собранного урожая отправляю им посылку. А старшая - Гоар посадила абрикос. Он тоже уже который год плодоносит.

По словам мастера Багдасаряна, главное в жизни каждого человека хотя бы один раз собственноручно посадить дерево.

- Такой же обычай был и у таджиков. Когда рождался сын в семье, в его честь сажали 50 тополей. С надеждой, что, достигнув взрослого возраста, он сможет построить себе из них дом.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00