Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

30.12.201010:48
Источник изображения: asiaplus.tj

Африканские приключения таджикского профессора

Профессор Худжандского государственного университета, кандидат физико-математических наук Хатам Муртазаев по направлению СССР в 80-х годах преподавал африканским студентам ядерную физику на французском языке. Взамен СССР получал глинозем – сырье для получения алюминия.

Так случилось, что по распоряжению Министерства высшего и среднеспециального образования СССР (бывший Минвуз СССР) в 1979 – 1980 годах Муртазаева, как наиболее способного специалиста, направили изучать французский язык в Институт иностранных языков им. М. Тореза в Москве. За плечами он уже имел диссертацию, защищенную в 1977 году в Объединенном институте ядерных исследований в городе Дубне под Москвой.

"Это было тяжелое время, потому что учебный процесс шел с особой интенсивностью. Распорядок дня был почти военный. Поднимали в половине пятого – шесть утра под звуки репродуктора, который транслировал на французском языке различные тематические сюжеты на тему города, семьи, работы. Потом мы направлялись в институт. Дорога дальняя, и книги читали в тесных вагонах метро, на спинах других пассажиров, или в очередях за хлебом, чтобы повысить словарный запас. Учителя были очень строгие, готовили нас морально и политически подковывали заодно. На зачетах часто присутствовали люди из ЦК. В день мы учились по 8 часов. Это была обязательная программа, а потом еще 4 часа дополнительно учили язык уже в общежитии, то, что задавали зубрить. Все общение, с того момента, как мы пересекали порог вуза, было на французском языке. Через месяц мы уже знали слова и могли общаться на бытовом уровне. Не все выдержали такие нагрузки. Из 12 человек до конца обучения дошли лишь шесть, включая меня - единственного представителя Таджикистана", - говорит Муртазаев.

Экзамены он сдал на «4» и «5» , после чего началось распределение. Им предлагали ехать работать во франкоговорящие страны, которые стали независимыми и выбрали социалистический строй развития. В Африке 26 стран говорят по-французски. Это бывшие колонии Франции. Муртазаев выбрал тропики - Гвинейскую народно-революционную республику. Его назначили профессором на научный факультет Конакрийского политехнического университета, где он преподавал студентам старших курсов атомную и ядерную физику, спектральный анализ на французском языке. Гвинее были особо нужны специалисты по спектральному анализу для геологии, промышленности, для определения элементного состава подземных ископаемых.

Президентом страны был Ахмед Секу Туре, социалист. Ситуация в стране была спокойная. Было много советских специалистов, помогавших государству в различных отраслях. В обмен Гвинея платила СССР глиноземом, который используется в получении алюминия. В портовом городе Николаев специально построили алюминиевый завод и везли морским путем этот глинозем туда. Гвинея – это страна, где едят в основном рисовую кашу с маслом, много пальм и кругом зелень. Семьи там многочисленные, и едят гвинейцы руками. Мясо стоило очень дорого, потому его едят только по праздникам, хотя жители этой страны держат скот. Однако его не режут и не продают, а передают из поколения в поколения как богатство.

"Нас было 50 преподавателей из СССР, и я - единственный представитель Центральной Азии. Со мной была жена Шарофат, которая устроилась работать в Культурный центр СССР в Гвинее. Сыну Анвару было тогда 10 лет, и он учился в школе при Посольстве СССР. Сперва ему здесь очень не понравилось. Плакал три дня, когда увидел летающих тараканов в комнате. Конечно, бытовые условия были там не сахарными. Поселили нас в четырехэтажном преподавательском доме с кафельным полом. Потом мы узнали, что термиты активно съедают там все деревянное. Поэтому мебель у них делают из специального дерева, несъедобного для насекомых. Когда начинался тропический дождь, свет отключали. Нам приходилось разными путями доставать авиационный керосин из аэропорта. Делали горелки из бутылок. Они так коптили, что рано утром, глядя в зеркало после ночной подготовки к занятиям, можно было не узнать себя. Вода питьевая была не всегда", -  вспоминает Муртазаев.

Когда первый раз он зашел в аудиторию, то от волнения тряслись ноги. Все студенты были темнокожими, в одинаковой форме, с невероятно белыми белками глаз. Первое, что пришло на ум, это – как же он будет различать их? Но впоследствии он уже мог даже по фигуре студента определить, к какому племени он принадлежит. И студенты они оказались такие же, как и все остальные: разные – и способные, и лентяи.

"Просто там климат такой, что люди вялые, необязательные, малоинициативные. Договорились с одним студентом о встрече на два часа. А он на следующий день только явился, говорит, дождь был", - вспоминает Муртазаев.

Заработную плату преподавателей переводили на специальный счет. А продукты привозили из СССР на специальный распределительный пункт из Риги морским транспортом, потом вычиталось из заработной платы, и поэтому питание обходилось дорого. Выдавали, конечно, на карманные расходы, примерно 20 процентов от зарплаты, которая составляла примерно 600 долларов. Развлекаться преподаватели могли лишь при посольстве СССР, которое было самым большим и находилось на полуострове. Специальный автобус каждый день вез туда желающих. Там можно было бесплатно посмотреть кино, концерты, танцы, послушать выступления дипломатов.

Муртазаев, завершив в 1983 году преподавательскую работу в Африке, вернулся в Худжанд. Живность оттуда привезти не разрешили. Привезти 10 больших кокосов и то стало проблемой. Но он все-таки довез и угостил всех друзей. Проткнул пару плодов, налил сок, а им не понравилось…

Ему, так же как многим другим, было тяжело во времена развала Советского Союза, когда ученые, инженеры, строители, врачи и учителя тысячами уезжали из страны, бежали от насилия, бесправия, нищеты, гражданской войны. Он не уехал, преподавал, поднимал дух и веру молодых к будущему, хотя были приглашения работать в Латинской Америке, Африке, Иране. Профессор по-прежнему преподает в Худжандском госуниверситете.

Муртазаев по натуре романтик, и ни при каких условиях не падает духом. Он может пешком дойти до Истаравшана, горного кишлака Росровута Ганчинского района или селения Постигов Айнинского района, с рюкзаком на плече, увешанный шагомером, дозиметром, манометром, фотоаппаратом и навигатором. Может держаться несколько дней без еды и не терять доброты духа, свежести ума и ясного взгляда.

Источник: ИА Азия Плюс
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО
03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0130268