Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

29.03.201020:52

Эксперт о перспективах исламских финансов в СНГ

Сразу два крупных финансовых форума, посвященных исламскому финансированию, прошли в Казахстане. Большинство участников - сошлись во мнении: республика первой в регионе сделала качественный рывок в сторону развития исламского финансирования. Правительство при этом даже не скрывает - Астана рассчитывает привлечь около 50 миллиардов долларов исламских инвестиций для реализации программы Форсированного индустриально-инновационного развития. Однако внутри самой страны понимания - как именно воспринимать интерес арабских финансистов к местным рынкам, нет никакого. Начальник отдела экономических программ Совета муфтиев России Мадина Калимуллина рассуждает об исламском инвестировании и перспективах стран СНГ в этом направлении.

ИА REGNUM: У вас довольно интересная тема выступления - "Социально-экономические предпосылки развития исламских финансов в странах СНГ". Расскажите чуть подробнее, о чем именно идет речь?

Тема была обозначена именно таким образом, потому что я хотела и осветила результаты социологического исследования, которое было проведено на территории русскоязычного пространства России и стран СНГ с целью выявить, каково понимание исламского финансирования, исламских финансов со стороны населения и какова готовность инвестировать, становиться клиентами исламских банков. Выявленные результаты легли в основу того, что мы называем социально-экономическими предпосылками для развития исламских финансов на территории стран СНГ. Если говорить о том, каковы эти предпосылки, то в целом большинство населения ждет с нетерпением развития этого нового для СНГ вида услуг. Это относится, в первую очередь, к мусульманскому населению, и не только к нему. Люди ждут, когда же, наконец, в России и других странах СНГ откроются исламские финансовые институты, исламские банки, страховые компании, исламские инвестиционные фонды. Они видят себя в качестве будущих клиентов исламских финансовых институтов. В то же время понимание сути операций исламского финансирования на очень низком уровне. Если приблизительно сказать, 3-5% опрошенных людей действительно понимают, в чем заключается смысл, суть операции. К сожалению, на сегодняшний день процент тех людей, которые понимают, которые знают, что такое исламское финансирование, очень низок. Можно сказать, что предпосылки заключаются именно в этом. Задача заключается в том, чтобы дать людям понимание, чтоб дать людям образование в данном направлении.

ИА REGNUM: То есть людей интересует сам формат, они не вдаются в тонкости?

Людей интересует исламский банк. Мусульман интересует то, что связано с исламом и то, что там нет запретных процентов. Но неправильно, исходя из этого предполагать, что в исламском банке будут выдаваться беспроцентные кредиты. И в этом плане предстоит большая работа по разъяснению населению, что такое исламский банк. Исламский банк, в первую очередь, это партнерство. Партнерство с инвесторами, партнерство с вкладчиками, если это инвестиционный вклад.

ИА REGNUM: Насколько сложно продвигать исламские финансовые инструменты? Ведь очень долго во многих странах СНГ можно было говорить об определенной антиисламской истерии.

Я бы не сказала, что существует некое подобие истерии. Либо антиисламская политика, направленность. Да, есть определенная доля людей, в том числе политиков, которые неправильно толкуют сам ислам как таковой, связывая его с теми или иными экстремистскими проявлениями. Если говорить о той форме финансово-экономической деятельности, которая получила сегодня название исламские финансовые институты, исламский банкинг, то, наверное, эта сфера в меньшей степени была затронута всеми этими движениями. Даже если мы посмотрим на Великобританию. Там исламские финансовые институты активно развиваются. И даже архиепископ поддержал данное направление. Я бы не сказала, что проблема стоит именно в этом ключе. Хотя, действительно, есть такие люди, которые судят поверхностно в силу тех или иных обстоятельств, отсутствия какого-то понимания, отсутствия элементарных знаний. Потому что у нас до сих пор остаются пробелом знание истории религий, знание религий друг друга. Мы живем, в частности, в России, в межнациональной, в межконфессиональной стране. И поэтому есть определенный процент людей, которые считают, что данный вид деятельности может привести к чему-то такому, к чему он никогда не стремился и не будет стремиться. Вопрос не стоит так, что есть проблема в продвижении. Наша задача заключается в том, чтобы дать информацию, объяснить, в чем суть. А исламский банкинг продвигается сам собой. Когда люди узнают, в чем специфика, узнают, что в нем запретных механизмов, нет финансирования запретной деятельности, нет финансирования алкогольного бизнеса, табачного бизнеса, производства оружия и т.д. В нем нет такой стены отчуждения как проценты на вклады и на кредиты. В нем нет такой неопределенности. У исламских финансов основа - справедливость. И существует реальная взаимосвязь между банком и бизнесом. Этим исламские финансы, конечно, не ограничиваются. Также есть запрет на введение в заблуждение относительно качественных характеристик товара, если говорить о торговле. Это недобросовестная реклама. Это есть во всех религиях. Это законы нравственности. И когда люди об этом узнают, когда мировая финансовая система погрязла в том, в чем она так долго находилась: махинации, спекуляции, оторванность от реального бизнеса, тогда люди, и мусульмане, и не мусульмане становятся сторонниками такой системы. Речь идет не об исламе, а об этике бизнеса.

ИА REGNUM: Насколько такой бизнес устойчив, насколько он не подвержен кризисам?

По итогам последних двух лет можно говорить, что исламский банкинг, те финансовые институты, которые существуют сегодня в различных странах мира, как в исламских странах, так и в странах Европы, и других странах, показали, что именно исламские финансовые институты более устойчивы в условиях кризиса, в условиях финансовой нестабильности. И это опять же объясняется сутью самой системы. Когда идет реальная связь с реальным производством, с реальными активами, соответственно, нет места мыльным пузырям. Можно говорить о том, что данные финансовые институты более устойчивы, потому что связаны с реальной экономикой. Когда проект не является успешным, все бывает, действительно, предприниматель может потерпеть убыток, в определенной степени терпит убытки и банк, который финансировал данный проект.

ИА REGNUM: Насколько сложно подобрать аналитическую службу для исламского банка? Ведь помимо рыночной оценки она должна давать еще и нравственную?

Что касается экономической оценки целесообразности предоставления средств на партнерских условиях, то здесь отличие от традиционного банкинга минимальное. Да, существует и некая шариатская оценка деятельности, потому что исламский банк по определению не может вкладывать в нечто неэтическое, где присутствует обман, мошенничество. И проект бизнесмена, который подает заявление на предоставление кредита, исламский банк изучает не только на предмет экономической целесообразности, с точки зрения выгод, которые будут в результате этого проекта. В нем не должно присутствовать запретных элементов. И этим не ограничивается. Скажем, такой пример, как создание гостиницы. В гостинице, как мы знаем из мирового опыта, есть, как правило, и продажа алкоголя, есть бары, рестораны, в которых есть то, что запретно. Это может занимать и небольшую долю в доходах. Но это присутствует. Существует такая практика в исламских банках, что если в проекте, в описании об этом прямо не говорится, но есть подозрение, что в нем могут присутствовать какие-то запретные элементы, банки просят предпринимателя, который подает заявление на проект, предоставить заявление. В нем человек должен взять на себя обязательство, - данный проект ни в чем не должен противоречить исламскому праву. Не будет включать те элементы, которые в исламе запрещены. Если это крупная компания, то такое заявление обязательно должны дать акционеры этой компании.

ИА REGNUM: Но ведь существуют холдинговые компании - например, одно крыло какого-нибудь конгломерата производит детскую одежду, а другое - оружие. Как поступать с такими?

Здесь вопрос в том, насколько смешиваются финансы. Если проект полностью обособлен, поступление средств, выручка данного проекта обособлены от других направлений, то в финансировании таких видов проектов исламский банк может участвовать. Если же есть владелец, и есть информация, что он участвует в каких-то не очень этических проектах, то здесь решение о предоставлении кредита будут принимать в правлении или в шариатском совете банка. Но при этом очень важно - на человеке нельзя ставить клеймо. Человеку всегда дается шанс. Бизнесмену всегда дается шанс на исправление.

ИА REGNUM: Каковы перспективы исламского финансирования в Казахстане на ваш взгляд?

Думаю, можно уже говорить не о перспективах. А о реальности. Есть определенные законодательные изменения, и они продолжают совершенствоваться. В этом году объявлено о создании исламского банка, может даже не одного. Есть проекты страховых компаний. Поезд тронулся. И здесь можно говорить о том, насколько быстро это будет развиваться. Здесь многое зависит от институтов, которые занимаются развитием данного направления в плане образовательных программ, в плане просвещения, в плане разъяснения. Все зависит от населения, насколько их самосознание, этическая составляющая поведения будет развита. Я не могу сказать, что хорошо знаю Казахстан, но по тем примерам, которые есть у меня, думаю, что перспективы достаточно хорошие. И высоки перспективы сотрудничества между мусульманами России и Казахстана. Оно уже есть. Но есть и много направлений, по которым оно может в дальнейшем развиваться. Новые проекты, совместные, инвестирование в Россию, инвестирование в Казахстан. Это все открытое непаханое поле.

ИА REGNUM: По всей видимости, исламскому финансированию важна открытость рынка? Я поясню - исламские деньги не идут в исконно исламские страны - такие как Узбекистан, а предпочитают страны с более свободным экономическим режимом, даже если страна мультиконфессиональная, как Россия или Казахстан?

Здесь много факторов. Исламские финансовые институты - это, прежде всего, бизнес. И там, где плохо развиты реальные производства, там, где нет бизнесменов или их круг ограничен, то ограничена сфера деятельности и исламских кредитных организаций. Но, с другой стороны, создание подобных институтов может повести за собой развитие реального бизнеса. В России и Казахстане очень много инициатив снизу. А в других странах нет высокой финансовой грамотности населения, ведь население и является двигателем, дает толчки к развитию исламского финансирования. Насколько я знаю, такие мероприятия по развитию, по внедрению, по изучению, по развитию рынка уже проводятся. В исламе нормальным считается развитый рынок. Всевышний дозволил торговлю, но запретил ростовщичество. Торговля, зарабатывание денег, производство, производительный труд только приветствуется. Всевышний говорит, что создал ночь для отдыха, а день - для добывания, пропитания. Это работа, труд, производство.

ИА REGNUM: Можно ли сказать определенно, опираясь на российский опыт, какие именно исламские продукты продвигать лучше всего?

Опыта как такового нет еще. Идет много подвижек в этом направлении. Нельзя сказать, что какой-то продукт вначале, какой-то в конце. Все зависит от возможностей бизнеса. И вначале должна быть заинтересованность бизнеса. Когда реальный бизнес заинтересован вести свои интеракции согласно исламским финансовым принципам, тогда будет и исламский банк, и исламские страховые компании, и инвестиционные фонды и т.д. Нельзя сказать, лучше, чтоб был исламский банк или страховая компания. Все можно потихоньку развивать, что, собственно, и происходит. Все зависит от ситуации. От заинтересованности бизнеса. Это самый главный двигатель. И он будет главным двигателем и для регулирующих органов, и в плане подвижек в законодательстве. Как сказал в прошлом году на Питерском экономическом форуме Игорь Шувалов, вице-премьер России, когда ему задали вопрос о перспективах исламских банков в России, - приезжайте. Это был вопрос зарубежных инвесторов. Приезжайте, инвестируйте в наши банки, если будут какие-то проблемы, мы готовы законодательно эти препятствия снимать. Вот непосредственная позиция правительства.

ИА REGNUM: А возможен ли симбиоз? Ведь проще же начать продвигать исламские продукты в обычных банках, ориентируясь на развитие?

Такой опыт есть, он получил название "исламские окна". Многие банки развивают такое направление. К ним - неоднозначное отношение. Есть шариатские ученые, которые говорят о том, что это нечто сомнительное с точки зрения исламского права. Если говорить о чисто исламском банке, то тут все понятно. Если говорить об исламских окнах, то где гарантия о не смешивании активов? Мнения различны, но опыт такой есть. Есть мнение, что лучше с чего-то начать. И пусть это будет исламское окно. Во всем должна быть поэтапность. Гармоничное развитие. Любое резкое движение, как правило, приводит к каким-то шагам назад впоследствии.

Источник: ИА REGNUM
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО
05.1216:01Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев обсудили перспективы таджикско-узбекских отношений
05.1215:30Какова же реальная длина Великой Китайской стены?


Самое обсуждаемое

03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156254