Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Центральная Азия

25.06.201017:45

Призывы к пересмотру дел двух бывших узников Гуантанамо

Юристы считают, что имеется недостаточно оснований для дальнейшего удерживания двух бывших узников Гуантанамо, отбывающих длительные сроки в Таджикистане после того, как в 2007 году их выслали из США.

29-летние Мукит Вохидов и Рукниддин Шарофов были арестованы и отправлены на судебный процесс сразу, после того как были высланы обратно в Таджикистан в марте 2007 года, проведя в общей сложности, пять лет и четыре месяца сначала в Афганистане, а потом в тюрьме Гуантанамо. Они были приговорены к 17 годам тюрьмы за участие в операциях Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и незаконное пересечение границы.

IWPR отдает себе отчет в том, что прокуратура Таджикистана может пересмотреть дела, в результате чего могут быть сокращены тюремные сроки.

Вохидов и Шарофов были задержаны в городе Кундуз на севере Афганистана в ноябре 2001 года антиталибанскими силами Северного альянса и позднее были переданы на попечение США.

Власти США обнародовали открытые документы, в которых содержатся свидетельские показания двоих задержанных в 2004 году, что показывает, что они были обвинены в участии в ИДУ, которое находится в списке террористических организаций правительства США.

В документах сообщается, что Вохидов был перевезен на вертолете из западной части Таджикистана в Афганистан в январе 2001 года, и примерно в то же время туда прибыл Шарофов.

Эти свидетельские показания из пересмотра дела Вохидова судом Гуантанамо, на котором Шарофов проходил свидетелем, указывают на то, что в 2000 году ИДУ завербовало их, после чего они были привезены на восток Таджикистана. Потом у них отобрали паспорта и заставили выполнять различную работу, перед тем, как отправить в Афганистан.

Мужчины сказали на суде, что думали, что их нанимают в армию Таджикистана, и никогда не слышали об ИДУ, пока не попали в Афганистан.

Движение ИДУ возникло из группы исламистов, действовавших в узбекском городе Намангане в начале 1990-х годов, а затем переместившихся в Таджикистан после мер, принятых против движения властями Узбекистана. В то время в Таджикистане вовсю шла гражданская война, и ИДУ превратилось в партизанскую силу, действовавшую на стороне оппозиции. После окончания конфликта в 1997 году ИДУ стало отдельной силой, в чьи планы входила война с властями центрально-азиатских республик, в первую очередь – Узбекистана. С этой целью партизаны ИДУ предприняли несколько рейдов в Узбекистан и Кыргызстан в 1999-2000 годах.

Последователи ИДУ, вытесненные из Центральной Азии, переместились в Афганистан, где присоединились к силам Талибана. Когда американская коалиция вошла в страну в конце 2001 года, бойцы ИДУ оказали ей жесткое сопротивление в городе Кундуз. Одни из них были убиты, другие попали в плен, но многие бежали в новую цитадель на северо-западе Пакистана.

Всего в Гуантанамо содержалось 12 заключенных из Таджикистана. 11 из них были отправлены обратно в Таджикистан, где все, кроме трех из них, включая Вохидова и Шарофова, были освобождены. 12-й, Умар Абдуллаев, до сих пор находится в Гуантанамо. Его адвокат Метью О’Хара говорит, что Абдуллаев обеспокоен тем, что случилось с Вохидовым и Шарофовым, и просил не переправлять его в Таджикистан.

По мнению О’Хара, его клиенту должны предоставить убежище в третьей стране.

«У американских чиновников есть правовые… и моральные обязательства не репатриировать Умара в Таджикистан, учитывая обстоятельства его дела», - сказал он, добавив, что обязательство таджикских властей защищать права его клиента «очевидно не осуществимо и на практике не выполняется».

«Государственный департамент США, как и просвещенное сообщество знают, что ситуация с правами человека в исправительных учреждениях Таджикистана и система наказаний в Таджикистане достаточно неблагоприятные. Вполне возможны угрозы неприкосновенности. Всё это должно вызывать наше беспокойство», - добавил О’Хара.

В своем докладе о правах человека на 2009 год, опубликованном в марте этого года, Госдепартамент США сообщил, что ситуация с правами человека в Таджикистане осталась неблагоприятной, отметив такие проблемы как наличие пыток, плохое обращение службы нацбезопасности с задержанными, отказ в праве на справедливое судебное рассмотрение, неподходящие и опасные для жизни условия содержания в тюрьмах, а также отсутствие доступа к заключенным таких международных наблюдателей, как Красный Крест.

КАМПАНИЯ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ НА ОСНОВАНИИ СМЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Родители Вохидова и Шарофова борются за пересмотр их дел с тех самых пор, как они попали в тюрьму. В прошлом году матери заключенных написали письмо президенту страны Эмомали Рахмону, которое было опубликовано в местной газете.

Они утверждают, что доказательства, приведенные в Гуантанамо, и последующий судебный процесс в Таджикистане не указывают на то, что заключенные, оба 1981 года рождения, участвовали в операциях или терактах, поэтому сроки их заключения слишком большие.

По словам Валихона Вохидова, отца Мукита, таджикский суд не принял к сведению смягчающие обстоятельства.

«Эти двое страдали более пяти лет. Они были очень молоды и неопытны, - сказал он IWPR. – Они не участвовали ни в одной войне и никого не убивали. Это несправедливо».

Другой бывший узник Гуантанамо, отправленный обратно в Таджикистан, Иброхим Насриддинов, в 2007 году получил 23 года лишения свободы за убийство и преступления, связанные с хранением, передачей и транспортировкой оружия, в которых он признал себя виновным.

Юристы утверждают, что, учитывая природу преступлений и другие обстоятельства, Вохидов и Шарофов получили слишком жесткое наказание; кроме того, при вынесении приговора должно было быть учтено время, которое они провели в заключении в Гуантанамо.

Юрист из Душанбе Абдукаюм Юсуфов говорит, что, согласно международным соглашениям, таджикский суд должен был вычесть пять лет, проведенных мужчинами в Гуантанамо, из вынесенного срока приговора.

Махмадали Ватанов, депутат парламента и бывший заместитель председателя Верховного суда, не смог дать комментариев по поводу этих дел. Он, однако, согласился, что в соответствии с законами Таджикистана, любой срок, проведенный обвиняемыми в заключении, должен учитываться.

Пайём Фуруги, независимый эксперт и до прошлого года сотрудник ОБСЕ по правам человека в Таджикистане, следил за этими случаями, и считает, что все необходимые процессы не были соблюдены.

«Похоже, что они [ответчики] не имели достаточно времени, чтобы серьезно и детально обсудить и подготовить свое дело с адвокатом – на свой выбор – перед слушанием дела в суде, - сказал он IWPR. – По моему мнению, у суда может быть недостаточно улик, чтобы держать их за решеткой, и поэтому они заслуживают освобождения, так как вполне вероятно, что они не представляют угрозы ни для правительства, ни для общества».

Сразу после возвращения в Таджикистан в марте 2007 года мужчины были задержаны, и в отношении них было заведено уголовное дело, а уже в августе того же года суд вынес приговор.

По мнению Фуруги, суд должен был расследовать, стали ли Вохидов и Шарофов членами ИДУ добровольно.

«Доказательства даже указывают на то, что они стали жертвами торговли людьми», - сказал Фуруги, отмечая, что осталось неясным, знали ли они, какая организация их нанимает.

«Они утверждают, что думали, что их нанимает таджикская армия, и это похоже на правду. Существует высокая вероятность того, что их обманули, а когда они поняли, кто их нанял, их паспорта уже отняли и заставили их перебраться в другое место, которое, как они поняли, было Афганистаном, и откуда они не могли вернуться. Короче говоря, их обманули, перевезли на другое место и удерживали там», - сказал он.

Мусомир Ураков, судья, председательствовавший на процессе над Вохидовым и Шарофовым, отвергает любые предположения, что судебное разбирательство было основано на недостаточных доказательствах.

«При рассмотрении дела по первой инстанции и кассационной все их доводы [защиты] были проверены, и я, как председатель судебного процесса, могу сказать, что приговор вынесен справедливо, - говорит Ураков. – То, что имеются претензии, это обычная практика. Я считаю, что несогласие других участников процесса с [вердиктом] основано на том, что не все знают законы и квалифицирующие признаки».

На вопрос, почему не было учтено время, которое Вохидов и Шарофов провели в Гуантанамо, Ураков ответил, что у суда не было документов, подтверждающих их содержание там. 

«Мы не могли даже установить через подсудимых, на каком основании, в юридическом смысле, они там содержались и были выпущены из Гуантанамо. Мы не смогли достать никаких документов. И поэтому вынесли приговор исходя из тех документов, которые у нас были», - говорит судья.

По словам юриста из Душанбе, пожелавшего остаться неизвестным, отсутствие документов из Гуантанамо является частой проблемой в странах, куда репатриируются задержанные. 

«Если обвинения не предъявляются, то в основном их отправляют домой и не дают никакого подтверждающего документа», - отмечает юрист.

Корреспонденты IWPR связались с посольством США в Таджикистане, но его сотрудники не смогли сказать, были ли бывшие узники Гуантанамо отпущены с документами, подтверждающими их пребывание там.

Однако Азизмат Имомов, занимавший в 2007 году пост замминистра юстиции Таджикистана и являющийся сейчас депутатом таджикского парламента, настаивает на том, что задержание, допрос и привлечение к ответственности данных граждан по их возвращению были правильной мерой, и добавляет, что, согласно государственному законодательству, они были виновны.

“Несмотря на то, что эти граждане признаны невиновными за границей, в самом Таджикистане они совершили действия, противоречащие законодательству страны, и должны понести наказание”, - сказал он.

ПРОКУРОРЫ ЖДУТ ВОЗМОЖНОГО ПЕРЕСМОТРА ДЕЛА

Однако сейчас все же появилась надежда, что дела обоих мужчин будут пересмотрены. 26 мая их родители встретились с генеральным прокурором Шерхоном Салимзода и попросили его пересмотреть дела их сыновей, а также рассмотреть возможность сокращения сроков их тюремного заключения с учетом того времени, которое они провели в Гуантанамо.  

Сотрудник генеральной прокуратуры, пожелавший не называть своего имени, рассказал IWPR, что после данной встречи прокуратура направила запрос в Верховный суд с требованием о предоставлении документов по делу с целью возможного пересмотра.

"Мы еще раз намерены изучить все подробности этого дела и затем дадим более подробный ответ", - сказал представитель Генпрокуратуры.

Дабири Кабир – псевдоним журналиста из Таджикистана; Далер Гуфронов – журналист, прошедший тренинги IWPR; Парвина Хамидова – редактор проекта ЕС в Таджикистане. 

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: IWPR,Парвина ХАМИДОВА,Дабири Кабир,Далер Гуфронов
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию
07.1214:14В Таджикистане через пять часов после похищения освобожден ребенок
07.1213:31НБТ связывает низкий уровень доверия к банкам с их недостаточной прозрачностью


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156259