Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей

03.06.201006:01

Казахский эксперт: Если хотят сфальсифицировать историю Великой Отечественной войны, то говорят - это не наша война

Белоруссия предложила разработать единый учебник по истории стран СНГ - но не упомянула о противоречиях и исторических счетах, которые страны постсоветского пространства предъявляют друг к другу. Казахстанский институт истории и этнографии им. Ч.Валиханова проблематикой занимается несколько последних лет. Директор этой структуры, Саттар Мажитов, уверен - в общей истории СНГ есть немало объединяющих моментов - именно их надо взять за основу при составлении общей истории. А если заниматься только выдиранием фраз из контекста - ничего не получится.

ИА REGNUM: Возможен ли такой учебник в принципе? Ведь на просторах СНГ немало противоречий, касающихся истории.

Вы знаете, если подходить к этому вопросу с оптимистической точки зрения, - то, конечно, раз такая идея возникла - значит, она имеет право на существование. Следовательно - она должна быть реализована. И мне кажется, в будущем такой проект возможен. Все, безусловно, зависит от геополитической ситуации и интеграционных процессов, которые происходят на территории постсоветского пространства. Действительно, наш институт вовлечен в реализацию подобных идей. С 2005 года существует международная организация, которая называется Ассоциацией институтов стран СНГ. В этой организации представлены все директора институтов истории различных государств, в том числе и Казахстана. Наша сторона не пропускала еще ни одного совещания, за эти годы. Эти совещания проходят в различных городах СНГ. Начинались они в Москве. Потом были в Душанбе, Киеве, Петербурге, Кишиневе, Ереване. В этом году мы снова собирались в Златоглавой по очень серьезному поводу. Это - 65-летие победы в Великой Отечественной войне.

Очень важно, что на последнем совещании были представлены практически все страны СНГ за исключением тех, кто официально не входит в состав Содружества - это страны Прибалтики и Грузия. Это очень важно и отрадно - потому что сам процесс подготовки и проведения 65-летнего юбилея победы дал большой импульс для наших обществ. Я это вижу и по нашим элитам, и по народу. Появилось чувство сплочения, единения, стремления быть вместе. Не случайно же многие мероприятия, которые проводились по линии фонда гуманитарного сотрудничества - были объединены девизом "Мы победили вместе!". Я это к чему рассказываю. Именно эта тематика является на сегодняшний день наиболее объединяющей наши страны. И вы знаете, на конференции, посвященной проблемам войны, была представлена даже Прибалтика. И что самое интересное - выступал директор института истории одной из прибалтийских стран, который отмечал, что по теме Великой Отечественной войны мы должны быть вместе. Ведь когда речь заходит о создании единого учебника по истории стран СНГ или же бывшего советского пространства, в нем необходимо учитывать объединяющие моменты. Они должны быть обязательно положительными.

ИА REGNUM: Объединяющий мотив Великой Отечественной войны - из уст представителя Прибалтики? Это довольно странно слышать в контексте того, что именно Прибалтика выступает за пересмотр итогов Второй мировой войны.

Всегда есть негативные моменты, а история может как объединять, так и разъединять. Если усилия профессиональных историков будут направлены на объединение, если мы направим свои усилия в сторону встречной комплиментарности, то мы все выиграем, учебник состоится. Но в нашей совместной истории есть проблемы, которые требуют дальнейшего изучения и взаимопонимания. Совещания нашей ассоциации историков стран СНГ показывают, что эти конфликты существуют. И на эти совещания собираются умные люди, историки-профессионалы, которые возглавляют историческую науку государств, но даже на этом уровне возникает непонимание.

И примеров много. Нагорный Карабах, голод 1930-х годов, тема репрессий. И это только в советском периоде, который нас объединял. А если нас рассматривать в составе Российской империи? Это период протяженностью около 200 лет. А если говорить о древней или средневековой истории, то здесь возникает проблема границ. Политическая карта мира, которая существовала в XV или XVI веке, не может экстраполироваться на XXI век. Были совершенно другие границы, другие фронтирные зоны. На сегодняшний день эти проблемы тоже существуют. Да, сейчас у нас официально определены границы между государствами, но есть фронтирные зоны, те районы, прилегающие к границам того или иного государства, которые вызывают проблемы. Такие районы есть на границе Казахстана и Узбекистана, Казахстана и России. Если подходить к этой проблеме с точки зрения того, что это мое, а это - твое, то такой учебник никогда не состоится. Но мы проводили эксперименты по поиску стыковочных моментов. Названная мной ассоциация выпускает журнал "Историческое пространство стран СНГ". Уже вышло где-то 4 номера этого журнала. На страницах этого журнала мы договорились отражать те темы, которые носят полемический характер. Мы пытались писать о Мазепе, об Энвере-паше, брали темы, которые действительно вызывают проблемы. Но нашим историкам надо будет подумать над тем, чтобы не политизировать проблему. Такие темы как голод 1930-х годов надо рассматривать с точки зрения того, как это было в то время, оценка этих событий не должна определять современные политические процессы.

ИА REGNUM: Ну сейчас-то они определяют...

Да, это случается. Отношения Украины и России, которые в XX веке связаны поставкой углеводородных ресурсов, имеют в основании и такие вещи. Когда Россия и Украина не могут договориться, возникают, прежде всего, исторические проблемы. Почему так муссируется тема Голодомора? Это было, отрицать этого нельзя. Но предъявлять счета преемникам Советского Союза, а Россия сама себя им объявила, и говорить, что раз это делалось в сталинские времена, то вы давайте отвечайте, такого быть не должно. Если брать Казахстан, то и у нас очень много проблем. Тот же голод 1932-1933-го годов. Тогда вымерло 42% казахов, 400 тысяч человек другой национальности, 600 тысяч казахов выехали за пределы Казахстана. Как нам это оценить? Тоже есть различные точки зрения по оценке тех событий. Мы не отрицаем того, что это был геноцид. Другое дело, что на прошлых ошибках мы не строим настоящее, мы извлекаем из них уроки. Что было, то было. Кому сейчас эти счета предъявлять? В этом отношении казахская историческая школа отличается высокой толерантностью.

Это и опыт проживания различных этносов на территории Казахстана. И межконфессиональное согласие. Это дает свои плоды, и историки с этим считаются. Как правило, на совещаниях института стран СНГ Казахстан вызывает наименьшие проблемы. Там я сам, в основном, присутствую. Может, это я сам настолько толерантен, терпим и космополитичен (смеется)? Но больше - я реалист. Любая идея должна иметь определенный потенциал для реализации. А голая идея - это меня не интересует. И мои казахстанские коллеги, очень многие, трезво мыслят, не вдаются в крайности, в агрессию. Тема конфликтных зон в истории очень сопряжена с проблемой агрессии. Но в жизни, конечно, все и сложнее, и проще. Хочешь оскорбить человека - просто скажи, какой он национальности. Человек обязательно оскорбится. Фраза "Вот, ты казах (кореец, русский)", - обязательно вызовет негативную реакцию, а за ней - агрессию. И историки должны быть высоко социально и нравственно ответственными. Основная масса населения прислушивается к голосу историков. Слова мэтров и состоявшихся профессиональных историков часто берутся на вооружение и принимаются как данность. В конечном счете, это выливается в оценки, которые воспринимают и за пределами других государств.

ИА REGNUM: У вас есть примеры?

Мне звонили из Усть-Каменогорска. Туда каждый год приезжает из России исследовательница, которая в своих трудах в Барнауле пишет, что казахи такие-сякие, приватизировали древнюю историю, историю периода саков, гуннов, усуней, хотят экстраполировать туда свои тюркские корни. И этот же человек приезжает в Казахстан и тут начинает говорить другие вещи. Она, кстати, защищала свою диссертацию в Казахстане. Вот такого рода историков мы должны опасаться, беречь народ и народное сознание. Я наблюдал это во многих странах. В прошлом году в Германии, на семинаре по проблемам создания совместной истории Центральной Азии и Кавказа, один очень крупный и уважаемый эксперт в области этнических процессов начал говорить в выступлении о том, что в Казахстане на главной площади в Алматы выставлена статуя независимости, которая увенчана фигурой сакского воина. Дескать, казахи удлиняют свою историю. Я, например, в этом ничего плохого не вижу. Предыдущий историк, кстати, тоже писала о том, что казахи используют сакского воина как символ государственности. Но исторически это так и было. Саки тут проживали, золотого человека не в Африке нашли. 60 км от Алматы, в Иссыке его нашел знаменитый археолог, об этом весь мир знает. Это исторический артефакт, найденный на территории нашего государства. И почему бы нам этим не гордиться? Почему нельзя это использовать в качестве символа нашей возрожденной независимости?

Узбеки поставили великолепный памятник Эмиру Тимуру. С точки зрения их истории он национальный герой. С нашей, казахской - он завоеватель. И если зацикливаться на таких вещах, до многого можно договориться. И найдутся люди, которые в политических целях будут за этим следить и будут это использовать. Это будет идеология разъединения, дезинтеграции, раздора. Этого надо опасаться. Есть проблемы между таджиками и узбеками. Грузинами и россиянами. Это человеческая история и она будет отражать взаимоотношения между людьми. Но что дать будущим поколениям? Мы говорим о создании единого учебника истории, который будет изучаться во всех школах всех наших государств. Он будет формировать сознание молодого человека. Мы должны постараться создать учебник, который будет нас объединять. Почему стала фальсифицироваться тема войны, как вы считаете?

ИА REGNUM: Потому что Россия должна быть в глазах жителей Запада "немытой". А этот образ не слишком вяжется с образом страны-победителя, образом освободителя Европы. Разве нет?

Да, многие сейчас хотят воспользоваться тем, что сейчас растет 4-е поколение молодежи, которое уже почти ничего о войне не знает. Мы, чьи отцы прошли войну, о ней помним. И об этом помнит наша генетическая память. Это передается детям. Я 9-10 мая хотел быть тут, но я работал по проблемам 2-й мировой войны в Париже. И когда я позвонил поздравить семью, жена сказала, что младший сын побежал за цветами, чтобы положить их к памятнику в парке 28 гвардейцев-панфиловцев. После обеда - старший побежал. Никто им этого не говорит. Но состоянием этих детей можно воспользоваться. Когда хотят сфальсифицировать историю войны, часто говорят, что это была не наша война. Советско-германская - это не казахско-германская война, не узбекско-германская война. И что нам, казахам, было там делать? В условиях национальных идентичностей, национальных историй многие проблемы можно так повернуть, что они будут работать на формирование раздвоенного сознания молодого человека. Поэтому в учебнике, о котором идет речь, хоть идея и не нова, важно избежать момента направленности на раздвоение сознания наших детей. Дети украинцы, казахи, уйгуры, белорусы, корейцы будут читать этот учебник, и все должны одинаково его воспринимать. Все страницы этого учебника. А этого очень трудно добиться.

ИА REGNUM: Этого всегда было трудно добиться. Давайте возьмем Карабахскую проблему. Два диаметрально разных взгляда на одни и те же события. И этого, если брать конфликты, обойти не удастся. Как избежать двойственного взгляда в учебнике?

Не случайно один из моментов председательства Казахстана в ОБСЕ - попытка проанализировать ситуацию именно вокруг азербайджано-армянского конфликта. Это верный шаг. Пока мы всем миром подобные конфликты - например, Приднестровье, не уладим, об этих зонах писать нельзя. Эти темы надо будет в учебнике опускать.

ИА REGNUM: Конечно, ведь проблема лежит не только в сфере истории. Но и геополитики, дипломатии. Не смогут одни только историки решить конфликт. Но тогда придется опускать - очень многое.

Давайте скажем спасибо Нурсултану Назарбаеву за то, что многовекторность, изначально заложенная в основу внешнеполитических принципов РК, дает сейчас плоды. Казахстан может общаться со всеми. Сколько я езжу по миру, СНГ, я могу свободно общаться с представителями всех национальностей. Все очень хорошо к нам относятся и прислушиваются. А когда дело касается представителей стран, между которыми есть проблемы и конфликты, этого не получается.

ИА REGNUM: Ну почему же? В Казахстане тоже есть проблемы. На всех уровнях все ко всем предъявляют исторические счеты. В республике, например, на вполне официальном уровне совсем недавно вспоминали деятеля 1920-х годов Коныркожу Ходжикова - и первое, что приходит на ум историкам - его фраза "бьем русских!". Как это преодолеть?

Вы знаете, здесь все зависит от того, кто пишет историю и как ее пишет. Если поставить себе целью очернить кого-то, то в любой истории всегда можно найти негативы. А многие наши коллеги выхватывают что-либо из контекста материала то, что ему выгодно. Почему Марк Блок говорил о том, что в XX веке, к сожалению, труд историка превратился в ремесло. Да потому что историку стало выгодно обслуживать существующий режим, существующую власть, существующую идеологию. И тем самым - он не заметил, как он сам себя превратил в ремесленника. Поэтому историку очень важно сохранить свое профессиональное достоинство. Все равно лет через пятьдесят та правда, которую он утаил, она выплывет наружу. И все равно тот документ, который он использовал, он будет прочитан по-другому. Вот вы говорите - Ходжиков говорил "бьем русских!", а я, например, помню, что Григорьев говорил "бьем казахов!". И такое есть в его трудах. Да и не надо далеко за примерами ходить. В Москве несколько лет тому назад выходила книга "Герои империи". И всех деятелей, которые завоевывали, по сути, Южный Казахстан и Среднюю Азию, автор призывал сделать героями, потому что они расширили территорию российского государства. Да, с точки зрения российской - они герои. Но для нас они - завоеватели. Я это говорю к тому, что если вырывать из контекста выгодную для историка фразу, то можно любую историю написать.

ИА REGNUM: Ну, похоже, что власти многих стран именно этим и занимаются - переписывают национальные истории...

Меня иногда коробит то, что мы занимаемся переписыванием национальных историй. Вообще, сам процесс переписывания истории - я это говорю к вашим словам о Прибалтике, которая требует пересмотра итогов Второй мировой войны, - ведет и к переосмыслению ценностей. Я хочу сказать, что постоянное переписывание национальных историй несет в себе негативный потенциал. От того, что мы их будем переписывать, они национальными быть не перестанут. Мы этого не хотим понять. Мы хотим угодить определенной части публики. Заработать авторитет. Звездность какая-то появится. А в результате - мы сеем раздор. Я много раз говорил - и повторю еще раз. История - это вещь как объединяющая, так и разъединяющая. Но вот что я еще хотел сказать. С рыночными отношениями появилась категория историков, которые мыслят в сослагательном наклонении. Дескать, если бы мы не вступили в эту войну, если бы мы не победили Германию, мы бы сейчас пили баварское пиво! Или Алаш упоминают - ах, если бы так было... Так не было. Поэтому так рассуждать нельзя ни в коем случае. Потому что как говорил Цицерон: история, которая написана в здравом смысле и объективно, не может претендовать на сослагательное наклонение. Все эти бесчисленные "бы", которые неизбежно возникают в противном случае - это всего лишь самооправдание.

ИА REGNUM: А если историк берется за самооправдание?

Это тема другого разговора. Тема, которая касается чести. Тема, которая касается социальной ответственности. Тема, которая касается влияния на умы. И особенно обидно бывает в этом отношении за молодежь. Потому что вообще-то, я считаю, история должна писаться, прежде всего, с точки зрения выявления уроков - чтобы их передать будущим поколениям. И если мы это умеем делать - это очень хорошо. Ведь чему мы их учили - то мы и будем пожинать завтра. Я довольно часто говорю в интервью - я абсолютно согласен с тем, что ветеран войны - он заслуженный человек. К его голосу мы должны прислушиваться. Мы должны его носить на руках. Но есть момент истины, когда ветеран войны сейчас, в XXI веке, уже не может диктовать условия по поводу того, какой биллборд должен висеть на улицах Алматы, Москвы или Петербурга. Это - определяется уже тем героем, который участвует в создании сегодняшнего дня. Сегодняшней истории. А это, прежде всего, молодой человек. Человек, который является этому ветерану уже внуком. И проблема отцов и детей, о которой писал Тургенев, - это история обнаруживает себя в различных поколениях. И поэтому история, которую мы сейчас хотим предложить - и неважно, будет она интегрированная или это будет простой учебник по истории стран СНГ - важно, чтобы усилия были максимально направлены на то, чтобы максимально показать наши достижения. Наши совместные успехи. Возьмем Турксиб, которым Казахстан до сих пор пользуется; те же целинные земли - какими бы последствия плохими ни были - хлеб казахстанский мы едим до сих пор!

Источник: ИА REGNUM
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

08.1218:30Ностальгия по СССР. Таджикистанцы тоскуют по "потерянному раю"
08.1217:44Интересные факты о Таджикистане
08.1216:25“Мамочка, я очень-очень люблю тебя!”
08.1215:43Таджикская принцесса оправдалась за свадебное платье в 40 миллионов рублей
08.1215:15Президент Узбекистана предложил сделать должность глав администраций выборной


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(2)
08.1215:2825 лет без СССР(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00