Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

14.01.201122:03

Таджикистан: На границе с Узбекистаном люди пьют загрязненную химическими отходами воду и обвиняют в этом узбекский завод

В Бободжонгафуровском районе Согдийской области Таджикистана растет число случаев инфекционных и онкологических заболеваний. По мнению местных жителей, виновником проблем со здоровьем людей является хвостохранилище Алмалыкского горно-металлургического завода (Узбекистан), который расположен недалеко от таджикско-узбекской границы. Об этом 70 жителей села А.Зияева джамоата (сельской управы) Хайдар Усмон Бободжонгафуровского района рассказали в письме председателю Согдийской области Кохиру Расулзода. Для изучения проблемы на месте корреспондент «Ферганы» отправился в село А.Зияева, более известное в народе как Янгикурган.

«Болеем все»

Село Янгикурган расположено на территории Матчинского района, в 110 километрах от административного центра Северного Таджикистана – города Худжанда, но административно подчиняется самому большому району Согдийской области - Бободжонгафуровскому. Более 50 километров пути от Худжанда до поселка Бустон, центра Матчинского района, мы проехали за 40 минут. Дальше нам пришлось ехать по разбитой извилистой горной дороге. Оставшиеся до Янгикургана 60 километров мы преодолевали более двух часов.

-В вашем распоряжении максимум два часа,- предупредил наш водитель. – Ведь если машина вдруг сломается, никто не придет нам на помощь. Маршрутные такси сюда редко приезжают, а пассажирских автобусов тут вообще нет.

«Качаем воду!» Фото ИА «Фергана»

Наконец, мы доехали до центра села. Обычно в центре небольших населенных пунктов сосредоточены магазины, кинотеатр, аптека, школа, поликлиника, больница. Увы, в Янгикургане кроме одной старой школы и закрытого медицинского пункта, построенных в середине 1980-х годов и находящихся в аварийном состоянии, мы ничего такого не увидели.

Тогда мы решили поговорить с прохожими и жителями близлежащих домов. Редких гостей сельчане встречали с радостью и болью.

- Мне 42 года, но у меня уже не осталось ни одного здорового зуба, я уже который год живу с протезами, - рассказывает один из старожилов села Полвон Сабиров. - Буквально вчера я привез свою жену из районной инфекционной больницы. У нее был гепатит. Вода у нас плохая. В северо-восточной части нашего села расположен полигон химических отходов Алмалыкского горно-металлургического завода (АГМК). Он наполнен до отказа, уровень грунтовых вод поднялся намного выше допустимого уровня.

В Янгикурган Сабировы переехали из Спитаменского района в 1984 году. Тогда, питьевая вода была гораздо чище. НО с 1992 года она стала постепенно превращаться в настоящий яд.

«В нашем селе болеют все». Фото ИА «Фергана»

- Дети все поголовно страдают болезнями печени и сердца, продолжает наш собеседник. - В настоящее время в селе живут порядка 600 человек. Стариков очень мало, как правило, местные жители умирают в возрасте 40-45 лет. В последние три года помимо других болезней, увеличилось число инфекционных заболеваний, в частности желтухи. Почти все женщины страдают анемией (малокровием). За медицинской помощью мы вынуждены ездить в Матчинский район либо в Бободжонгафуровскую районную центральную больницу, что в 120 километрах от нас. В Матчинском районе нам часто отказывают в госпитализации, врачи говорят: «Ваши больные прибывают очень поздно, часто с тяжелыми симптомами, и мы опасаемся летальных исходов».

Сельчанин подтвердил слова нашего водителя о том, что в Янгикурган редко приезжают машины, не каждый таксист согласится даже за хорошие деньги доставить людей в это село, ведь им придется преодолеть очень опасную горную и разбитую степную дорогу.

- Мы, в основном, занимаемся выращиванием сельскохозяйственных культур - гороха, фасоли, пшеницы, бахчевых. Более половины прибыли от выращенного урожая уходит на покрытие дорожных расходов, - рассказывает П.Сабиров.

«О нас будто забыли»

По его словам, пять лет назад в село приехали представители сельской управы, выслушали жалобы населения и с тех пор больше тут не появились.

Маленькие янгикурганцы. Фото ИА «Фергана»

- Мы попросили их помочь нам с бурением новой скважины, - поясняет П.Сабиров. - Ведь вода, которую нам приходится употреблять, до такой степени окислена, что отравляет весь животный и растительный мир. Наши коровы доживают от силы до пяти лет, затем дохнут. Во время вскрытия их трупов мы наблюдаем сплошь пораженные легкие, печень и селезенку. Деревья грецкого ореха и абрикоса должны жить от ста лет и больше, но у нас они не живут дольше пяти лет. Врачи нас предупреждают, что если продолжим потреблять нашу воду, то все будем инфицированы различными болезнями. Но если бы у нас были хорошие условия жизни где-то, мы не остались бы тут ни на минуту. Но и здесь у нас работы нет, а на своих приусадебных участках не можем выращивать даже бахчевые культуры.

По словам другого жителя Янгикургана, в село ни разу не поступала гуманитарная помощь, хотя Таджикистан ее регулярно получает из разных стран.

Мы попросили сельчан проводить нас до медпункта, где пообщались с депутатом местного совета 30-летним Садикжаном Якубовым. Он рассказал, что в 1987 году пробы местной питьевой воды были взяты для лабораторного исследования и отправлены в Пскентскую районную больницу Ташкентской области Узбекистана. Сделав анализы, медики подтвердили, что эту воду пить нельзя.

- С тех пор Узбекистан стал обеспечивать своих граждан, живущих вблизи полигона ядохимикатов, привозной водой. Нам тоже обещали ежедневно поставлять чистую питьевую воду, но СССР вскоре развалился и больше никто не интересовался нашей судьбой и не заботился о нас, - продолжает депутат. - В последнее время участились среди местных жителей участились случаи заболеваний печени, сердца и дыхательных путей. Так, недавно от злокачественной опухоли в печени погибли 29-летний Расулжон Якубов, 34–летний Абдурахим Мирзоев и еще один 54-летний мужчина. Я сам в 2005 году ездил в Ташкент, где мне удалили селезенку. С тех пор живу, избегая тяжелого труда. Профессора в Ташкенте нам сказали: «Если жизнь вам дорога, больше не пейте эту воду. В противном случае всех вас по очереди постигнет беда».

«Так и живем». Фото ИА «Фергана»

- В администрации района знают о ваших бедах? - спрашиваю Якубова.

- Пять месяцев назад к нам приезжал председатель района, пообещал, что поможет в решении наших проблем. Больше никто не приезжал, наши проблемы так и остались нерешенными.

Проблем у Янгикургана немало

В местном медпункте работает один фельдшер - 51-летний Бободжон Сафоев. Когда мы подошли к учреждению, оно было закрыто. По словам Садикжона, фельдшер на днях перенес операцию на селезенке и лежит в областной больнице, а человека, который мог бы его заменить на работе, в селе нет.

- Мой родной брат тоже болеет, и я каждый день еду в соседнее село, за десять километров, чтобы сделать ему инъекцию, - сообщил депутат.

В селе действует всего одна общеобразовательная 9-летняя школа. По словам ее директора Абдусалома Максадова, в настоящее время в ней работают девять учителей, хотя по штатному расписанию положено иметь 14 педагогов. Из-за отсутствия специалистов некоторые предметы вообще не преподаются.

- У нас нет учителей родного, русского и английского языков, химии, - сообщил Абдусалом Максадов. - Ребята часто болеют, в основном, из-за использования некачественной воды.

Уроков нет, ребята этому рады. Фото ИА «Фергана»

Опасная вода

Лабораторный анализ, проведенный сотрудниками Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора Согдийской области, показал, что концентрация веществ в образце местной воды составляет 24 миллиграмм-эквивалентов на литр, что не соответствует ГОСТу. Следовательно, не говоря уже о микробиологическом составе воды, можно утверждать, что она вредна для сердечно-сосудистой, почечной и опорно-двигательной систем человека.

По словам декана факультета географии и экологии Худжандского государственного Университета имени академика Бободжона Гафурова, доктора геолого-минералогических наук, профессора Садриддина Абдурахимова, в советское время хвостохранилище АГМК площадью в полторы тысячи гектаров земли находилось на территории Таджикистана. После распада Советского Союза руководство двух республик хвостохранилище согласовало вопрос его передачи Узбекистану в обмен на соответствующую площадь вблизи территории таджикского села Янгикурган. Однако хвостохранилище оказывает пагубное воздействие на природные ресурсы приграничного региона.

- При строительстве этого хвостохранилища не были учтены негативные последствия так называемых искусственно созданных биохимических барьеров, которые наносят вред окружающей среде, - говорит ученый. - Искусственные барьеры не выдерживают процесса инфильтрации загрязненных вод, которые к тому же текут на северо-запад, на территорию Таджикистана, на хлопковые поля и земельные участки, выделенные жителям Янгикургана для выращивания бахчевых культур. Население региона вынуждено пить грязную воду. Это проблема, которая требует незамедлительного решения. Отходы тяжелых металлов, поднявшись с водой на поверхность земли, превращаются в пыль, попадают в атмосферу и уносятся ветром в сторону Таджикистана, загрязняя его территорию. Узбекская сторона должна нести ответственность за это и компенсировать ущерб, наносимый на протяжении многих лет жителям и природе Таджикистана. Согласно общепризнанным международным правовым нормам, Узбекистан должен выплачивать Таджикистану 25 процентов от ежегодного дохода, получаемого «виновным» промышленным предприятием. Эти средства должны направляться на восстановление и оздоровление экологии сопредельных приграничных территорий Таджикистана. Но такая работа фактически не ведется.

Животные пытаются найти себе пищу на «больных» участках земли. Фото ИА «Фергана»

По словам председателя Комитета охраны окружающей среды Согдийской области Саидамина Исомаддинова, в хвостохранилище АГМК скопилось около одного миллиарда тонн отходов комбината.

- Ниже хвостохранилища расположены 1316 гектаров земли, которые испытывают большую антропогенную нагрузку из-за просачивания загрязненных вод, - рассказывает С.Исамаддинов. - Визуальный осмотр этих земель выявил повышение уровня грунтовых вод за счет их инфильтрации в хвостохранилище. В результате такого воздействия уровень грунтовых вод на почти 350 гектарах земли поднялся выше одного метра, что привело к ускорению процессов засоления, заболачивания и выводу земель из сельхозоборота.

С целью определения степени воздействия хвостохранилища на окружающую среду были взяты пробы почвы и воды. Пробы воды были отобраны северо-восточнее ниже хвостохранилища в 100, 200 и 500 метрах от него. Пробы почвы были взяты ниже хвостохранилища вблизи точек фильтрации воды, в 200 и 500 метрах от границы. Пробы воды исследовались по четырнадцати показателям, пробы почвы - по восьми показателям.

- Результаты анализов показали, что вода ниже хвостохранилища загрязнена различными ингредиентами, - продолжает Саидамин Исомаддинов. - Так, содержание цинка составляет 1,3 предельно допустимой концентрации (ПДК), меди - 1,3 ПДК, кадмия - 4 ПДК, олова - 3 ПДК, содержание взвешенных веществ, аммиачного азота также превышает нормы в три раза (3 ПДК). Такая же картина наблюдается в пробах воды, отобранной из инфильтрационных проявлений на расстоянии 200 и 500 метров к северо-востоку от хвостохранилища.

Дренажные воды в 300 метрах от хвостохранилища загрязнены тяжелыми металлами (медью, кадмием, оловом и цинком), взвешенными веществами, аммиачным азотом, нитратом, содержание которых больше нормы в 1,3 и 3 раза. Анализ химического состава почвы показал превышение нормы содержания количества тяжелых металлов в 6-8 раз.

Вода грязная, но даже такая — в дефиците. Фото ИА «Фергана»

Глава согдийских экологов Согдийской области считает, что решением таджико-узбекских трансграничных экологических проблем должна заняться специальная межрегиональная комиссия.

«Ждем и надеемся»

Перед отъездом мы побывали в гостях у Садикжона Якубова. Разливая чай, он отметил, что, не желая пить местную воду, решил привозить ее из других регионов. Но отец категорически запретил ему это, заявив: «Здесь кроме нас живут еще более 500 человек. Разве мы лучше других? Это не способ решения проблемы».

- Так что мы, как и другие, пьем эту воду, хотя знаем, что она вредна, - сетует молодой депутат. - Но я не скептик, и надеюсь, что наш голос, наконец, будет услышан. Руководство страны не должно остаться равнодушным к нашей беде. Ведь мы тоже полноправные граждане нашей родины, и наша беда - это беда всего таджикского народа.

Тилав Расул-заде

Источник: Фергана.ру
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

11.1212:48И вновь суд - за неуважение к суду
10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой(3)
10.1209:50"Заблокированный" год


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(11)
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156200