Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

12.10.201109:55
Источник изображения: ИА "Ховар"

Внешнеполитические векторы Таджикистана в контексте глобального переломного момента

Действующая концепция многовекторной, сбалансированной и прагматичной внешней политики опирается на такие основополагающие принципы международной деятельности Республики Таджикистан, как «демонополизация» внешнеполитических приоритетов, диверсификация связей с зарубежными партнерами, равноудалённость или равноприближённость к глобальным политическим лидерам-странам.

Востребованность и долговечность этой политики во многом будет зависеть от того, как дальше будут развиваться соответствующие процессы в постсоветском пространстве и в мире в целом в новом десятилетии нового века.

2009 год во многих отношениях стал рубежным для новых независимых государств Центральной Азии, получивших суверенитет в результате распада Советского Союза. Есть все основания полагать, что последствия политических и экономических решений, принятых в 2009 году, определят будущее центрально-азиатских государств в ближне - и среднесрочной перспективе (См. Шустов Александр. Центральная Азия: десять событий 2009 года. - Электронное издание Фонда стратегической культуры, 12 января 2010 года.). Среди них правомерно выделить такие шаги, как решение о создании Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ (февраль), решение госруководства Кыргызской Республики сохранить американскую военную базу в аэропорту «Манас» (июнь), полная нормализация отношений Узбекистана с США и Европейским Союзом и его заявления о приостановлении своего членства в ЕврАзЭС и отказе подписывать соглашения о создании КСОР ОДКБ, начало функционирования «Северной сети поставок» для снабжения военного контингента НАТО в Афганистане (лето), открытие международного газопровода «Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай» (декабрь), решение Узбекистана выйти из единой энергетической системы Центральной Азии (сентябрь), создание Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана (ноябрь) - первого на территории СНГ фундаментального межгосударственного интеграционного проекта, доведённого до стадии практической реализации. Согласованный этими тремя постсоветскими странами единый таможенный тариф начал действовать с 1 января 2010 года. С  июля 2011 года ими создана единая таможенная территория - произошли перенос таможенного контроля на внешние границы и ликвидация внутренних таможен.

К 2012 году Россией, Белоруссией и Казахстаном планируется создание единого экономического пространства и далее - введение единой валюты. Наиболее реальными кандидатами на присоединение к Таможенному союзу в Центральной Азии являются Кыргызская Республика и Республика Таджикистан. В случае успешной реализации этого крупномасштабного интеграционного плана экономический эффект от создания Таможенного союза к 2015 году, предположительно, составит до 15 процентов прироста ВВП.

Реализация нового интеграционного проекта – Евразийского Союза, - идею которого выдвинуло российское руководство, действительно способна изменить мировую геоэкономику и геополитику и, самое главное, принесёт огромную пользу и очевидные выгоды всем странам-участницам этого межгосударственного объединения. Данный проект найдёт поддержку среди многих социальных групп и слоёв в постсоветских странах и абсолютно необходим для сохранения функциональной независимости многих государств, обретших государственный суверенитет в результате распада Советского Союза.

Важно помнить о том, что ситуация в сферах политики, экономики и безопасности на евразийском постсоветском пространстве ещё находится в стадии формирования и подвержена существенным изменениям. Основным системообразующим фактором формирования процессов безопасности на евразийском постсоветском пространстве по-прежнему остается существенно превосходящий соседей военно-политический потенциал России и ее стратегическая линия поведения в международных делах. Однако нереалистичным было бы закрывать глаза на то, что, наряду с желанием большинства стран СНГ опираться на помощь России как мощного и близкого партнера, у них сохраняются опасения относительно - в большинстве случаев - воображаемого стремления России диктовать те или иные решения, руководствуясь преимущественно собственными национальными интересами  (См. об этом: Кулагин В.М. Международная безопасность. – Москва: Аспект Пресс, 2007, с.288-291.). Между тем объективно только Россия способна стать и призвана быть локомотивом интеграции.

При системном анализе российской политики на постсоветской арене с 2000 года исследователь приходит к твердому выводу, что Кремль, с одной стороны, стремится построить эффективные региональный рынок и систему безопасности в рамках СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ, а с другой – сохранить открытость глобальной политике и экономике каждого государства-участника.

Ключевая проблема современной российской внешней политики – отношения с Соединенными Штатами Америки. Партнерство с США для России является абсолютно необходимым. Между тем российско-американские отношения развиваются хотя бы не умеренно-стабильно, а зигзагообразно, из одной крайности в другую. Более того, несколько лет назад официальными лицами США был введен в оборот вопрос о «ценностном разрыве» между Россией и Америкой как первопричине взаимного недоверия.

Сам термин «ценностный разрыв» был впервые озвучен бывшим послом США в России А.Вершбоу в ноябре 2003 года. Мы разделяем мнение некоторых ученых и политиков о том, что за этим стоит очень серьезная проблема.

Нам выпала судьба жить в уникальной, сложной и переломной эпохе. Традиционное сознание людей стремительно вытесняется потребительским мировозрением. Мир на пороге крушения ключевых узлов потребительской цивилизации. На это указывают ряд в той или иной степени повсеместно наблюдаемых признаков – исчезают принципы, падают нравы, вымываются традиции, попираются законы, рушится авторитет власти, нет общей цели, сотрясают экономические кризисы и социальные беспорядки, появляются новые болезни, умножаются стихийные бедствия. Казнокрадство и коррупция достигают невиданных размеров, чувственные удовольствия, потребность жировать и бытовой комфорт становятся смыслом жизни людей. Меняется отношение к порокам, которые в восприятии общества постепенно перестают быть негативом. Теперь это уже не моральные пороки, а свободы, права, раскрепощённость, продвинутость и т.п. Впервые в истории человечества возникает вопрос выбора пола и кардинальной смены формы тела. Раньше такое вообразить было нельзя. Очевидно, что начинается абсолютный пересмотр человеческих ценностей.

Иначе говоря, людей превращают в моральных уродов через культивирование терпимости либо положительного отношения ко всем видам греха. Тотальная свобода и безудержная вседозволённость оборачиваются железной властью порока и последовательным разрушением основ социальной жизни.

Сейчас многие очевидные факты жизни человека, общества и государства «замыливаются», а за блестящим фасадом развитой потребительской культуры идут страшные процессы: в общество внедряются - активирующие механизм самоуничтожения - аморальные модели поведения и животное начало. Современный мир стремительно катится в пропасть, и в авангарде этого движения позиционирует западный тип общества.

Рушатся семья, община, племя, нация, ключевые узлы государства. Разрушение государств в первую очередь достигается через уничтожение морали и нравственности, подмену системы ценностей и ослабление образовательной сферы. На пути к абсолютной власти Рынок, для которого не существует государственных границ, дробит все человеческие и социальные институты, переводя общество в распылённое состояние. Будучи структурообразующим фактором социума, самооценка членов общества в условиях утраты религии и ее нравственного кодекса трансформируется в атомизирующий фактор.

Нарастание негатива идёт настолько быстро, что это заметно на человеческом уровне. Мы видим, как на наших глазах разыгрывается величайшая трагедия. Ничем не ограничиваемая скорость технико-технологического, экономического и военного совершенствования привела человечество, как часть планеты, в положение острой дисгармонии с окружающим миром и несовпадения с вселенскими процессами. Человечество и планета серьёзно больны, и эта болезнь стремительно прогрессирует.

Между тем глобализация настаивает на универсализации ценностных ориентиров. Вместе с тем пока остается далеко не ясным, будут ли традиционные западные ценности «работать» в условиях быстро надвигающейся постэкономической информационной и виртуальной эпохи. Нельзя исключать, что в этой эпохе будут более востребованы ценности незападного типа. Поэтому, возможно, России, Китаю и Индии не следует окончательно и бесповоротно отказываться от своих традиционных ценностей. Ведь они ещё могут пригодиться не только народам этих стран, но и в глобальном масштабе. Интересно, что подобной точки зрения придерживаются некоторые японские учёные (см.: Чуров С. Япония: в поисках идентичности// Поиск национально-цивилизационной идентичности и концепт «особого пути» в российском массовом сознании в контексте модернизации. М., 2004 с.119.). Заметим только, что претендовать на роль флагмана «новой универсалистской цивилизации» у России или Китая не меньше прав, чем у Японии, которая в политическом плане полностью зависима от США.

США, судя по всему, будут прилагать дальнейшие усилия для сохранения на постсоветском пространстве «геополитического плюрализма». Их цель – недопустить воссоздания российской сверхдержавы мирового значения с военно-экономическим потенциалом, сравнимым с потенциалом бывшего СССР. Налицо тенденция к определенной политической изоляции России, ограничению её возможностей воздействовать на развитие ситуации даже на территории бывшего Советского Союза, не говоря уже о других регионах мира. Слишком часто США сигнализируют, что им не нужны ни Совбез ООН, ни другие международные организации, способные обеспечить правовую основу для совершаемых ими действий на международной арене. Очевидно, что такая линия не может быть поддержана Россией. Её национальный интерес – не подрыв механизмов коллективной международной безопасности, а участие в широкой коалиции западных и восточных стран под эгидой ООН и в соответствии с решениями её Совета Безопасности  (Кортунов С.В. Современная внешняя политика России: стратегия избирательной вовлеченности. М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, 2009, с.296-305.).

Мировая система агонизирует. Более того, её готовят к обрушению. Современный мир – через слом основ формировавшейся последние четыре века потребительской цивилизации – уходит в небытие, будет формироваться новый мир, и это вовсе не смена эпох. Надвигается принципиально иная ситуация, которая в своем развитии изменит облик мира, как глобальное потепление. На этом пути человечество подстерегает опасность возникновения серии региональных конфликтов, которые могут перерасти в мировую войну.

В последние 10-12 лет Россия значительно продвинулась в осознании и продвижении своих законных национальных интересов, а следовательно, и приоритетов внешней политики. Оказались позади нелепые претензии российской дипломатии первой половины 90-х годов минувшего столетия на полное совпадение интересов России и других развитых членов мирового сообщества. Преодолена неоправданная практика «стыдливого умолчания» наличия своих специфических национальных интересов в сфере международной политики. Российская Федерация стала гораздо спокойнее, увереннее и вместе с тем тверже отстаивать свои национальные интересы на международной арене.

Ещё в 1998 году перед российским внешнеполитическим ведомством был поставлен ряд конкретных задач: 1. сохранение территориальной целостности; 2. плановое вхождение в мировое хозяйство в качестве равноправного участника; 3. противодействие негативному влиянию извне на СНГ; 4. способствование реструктуризации промышленности главным образом через экспорт вооружений; 5. продвижение российского капитала за рубеж  (Выступление Е.М. Примакова на VI Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике 14 марта 1998 г.: стенограмма.). Эти идеи получили затем развитие в Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной 28 июня 2000 года, и в новой Концепции внешней политики российского государства от 12 июня 2008 года. Поворот, происшедший в российской внешней политике в конце XXв. - начале XXIв. имеет очень важное значение как для самой России и её созников-партнеров-друзей, так и для всего современного мира. Подтвердилась старая истина, некогда чётко выраженная в классической максиме внешней политики лордом Пальмерстоном: «У нас нет постоянных друзей и постоянных врагов. У нас есть постоянные интересы».

С самого начала создания СНГ центральную роль в нем играла Россия - самая большая по территории, населению, экономическому, научно-техническому и оборонному потенциалу, да и в силу инерции советских времён. Однако Российская Федерация, судя по всему, не намерена удерживать кого-либо в Содружестве любой ценой. По ряду объективных причин решение вопроса о том, какой быть интеграции, определяется, прежде всего, позицией России, той политикой, которую она будет на деле проводить. Вместе с тем было бы совершенно несправедливо всю ответственность в этом вопросе возлагать только на Россию. Очень многое зависит здесь и от позиции правящих элит постсоветских независимых государств . (Подробнее см. об этом: Исингарин Н.К. Проблемы интеграции в СНГ. – Алматы: Атамура, 1998, с. 43-63.)

Очевидно, Россия далека от самоутверждения в мировых делах через конфронтацию с кем бы то ни было, а новые глобальные опасности-вызовы и транснационализация предпринимательской деятельности в современном мире, как система хозяйственных связей, делают объективно взаимозависимыми образующиеся мировые центры (полюсы) развития. Путь к усилению влияния России на мировой арене и воссозданию собственных сфер влияния лежит через подъем национальной экономики. Однако ее исторические приоритеты никогда не замыкались на материальной сфере. Она стояла и стоит особняком, представляя собой тот стержень, на который действительно может «намотаться» сила мирового масштаба, достаточная для решения в стратегической перспективе ключевых проблем глобального характера, в том числе острых проблем (приближающей массовую духовную деградацию людей и разрушающей способность общества к самозащите) потребительской цивилизации.

Лишь политической близорукостью можно объяснить готовность некоторых политиков списать Россию из числа сильных держав, недооценивать её потенциал, динамику, перспективы развития. На наш взгляд, не следует делать политику на основе сиюминутного соотношения сил, без учёта вероятной динамики.

Вполне понятно, что не всё в мировом развитии зависит от США. Значительная мера ответственности ложится на плечи других основных игроков на международной арене, видное место среди которых принадлежит России.    (См.: Примаков Е.М. Мир без России? К чему ведёт политическая близорукость. – М.: ИИК «Российская газета», 2009. – 239с.)

Таджикско-российские переговоры на высоком и высшем уровне в 2011 году придали весомый импульс развитию отношений между двумя странами на принципах взаимного уважения и обоюдовыгодного партнёрства. В ходе переговоров стороны уделили внимание ключевым вопросам двустороннего взаимодействия, в том числе в таких приоритетных сферах, как инвестиционное сотрудничество, гидроэнергетика, обеспечение региональной стабильности и безопасности. Значимым событием стало подписание в рамках сентябрьского визита Президента России Д.А. Медведева в Таджикистан нового межгосударственного соглашения о сотрудничестве по пограничным вопросам. Таджикско-российский саммит в г.Душанбе носил максимально прагматичный, нацеленный на достижение практических результатов характер.

Таджикистан рассматривает комплекс своих двусторонних отношений с Россией – близкой во всех отношениях страной – как особый вектор своей внешней политики. Об этом не раз заявлял в последние годы Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон.

На российском направлении объективно сходятся многие стратегические внешнеполитические интересы Республики Таджикистан.

Хорошую динамику развития имеют таджикско-российские отношения в политическом  измерении. Таджикистан почти всегда выступает в поддержку России по таким актуальным международным вопросам, как укрепление коллективных начал в международных отношениях, утверждение многополярности и демократизация мироустройства.

Таджикистан и Россия исходят из фактически единой позиции в вопросах укрепления потенциала СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС, обеспечения мира и стабильности в Центральной Азии и Афганистане, углубления и оптимизации интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Республика Таджикистан и дальше намерена активно координировать свою позицию с российской стороной, в том числе в рамках «Душанбинской четвёрки» (Таджикистан-Россия-Пакистан-Афганистан), и продвигать общие интересы. Они, прежде всего, заключаются в обеспечении безопасности, стабильности и устойчивого развития в регионе и в мире в целом.

Именно этими позитивными устремлениями обусловлено тесное взаимодействие Таджикистана и России в военной и военно-технической сферах, которое является важным звеном нашего союзнического партнёрства. Таджикистан по-прежнему принципиально рассматривает военное присутствие России на своей территории как действенный фактор поддержания стабильности и важный компонент системы коллективной безопасности в регионе. Таджикская сторона рассчитывает на дальнейшую реализацию согласованной Программы военно-технической помощи России, в том числе по вопросам подготовки кадров в военных вузах России и Таджикистана.

Важно, что стороны в 2011 году определились по вопросу формы, содержания и направлений взаимодействия пограничных сил. На сегодняшний день весьма актуальными являются российское содействие в укреплении материально-технической базы погранвойск Таджикистана и опора на высокие профессиональные возможности российских преподавателей в высшем погранучилище республики.

Что касается торгово-экономической составляющей таджикско-российских отношений, то здесь стратегические партнёры имеют ряд успешных примеров сотрудничества в таких базовых отраслях, как энергетика, транспорт и связь. Сегодня Таджикистан активно связан торгово-экономическими узами  с рядом регионов Российской Федерации. По итогам 2010 года, объём двустороннего товарооборота достиг порога одного миллиарда американских долларов. Преодолевается тенденция сокращения ввоза в Таджикистан российских нефтепродуктов.
Таджикистан крайне заинтересован в дальнейшем развитии сотрудничества с Россией в энергетической отрасли – базовой сфере экономики – путём привлечения её к участию в реализации национальной энергетической программы на длительную перспективу. Сердцевину этой программы составляет увеличение объёмов выработки электроэнергии в Таджикистане, без отрицательного воздействия на экологическую обстановку в регионе, путём возведения ГЭС малой и средней мощности на внутренних реках.

Создана таджикско-российская рабочая группа, которая несколько раз собиралась и определила наиболее перспективные проекты строительства ГЭС средней мощности в Таджикистане. Таджикская сторона надеется, что по этой линии двустороннего сотрудничества последуют конкретные действия российской стороны, а структуры «ГАЗПРОМ»-а приступят к бурильным работам на всех предоставленных этой российской компании площадях.

Республика Таджикистан на деле постоянно демонстрирует свою готовность к расширению двустороннего гуманитарного сотрудничества и укреплению единого с Россией информационно-культурного пространства. Положительным моментом здесь является усилия сторон по ускорению процесса создания информационно-культурных центров  в Душанбе и Москве. В феврале 2011 года по этому вопросу было подписано соответствующее двустороннее соглашение. Теперь дело за его полнообъёмной практической реализацией.

Политика – это искусство приоритетов. Приоритетная наша задача – создание вокруг Таджикистана стабильной, безопасной обстановки, обеспечение таких условий, которые позволили бы максимально сконцентрировать усилия и ресурсы на решении социально-экономических задач государства.

В этом контексте стратегический курс Республики Таджикистан – интеграция в мировое сообщество, развитие широкого конструктивного политического диалога и взаимовыгодного сотрудничества со всеми, кто хочет и готов к такому сотрудничеству.

А интеграция как таковая, просто как процесс, – это не самоцель. Она Таджикистану не нужна как лозунг или вывеска. Интеграция должна нести реальную пользу нашей стране и нашим гражданам. Такой подход к вопросам интеграции более эффективен в диалоге с нашими партнёрами, в том числе в евразийском пространстве. Это должны быть такие партнёры, которые считаются с нашими законными национальными интересами, признают их и, что самое главное, – взаимодействие с которыми носит равноправный характер и даёт Таджикистану реальную позитивную отдачу. И работать с такими партнёрами следует добросовестно, кропотливо, последовательно, с уважением.

Сегодня от уровня эффективности использования дипломатического потенциала государства зависит не только авторитет нашей страны на международной арене, но и внутренняя ситуация в самом Таджикистане.
Известно, что общенациональный успех достигается не только упорной работой внутри страны, но и политическими и экономическими достижениями за её пределами.

Очевидно, что защита национальных экономических интересов в полной мере должна стать особым направлением деятельности таджикской дипломатии. Ибо внешнеполитические национальные интересы Таджикистана во многом связаны с реализацией его экономических приоритетов.

На нынешнем этапе развития страны экономический компонент её внешней политики, на наш взгляд, должен способствовать решению ряда важных задач. Это, в том числе, – мобилизация крупномасштабных зарубежных инвестиций в экономику страны, осуществление программ подготовки за рубежом отечественных специалистов в различных сферах экономики и государственного управления, защита законных интересов граждан и организаций Республики Таджикистан за рубежом.

Представляется, что последовательно должен расти удельный вес экономической дипломатии в работе МИД и других наших загранучреждений. В целом в работе на экономическом направлении ещё сохраняется много неиспользованных ресурсов. МИД республики может и должен пользоваться своей координирующей ролью в проведении единой внешнеполитической линии гораздо более эффективно и тверже, чем до сих пор.

Жизнь ставит перед необходимостью выстраивать такую систему продвижения и защиты наших экономических интересов за рубежом, которая гарантировала бы максимальную отдачу экономике страны, сводила бы к минимуму риски на путях нашей интеграции в мировое и евразийское сообщество.

Добрым примером в этом плане могут служить плодотворные отношения сотрудничества Таджикистана с такими институтами, как МВФ, Всемирный Банк, ЕБРР, АБР, Исламский Банк Развития и Евразийский Банк Развития.

Доказывает свою востребованность созданное при непосредственном участии Таджикистана Евразийское Экономическое Сообщество. Наша страна продолжает в рамках ЕврАзЭС своё заинтересованное участие в работе, которая сделает возможным её присоединение к Таможенному Союзу и единому экономическому пространству.

Президент Таджикистана Э. Рахмон поставил задачу проводить более активную и системную работу, направленную на расширение инвестиционной деятельности индустриально развитых государств и богатых мусульманских стран и строительство ими крупных современных экономических и иных объектов в нашей стране.
Республика Таджикистан намерена также и дальше укреплять торгово-экономическое, политическое и духовно-культурное сотрудничество с государствами Центральной Азии, создавать прочную основу для долгосрочной стабильности, доверительного диалога и эффективного взаимодействия в регионе во всех форматах межгосударственных отношений.

Мы не драматизируем ситуацию, но убеждены: наступило время создания в Центральной Азии под эгидой ОБСЕ либо ШОС коллективной системы экологической безопасности как важного звена региональной безопасности, модернизации систем ирригаций, внедрения более чистых технологий на принципах «обнуления отходов и сбросов», активного вовлечения населения в природоохранное предпринимательство, в международные проекты по восстановлению нарушенных экосистем. Сохранение экологического баланса в регионе требует от входящих в него стран больших усилий и укрепления конструктивного доверительного сотрудничества между ними. Требуются целенаправленные практические действия в многостороннем формате.
Республика Таджикистан уже давно выражает полную готовность к самому тесному сотрудничеству в реализации этой актуальной задачи. В этом деле вдохновляет позитивный пример восстановления так называемого Малого Арала, который продемонстрировал ассоциированную способность человека противодействовать даже самым крупным экологическим катастрофам. На наш взгляд, подобные человеческие способности можно усилить в сотни раз, если в межгосударственных отношениях всех стран Центральной Азии полностью возобладает практика соблюдения принципов добрососедства, взаимности, доброй воли и недискриминации.

Внешнеполитические вопросы тесно переплетены с вопросами обеспечения национальной безопасности. Продолжает вызывать огромную озабоченность постоянное увеличение объемов производства и контрабанды наркотиков из Афганистана. Позиция Таджикистана в этом вопросе неизменна: для решения этой проблемы необходимо объединение всех средств и возможностей мирового сообщества, так как эта проблема не является лишь проблемой Афганистана. Важным в этом плане является ранее заявленное таджикское предложение о создании региональной координирующей структуры, на базе которой можно будет объединить усилия всех участников и партнёров в борьбе против распространения наркотиков, представляющих угрозу региону и мировому сообществу в целом.

В целях укрепления региональной безопасности Таджикистан продолжает на практике всемерно подтверждать свои наработанные позиции в качестве участника международной коалиции по борьбе с транснациональным терроризмом и политико-религиозным экстремизмом.

По большему счёту, широкому многостороннему сотрудничеству в сфере борьбы с транснациональным терроризмом разумной альтернативы нет.

Не секрет, что военная ситуация в Афганистане пока ещё далека от окончательной стабилизации. Общая незавершённость конфликта в Афганистане остаётся серьезной потенциальной угрозой для военно-политической безопасности в центрально-азиатском регионе.

Практически по всему периметру наших границ созданы позитивные структуры двустороннего и многостороннего сотрудничества. На наш взгляд, необходимо полнее использовать заложенные в них возможности, в том числе с учётом интересов Республики Таджикистан. Особое значение в этом плане имеет система коллективной безопасности, поэтапно формируемая на базе ОДКБ, а также использование соответствующего потенциала Шанхайской Организации Сотрудничества, в том числе в антитеррористической сфере.

Государственное руководство Таджикистана, конечно, далеко от самоуспокоенности. Не на всех направлениях внешнеполитической деятельности республики удалось добиться стратегических и тактических целей, которые перед ней императивно ставит время.

Что касается таджикистанских приоритетов и интересов в области внешней политики, то они остаются неизменными. Внешняя политика Республики Таджикистан построена на здоровом прагматизме, конструктивности и поиске общности основополагающих интересов на региональной и мировой арене, на осознании необходимости компромисса при решении всех, даже самых острых, проблем межгосударственного и международного характера.

На данном этапе развития страны её общая ключевая задача – это, прежде всего, привлечение солидных иностранных инвестиций в страну. Что на это влияет?

Первое – эффективность, предсказуемость, прозрачность внешней политики и механизма разработки, принятия и реализации её решений. Важно, чтобы Таджикистан воспринимали как надёжного партнёра. Только в этом случае будет увеличиваться его вес и привлекательность как торгово-экономического партнёра.

Второе – это имидж страны. Сегодня уже все понимают значение этого направления в государственной и общественной работе.

Нельзя недооценивать важность информационного сопровождения внешнеполитической деятельности. Необходимо, чтобы каждый наш гражданин чётко представлял: чего, как и почему добивается Республика Таджикистан во внешней политике, какими путями отстаиваются наши национальные интересы, что сегодня в большей мере отвечает этим интересам на международной арене.

В этом контексте представляется необходимым сказать ещё об одном важном вопросе – об излишней порой закрытости, неумении работать со СМИ и другими институтами гражданского общества. Это всё ещё наша проблема, и она не помогает делу. Но при этом необходимо помнить: для того, чтобы иметь хороший имидж за рубежом, надо реально быть привлекательной страной, а не казаться ею. Поэтому главное поле «исправления» имиджа находится не за рубежом, а внутри страны. Все щедро финансируемые пиаровские усилия будут малоэффективны, если не будет улучшаться её внутренняя социальная и экономическая ситуация.

Зафар Шералиевич Сайидзода (Саидов) – кандидат философских наук, старший советник Президента Республики Таджикистан по внешней политике.
     
12.10.2011г.


Источник: ИА "ХОВАР"
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
01.1217:52Земан и Рахмон не стали общаться с журналистами(2)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156239