Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Экономика и финансы

08.10.201115:51
Источник изображения: news.tj

Поможет ли таджикским производственникам мораторий на проверки?

Мораторий на проверки для производителей -  мера полезная. Однако для развития бизнеса требуются более радикальные средства, считает эксперт «АП».

Кое-кто, наверное, помнит наш родной Таджикистан как некогда относительно промышленно-развитую республику бывшего СССР. Южно-таджикский территориальный комплекс, промышленные предприятия севера республики, заводы-гиганты «Таджикгидроагрегат», алюминиевый завод, худжандские шелковый и консервные комбинаты, «Текстилькомбинат» – были гордостью

страны,  обеспечивали работой сотни тысяч людей. Со времени распада единого государства также распалась сложная система производственной кооперации, которая зачастую не ориентировалась на рыночные потребности, а составлялась на основе сложной системы планирования.
Итак, многие предприятия-гиганты вмиг потеряли свою рынки и конкурентоспособность, были вынуждены уволить тысячи работников и сократить производство в разы. Республику покинули сотни тысяч квалифицированных специалистов, рабочих и служащих, а те, кто остались, просто не могли управлять сложными производственными и технологическими процессами. В дополнение к этой печальной картине -  процесс дикой приватизации в конце 90-х и начале 2000-х годов, который привел к тому, что большинство предприятий оказались в руках бывших «полевых командиров». У них тогда была власть, но абсолютно не было никаких навыков и идей, как нужно восстанавливать производство и находить рынки сбыта в новых условиях.
В результате, доля промышленного производства в структуре ВВП Таджикистана сократилась почти в четыре раза за годы независимости: с 41 до 12% (согласно Госкомстату). Многие ученые-экономисты всерьез заговорили о проблеме деиндустриализации и потере стратегических конкурентных преимуществ нации в промышленном производстве, что было чревато системными рисками в условиях глобализации и засилья дешевых товаров из Турции и Китая.
Таким образом, перед нами стоит перспектива навечно обрести имидж «банановой республики». Сегодня на дворе 2011 год, и доля производства в экономике очень мала.

Локомотив таджикской промышленности - компания ТАЛКО   в этом году сократила производство на 16%. Безвозвратно потеряны многие электролизные ванны. Компания «Таджикцемент» работает на четверть своей мощности из-за высоких цен на природный газ. Компания «Таджиказот» – фактически банкрот и требует низких налогов на ввоз оборудования. Предприятие-гигант «Таджиктекстиль», где некогда работали 3 тысячи человек, сейчас работает на 15% своей мощности, привлекая временных работников по найму. Предприятия консервной промышленности сократили производство в разы, будучи неспособными закупать сырье по рыночным ценам у сельхозпроизводителей, сталкиваясь с огромными проблемами с доступом к кредитам и перевооружения производства. Уровень амортизации и износа производственных фондов и оборудования превысил все мыслимые параметры, а технологии безнадежно отстали. В то же время выросли тарифы на электроэнергию и коммунальные платежи, что делает крупное промышленное производство практически нерентабельным на фоне того, что зимой многие предприятия (кроме ТАЛКО) вообще не получают электроэнергию. Для разрешения всех этих проблем требуется системная государственная поддержка.

В Российской Академии бизнеса и предпринимательства считают, что такого рода поддержка должна включать предоставление равных условий всем хозяйствующим субъектам; устранение административных барьеров; формирование благоприятного предпринимательского климата; устранение нормативно-правовых, административных и организационных барьеров; расширение доступа малого предпринимательства к финансовым ресурсам; системное развитие инфраструктуры для предоставления малым предприятиям различных видов помощи.

Благоприятный налоговый и инвестиционный режим, включая предложенный и утвержденный президентом мораторий на проверки производственников - это лишь малая часть проблем, которая препятствует развитию и восстановлению промышленного производства среди субъектов малого и среднего предпринимательства страны. 

Конечно, мораторий на проверки не решает всех проблем. Все же есть и рациональное зерно, и потенциальная польза от данного решения.

 

Мораторий не решит всех проблем

Очень оптимистичное заявление, если бы не одно «но». Мораторий сам по себе не решит всех проблем производственников из частного сектора. Помимо проблем с проверками у наших промышленников есть еще огромное количество других проблем, в частности:

- высокие налоги на ввоз технического оборудования, что препятствует обновлению технологий;

- низкая производительность труда ввиду низкой квалификации работников и оттока квалифицированного персонала, как основного, так и административного за пределы страны;

- отсутствие дешевых и долгосрочных кредитных ресурсов на перевооружение и новые технологии,  ограниченность доступа к инвестициям из-за непрозрачности, устаревших принципов бухгалтерской отчетности, не отвечающих международным стандартам, неумения работать и привлекать инвесторов в совместные предприятия;

- в целом, высокие риски для частных инвесторов (как местных, так и иностранных) в плане получения информации, налаживания производства и гарантирования безопасности от поглощения и захвата собственности;

- ограниченность местного рынка и высокие барьеры (транспортные, таможенные и транзитные со стороны враждебно настроенного к нам Узбекистана) для импорта сырья, оборудования и экспорта готовой продукции на внешние рынки; 

- нестабильное и усложненное налоговое законодательство, увеличивающее бремя транзакционных издержек для подготовки и сдачи отчетов в налоговые, надзорные, лицензирующие и сертифицирующие органы, что делает невозможным прогнозировать бизнес-план доходов и расходов предприятия на перспективу;

- отсутствие налоговых послаблений и зачастую двойное налогообложение по НДС на лизинг оборудования и технологий.

Этот список проблем можно продолжать еще очень долго. Но смысл сказанного в том, что мораторий на проверки  - это, конечно, хорошая инициатива, но по существу  - крайняя мера, ненамного облегчающая жизнь бизнесмена-патриота, желающего восстанавливать реальное производство в своей стране.  

Любой мораторий -  это по существу временная мера, которая призвана стимулировать к легальной и эффективной деятельности частный сектор в сфере производства. Как известно, в Таджикистане с 2006 года принят и по идее действует закон о проверках хозяйствующих субъектов, а также положение об обязательной регистрации всех проверок в Книге регистрации проверок, как и план проверок. Значит – это все не работает, если мы принимаем указ и планируем принять закон о моратории до конца года. Что же получается – государство само расписывается в своем бессилии в обеспечении защиты отечественных предпринимателей, особенно производственников от армии проверяющих и инспекторов.

 

Это крайняя мера

В ситуации, когда реформы не могут быть реализованы системно и последовательно, приходится принимать своего рода «экстремальные» меры, такие, как мораторий. Однако мораторий может быть полезным, если существуют реальный план реализации изменения в отчетности и механизмы принятия решений внутри и между ведомствами. Государство должно не на словах, а на деле давать строгие указания проверять меньше.

Более радикальные точки зрения связывают введение моратория с «актом отчаяния», что означает, что правительственные постановления и законы на самом деле не функционируют, правоприменение не работает, а приказы и постановления сверху просто игнорируются или выполняются неподобающим образом. Ну, скажите, сколько раз наш президент призывал к совести чиновников, министров и бизнесменов, снимал некоторых с должностей и самолично пытался привлечь инвесторов в страну в ходе зарубежных поездок. А что на самом деле? Получается, что аппарат чиновников, включая инспекторов и проверяющих, игнорирует указания главы государства и бессовестно продолжает практику незаконных проверок и коррупционного давления на частный сектор.

Со своей стороны, малый бизнес, особенно производственники, не имеют стимулов к легальной деятельности и соблюдению всех норм и положений уплаты налогов из-за усложненной системы и высоких ставок. Также есть опасения, что при отмене проверок резко ухудшится ситуация со стандартами безопасности и качества, особенно среди пищевых продуктов. Это касается, однако, только «Таджикстандарта». Получается, что государство может оказаться в проигрыше, а отдельные чиновники и нечистые на руку бизнесмены – в  выигрыше? Поможет ли мораторий в такой ситуации?  

Имеет место интересный и неоднозначный опыт воздействия предыдущего моратория на все субъекты МСБ у нас в стране. Напомним, двухлетний мораторий на все виды проверок субъектов малого и среднего предпринимательства был объявлен в июле 2008 года указом президента.

С одной стороны, согласно Госкоминвесту РТ, во время моратория в стране наблюдался рост деловой активности и увеличилось число зарегистрированных лиц в малом и среднем бизнесе. Предыдущий мораторий показал, что негативный эффект на здоровье, безопасность, доход государства от уменьшения проверок не имел места.

Позитивным опытом предыдущего моратория в Таджикистане было частичное сокращение армии проверяющих. Пришло понимание того, что зачастую содержание инспекторов несоизмеримо с теми поступлениями в бюджет, которые приносят их проверки. Ну, скажите, зачем стране, где 2/3 доходов бюджета собирается от внешнеторговой деятельности и остальные 60% поступают от крупных налогоплательщиков, содержать огромную армию людей, проверяющих малый бизнес, доля которого в поступлениях относительно мала.  

С другой стороны, налоговые органы жаловались на низкую сознательность частного сектора и то, что собираемость и поступления налогов со стороны малого бизнеса не увеличились, а даже сократились в период моратория. Согласно данным мониторинга Налогового комитета Таджикистана, в 17 районах и городах страны было выявлено, что около 21% предпринимателей после введения данного закона вообще не представляют отчеты в налоговые органы страны о своих доходах.

В целом имеет место различный опыт того, насколько улучшились условия ведения бизнеса после введения моратория на проверки в других странах. Армения, Казахстан ранее вводили подобные моратории, тогда, как подобные реформы обсуждались, но не были приняты в России и на Украине.
Согласно анализу Государственной налоговой службы Украины (ГНСУ), мораторий на проверки малого бизнеса не приводит к существенным убыткам для государственного бюджета Украины. Со слов председателя данного ведомства г-на Виталия Захарченко, «мы не видим больших потерь бюджета от того, что не проверяем малых предпринимателей. Мелкие нарушения нас не интересуют – это не вопрос обеспечения поступлений в бюджет значительных сумм и выведения экономики из тени». В то же время налоговая служба Украины заметила уменьшение уплаты налогов "непроверяемыми" предпринимателями.

Для информации фактические проверки малого бизнеса на Украине на сегодняшний день не проводятся. В отдельных случаях такие проверки проводятся только на основании жалоб и заявлений граждан, которые налоговики обязаны рассматривать, а также по требованию правоохранительных органов. Малейшая инициатива самостоятельных нападок на бизнесменов со стороны инспекторов быстро определяется службой внутреннего контроля и немедленно карается увольнением инспектора со службы. 

Пожалуй, самым позитивным опытом в плане введения моратория является опыт Армении. Дело в том, что мораторий там не объявляется на какое-то время, а действует постоянно уже 2.5 года до тех пор, пока не будет окончательно разработана и внедрена система проверок, основанная на рисках. Нужны четкие и ясные правила, как и четко определенные полномочия проверяющих органов. Согласно анализу армянских экспертов, действующая система имеет многочисленные упущения в контексте проведения проверок, которые зачастую были неуместными и не скоординированными, а также вызывали вполне серьезное недовольство хозсубъектов.

Предложенные изменения предусматривают внедрение системы инспекторских проверок, основанных на рисках. Должны быть определены конкретные сроки и периодичность проверок в зависимости от категории рисков. Таких категорий будет три – высокий, средний и низкий. Основной акцент будет ставиться на организацию проверок предприятий с высоким уровнем риска. Будет вестись база данных по итогам проверок.

Система предполагает осуществление проверок не всех налогоплательщиков, а только недобросовестных. Самое примечательное состоит в том, что когда применяется система проверок, основанная на рисках, то предприниматели сами пытаются работать прозрачно, чтобы быть вовлеченными в группы с наименьшими рисками. С внедрением этой системы выигрывает как государство, так и налогоплательщик.

В последние годы в Армении зафиксирован значительный прогресс в выведении бизнеса из тени и побуждении к законной уплате налогов. Если еще пять лет назад налоговые отчетности представлялись со стороны предпринимателей с рук на руки, то сейчас они представляются в электронном виде.
6 августа текущего года вступил в силу Закон "Об организации и проведении проверок в Армении". Поправки подразумевают внедрение в Армении новой системы организации проверок, благодаря которой представится возможность ограничить необоснованные проверки и держать в центре внимания наиболее рисковые хозяйствующие субъекты.
Теперь органы проверки должны разработать, основанную на рисках, методологию системы проверок и тесты, а также обнародовать свои годовые программы по осуществлению проверок и отчеты, основанные на результатах проверок и исследований.
Также подобная система уже давно используется и на Украине. Благодаря ей количество плановых проверок сокращено на 57%. Проверяются предприятия, которые подпадают под категорию "рисковых" и составляют всего около 10% от общего количества предприятий.

 

Нам нужна институциональная реформа

Так что давайте не повторять ошибок других стран и рассматривать мораторий не как разовое мероприятие, а как часть институциональной реформы всей системы проверок в целях улучшения инвестиционной привлекательности страны. Только в таком случае мораторий даст ощутимый и ожидаемый эффект.

Задачи повышения роли государственной поддержки малого бизнеса и формирования ее рациональной структуры обусловливают необходимость оценки эффекта от затрачиваемых средств. Это серьезная проблема, решение которой имеет большое практическое значение.
Оценка эффективности поддержки малого предпринимательства должна носить комплексный характер и включать:
- выявление тенденций в динамике показателей, характеризующих развитие малых предприятий и эффективность их деятельности;
- оценку вклада (доли) государственной поддержки в получении социально-экономического эффекта на всех уровнях (ВВП и валовой региональный продукт, налоговые доходы бюджетной системы, доходы предприятий и др.);

- определение экономии на транзакционных издержках;

- оценку социальных эффектов от поддержки малого бизнеса.

Обобщение результатов оценки эффективности по названным направлениям позволит дать ответы на  вопросы - в какой степени господдержка является помощью для саморазвития малых предприятий и  в какой степени она выступает формой патернализма, рассчитанного на краткосрочный эффект и не обеспечивающего в должной мере условий воспроизводства и жизнеспособности малого бизнеса?

В настоящее время наиболее значимым эффектом функционирования малых предприятий во всех регионах является прирост рабочих мест и поступления в бюджет, позволяющий решать комплекс социальных задач. Поэтому социальную эффективность малого предпринимательства на региональном уровне можно оценивать следующей системой показателей: снижение уровня безработицы; рост доходов; увеличение поступлений в бюджет за счет субъектов малого бизнеса. Достижение этих важнейших целей, которые преследует государство, поддерживая малое предпринимательство, в определенной степени можно принять за основной социальный результат государственной поддержки. Вместе с тем административное насаждение в малом предпринимательстве социально значимых видов деятельности неправомерно и неэффективно.

Следует существенно упростить регистрацию предприятий, сократить количество лицензируемых видов деятельности. Необходимо обеспечить на практике принцип «одного окна» при регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Все это поможет резко ослабить коррупционный «пресс», снизить потери средств предпринимателей, вынужденных создавать «резервы» от части объема продукции и доходов для «отступных». В результате у субъектов малого предпринимательства появятся дополнительные финансовые и материальные ресурсы, выведенные из «тени». Должна будет возрасти величина вклада малых предприятий в ВВП, увеличится объем их инвестиций в основные фонды, улучшится положение с оборотными средствами и т.д.

 

 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: экономист,Бахриддин КАРИМОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

04.1215:34Узбекистан выбрал нового президента
04.1215:01День рождения Пророка: без помпезности и угощений
04.1212:14Жизнь в гараже. ВИДЕО
03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0080077