Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Политика/Власть, Комментарии

14.03.201111:08
Источник изображения: news.tj

Визовый вопрос

Уже не в первый раз российские депутаты поднимают вопрос о введении визового режима с Таджикистаном. Чем это обернется, если решение будет принято?

Россия может ввести визовый режим с Таджикистаном. Об этом на днях заявил член комитета Госдумы РФ Семён Багдасаров, связав это с угрозой возрастания наркопотока из Афганистана в Россию через территорию Таджикистана. О плюсах и минусах визового режима, насколько это ударит по трудовым мигрантам и сможет ли остановить поток наркотиков в Россию, рассуждают российские и таджикские эксперты «АП».  

Визовый режим выгоден

Так считает, руководитель фонда «ИНДЕМ», политолог Саймуддин Дустов

- Я думаю, что заявление Багдасарова, другие похожие заявления и сама тональность многих прокремлевских СМИ являются элементами массированного информационного давления на политическое руководство Таджикистана. Прежняя формула между двумя странами была такова, что не затрагивались два вопроса: нахождение Российского военной базы в Таджикистане и пребывание таджикских трудовых мигрантов в России. Однако сейчас взаимоотношения между странами достигли такого уровня, что Москва, зная о сложной внутриполитической ситуации в Таджикистане, начинает продавливать нужные для себя вопросы. Это дальнейшее военное присутствие России Таджикистане. Этот аспект состоит из четырех пунктов. Первое, продление договора о присутствии российских военных после 2014 года еще на 10-20 лет на таких же условиях. Второе, получить за наименьшую плату военный аэродром «Айни» и формирование здесь новой авиационной эскадрильи. Третье, увеличение численности и направления работ находящейся в Таджикистане для пограничной группы ФСБ России, и в четвертых – военно-техническое сотрудничество между странами, в частности в продаже вооружения Таджикистану.

Задача таджикской стороны не допустить дальнейшую пролонгацию договора о нахождении Российской военной базы. Добиться аренды аэродрома «Айни» в пределах $50-70 млн. в год; выполнения Россией нескольких договоренностей, в частности по строительству трех ГЭС в Таджикистане и снятие таможенных пошлин на ГСМ. Переговоры по этим вопросам продолжаются уже больше года, и Россия не добилась никаких успехов. Не потому что таджикская сторона не хочет. Я уверен, что руководство страны готово на определенные уступки, но проблема в том, что стороны смотрят на эти вопросы по-разному. Если Россия отдает предпочтение военному сотрудничеству, Таджикистан больше интересует экономика. Вопреки политике Путина экономической и энергетической экспансии, которая открывает через Таджикистан дорогу на всю Центральную Азию через проекты Рогунской и Шурабадской ГЭС и других, сегодня Россия по отношению к Таджикистану не реализует ту стратегию, которая реализуется во всех других направлениях. Я думаю, что информационное давление на Таджикистан будет возрастать. Мы становимся свидетелями таких явных сигналов со стороны Кремля – это заявления Багдасарова, Жириновского и других, которые не связаны с переговорным процессом. Возможно, будут и практические действия, такие как введение таможенных пошлин, на металл, лес и увеличение на ГСМ, чтобы показать зависимость Душанбе от Москвы.

Что касается непосредственно заявления Багдасарова о введении визового режима между странами, хочу сказать, что каждый, кто считает, что это может привести к экономической катастрофе вплоть до смены режима Рахмона, глубоко ошибаются. В России сегодня находятся 650-850 тысяч наших трудовых мигрантов. Из них около 250 тысяч находятся на стадии натурализации, то есть эти либо уже граждане России, либо имеющие вид на жительство в этой стране. Остальная часть – сезонные трудовые мигранты. В 2010 году через системы денежных переводов наши трудовые мигранты перечислили в Таджикистан более $2 млрд. Существует международная методика расчета денег трудовых мигрантов. Согласно этой методике к этой сумме добавляется еще 30 процентов, которую мигранты привозят с собой в виде наличности и передают другими путями. Таким образом, сумма переводов может составлять $3,1 млрд.  Согласно исследованию, проведенному нашим фондом, ежегодный доход наших трудовых мигрантов составляет порядка $5,5 млрд. Около 25 процентов из этой суммы наши мигранты не получают в связи с характером отношений с работодателями, которые не выплачивают зарплату. За счет этого почти $1 млрд. просто остается в России. Более 30 процентов доходов наших мигрантов уходят на взятки проверяющим органам РФ и оформление документов. Уровень коррупции связанный с нашими трудовыми мигрантами оценивается в $1-1,2 млрд ежегодно. С введением возможного визового режима, предположим, что каждый сезонный мигрант будет покупать визы по $50. В целом эта сумма составит около $28 млн. Если купить на всех трудовых мигрантов патент на работу, то эта сумма составит порядка $80 млн. В общем, введение визового режима обойдется в $110 млн., при этом мигранты не будут отдавать порядка 1 млрд. на взятки. Таким образом, введение визового режима позволит в кратчайшие сроки ввести все отношения в рамки российского законодательства, оформив трудовые соглашения между мигрантами и работодателями. По данным ФМС России таджикские трудовые мигранты в год создают товарно-материальных ценностей на сумму более 30 млрд. долларов в год. Поэтому России не выгодно избавляться от наших трудовых мигрантов. К сожалению, в Таджикистане не созданы специальные институты, которые могли бы заниматься и понимать инструментарии решения этих вопросов. В этом наша беда. Поэтому такие политики как Багдасаров имеют наглость угрожать Таджикистану визовым режимом. Даже если Россия по грузинскому варианту попытается выдворить всех наших трудовых мигрантов, то около 250 тысяч наших соотечественников останутся там, потому, как они уже являются гражданами России. Сегодня в Таджикистане есть порядка 120 тысяч незанятых рабочих мест. Они не заняты потому, что трудовой ресурс во внутреннем рынке оценивается меньше. Средний заработок нашего мигранта в России по нашим расчетам в месяц составляет 565 долларов. Поэтому наши граждане не хотят работать за 100-150 долларов в Таджикистане. У нас без обработки остается около 150 тысяч гектаров земли, а цена килограмма картошки такая же, как и в США – 50 центов. А мы могли бы использовать эти ресурсы. Поэтому я считаю, что Таджикистану нужно не только информационно-политическое сопровождение связанной с трудовой миграцией, но настоящее государственное регулирование этих вопросов. Я приветствую шаг правительства по созданию Миграционной службы, но абсолютно не вижу людей в этом органе, которые могли решать эти вопросы.

Визового режима не будет

Полагает, главный редактор российского Интернет-портала Фергана.ру Даниил Кислов:

- Подобные заявления могут использоваться только как политическое давление на руководство Таджикистана с целью уступок по каким-то вопросам. На мой взгляд, таджикские мигранты в России приносят пользу не только Таджикистану, но и России. В России существует очень серьезное промышленное и бизнес лобби, которое не позволит изгнать часть трудовых мигрантов или создать для них какие-то трудности, поскольку визовый режим резко ограничит их приезд в Россию. Таджикские трудовые мигранты приносят российскому бюджету и бизнесу очень серьезные деньги и в условиях нехватки рабочих рук интерес к этой дешевой рабочей силе очень высок. Поэтому, на мой взгляд, не будет никакого визового режима. Более того, введение визового режима не сможет содействовать уменьшению потока наркотиков, потому как есть российские пограничники, которые контролируют мигрантов, и вне зависимости от того есть ли виза и мигранта или нет, я думаю, они одинаково могут участвовать в этом бизнесе. Я бы посоветовал руководству России присмотреться к Таджикистану, где государственные органы сами замешаны в наркотрафике. Об этом часто говорят. Может быть, здесь не надо обвинять трудовых мигрантов, а искать какие-то другие налаженные каналы  которые контролируются правоохранительными и силовыми структурами.

Необходимо выйти на новый уровень сотрудничества

Считаетпредседатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов:

- Мне кажется нам надо вести речь не о визовом режиме, а России необходимо укреплять правовые и административные режимы своих границ. Здесь речь не идет о каких-то недружественных шагах по отношению к Таджикистану и других стран, просто необходимо совершенствовать систему режима границы. Очевидно, что пересечение границы в любом государстве должно четко фиксироваться. Слово «виза» само по себе может сбивать с толку, ведь когда человек передвигается по Европе с шенгенской визой, это не означает, что передвижение осуществляется без какой-либо фиксации. Есть очень четкая фиксация, созданы механизмы и есть соответствующие к ним документы, где эти пересечения не называются визами. Нам тоже нужно выходить на такие четкие договоренности и это в интересах всех государств.

- Некоторые эксперты уже связывают заявление Багдасарова с политическим давлением на Таджикистан. Вы с этим согласны?  

- Депутат Багдасаров выступал с этим предложением неоднократно. Не составит труда просмотреть его выступления за последние три года. Я не ошибусь, если скажу, что он практически ежемесячно выступает с этим предложением. Поэтому связывать выступление Багдасарова с попыткой некоего давления, мне кажется непродуктивно.

- Насколько сегодня возвращение российских пограничников может улучшить ситуацию на таджикско-афганской границе?

- Ни для кого не секрет, что Таджикистан и Киргизия являются основными наркотранзитными государствами. Это ни в коем случае не упрек к руководству этих государств, а факт, который никто не будет отрицать. Если мы проанализируем эффективность борьбы с наркотрафиком в Таджикистане, то можно увидеть, что за последние три года идет резкое снижение количества изъятий наркотиков, арестованных лиц и крупных наркодельцов. Мы видим, что и в Афганистане ситуация также к лучшему не изменяется. В этом случае возникает вопрос о том, как нам выйти на новый уровень сотрудничества в этой сфере. Евросоюз принял стратегию по Афганистану в декабре прошлого года, которая состоит из 4 частей, и последняя часть как раз посвящена борьбе с афганскими наркотиками. При этом ЕС полностью принял за основу российскую инициативу и сейчас уже идет речь о пятилетнем плане по ликвидации афганского наркопроизводства под эгидой ООН. Вот это конкретные и предметные разговоры. Мне кажется России и Таджикистану давно пора от дежурных отчетов о проведении операции «Канал», перейти на политическом уровне к обсуждению плана по ликвидации наркотранзита. Насколько я знаю, отдельные элементы очень интересного механизма инициатива создания, которого принадлежит президенту Таджикистана – это создание четверки Пакистан, Афганистан, Таджикистан, Россия уже были предложены. В августе и ноябре прошлого года в ходе встреч эти вопросы уже были поставлены и теперь надо довести их до ума, и нужен своеобразный пятилетний план ликвидации наркотранзита. Сегодня стоит принципиальный вопрос, сядут ли Россия и Таджикистан за стол и поставят ли принципиальные и производственные вопросы. Выйдут ли они на серьезные, принципиальные, без каких либо взаимных обвинений, логике сотрудничества. Потому как эти наркотики убивают не только россиян, но и граждан Таджикистана.  Плюс к этому они подрывают основы национального суверенитета Таджикистана, поскольку этот глобальный наркотрафик по сути является финансовой подпиткой тех элементов, которые дестабилизируют ситуацию в Таджикистане и регионе в целом.

- Появились слухи о возможном выводе группы ФСБ России из Таджикистана. Ваше мнение на этот счет?

- Я уверен, что это делается не по инициативе России. Я бы не спаривал эти частные вопросы по группе ФСБ, визового режима с вопросами организации информационного взаимодействия. Они по большому счету не являются критическими для проблемы ликвидации наркотрафика. Потому что стоит группа ФСБ, а наркотрафик гигантский. Это не значит, что она не играет никакой роли, но значит, что необходимо выходить на новый уровень. Иначе мы будем псевдодипломатически успокаивать друг друга и дождемся, когда глобальный наркотрафик окончательно разъест Центральную Азию и уничтожит легитимность правительств региона. Возникнет тот «идеальный шторм» о котором предупреждал бывший глава Управления по борьбе с наркотиками и преступностью ООН Антонио Марио Коста. Проблема в том, что мы все время находимся в каком-то идеологизированном пространстве, когда каждый шаг воспринимается как недружелюбное действие тот или иной стороны. Мы растеряли все реальные механизмы. За 20 лет после развала Союза все с утра до вечера играют в какую-то большую геополитику и этим поголовно заражены все. В скором времени мы вообще будем жить в разных пространствах, а этот наркотрафик кому-то на радость убьет наши народы

 

- Россия обещала с начала года решить вопрос снятия пошлин на ГСМ для Таджикистана. Прошло почти три месяца, но никаких реальных шагов в этом направлении нет. С чем это на ваш взгляд связано?

- Этот вопрос зависит от интенсивности нашего сотрудничества. Он не будет решен, пока мы не будем совсем по-другому относиться друг к другу. Это ни в коем случае не давление. Это вопрос нашей взаимной политической воли. Мне кажется, уже перезрела ситуация, когда нам нужно выходить на новые совместные проекты развития и тот же экспорт ГСМ и ликвидация пошлин выступают механизмами интенсификации сотрудничества. Само по себе это никогда не будет.

Визы не решат проблему наркотрафика

Считает независимый политолог Парвиз Муллоджанов:  

- Введение визового режима сам по себе сложный вопрос, и на него нет однозначного ответа. Основная причина в том, что введение визового режима не решит проблем транзита наркотиков, потому как согласно международным отчетам методы транспортировки наркотиков по сравнению с 90-ми годами сильно изменились. Сегодня международная преступная сеть орудует достаточно крупными партиями, поэтому введение визового режима здесь ничего не изменит. Практика провоза наркотиков в желудках не оправдала себя. Их легко выявляют. Конечно, такая практика будет продолжаться, но она не является основной. Заявление Багдасарова является одной из форм давления, и оно звучит уже не первый год. Как только возникают какие-то проблемы или что-то нужно добиться от Таджикистана, сразу же поднимается вопрос о визовом режиме. Эта форма давления со стороны России существует не только по отношении Таджикистана. Например, первая форма выражения недовольство политикой Грузии было именно введение визового режима Россией. Даже если с Таджикистаном и будет вводиться визовый режим, это не будет происходить так быстро как с Грузией. Потому как я не думаю, что у Посольства РФ в Душанбе есть возможность оформления виз для такого большого количества людей. Это требует достаточно серьезной подготовки. Если наши мигранты не смогут получить визы, для Таджикистана, конечно, это будет существенный удар. С другой стороны, как отмечают некоторые эксперты, мы не должны смотреть на миграцию как на божий дар. Все это может измениться, если на Россию нахлынет вторая волна кризиса. Нужно готовиться к этому, и уменьшать зависимость от России, открывая дорогу мелкому и среднему бизнесу, создавать рабочие места. Такое положение, когда мы полностью зависим от того, что происходит на трудовом рынке России, Таджикистану невыгодно. Введение визового режима подтолкнет правительство Таджикистана серьезно поработать по увеличению рабочих мест и ускорить реформы. Правда трудовые мигранты, которые получат российские визы, будет более защищены от произвола со стороны правоохранительных органов России. Нелегальные мигранты сегодня становятся объектами незаконных задержаний и нарушений их прав. Виза в паспорте защитит права этих мигрантов, потому как просто взять и порвать паспорт как это делают с пропиской, ни один милиционер не сможет. Это уже будет уголовное дело. Для самой России отток мигрантов тоже не выгоден, потому как многие производства держаться именно за счет них. Существует определенное лобби в России, которое против введения визовых режимов и ограничения трудовой миграции. В России отношение к миграции имеет двойственный характер. С одной стороны они как-то ограничивают трудовую миграцию, потому как это вызывает рост национализма и социального напряжения в самом российском обществе. С другой стороны они понимают, что при нынешней демографической ситуации в России кроме привлечения трудовых мигрантов, другого выхода нет.     

        

Руководители погранслужб РТ и РФ в 2005 году - Владимир Проничев и Сайдамир Зухуров на церемонии передачи «символического ключа от границы». С тех пор Россия неоднократно выражала обеспокоенность по поводу «возрастающего» наркопотока. Эксперты считают, что введение виз не решит эту проблему. 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Хайрулло Мирсаидов
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области
10.1209:24В Нигерии школьницы-смертницы совершили массовый теракт
10.1207:26Президент Таджикистана сменил глав ряда районов


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00