Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Политика/Власть, Комментарии

17.03.201114:39
Источник изображения: news.tj

Отахон жил, творил, боролся…

Каждый раз, вспоминая о Латифи-журналисте, ловлю себя на мысли: а ведь его творчество – сама история современного Таджикистана. Эту историю нужно знать. А на материалах о таких людях пусть учатся жить и писать начинающие журналисты.

ПИШУ о нем второй раз. Первый раз – в марте 1996 года, когда Отахону исполнилось шестьдесят лет. Однако печатать написанное было негде. Послать материал в какую-нибудь таджикскую газету не решился. Наверное, ни одно издание не осмелилось бы напомнить о юбилее оппозиционера. Тот юбилей, в еще тревожном тогда Душанбе, прошел незаметно. Как и его пятидесятилетие в советские годы, если не учитывать промелькнувшее в печати сообщение ТаджикТА «О награждении Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Таджикской ССР собственного корреспондента газеты «Правда» за долголетнюю и плодотворную работу в органах печати и в связи с пятидесятилетием со дня рождения». Все! Власть, скрипя зубами, лицемерно, штампованными фразами отметила его заслуги. Никакого торжества, никакой публикации в апреле 1986 года о нем не было. 

Символ справедливости

В ТЕ годы было модным проводить юбилейные вечера, на которых поэты, писатели, журналисты,  известные и не очень, собирали народ в честь своего юбилея. Чтобы слушать о себе красивые речи. Смотреть на них было и смешно, и грустно, ведь большинство знало, что их творчество не читаемо. Они создавали о себе славу на таких юбилейных вечерах. А журналист Латифи, чье имя было у всех на устах, человек, о котором ходили легенды, не нуждался в формальных торжествах. Яркий журналистский талант, высокие нравственные качества сделали его самым популярным человеком в республике, символом справедливости.

Он просто не мог приспосабливаться. Выпускник факультета журналистики Ленинградского университета в начале 60-х годов, Отахон короткое время проработал в одной из республиканских русскоязычных газет. Редактора буквально раздражали его материалы. Так, как писал Отахон, нельзя было писать. Наконец, не выдержав, редактор вынес приговор: журналистом вы никогда не станете, подыщите себе другое занятие. Но Отахон заявил о себе как о журналисте по призванию молниеносно. Очерк «Памир без эмоций» сделал его собкором «Комсомольской правды» по Средней Азии и специальным корреспондентом по Казахстану. А затем 16 лет его портрет висел на стенде «Наши лучшие собкоры» в редакции газеты «Правда».

Поэзия и проза одаренных авторов и через века находит читателей. А газетный материал живет один день, и журналист обречен писать на злобу дня. Но «старая» газета может долго ходить по рукам, когда в ней опубликовано что-то волнующее. Так часто случалось с газетой «Правда» в Таджикистане, если на ее страницах появлялся материал за подписью Отахона Латифи. В этом и состоит характерная особенность творчества Латифи, что даже незначительные публикации запоминаются надолго. Прошло много лет, СССР развалился давно, а многие из них и сегодня не потеряли своей актуальности.

Он не просто изучал факты, а исследовал их. Острый аналитический ум, высокий интеллект давали ему возможность за фактом, порой незначительным, увидеть явление. Не раз я был свидетелем, когда для небольшой заметки он долго собирал материал. Я удивлялся: какая в этом необходимость? Потом, спустя несколько лет, когда в «Правде» прочитал его очерк «Плотина», где он убедительно доказал необходимость внести серьезные коррективы в проект строительства Рогунской ГЭС, понял – каждая публикация Латифи может иметь продолжение через пять, десять, пятнадцать лет. Исследуя более 20 лет (с конца 60-х) вопрос о гигантских гидросооружениях, он опубликовал целую серию материалов, а «Плотина» стала как бы итогом многолетних исследований. Чрезвычайный талант позволил ему вместить огромный исследовательский материал в одну газетную полосу!

Публикация вызвала такой переполох, что повергла в растерянность руководителей республики и Минэнерго СССР. ЦК Компартии Таджикистана организовал отпор в духе лучших коммунистических традиций. Собрания трудовых коллективов единогласно осуждали публикацию. В Москву полетели письма, телеграммы, в которых трудящиеся горячо одобряли линию КПСС на развитие энергетики и строительство Рогунской ГЭС в частности. В ответ Латифи пригласил Каххора Махкамова, Первого секретаря ЦК Компартии Таджикистана, на теледебаты. Тот наотрез отказался… 

Он спас Вахшскую долину

МАЛО кто знает о таком факте из творческой биографии Латифи, когда он в конце 60-х годов фактически спас от полного уничтожения Вахшскую долину, которую называли «Жемчужиной Таджикистана».

В недрах Госплана был подготовлен чудовищный проект строительства ГЭС в низовьях реки Вахш, причем мощностью превышающую Нурекскую. Почти на всей территории Вахшской долины образовалось бы искусственное море, а ее полумиллионное население переселили бы в Каршинскую степь Узбекистана. Критиковать проект было бесполезно. Это усилило бы желание авторов скорее реализовать его. Тогда Латифи, собкор «Комсомольской правды», проявил мудрость. Под рубрикой «Вниманию Госплана СССР» он опубликовал материал, где доказывал: зачем начинать строить новую ГЭС, если не завершено строительство Нурекской? Распыление сил и средств затянет пуск обеих станций на многие годы. Совмин СССР отреагировал на критику и признал ее правильной. Решено было все силы бросить на строительство Нурекской ГЭС. Таджикистан выиграл время! Уникальная долина была спасена! Прошли годы, и проект был захоронен.

Мне не раз приходилось ездить с ним в командировку. В городах и селах у него было бесчисленное множество друзей: бригадиры, механизаторы, агрономы, зоотехники, строители, медики, музыканты, художники и т.д. В отличие от партийных руководителей, которые очень боялись собкора «Правды», простые труженики искренне любили и уважали его. Многие даже не знали его имени, просто звали  «Латифи», и говорили с ним на «ты». Он был для них свой человек. С ним они были откровенны, могли излить душу. Он обладал способностью удивительно быстро расположить человека к неформальной беседе. Сколько раз я был свидетелем, когда два незнакомых человека после продолжительной беседы расставались друзьями. Присутствуя на таких встречах, я ни разу не видел, чтобы Латифи что-нибудь записывал в блокнот. Но через неделю-другую с завистью читал в «Правде» яркую зарисовку о человеке, с которым он часами беседовал за пиалкой чая. Он создал целую галерею образов людей высоконравственных, творцов и созидателей. Он был мастером показать человека во всем его многообразии.

«Культура – это искусство быть Человеком среди людей!» – заметил один мудрец. Отахон в совершенстве владел этим искусством. Он был исследователем человеческих душ и мог по нескольку дней пропадать на горных пастбищах среди чабанов, с раннего утра мог сесть за руль хлопкоуборочного комбайна или отработать смену каменщиком, бетонщиком (еще подростком работал на стройках). Постоянно находясь среди людей, этот человек, как геолог, который ищет под землей ценные ресурсы, искал и находил таланты. И, как ребенок обрадовавшись своей находке, таскал ее по кабинетам чиновников, которые в свою очередь радовались возможности угодить Латифи, одновременно удивляясь: вот чудак! Это благодаря его «чудачеству» многие таланты получили возможность реализовать себя, издавались их нужные книги, годами лежавшие в издательствах, вдруг востребовались новые ценные изобретения, внедрению которых всячески препятствовала чиновничья бюрократия. Благодаря поддержке Латифи, немало людей, оболганных и оклеветанных, восстановили свое доброе имя или избежали несправедливой кары.

Почти тридцать лет возглавлял совхоз-техникум им. Куйбышева Курган-тюбинского района Юрий Дмитриевич Воронин, удостоенный за заслуги в достижении высокой рентабельности хозяйства звания Героя Социалистического труда и других государственных наград. А в 1977 году он со строгим партийным взысканием был освобожден от должности директора только за то, что осмелился протестовать против строгого приказа Курган-тюбинского обкома партии продолжать сбор хлопка-сырца поздней осенью и приступил к вспашке. «Собирать полупустые коробочки на верхних ярусах – это пустая трата сил и средств», – убеждал он.

В те годы представить себе нельзя было, чтобы  человека, имеющего партийное взыскание, упомянули добрым словом в газете. Латифи умудрился нарушить этот строгий партийный закон и опубликовал о Воронине очерк в «Правде», где отметил все его заслуги. А в следующую свою поездку в Вахшскую долину он решил навестить ветерана. Увидев во дворе своего дома Отахона, старик обнял его и заплакал. 

Пошел против линии партии

ВМЕСТЕ с тем среди тех, кто благодаря Латифи избежал несправедливого наказания или же при его поддержке достиг почестей и славы, оказалось немало подлецов. Они, не стесняясь в выражениях, охаивали его. Из уст высокопоставленных в те годы чиновников, партийных функционеров не раз приходилось слышать: мы его очень уважали, а он стал оппозиционером! Особенно это было заметно, когда он баллотировался в народные депутаты СССР. Страх тогда охватил весь аппарат ЦК – никак нельзя было допустить, чтобы этот ненавистный журналист из «Правды», который все время не дает покоя, стал депутатом. А чтобы не допустить – все средства хороши. В спешке готовят ему в конкуренты летчика Гиро. И вся «пропагандистская машина» ЦК работает на него. Среди русскоязычных граждан, которые в избирательном округе составляли большинство, распространяют слухи, что он – ярый националист, дружит с фанатичным духовенством. «Подумайте хорошенько, – лучше Гиро! Он же свой, русский». А среди таджиков распространялись слухи, что он ярый «коммунист-безбожник». Словом, оболванили избирателей и добились своего.

Отахон стал еще более ненавистным партийным вождям, когда в дни трагических событий 1990 года на чрезвычайном Пленуме ЦК обвинил в случившейся трагедии КГБ и потребовал отставки его председателя - Петкеля. После этого аппаратчики ЦК вместе с КГБ вынашивали планы пришить ему обвинения в причастности к организации беспорядков и избавиться от неугодного вице-премьера.

На съезде Компартии в мае 1990 года Петкель попытался скомпрометировать его в глазах делегатов, но Латифи факт за фактом доказывал, что тот лжет. Растерянность была заметна на лицах Каххора Махкамова и Геннадия Веселкова – первого и второй секретарей ЦК. И тут на помощь пришла группа делегатов, которые дружно начали кричать: «Лишить слова!!!» Веселков, опомнившись, перебил Отахона: «Ваше время истекло!». Так заткнули ему рот.

«Он, будучи коммунистом, пошел против линии партии» – вот еще какое стандартное обвинение в духе 30-х годов приписывали ему. (Писать о неблаговидных делах партийных руководителей, о закулисных интригах – значит выступать против партии!) Да, Отахон Латифи был коммунистом. Но он жил и творил по своей совести. И этому принципу никогда не изменял. В конце 80-х годов интриги в аппарате ЦК Компартии приобретали все более уродливую форму. Аппаратчики ЦК ненавидели Отахона за то, что он время от времени разоблачал на страницах «Правды» эти интриги. Будучи членом Компартии, он был чужой для них. Поэтому его предложения по реформированию партии отвергались с порога. Аппарат ЦК, в основном, был озабочен одним: как спасти имущество Компартии от национализации, как распределить между собой доходные портфели. Разумеется, не только Отахон, но и многие образованные и талантливые люди в знак протеста вышли из партии. 

В Комиссии по национальному примирению

В ПОСЛЕДНИЕ годы жизни Отахон был политиком. Хотя он и раньше влиял своим творчеством на политическую жизнь в республике. Имя Отахона Латифи, человека, известного на всем постсоветском пространстве, сыграло не последнюю роль в том, чтобы стали возможны встречи лидеров Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) с главами государств и правительств, и в признании ее как политической силы. Почти во всех документах, которые распространялись от имени ОТО, можно было угадать стиль Отахона Латифи. Но почему-то весьма влиятельные люди в той же Объединенной оппозиции ненавидели его. Причины такой ненависти кроются не только в различии взглядов на обустройство Таджикистана.

Когда начала работу Комиссия по национальному примирению (Латифи возглавлял там подкомиссию по конституционной реформе), началась грызня за распределение портфелей по «30-процентной квоте» для оппозиции. Каждый, от кого хоть немного зависело распределение, старался протолкнуть своего человека. А ведь совсем недавно они не уставали повторять: в правительстве должны работать исключительно технари. Заверяли, что будут рекомендовать достойных, авторитетных, компетентных.

Латифи не мог на все это смотреть спокойно. Он не раз заявлял: такая кадровая политика авторитета лидерам оппозиции не прибавит.

Устод Отахон Латифи мечтал жить до того времени, когда наш народ излечится от самого тяжелого недуга, имя которому - регионализм, и когда мы перестанем делить себя на кулябцев, ленинабадцев, гармских и прочих. Вместе с Лоиком Шерали, Акбаром Турсуновым, академиком Рашидом Рахимовым он приходил в 1992 году на площади Шахидон и Озоди не к гармским, хаитским, гиссарским, кулябским, худжандским, а к таджикам. Лидеры площадей слушали их холодно, хмуро, молча давая этим понять: кто вы такие, чтобы нас учить? Пропуская через свои сердца оскорбительные окрики, нецензурную брань, они призывали:  опомнитесь, помиритесь, объединитесь – наша сила в единстве! Позже на этих интеллигентных людей обрушился моральный террор, в СМИ их называли «посредниками», осуждая, мол, как они могли называть себя патриотами, если призывали к примирению с исламскими фундаменталистами.

Творческое наследие Отахона Латифи, выдающегося таджикского журналиста, основоположника нового направления в таджикской журналистике, писателя, публициста, политика и общественного деятеля – это часть нашей современной культуры, наше национальное достояние. Неужто оно будет предано забвению?

Супруга Латифи, Манзура Мухсиновна, выпустила две книги памяти, где помещены воспоминания друзей, отрывки из его публикаций. Но это - всего лишь отчаянное напоминание, не более: нельзя забыть, нужно сохранить! Беспамятство – аморально!

С Отахоном мы встретились после трех лет эмиграции, летом 1995 года в Алматы, куда он приехал вместе другими лидерами оппозиции на переговоры. Каждый вечер в беседах я убеждался: он старается совместить несовместимое – политику и нравственность.

 – Понимаю, - говорил он – это вряд ли возможно, но нужно к этому стремиться. В чем главная причина таджикской трагедии? В том, что в борьбе за власть противоборствующие стороны растоптали все нравственные нормы, наши священные национальные традиции – добра и миролюбия….

В последний раз я видел Отахона Латифи в конце августа 1998 года в Душанбе, в гостинице «Вахш», где располагалась Комиссия по национальному примирению. Застал я его в мрачном настроении – страдал он от приступа радикулита. Когда мы разговорились, я понял, что причина расстройства не только недуг. Говорили мы долго, точнее, он рассказывал о своем детстве, юности, а я слушал. Под конец он немного повеселел. Потом, когда пришло время прощания, опять помрачнел и опустил голову. Я чувствовал, что он чего-то еще не сказал и раздумывает, как выразить. Молчание продолжалось несколько минут. Я ему не мешал, не торопил. Затем он, подняв голову, силясь улыбнуться, как будто выдавил из себя:

– Знаешь, Саломидин, в этой Комиссии по национальному примирению есть люди из числа оппозиционеров, которые говорят: – если мы придем к власти, то в первую очередь уничтожим таких, как Латифи.

Я был настолько ошарашен, что не знал, что ответить. Он, не обращая внимания на мои возражения, прихрамывая, проводил меня до выхода.

Через три недели пришло печальное известие: Отахон Латифи убит.

Саломиддин МИРЗОРАХМАТОВ, Душанбе – Алматы.

1998 – 2004 гг. 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Саломиддин МИРЗОРАХМАТОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

23.1116:07«Танзим» и реальная жизнь
23.1115:34Президент назначил главу представительства Таможенной службы Таджикистана в России
23.1114:09Кафе «Москва» в Душанбе после реконструкции сносят
23.1111:4011 тысяч отжиманий за 6 часов. Школьник из Душанбе хочет попасть в Книгу рекордов Гиннеса. ВИДЕО
23.1110:41МВД Таджикистана заявляет о задержании в Европе шести членов ПИВТ. Их уже доставили в Душанбе


Самое обсуждаемое

22.1113:02Близкий сосед лучше дальнего родственника, или почему странам Центральной Азии нужен новый экономический союз(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312524