Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Кандидаты в новости

21.04.201110:54

Разведчик недр – рауф баратов

                                                                                      60 лет - Академии наук Таджикистана 

       

                                                  Академическая наука Таджикистана знает

                                                     немало славных имён. Сегодня мы открываем

                                                    галерею творческих портретов учёных, которые

                                                    внесли серьёзный вклад в различные

                                                    направления естественных наук, как основы

                                                    экономического развития республики.   

 

 В октябре 2011 года действительному члену Академии наук Таджикистана Рауфу Баратову исполняется 90 лет. За плечами учёного большой путь в науку, интересные открытия в области геологии. Но всё по порядку.

Сын дехканина из кишлака Пулатан Канибадамского района, Рауф Баратов, окончив школу, стал студентом, чтобы овладеть наукой геологией, которую считал самой нужной. Он мечтал стать поисковиком, участником научной экспедиции. И мечта его сбылась.   

Одну из экспедиций возглавлял доцент Ленинградского горного института, кандидат геолого-минералогических наук Иван Константинович Никитин, - эрудированный, неугомонный, лёгкий в общении человек. Таким его вспоминает Рауф Баратов, для которого этот человек быстро стал кумиром.

Тогда третьекурсник геологического факультета, Рауф с гордостью принял на себя звание члена экспедиции и самоотверженно исполнял универсальные обязанности рабочего. Это значит, что он должен был буквально на ходу научиться делать всё: носить рюкзак с образцами и отбивать молотком кусочки пород, ставить и снимать палатку, готовить обед, седлать и завьючивать коней и ишаков, ремонтировать палатку, одежду, обувь. Пожалуй, легче назвать то, чего не может рабочий экспедиции.

А чтобы везде успевать, надлежит такому рабочему быть неутомимым и внимательным, безотказным и смелым, честным и добрым. Такой человек очень быстро приживается в маленьком коллективе поисковиков, становится равноправным, уважаемым, незаменимым. Рауф хорошо справлялся со всеми испытаниями.

Дела экспедиции шли неплохо. Было найдено Тамдикульское мышьяково-вольфрамовое месторождение. И Рауф был счастлив от сознания своей причастности к открытию.

А потом было найдено свинцовое месторождение Пиёз-дара в районе Хаита (того самого, который был погребён пятидесятиметровым слоём грунта во время сильнейшего землетрясения 1949 года) и Моговское флюоритовое месторождение в Рохатах.

Должна была сработать жилка искателя, чтобы смог молодой энтузиаст взять на себя смелость узнать, разведать, каким золотым ключиком открывается хотя бы частичка богатств недр. И жилка сработала. Эта беспокойная жилка заставила его пройти сотнями маршрутов в горах, потом в лабораториях тысячи раз обдумать, о чём свидетельствуют собранные материалы, чтобы систематизировать их.

Ещё учась в университете, Баратов приступил к изучению важной проблемы – магматической геологии Гиссарского хребта в Центральном Таджикистане.  Впереди, как в тумане, маячила цель – найти закономерности размещения полезных ископаемых в бесконечных нагромождениях гор родной республики. Это стоило усилий. И он постепенно развивал поиск по избранной теме. Он вёл его, став аспирантом на геологическом факультете Среднеазиатского государственного университета под руководством профессора В. И. Попова, он вёл его также став научным сотрудником и заведующим сектором в Институте геологии Академии наук Таджикистана.  

Тут невольно возникает желание провести параллели: росла национальная Академия наук, росли и её кадры, кадры таких тружеников науки, как Рауф Баратов. В 28 лет он стал кандидатом геологоминералогических наук и отцом небольшого семейства. В тесной кибитке в Ташкенте, вместе с молодой женой Антониной Сижук, радовался рождению сына-первенца. А ещё через пять лет, ему, уже члену-корреспонденту Академии наук Таджикистана, была оказана честь возглавить один из двадцати её научно-исследовательских институтов.

Много лет он отдал труду, который породил книгу «Интрузивные комплексы южного склона Гиссарского хребта и связанное с ними оруденение», ставшей его докторской диссертацией.  Но об этом разговор особый.

Успехи в науке принесли ему заслуженное признание: в 1967 году Рауф Баратович Баратов стал профессором, ещё год спустя был избран действительным членом Академии наук Таджикистана, возглавил её Отделение физико-математических и геолого-химических наук.

Геология наука обширная. Её теоретическая база огромна и количество аспектов изучения геологической истории и строения земли необъятно.

И он работал, накапливая факты, сопоставляя, сталкивая и перепроверяя их до тех пор, пока не достиг точных теоретических обобщений.

Но вернёмся к капитальной его книге «Интрузивные комплексы южного склона Гиссарского хребта и связанное с ними оруденение», принесшей её автору в своё время звание лауреата Государственной премии Таджикской ССР имени Абуали ибн Сино в области науки и техники. Благодаря ей яснее стали представления о магматических образованиях Гиссарского хребта, в том числе о самом крупном в Южном Тянь-Шане многофазном интрузивном теле – Гиссарском батолите, с которым связывались важные для экономики республики полезные ископаемые, возможности расширения минерально-сырьевой базы. Выводы по магматизму были очень важны для организации целенаправленных разведочных работ. Ведь было дано определение нескольких рудоносных поясов металлогенических зон.

По своей важности, проведённые работы вышли за пределы одной республики. В сентябре 1975 года обзор Р. Б. Баратова «Итоги и перспективы изучения магматизма, метаморфизма и металлогении Таджикистана» был заслушан на сессии Бюро отделения геологии,  геофизики и геохимии Академии наук СССР.

У заслуженного деятеля науки Таджикистана Рауфа Баратовича Баратова, как и у всякого маститого учёного, много учеников. Один из них – Вячеслав Дустматов открыл в горах республики ряд новых минералов – согдианит, таджикит и другие. Один из этих минералов, как бы впитал в себя имя верного  служителя геологии Рафа Баратова – он назван баратовит.

Большой любовью всегда пользовались его лекции на геологическом факультете Таджикского государственного университета, где ещё в 1949 году начал читать курс петрографии кристаллических пород и курс металлогении.

Мнение Р. Б. Баратова по этому поводу таково: надо знать понемногу обо всём и всё о своём предмете. Причём предмет понимается очень узко, поскольку развитие науки вдёт к появлению всё новых проблем и вопросов, которые ждут своих исследователей.

Примером может служить сам Баратов, он и его исследования по определению абсолютного возраста магматических горных пород ряда районов Центрального Таджикистана. Одним из первых в республике, вместе с соратниками, он начинал эту работу и создал труд, который уже давно стал настольной книгой геологов многих стран, занимающихся магматизмом. Вместе с сотрудниками он написал монографию «Эволюция магматизма Средней Азии», где проанализировал связи магматизма с чертами тектоники, глубинного строения и вещественного состава литосферы сложного региона.

В своё время Р. Б. Баратов высказал соображения о генетической связи месторождений полезных ископаемых Центрального Таджикистана с определёнными фазами магматической деятельности. А ранее им были выделены рудные пояса, получившие свои названия: Зеравшанский золото-редкометальный, Зеравшано-Гиссарский сурьмяно-ртутный, Южно-Гиссарский олово-вольфрамрвый, Южно-Гиссарский флюорит-полиметаллический. Всё это позволило создать более детальную, чем прежде, схему металлогенического районирования Южного Тянь-Шаня и Памира. Эта схема и другие практические рекомендации учёного были использованы для поисков месторождений олова, вольфрама, молибдена, золота, полиметаллов и плавикового шпата на территории Центрального Таджикистана. При участии самого Рауфа Баратовича  открыты месторождения и рудопроявления – флюоритовое (Могов), вольфрамо-мышьяковое (Тамдыкул), ряд полиметаллических и другие.

То был важный и плодотворный этап исследований академика Баратова. По его результатам опубликован ряд работ по эндогенной металлогении, охарактеризованы главнейшие рудные формации, металлогенические зоны, генезис наиболее перспективных для республики видов полезных ископаемых.

Подводя итоги геологических исследований в Центральном Таджикистане, Баратов смог сформировать основные направления этой работы на целое десятилетие вперёд. Главным в них было углубление представлений о закономерностях размещения полезных ископаемых на всей территории Таджикистана путём детального изучения эндогенных процессов – магматизма, метаморфизма, рудогенеза в крупных регионах. К таким регионам учёный относит Памир, Тянь-Шань, складчатые области Средней Азии в целом.

В восьмидесятые годы продолжалось монографическое обобщение материалов по главнейшим фундаментальным направлениям геологии республики. И в конце этого периода выходит книга «Горы и недра Таджикистана», где рассмотрены геолого-географические особенности размещения месторождений полезных ископаемых и перспективы развития горно-рудной промышленности.

Когда у человека за плечами многочисленные маршруты в горах, когда он пропитан непередаваемым чувством любви к этим горам, ему есть что рассказать людям. И он рассказал об этом в научно-популярных изданиях доходчиво и интересно.  

Его ученики успешно работают в различных геологических учреждениях. Многие из них являются кандидатами и докторами наук.

А знаете, как-то сказал мне Рауф Баратович, - какое богатство наших гор надо ценить, не меньше, чем золото? И сам ответил – воду! Это не только та вода, которую дают ледники, несут наши бурные реки, а и та, что в недрах, - холодная и горячая, простая, идеально чистая и минеральная. Да, горы скрывают в себе целые моря минеральных вод, не уступающих по своим свойствам воде знаменитых источников известнейших курортов мира, говорил он.

В целом Р. Баратову, как крупному специалисту в области геологии, петрологии и металлогении принадлежат свыше 500 научных работ, в их числе 13 монографий, 8 из них – в соавторстве. С таким «багажом» он всегда был желанным участником многих международных симпозиумов и геологических конгрессов и конференций. Он выступал с научными докладами с трибун таких форумов в Москве, а также в Польше, Франции, Венгрии, Австралии, Турции, Монголии и других странах.

Рауф Баратов может порадоваться тому, что в его родном институте разработана новая схема металлогенического районирования территории республики, в которой отражены закономерности размещения рудоносных площадей, а также проявлений минерализации с учётом региональных условий формирования рудных месторождений, связанных с основными этапами геологической истории.

Составлены также схемы стратиграфии, то есть исторической геологии, изучающей последовательность формирования горных пород Памира, Гиссаро-Алая и Таджикской депрессии, проведено тектоническое районирование и созданы карты неотектоники и сейсмотектоники, построены комплексные модели земной коры и верхней мантии для Памира и Тянь-Шаня, которые отражают минералогический и химический состав, структуру и условия залегания горных пород.

В Центральном Таджикистане впервые выделены раннепермская вулканоплутоническая ассоциация магматических пород, продуктивная в отношениях вольфрама и золота.

Как бы популяризаторской иллюстрацией к такой картине стала вышедшая в 1999 году в серии «Проблемы экологии и охраны природы» книжка Р. Б. Баратова «Богатства недр Таджикистана и их охрана».

В 2001 году стало известно о приятном сообщении, полученном Рауфом Баратовичем из Америки, - президент Американского биографического института по международным исследованиям ДЖ. Иванс писал о том, что Комиссия названного института приняла решение о присвоении академику Академии наук Таджикистана Р. Б. Баратову  звания «Человек года – 2000». Его имя было выбрано при изучении международного справочника «Кто есть кто» из большего списка учёных мира. При этом учитывались реальные научные достижения претендентов на престижное звание и верность профессиональному долгу.

      Венцом многочисленных трудов сам академик считает вышедшую в 2005 году книгу «Геологические очерки Памиро-Алая». Это, по сути, геологическая энциклопедия, созданная Рауфом Баратовым вместе с другим старейшим геологом, членом-корреспондентом Академии наук Таджикистана Владимиром Будановым. Это – ценнейший вклад в общую копилку наук о Земле.
Источник: ИА "ХОВАР"
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

26.0522:12Саидмаруф Саидов таинственно исчез в Москве после решения ЕСПЧ
26.0516:38Саммит в Казани: страны СНГ подписали соглашение об атомной энергии
26.0515:55От восхода до заката. Календарь Священного месяца Рамазан
26.0513:51Пассажирский транспорт в Душанбе: кто кому сколько должен
26.0513:30Сезон тревог и бессонных ночей


Самое обсуждаемое

25.0518:48Мой последний 95-ый(3)
25.0514:18Где тонко, там и рвется... Составлена карта применения пыток в Таджикистане(1)
26.0508:11Марк Цукерберг получил диплом Гарварда(1)
26.0510:59Трудовые мигранты из Киргизии перевели из России рекордную сумму(1)



(C) 2001-2017 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312556