Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

21.04.201112:24
Источник изображения: news.tj

За державу обидно, господа!

«Я не согласен с позицией Минфина по вопросу внешних заимствований. Реструктуризация долгов - это не успех, а показатель нерационального управления. Считаю, что надо обеспечить большую прозрачность в этом деле, а кредиты должны реально работать на экономику». В редакцию «АП» поступило ответное письмо от доктора экономических наук, профессора Ходжимухаммада УМАРОВА.

«Я ВЫРАЖАЮ искреннюю благодарность Министерству финансов за официальный ответ на моё интервью, опубликованное в газете «Азия-Плюс» 26 января. Очень надеюсь, что данное интервью станет базой для дискуссий по динамике и важнейшим направлениям развития экономики нашей страны.

В ответе Минфина предпринята («Азия-Плюс», 9 марта) попытка ответить на все мои критические заметки по вопросам динамики экономического роста, достоверности основных макроэкономических показателей, а также по вопросам внешнего долга страны. Создается впечатление, что все положения, высказанные в интервью, были восприняты авторами ответов негативно.

Я считаю, что когда представители науки и отраслевой бюрократии  занимают диаметрально противоположные позиции по важным, судьбоносным вопросам развития страны, они обязаны вести поиски путей сближения своих позиций.

Поэтому я считаю своим долгом высказать более подробно свою позицию по тем вопросам, которые Минфин либо не понял, либо понял неверно, вследствие чего в ответах не прозвучала объективная, т.е. научная оценка. Поэтому обращаю внимание авторов ответов на следующие моменты: по их мнению, причиной высоких темпов экономического роста является резкое увеличение доли сферы услуг в структуре ВВП. Указанное мнение является совершенно неверным. Это объясняется тем, что, во-первых, увеличение доли сферы услуг произошло из-за изменения главного макроэкономического показателя – замены показателя валового общественного продукта (ВОП) и национального дохода (НД) на показатель валового внутреннего продукта (ВВП).  Последний показатель составляется совсем по другой методике. В него помимо добавленной стоимости так называемых отраслей материального производства и сферы материальных услуг включаются добавленная стоимость сферы нематериальных услуг, включая финансовые учреждения, систему государственного управления, некоммерческих организаций, домашних хозяйств и косвенно измеряемых услуг финансового посредничества.  При расчетах ВОП и НД добавленная стоимость сферы нематериальных услуг не принимается во внимание.

Статистика А ЭТА разница является существенной, если сравнить отраслевую структуру ВОП и НД с отраслевой структурой ВВП.  Так, в 1991г. доля услуг в структуре ВОП была равна 6,1%, а в структуре НД – 9,6%. Однако когда начали осуществлять расчеты структуры ВВП, то выяснилось, что доля сферы услуг в составе ВВП в том же году составляет 25,4%. Если бы в советские годы был рассчитан ВВП, то для 70-80-х гг. получалась бы почти такая же доля сферы услуг в его структуре. Так что никакого резкого увеличения доли сферы услуг в структуре ВВП не было!

Во-вторых, данные за 90-е и 2000 гг. полностью опровергают тезис Минфина о том, что причиной высоких темпов роста является резкое увеличение доли сферы услуг в структуре ВВП. Так, в 1999г. доля сферы услуг составляла 39,9%, а темпы роста ВВП – 3,7%. В 2000г. эти показатели были равны соответственно 31 и 8,3% (?)*, в 2001 г. – 31 и 9,6% (?), в 2002 г. – 32,7 и 10,8%(?), в 2003 г. – 32,0 и 11,0% (?), в 2004 г. – 38,3 и 10,3% (?), в 2005 г. - 39,6 и 6,7%(?), в 2006 г. – 40,1 и 7,0% (?), в 2007г. – 42,1 и 7,8%, в 2008 г. - 43,3 и  7,9%. Эти данные показывают, что за период 1999-2008гг. (т.е. 10 лет) в течение восьми лет действовала тенденция, которая начисто опровергает тезис Минфина. Только в течение двух лет при росте доли услуг в структуре ВВП имели место высокие темпы экономического роста.

Однако Минфин говорит о резком повышении удельного веса услуг как причине высоких темпов экономического роста. Но даже в течение двух последних лет подобной тенденции не было. Такое несоответствие подтверждается еще тем, что ни в истории мировой экономической мысли, ни в мировой экономической истории не представляется возможным нахождение доказательств взаимосвязи между вышеотмеченными явлениями.

Что касается  реальных причин высоких темпов экономического роста, то не было для них ни реальных причин, ни, соответственно, высоких темпов. Наоборот, в наличии были условия для низких темпов экономического роста. Данные оказались недостоверными, и об этом свидетельствуют диспропорции между нормой валовых накоплений и официально объявленными темпами экономического роста. Доказательства по данному вопросу были представлены в моей статье в газете «Азия-Плюс» от 30 марта под названием «Напоминание или уход от проблемы».

А как рост повлиял на бедность?

ТЕПЕРЬ переходим к возражению Министерства финансов по вопросу о снижении уровня бедности. В ответах перечисляются  многочисленные решения, принятые на высоком уровне для предотвращения воздействия кризиса на социально-экономическое развитие страны. Но не говорится, какое воздействие оказали такие решения на динамику уровня бедности. В них говорится об одном обследовании одной (?) общественной организации, о котором, к сожалению, я не слышал.

Однако есть экономическая логика. Было бы более уместно следовать ей при рассмотрении достоверности соответствующих данных. Логика же такова: во-первых, в кризисное время денежные переводы трудовых мигрантов сократились с 2,6 до 1,6 млрд.$, во-вторых, темпы экономического роста снизились до 3,5%. В-третьих, в результате общенациональной компании почти 900 млн. сомони были собраны для строительства Рогунской ГЭС, основная часть которых была изъята из совокупного фонда потребления. Для Таджикистана основными факторами снижения уровня бедности являются денежные переводы трудовых мигрантов и темпы роста ВВП. И то и другое не благоприятствовало снижению уровня бедности.

Косвенно это находило свое отражение в резком сокращении объемов покупок в торговой сети и резком сокращении числа покупателей. Что касается антикризисной программы, выполненной под руководством бывшего министра Г. Бобоева, то она не выдерживает никакой критики. Об этом очень много было сказано и написано. Получается, что официальные данные о динамике бедности говорят о снижении бедности, в то время как экономическая логика указывает на противоположную тенденцию.

Нам не говорят о рисках высокой задолженности!

В ОТВЕТАХ Министерства финансов особое внимание уделяется критике высказываний Умарова Х. по вопросам внешнего долга. Поскольку эта критика отличается своей обширностью, то я считаю уместным отвечать на эту критику столь же всеобъемлюще. В ответах отвергается мой тезис  о том, что информация о государственном долге носит непрозрачный характер. При этом авторы ответов ссылаются на то обстоятельство, что информация об объеме и составе внешнего долга страны предоставляется средствам массовой информации и что с 2005г. издаются специальные ежегодные расширенные аналитические отчеты. Однако содержание этих отчетов нуждается в существенном улучшении. В них можно найти информацию о значении и объемах внешнего долга, о классификации долгового портфеля, о категории кредиторов, о классификации заемщиков, о структуре валют, об обслуживании долга, включая текущие платежи и прогнозы по обслуживанию, о негарантированных долгах и сравнительные данные по долгам Таджикистана и других стран, в основном, постсоветского пространства. Эти данные ничего не говорят об уровне прозрачности информации по внешним долгам. Они носят сугубо бухгалтерский характер.

В Отчете ничего не говорится о рисках, о степени приближения (или удаления) от пороговых значений экономической и национальной безопасности, о причинах реструктуризации долгов и, самое главное, об эффективности использования внешних долгов. Прозрачность не будет обеспечена, если в Отчете не будут указаны объекты, где используются долги, и критерии выбора таких объектов.

Авторы ответов утверждают, что информация об объеме и составе внешнего долга предоставляется СМИ. Эти показатели еще не говорят о прозрачности, и я убежден в том, что представители СМИ на основе этих данных не в состоянии делать выводы об эффективности использования внешнего долга.

Я убежден в том, что структура и содержание «Отчета о внешнем долге Таджикистана» были объектами рассмотрения и одобрения со стороны МВФ и других международных финансово-экономических организаций. Вполне возможно, что и другие страны - переходные и развивающиеся - используют шаблон такого Отчета. Судя по многочисленным исследованиям, которые посвящены вопросу о внешнем долге, такие организации не очень озабочены вопросами эффективности использования средств внешнего долга, правильности критериев, согласно которым происходит распределение таких средств между отдельными объектами, и уровнем экономической и социальной эффективности использования долговых средств. На наш взгляд, эти организации не разработали инструментарий мониторинга контроля над эффективностью использования средств внешнего долга, независимо от кредиторов - двусторонних или многосторонних. Видимо, этим объясняется то, что все инициативы международных финансово-экономических организаций по уменьшению долгового бремени направлены либо на списание долгов, либо на их реструктуризацию. В то время как вопросам эффективного использования внешнего долга они не уделяют внимание.

О том, что проблемы эффективного использования и своевременного возврата долговых средств носят серьезный характер, свидетельствует обсуждение доклада министра С. Нажмиддинова в парламенте страны 18 февраля. На этом заседании спикер нижней палаты Ш. Зухуров выразил обеспокоенность по поводу перспектив возврата привлекаемых государством кредитов (Asia-Plus, 16 февраля). Он указал необходимость предоставления конкретных программ, которые убедили бы членов парламента в том, что страна может вернуть долги в намеченные сроки. Слова спикера указывают на то, что до сих пор Минфин не разрабатывал такие программы. То есть документы, в которых можно было бы найти такие показатели эффективности использования средств внешнего долга, как сроки окупаемости, прибыльность проекта или внутренняя норма рентабельности, отношение выгод к затратам (benefit/ cost ratio), чистой текущей стоимости и т.д.

Если бы такие данные были бы представлены общественности и парламенту, то никаких опасений в отношении внешнего долга не возникало бы.

Казалось бы, речь идёт о выполнении элементарного требования в отношении привлекаемых извне средств. Однако это требование после 20 лет со дня получения Таджикистаном государственной независимости остаётся актуальным. Такая ситуация чревата опасностью возникновения коррупции при распределении и использовании средств внешнего долга.

Мы еще не научились рационально управлять внешним долгом

СУДЯ по ответам Минфина, верхняя планка внешнего долга страны не достигла порогового значения экономической безопасности. Министерство считает, что можно ещё привлечь дополнительные ресурсы без ухудшения долговой устойчивости страны. Оно ставит под сомнение соответствующие  научные разработки российских учёных, считающих отношение внешнего долга к ВВП на уровне 25% пороговым значением экономической безопасности. Вместо этого приводится некая «международно-признанная  градация» показателей внешнего долга, где уровень до 25% к ВВП классифицируется как низкий, до 60%  - как умеренный, до 80% - как высокий, и свыше 80% - как чрезмерный. Кстати, Министерство не показывает источник этой градации, её автора и степени применимости  к разным странам с разным уровнем эффективности использования средств внешнего долга. Логически такая «международно-признанная  градация» не выдерживает элементарной критики.

Это объясняется тем, что в зависимости от уровня экономической эффективности использования долговых средств те же 25% для стран с низким уровнем эффективности  их использования могут оказаться опасным уровнем, для стран с высоким уровнем эффективности их использования – неопасным. Применительно к Таджикистану, как и другим странам постсоветского пространства, больше подходят пороговые значения экономической безопасности по внешнему долгу, обоснованные российскими учёными из Института экономики Российской академии наук. Почему? Потому, что эти страны ещё не научились рациональному управлению внешним долгом. Первым признаком отсутствия рационального управления внешним долгом выступает его реструктуризация. Когда ведутся переговоры и достигается соглашение о реструктуризации долга, то это означает, что у заёмщика неважно обстоят дела со своевременным возвращением долгов. Чем больше потребность в реструктуризации долгов, тем ниже должно быть пороговое значение безопасности по внешнему долгу. Это является простой истиной, не подлежащей обсуждению.

Поэтому нельзя согласиться с мнением Минфина о том, что ещё можно привлечь дополнительные ресурсы без ухудшения долговой устойчивости страны. На наш взгляд, оптимизм Минфина по данному вопросу неоправдан, поскольку в реальности имеет место ухудшение долговой устойчивости. Сам феномен неоднократных реструктуризаций и постановка вопроса на международных форумах о списание долгов является тому неопровержимым свидетельством. Отказ Азиатского банка развития от предоставления Таджикистану новых займов в 2011 году является доказательством правильности нашей позиции.

Двойные стандарты: что не дозволено банкам, то дозволено государству

ЕСЛИ хорошенько поразмыслить, то можно обнаружить парадоксальную ситуацию. Процентные ставки коммерческих банков составляют от 18 до 36%. Когда фирмы  или  отдельные лица не возвращают долг, то против них заводят уголовные дела. Банки не идут на реструктуризацию кредитов. Но когда государство привлекает долги на льготных условиях (долгосрочные, со ставкой от 2 до 8% годовых и частью на условиях гранта), то кредиторы нередко соглашаются на просьбы о реструктуризации. Однако ни общественность, ни парламент не спрашивают Минфин о причине реструктуризации внешних долгов. К тому же Министерство выдаёт любую реструктуризацию как торжество экономической дипломатии. Это стало образом мышления и поведения наших министерств, которые выдают свои неудачи  за успех и торжество.

Отсюда и  вытекает вывод о том, что Минфин рассматривал вопросы долговой устойчивости через призму интересов обеспечения социальной устойчивости государства. Применительно к Таджикистану такая постановка вопроса представляется очень серьёзной. Этому есть свои причины. Так, в 2010 году на обслуживание внешнего долга из бюджетных средств было выделено $55, 6 млн. Для сравнения отметим, что годовой фонд заработной платы работников образования в том же году составлял примерно $113 млн., работников здравоохранения, физической культуры и социального обеспечения – $39 млн., работников культуры, искусства, науки и научного обслуживания - $12 млн. При этом средняя заработная плата работников этих отраслей не в состоянии обеспечить даже простое воспроизводство рабочей силы. По существу такая зарплата в состоянии лишь поддерживать физическое существование индивида. Отсюда и возникает вывод о резком снижении объёмов обслуживания внешнего долга и повышении эффективности использования  долговых средств. Эти данные показывают правоту учёных из РАН, обосновавших пороговое значение безопасности по внешнему долгу на уровне 25%.

Кредиты должны развивать экономику

ЗАМЕЧУ, что решение этих задач не противоречит друг другу, если будет проведена реформа механизмов управления внешним долгом.

Основными принципами такой реформы должны служить:

а) децентрализация в распоряжении, использовании, возвращении и обслуживании внешнего долга;

б) передача значительной части внешних заимствований частному сектору на базе утверждённых приоритетов в инвестиционной сфере;

в) отказ от внешних  заимствований, на которых лежит чёткий отпечаток проявления геополитических интересов, что диктуется интересами обеспечения национальной безопасности; г) использование средств внешнего долга в соответствии с приоритетами - научно  обоснованными  и одобренными  парламентом;

д) обеспечение участия гражданского общества в управлении внешним долгом. Общим требованием реформы управления внешним долгом должна стать преимущественная ориентация  заимствованных средств на развитие реального сектора экономики. Вызывает сожаление, что при относительно продолжительной истории привлечения внешних долгов  средний возраст основных производственных фондов почти во всех отраслях экономики имеет тенденцию к росту, а уровень их износа составляет от 70 до 90%. Это говорит о том, что внешние долги не способствовали ускорению экономической динамики, не привели к повышению конкурентоспособности реального сектора экономики.

В моём интервью был поднят вопрос о формировании эффективной структуры использования средств внешнего долга. В частности, говорилось о необходимости прекращения строительства административных зданий и престижных сооружений за счёт средств внешнего долга и грантов. В своих ответах Министерство финансов выразило несогласие с этим тезисом. При этом оно аргументировало   своё возражение тем, что объёмы строительства увеличиваются  и они приводят к росту занятости. Такие аргументы не выдерживают критики. Ни одно уважающее себя правительство в условиях повсеместной нищеты (школ, больниц, поликлиник, библиотек, театров и т.д.) и высокого уровня бедности населения не идёт на строительство роскошных административных и престижных зданий. Имеющиеся ограниченные ресурсы направляются на мероприятия по быстрому подъёму реального сектора экономики, развитию образования, науки и культуры. Минфин, судя по ответам, при распределении заимствованных  извне ресурсов не апеллирует к таким экономическим категориям, как реальный сектор экономики, окупаемость затрат, срок окупаемости, уровень износа основных фондов, технологической и воспроизводственной структуры капитальных вложений и т.д. Видимо, там уже считают, что требование оценки эффективности проектов также вызвано ностальгией по развитому социализму.

Остаётся лишь вспомнить слова таможенника Верещагина, персонажа известного фильма  - за державу обидно!

------

 * Вопросительный знак означает, что тезис Минфина о связи между резким повышением доли сферы услуг и высоких темпов роста ВВП не подтверждается

 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Х. УМАРОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156250