Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

25.04.201115:48
Источник изображения: news.tj

Что происходит в тюрьмах?

13 апреля Парламент Таджикистана утвердил изменения и дополнения в Кодекс исполнения уголовных наказаний страны. Согласно новым поправкам, условия содержания заключенных, получивших пожизненные сроки, будут облегчены. Но реальная ситуация в исправительных учреждениях по-прежнему не известна.

Министр юстиции Бахтиер Худоеров в ходе пресс-конференции, отвечая на вопросы корреспондента «АП», сказал, что число осужденных на пожизненный срок в стране составляет несколько десятков.

- Отныне осужденные на пожизненный срок смогут приобретать продукты питания в неограниченном количестве в магазинах, расположенных на территории колонии, получат право на краткосрочные свидания с родными и близкими", - отметил министр. По его словам, «новые поправки направлены на улучшение условий для заключенных, но это зависит от их поведения. Если они будут нарушать правила отбывания срока в тюрьмах, новые поправки их не коснутся. За примерное поведение заключенные получат возможность в течение года получить одно краткосрочное свидание, три передачи и три посылки».

При этом Бахтиер Худоеров отказался говорить о средствах, выделяемых на содержание заключенных.

- Бюджет Управления исправительных дел не для печати, прошу нас правильно понять, - отметил он.

При этом, каким законом руководствуется господин министр, остается непонятным. Раньше эти данные разглашались, и по данным правозащитных организаций никаких дополнительных поправок в этом плане принято не было. Хотя министр попытался обнадежить журналистов словами, что «финансирование с каждым годом увеличивается, и обеспечение заключенных по сравнению с прошлыми годами существенно выросло».

- Управление исправительных дел помимо государственного бюджета использует возможности вспомогательных хозяйств. В Согдийской и Хатлонской областях, и районах республиканского подчинения выделены для этого земли, где выращиваются картошка, лук и другие овощи. Я и другие государственные служащие проводили беседы со всеми  заключенными относительно обеспечения питанием, - подчеркнул министр.

Бахтиер Худоеров оставил без ответа другой вопрос «АП» относительно количества заключенных в местах заключения, ссылаясь на отсутствие под рукой этих данных. «Данными о количестве заключенных заведуют замминстра и руководитель Управления исправительных дел, и они предоставят сведения, которые допустимы законом о государственной тайне», - сказал он. Это странное заявление прозвучало, несмотря на то, что количество представителей различных структур Минюста в зале, где проходила пресс-конференция, значительно превышало число журналистов.

Приблизительно такой же ответ министра прозвучал и относительно количества смертей в местах заключения и их причин.

- За прошлый год были факты смерти и по болезни, потому как все живые существа. Статистики у меня под рукой нет. Необходимо обратиться в Управление исправительных дел и, насколько позволят нормативно-правовые акты, они предоставят, - вновь заявил министр.

Какие именно правовые акты имел в виду министр, остается неизвестным. Государственной тайной, согласно Закону «О Перечне сведений, составляющих государственную тайну», являются только сведения об исполнении приговоров относительно приговоренных к исключительной мере наказания, организации исполнения приговоров и погребения, место исполнения приговора, лица  исполняющие приговоры, месте погребения осужденного. Однако с 2004 года на такой вид наказания как смертная казнь введен мораторий. Другие сведения касательно содержания заключенных не входят в этот список.

Возникает резонный вопрос: министр юстиции действительно не знает об этом законе или просто пытается скрыть истинную ситуацию в местах заключения? И если финансирование с каждым годом увеличивается, а содержание заключенных улучшается, почему Минюст открыто не заявляет об этих успехах? Что скрывает от общества Минюст?

С этими вопросами мы обратились к директору представительства "Международная тюремная реформа" в Центральной Азии Сауле Мектепбаевой:

- Наша организация работает в Центральной Азии уже 11 лет. Мы реализовали здесь много проектов, но, к сожалению, до сих пор нет открытого доступа в тюрьмы Таджикистана, о чем много раз уже говорилось во всех СМИ. Поэтому дать какой-то комментарий как человек, который непосредственно был в колонии и мог бы прокомментировать ситуацию, я, к сожалению, не смогу.

- Как вы относитесь к последним изменениям вКодекс исполнения уголовных наказаний страны?

- Мы начали говорить об этом еще в прошлом году и даже еще раньше, потому, что у нас есть проект по отмене смертной казни и улучшения условий при пожизненном лишении свободы. У нас было очень много переговоров с омбудсменом, Минюстом и УИД, и мы достаточно много говорили о необходимости реформ и мы приветствуем решения, которые затронули лиц приговоренных к пожизненному сроку несколько расширив их права. Потому что в Центральной Азии и в том числе Таджикистане к правам осужденных на пожизненный срок уделяется наименьшее внимание. Эта самая ограниченная в правах группа осужденных, и зачастую они остаются в такой ситуации, когда обращение к ним можно смело назвать унижающим или даже пыткой.

- На ваш взгляд, какие еще реформы необходимо провести в Таджикистане в сфере уголовного наказания?

- Первое и самое важное, что касается лиц приговоренных к пожизненному лишению свободы, по международным стандартам любое наказание, в том числе и пожизненное не должно быть бессрочным. Оно должно ограничиваться каким-то сроком, потому как это помогает реализовать главную цель наказания – реабилитацию осужденного, возвращения в общество. В Таджикистане пока еще эти люди не имеют право на условно досрочное освобождение. Это достаточно серьезное нарушение международных стандартов. Самое главное нужно, чтобы заключенные не просто содержались в камерах и обеспечивались питанием, а постепенно создать условия, чтобы велась работа психологами реабилитационной работы, чтобы вернуть людей в общество через 15-20 лет. Все зависит от политики государства в отношении этих сроков. Мы не говорим, что всех осужденных нужно отпустить, речь идет о конкретном индивидуальном подходе к каждому заключенному. Потому как один из основных принципов международных стандартов – это индивидуализация наказания, а когда для всех существует единый критерий, и все отбывают неограниченный по времени срок наказания, здесь уже об индивидуализации речи нет.

Еще один важный момент то, что до сих пор в Таджикистане и других странах региона лица, осужденные на пожизненный срок, содержатся отдельно от других категорий. Это является самым прямым нарушением международных стандартов в области прав человека. Лица, осужденные на пожизненный срок, во всех странах Европы содержатся вместе со всеми другими осужденными, что позволяет обеспечить процесс их реабилитации. Одновременно это создает определенные продвижение в решении проблем безопасности, потому как тюрьма должна быть безопасным местом, как для осужденных, так и для персонала. В тюрьме, где убийцы сидят с неограниченным сроком наказания, безусловно, условия безопасности становятся самыми ущербными, потому как в этом случае обеспечить безопасность персонала и самих заключенных становится очень сложно.

- Нужно ли строить специальные новые тюрьмы для заключенных на пожизненный срок?

- Официально нет такого условия, чтобы после отмены смертной казни страна должна построить специальные тюрьмы. К сожалению, большая часть стран СНГ пошла по принципу строительства специальных блоков и тюрем для таких лиц, но в международной  практике такого нет. Такая порочная практика появилась в России, потом в Центральной Азии. Условия всех осужденных должны быть одинаковыми и государство должно сделать все, чтобы в целом условия в тюрьмах были хорошими.

- Как Вы оцениваете деятельность Омбудсмена Таджикистана, который имеет открытый доступ в места заключения?

- В условиях, когда нет никаких других участников процесса мониторинга закрытых учреждений, потому как общественные и международные организации не имеют доступа в исправительные учреждения, доступ Омбудсмена является очень важным. Потому как должен быть один представитель гражданского общества и в этих условиях очень важно, чтобы Омбудсмен пользовался этим правом. К сожалению, я пока не видела еще ни одного отчета о результатах посещения тюрем и хочется надеяться, что в будущем они появятся.

На сегодняшний день нет ни одной экспертной оценки о том, что происходит внутри колонии с правами осужденных. Об этом мы узнаем исключительно из редких сообщений каких-то общественных организаций, бывших заключенных, и картина ситуации неполная. Общественный контроль – это то, что позволяет обеспечить нормальное функционирование любой тюремной системы. Я думаю, нельзя бояться общественного контроля, потому как это позволяет сделать тюремную систему лучше. Наиболее успешная модель доступа в места заключения пока на территории Центральной Азии существует в Казахстане, где Омбудсмен очень часто бывает в колониях, где общественные организации включены в общественные наблюдательные комиссии в каждом регионе имеют беспрепятственный доступ в колонии. Хочется верить, что хотя бы это появится и в Таджикистане и тюрьмы станут открытыми для общественных организаций. Общественный контроль позволяет привлечь внимание к проблеме тюрем. Тюремный персонал должен понять, что общественный контроль направлен не против него, а наоборот защищает их интересы, потому как в этом случае общество, парламент будет знать, что исправительные учреждения нуждаются в большем финансировании. Сейчас никто не знает, что происходит в тюрьмах. Если вся информация будет обнародована, тогда можно будет легче говорить о каких-то дополнительных реформах.

- У вас есть информация о средствах, выделяемых в Таджикистане  на содержание осужденных? Есть какие-то международные стандарты в этом плане?

- Никаких конкретных стандартов нет, и каждая страна исходит из того, что выделяемая сумма должна быть адекватной для обеспечения нормального существования заключенных, то есть минимальной продуктовой корзиной. Сегодня нет официальных данных о том, сколько выделяется средств на заключенных в Таджикистане. Некоторые эксперты говорили об 1-2 долларов США в день, но это неофициальные данные.

Мы обладаем официальными данными только по Кыргызстану и Казахстану, где системы достаточно открытые и они нам предоставляют такие данные. В Кыргызстане, например в день только на питание на одного заключенного выделяется 1,5-2 доллара. В Казахстане эта цифра достигает 13-14 долларов США, но это сумма полного содержания заключенного.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Хайрулло Мирсаидов
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312489