Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

04.04.201110:28
Источник изображения: news.tj

Убайдулло Раджабов: «Иногда нужно стукнуть кулаком по столу чиновника»

На днях народный артист Таджикистана Убайдулло Раджабов встретил 70–летний юбилей. После празднования он побывал в гостях у «Азии Плюс».

«Я готов был взлететь от восторга красоты...»

- Убайдулло Раджабович, чем Вы сейчас занимаетесь?

- Недавно мы отметили Навруз, который очень торжественно прошел и в столице. Я был автором сценария, художественным руководителем и художником-постановщиком мероприятия. Сейчас мы готовимся к проведению еще двух важных мероприятий – это празднования Дня единства и 20-летия независимости Таджикистана. Постановкой празднования Дня единства будет заниматься другой режиссер, но я являюсь консультантом этого мероприятия. А вот для празднования юбилейного Дня независимости я подготовил сценарий.

Кроме того, в этом месяце планируем провести премьеру фильма «Чарх» режиссером которого является мой сын. Это фильм социального характера, который говорит о сегодняшней нашей жизни. Фильм мы снимали два года. Так долго, потому что были проблемы с финансированием. Многие помогали, но этого все равно не хватало.    

- Каков бюджет фильма?

- Даже не знаю. Знаю лишь, что в него ушли все наши средства. Что находили то и вкладывали, поэтому даже не подсчитывали…

- В своем предыдущем интервью нашей газете вы говорили, что больше не хотите заниматься проведением массовых представлений.  Тем не менее, все еще занимаетесь этим….

- Да, говорил, но не все зависит от меня…Я часто думал о том, чтобы уйти, что мне нужно быть независимым. Друзья говорили, что то, что я делаю – это тоже мое слово, мое выражение, мое мнение. Вы же знаете, что сценарий это лишь айсберг, что он не все говорит. Основная его суть скрыта. Если я до сих пор этим занимаюсь, значит справляюсь. Иначе бы не выбирали мои сценарии, ведь наравне со мной их сдавали многие другие режиссеры. Мэр столицы всегда говорит, если у кого-то будет сценарий получше, то пусть представит.

Я сейчас даже горжусь тем, чем занимаюсь, так как смог заполнить эту нишу. Это уже мое кредо.

Кстати, празднование Навруза было для меня серьезной задачей, потому что мы впервые проводили организацию на такой большой территории – около 30 гектаров. Нигде в мире на такой площади не проводились массовые мероприятия. Наверное, только мировые войны и батальные сцены в кино. Но мы смогли это организовать.

Можно этим гордиться. Особенно с учетом того, что приступили мы к работе очень поздно. На сцену мы поднялись только 11-го марта.

Кризис жанра

- Но мы хотели бы видеть вас в кино…

- Да, я тоже этого хочу…

- Когда это будет?

- Не знаю. Меня же не слушают. Трудность актерской профессии заключается в том, что он ждет, когда его заметят, когда ему предложат что-то. В моем случае это осложняется еще и тем, что я не могу играть в любом фильме. Мне не всегда нравится сюжет, или роль, которую мне предлагают. Поэтому я отказываюсь почти от всех предложений. Пока мне не предложили ту роль, которую я хотел бы сыграть.

- В советское время у нас были богатые традиции, были сильные актеры, режиссеры. Почему сейчас мы этого не видим?

- Они есть, но сегодня изменились требования общества. Изменились требования к театру, кино, к чтению – они деградировали. Сейчас, то время, когда любой, кто имеет камеру, считается оператором и даже режиссером. Но для того, чтобы стать режиссером, нужно учиться 10 лет, столько же лет практиковаться. Это наука. Эти способности не появляются с одним желанием. Нужно иметь определенные знания, соблюдать определенные нормы. 

Но сегодня кино у нас снимают те, у которых нет этих качеств, есть лишь желание снимать, а этого мало, поэтому их работы кино не назовешь. Утерян уровень, все приравнялось. И такое можно увидеть во всех видах искусства. У нас актером считается и Носир Хасанов и тот, кто выступил один раз с монологом, сыграл одну роль.  Выпускник школы, который заявляет, что хочет быть артистом – артист, и Джурабек Муродов. Сегодняшний зритель думает, что если на сцене появился новый артист, подергался, побегал туда-сюда по сцене, то это и есть творчество, в то время как  за каждым артистом должна быть школа, школа искусства, знание всех тонкостей профессии, соблюдать их. Это уже проблема. И мне, как творческому человеку, обидно это видеть.  

- Кого бы вы выделили из числа наших режиссеров, как  из числа театральных, так и кино?

-Я могуназвать наших великих режиссеров, которые были еще при Союзе. Это - Хошим Гадоев, его спектакль «Царь Эдип», например, стал сенсацией, как в Средней Азии, так и в России. Также назовем Абдуразокова,  с его спектаклем «Последняя невеста Амира Ал Муъминина», Нура Табарова и его спектакль «Чорсу». Очень интересные спектакли были и у Ахмадхонова. И, конечно, восхищался всегда работой Хушназара Майбалиева. В общем, было много талантливых актеров, которые действительно были гордостью и авторитетом таджикской сцены. В кино я бы отметил Тахира Собирова, Юнуса Юсупова, Валерия Ахадова и других. То есть были люди, благодаря таланту и творчеству которых Таджикистан знали. Многие из них и сейчас есть, но как я уже отметил, деградировало понятие творчество у населения.

-  Можете назвать фильм, который вам запомнился за последние 5-10 лет?

- Из того, что я видел, запомнился лишь фильм молодого режиссера Носира Саидова. Это пока единственный фильм, который меня впечатлил. Фильм о жизни на границе, насколько я слышал, на его съемки было потрачено несколько миллионов сомони. Сегодня на съемки фильма нужны хорошие деньги. На некоторых кинофестивалях, если бюджет фильма составляет менее миллиона долларов, то его даже не смотрят.

Многие наши фильмы даже в самой стране не представляют ценности. Сегодня таджикский фильм – это реклама себя или кого-то. Они не имеют сути, или идеи, смысла, чего-то полезного для зрителя. 

Как сегодня у нас снимаются фильмы? Создатели идут к какому-нибудь богатому человеку, говорят, что снимают фильм, могут снять в нем родственников этого человека, он дает им за это деньги. Вот и вся суть фильма. Я лично не могу принять такое

- Что можете сказать о эстраде? 

- Ее у нас нет. Артист сегодня тот, кто может произвести на зрителей какое-то впечатление, что-то ему дать. Среди сегодняшних я таких не вижу. В какой-то степени могу назвать таким Зикриолло Хакимова, больше никого.

Больше всего мне не нравится, что практически все наши исполнители подражают иранским исполнителям. Не просто подражают, они одержимы этим. Да и не только иранским, но и турецким, афганским. Подражают кому не лень, но почему-то не создают что-то свое, таджикское: таджикскую музыку, таджикский стиль.

В таких случаях появляется белая зависть к народам, у которых это есть. Например, я не видел ни одного иранского исполнителя, который пел бы таджикские песни.

 - Есть такие певцы…

- Да, но единичные случаи, но у нас нет такого артиста, которые бы не пел на иранском диалекте, обязательно в репертуаре наших певцов такие песни есть.

- Как вы думаете, отчего это происходит, кто-то специально поддерживает, ставит такие условия?

- Нет. Это зависит от нас самих. От того, что у нас нет своей позиции.

- Мы – это кто?

- Те, кто поют. Та молодежь, которая сегодня пришла на сцену. То ли у них образования не хватает, то ли ума, так как таким образом они пропагандируют другую страну. Они развивают любовь населения к чужой культуре, искусству, жизни. Это очень плохо.

Меня очень восхищают туркмены, которых можно узнать в любой точке мира, узнают по их национальной одежде. Я бы хотел, чтобы нас также узнавали. Когда наши артисты выступают на других сценах, то очень хочется, чтобы они выступали именно со своей таджикской музыкой. Но мы растворились.

 

Культура и политика

- Что значит таджикская культура? Это больше внешнее, или что-то внутреннее?

- Искусство – это синтетическая смесь различных культур, которое дает одно целое, это и внешние и  внутренние требования.

Но у нас можно увидеть лишь подражание. Когда речь идет о массовой культуре, которая нас могла бы представить зарубежом, то по нашим артистам трудно определить, что они таджики. Можно гордиться нашим артистом, когда он выступает на зарубежной сцене, но еще больше можно было бы им гордиться, если бы он смог своим обликом  сразу показал, что он таджик.

- Кого из артистов, которые были раньше, вы бы назвали лучшими?

- Кароматулло Курбонов, Точиддин Мухиддинов, Мукаддас Набиева…Они могли оказывать влияние. Кто-то пытается идти по их пути, но не получается…Сегодняшняя сцена отличается от той, поэтому и меня уже какое-то время нет на сцене.

- Кстати, на культурно-массовые мероприятия, которые вы проводите, тоже есть разные точки зрения, многие считают их ненужными…

- Да, по-разному относятся, но это нормально. Я помню, когда «Азия-Плюс» проводила конкурс «Суруди сол», меня направили на репетицию, чтобы посмотреть и дать оценку. Так вот, когда меня спросили: «Как?», я сказал хорошо, хотя мне очень не понравилось, что программа была скопирована у россиян.

То есть это тоже подражание. Тем не менее, меня восхитила ваша («Азии-Плюс», - прим. автора) инициатива. Меня спросили, как это могут воспринять зрители, я сказал, что сколько зрителей будет в зале, столько мнений и будет, и у каждого из этого мнения будет и плюс и минус. Как говорил мой учитель, основоположник профессионального таджикского театра Ефим Исаевич Мительман, если все будут хвалить спектакль, кино, искусство, то это не искусство. Искусство это то, где должны быть противоречивые мнения…

-Вы говорите о подражание российским мероприятиям, тем не менее, Россия в этом вопросе тоже подражает Западу, но их публика воспринимает это нормально. Почему же у нас, хотя бы до того, как самим что-то создать, не принять их опыт?

- Я говорю о режиссуре. Она была слишком проста. Вы могли бы на те средствасделатьдругие декорации, применить другой подход. Но повторяю, мне понравилась ваша идея.  Тогда я сказал вам «молодцы», что вы организовали это. Это не комплимент. Хотя кто-то считает, что вы тогда дали пощечину многим. Например, Минкультуре, которое, по идее, должно было организовать это мероприятие. Ваша инициатива многим открыла глаза. Даже правительство задумалось, как же так? И в результате вас освободили от этой работы, и министерство культуры взяло это на себя этот фестиваль.

- Тем не менее, сейчас «Суруди сол» пропал…

- Да, правильно. Потому что они тоже хотели подражать, подражать вам, поэтому и провалили. Они профессионалы, но не смогли вам подражать. У них получилось все как обычно, то, что мы видим каждый день. Это был ноль.

- А почему не получилось? Почему у нас ничего не получается, хотя есть страны у которых тоже ограниченные возможности, в частности финансовые, но даже при этом они могут что-то создать? 

- Речь идет об ответственности и искренности. Не получается потому что нужен талант, который сочетается с грамотностью. И при этом должно быть востребовано.  Но как я уже говорил, сегодня потерян уровень в творчестве. Как вы думаете, почему сегодня стало много эстрадных певцов? Потому что кто бы ни вышел, независимо хорошо он поет или плохо, ему все аплодируют, кричат- восхищаются им. Зрители думают это и есть талант. Но талант, как таковой, у нас пропал. Музыка - ворованная, текст – пустой, исполнение - ноль. Кому не лень выходит на сцену, но я то, как режиссер, знаю, как они туда попадают. Сколько людей ко мне приходили, которыми руководило только мелкое тщеславие, чтобы как-то себя «разрекламировать», а таланта нет никакого. Мне стыдно работать с такими…Но у них потом находятся дяди, родственники, которые за них хлопочут…

- И вы уступаете в таких случаях?

- Да. Я уже не могу противостоять. Вы-то должны меня понять, у вас ведь в газете тоже появляется то, за что становится стыдно.

- Вы можете нас критиковать, мы не против…

- Да, могу. Например, в вашей газете очень много рекламы, которая мне лично неинтересна, я ее не читаю.

Но вот если бы вы хотя бы одну полосу своей газеты посвятили бы этикету, то, думаю, число ваших читателей увеличилось бы. Например, писать о том, как вести себя в определенных местах, как дарить цветы и многое другое. Я понимаю, это все примитивно, но это полезно для нашего общества, которое не знает элементарных норм поведения. Например, мне кажется, молодым было бы интересно узнать, почему дарят нечетное количество цветов и т.д.

- Но эти вещи тоже пришли к нам извне?

- Да, но мы это приняли. Это первые приметы глобализации, в которую хотим мы того, или нет, мы вступаем. Этот процесс не избежать, но хотя бы как-то его придержать можно, сохранив свои ценности. Я опять о том же подражании. Например, сейчас в Таджикистане появилась мода на хиджаб, чуждую для нас одежду. Никогда ни одна из наших женщин не носила ее, и я не понимаю, почему сейчас они это делают? Да, наша религия появилась от арабов, но это не значит, что мы все от них должны принять. Это опять та же пропаганда чужих ценностей и уничтожение своих.

Намоз можно совершать в любой одежде, даже в галстуке, не это главное. Главное – это вера, искренность в убеждении, чистота совести и души... Сегодня девушки в дальних регионах необразованы и очень рано выходят замуж. И «ценятся» сегодня именно такие девушки. И это наша с вами беда. Беда нашей нации…

- В советское время мы жили по жестким идеологическим принципам, но при этом у нас развивалась киноиндустрия. В Иране сейчас жесткая идеология, но при этом у них тоже развивается кино. Получается, кино развивается там, где есть идеологический пресс?

- Литература, искусство, кино – это все идеология. При Союзе говорили, что они отчуждены от политики, но это была ложь. Мы видели, как идеологи приезжали и устанавливали свою цензуру. Помню, театр Лохути должен был ехать в Афганистан с двумя спектаклями. Из Москвы приехали такие идеологи и стали говорить с каждым артистом по отдельности: как ему себя там вести, что одевать по дороге в театр, что на ужин, что еще куда-то. Все это делалось для того, чтобы не показать бедность государства, чтобы не знали, что есть недостатки.

Говорили не надо произносить в спектакле «Рустам и Сухроб» слова: «Мой Царь!», так это была царская страна, они были заменены на «Мой Султан!»…Искусство всегда было государственной идеологией, и всегда ею будет….

- Если Вам дадут задание сделать в какой-то отдаленной стране презентацию о Таджикистане. Что бы Вы им показали?

- Самый легкий вариант – это концертная программа. Можно также отвезти изобразительное искусство, книги…

- А из фильмов?

- Есть и такие фильмы, но все они старые, те, которые были сняты при Союзе. Это – «Рустам и Сухроб», «Смерть ростовщика», «Я встретил девушку», «Нисо» и многие другие. Есть у нас фильмы, которые можно показать. Но из сегодняшних, я бы отметил только уже упомянутый фильм Носира. Больше ничего у нас нет…

«Когда чиновник не разбирается в искусстве, то это катастрофа»

- Искусство и чиновник. Что Вы можете сказать об этом?

- Если чиновник не знает что такое искусство, не знает что сейчас там происходит, то у него ничего не получится. Я приведу вам один пример. На праздновании Навруза мне для сцены нужен был ковролин бежевого цвета. Мэр города дал поручение обеспечить, ответственный человек ему дал слово выполнить, но потом стал меня просить, чтобы я заменил другим цветом. Я ему объясняю, что другой цвет не подходит. Но у него на складе уже несколько лет залежался ковралин другого цвета и ему нужно его реализовать. Он приходит ко мне и говорит, вот смотрите, какой это красивый цвет. В итоге я сцену ничем не покрыл.

Когда чиновник не разбирается в искусстве, но вмешивается в эти дела, то это катастрофа... Если творческий человек проявляет простоту, скромность, то это воспринимается за слабость. Но в таких моментах ему, если он уверен в своем мастерстве, нужно стукнуть по столу такого чиновника, сказать: «Ты, чумчук (птенчик), ты меня еще учить будешь? Занимайся своими счетами – дважды два – четыре, четырежды  четыре – шестнадцать…»  

- А есть такие чиновники, которые разбираются?

- Да, есть, но мало…

- Когда вы пишите сценарии, сами выбираете артистов.

- Да. Но не всегда удается увидеть тех, кого хочешь.

- А бывает, что вы ставите какого-то певца, но вам это запрещают? Например, говорят Шабнам запрещено пускать на такие мероприятия….

- Шабнам у нас была, и я ее лично приглашал. И никто не был против. Если честно, я даже ни у кого и не спрашивал, и мне никто не говорил, кого приглашать, а кого нет…Правда, она потом не появилась на телевидении, но это уже не мои проблемы. 

- А как на счет Манижы Давлатовой?

- Ее я несколько раз приглашал, но она ничего не ответила. Никто им ничего не запрещает.  

- Что вы считаете на счет Садриддина Наджмиддинова. Он не имеет школу, которая должна быть, по-вашему, за спиной каждого артиста, но тем не менее, он добивается больших успехов в Америке? То есть самоучка…

- Он самородок. Может, не знает ноты, но очень хорошо поет. Акашариф Джураев тоже был из таких людей. Таких людей я приветствую…

Творческий человек не должен быть ограничен. Ему должно быть тесно в его пространстве, он должен расширять его, выходить за пределы. Но при этом какую-то каплю удовольствия должны получать его зрители, его поклонники.

Я не все сказал…

Источник: ИА "Азия Плюс"
5.0
- всего оценок (1)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО
05.1216:01Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев обсудили перспективы таджикско-узбекских отношений
05.1215:30Какова же реальная длина Великой Китайской стены?


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0312407