Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Экономика и финансы, Комментарии

07.04.201111:51
Источник изображения: news.tj

Время не ждет

Россия с 1 апреля в очередной раз повысила ставку экспортных пошлин на нефтепродукты. В том числе и для Таджикистана. Цена вопроса для нашей страны – 280 млн. долларов. При этом правительство нашей республики ничего не сообщает о переговорах с Россией по этому вопросу. Мы не знаем, о чем пытаются договориться стороны, и пытаются ли вообще. Зато мы знаем, что эта ситуация уже привела к очередному росту цен в РТ практически на все – от муки до бензина. И это несет серьезную угрозу безопасности нашей страны.

ЭКСПОРТНАЯ пошлина на светлые нефтепродукты увеличивается с $244,6 до $283,9, на темные нефтепродукты - со $170,4 до $197,9 за тонну. В скором времени литр бензина в Таджикистане будет стоить – около 5,3 сомони.

Началась вся эта история еще в прошлом году. 1 мая 2010 года Россия ввела экспортные таможенные пошлины на свои нефтепродукты для стран, не являющихся членами Таможенного союза – Таджикистана и Кыргызстана. В результате чего цены на таджикских заправках тогда выросли в среднем на 20-25%. С тех пор пошлина повышалась уже несколько раз, и вот теперь – очередной рост.

Бишкек усвоил урок

ЧЕМ может быть чревато такое повышение для нестабильных экономик, мы видели в прошлом году на примере Кыргызстана – там произошел переворот. В этом году официальный Бишкек был уже осторожнее. Премьер-министр страны Атамбаев специально несколько раз летал в Москву, встретился с Путиным и договорился. Как?

Этот вопрос специально для «АП» прокомментировал эксперт Омурбек КАЗАКОВ (псевдоним киргизского эксперта по политическим вопросам):

- Россия платила за использование военных объектов в Киргизии - их несколько - сумму около 4  миллионов долларов в год. Оплата шла не деньгами, а техникой и вооружением. Потом правительство республики захотело повысить эту плату. В ответ Россия решила включить пошлины на нефтепродукты. В результате переговоров Кыргызстан вынужден был отказаться от повышения оплаты за базы, а Россия от таможенных пошлин.

- Говорят, что Киргизия согласилась уступить и часть активов военного завода «Дастан»?

- Киргизия не просто согласилась - это было предложение именно киргизской стороны еще при Бакиеве - уступить 49% «Дастана» в обмен на списание части госдолга в 180 млн. долларов. Россия согласилась, но правительство республики до сих пор - уже более двух лет - так до конца и не решило этот вопрос. Слишком много частных интересов он затрагивает…

- Есть и другая причина, благодаря которой решился вопрос пошлин. Я говорю о создании по предложению Москвы российско-киргизского СП в аэропорту Манас, которое будет заправлять керосином военные самолеты антитеррористической коалиции...

- СП в Манасе - вообще отдельная история. При Акаеве и Бакиеве топливо в Манас поставляли их подручные компании – здесь всем заправляли близкие родственники. Чистая прибыль составляла от 300 тысяч до полутора миллионов долларов в год. Торговали теми самыми беспошлинными ГСМ, что поставляла Россия. Это тоже стало причиной того, что Россия решила ввести пошлины. И последствия введения пошлин не заставили себя долго ждать – на внутреннем рынке поднялись цены буквально на все, и произошла апрельская революция - попросту переворот в прошлом году… В декабре 2010-го власти республики кое-как уговорили русских отменить пошлины, они согласились, но только до 15 февраля. В феврале пошлины были введены вновь. И снова начали расти цены, снова появилось недовольство, и тогда - в прошлом месяце - Атамбаев (премьер-министр, - прим. ред.) поехал в Москву. Причем визитов было несколько. На сегодня пошлины отменены.

В то же время, чтобы сделать процесс поставок нефтепродуктов в Киргизию, точнее ГСМ для Манаса (и далее - для американцев), более прозрачным, было образовано киргизско-российское СП. Но и здесь организовалась какая-то контора-посредник, доля в которой, по некоторым данным, принадлежит сыну нынешнего президента республики. Так что, чем все это кончится, еще большой вопрос, - говорит эксперт.

Предпринятые меры позволят Киргизии ежегодно экономить около $400 млн. Об этом 22 марта сообщил министр энергетики КР Аскарбек Шадиев.

Почему не договорился Душанбе?

ТАДЖИКИСТАН тоже ведет переговоры с Россией. Премьер-министр Акил Акилов еще в июне прошлого года обратился к российскому коллеге В.Путину с просьбой отменить эту пошлину для Таджикистана. Однако российская сторона пока так и не рассмотрела этот вопрос.

Этот факт, а также отсутствие официальных комментариев по данному вопросу дали пищу для предположений о том, что Россия, возможно, поставила перед Душанбе условия, которые были неприемлемы для Таджикистана. В таджикской прессе обсуждались разные версии - о передаче России военного аэродрома Айни, возвращении на таджикско-афганскую границу российских пограничников. Есть также версия, что причина нежелания России идти навстречу заключается в том, что РТ не выполняет уже ранее взятые на себя обязательства, достигнутые в рамках межправкомиссии. В частности, хронически не платит по долгам Сангтуде за электроэнергию. На сегодняшний день «Барки точик» задолжал 159 млн. сомони. Еще более прозаическая версия – Россия предлагает создать в душанбинском аэропорту такое же СП по заправке топливом, как в Манасе, но таджикская сторона на это пойти не согласилась, так как сегодня в этом бизнесе участвуют свои «большие люди». 

Так или иначе, понятно, что вопрос отмены пошлин, скорее всего, является не коммерческим, а политическим. Вопрос лишь в том, какие на самом деле условия ставит Москва.  

- Возможным мотивом для введения экспортных пошлин могло быть желание Москвы заставить Таджикистан и Киргизию вступить в Таможенный союз, - предполагает независимый эксперт в области экономики Бахриддин КАРИМОВ. – Однако очевидно, что, учитывая размеры внутреннего рынка обоих государств, данный аргумент не выдерживает критики. Таким образом, скорее всего, основным желанием было вернуть под контроль приоритеты внешней политики и военного сотрудничества обоих государств.

 

Переговоры между РТ и РФ продолжаются

ПО словам начальника департамента информации МИДа Давлата НАЗРИЕВА, «с нашей стороны еще в начале марта были отправлены соответствующие документы в МИД России».

- Министерство экономического развития и торговли подготовило индикативный баланс, обозначило потребность республики в нефтепродуктах, - говорит он. – И теперь нам остается только ждать, когда российская сторона изучит эти документы и даст нам ответ по вопросу пошлин.

- Москва ставит нам какие-то условия? Эксперты говорят, что Россия согласится отменить нам пошлины только после того, как мы передадим им аэродром Айни и/или вновь примем их пограничников...

- Официально такого разговора не было - ни по аэродрому, ни по возвращению российских пограничников, тем более. Нам не известно об условиях России, может, они и есть, но нам их не озвучивали.

В Министерстве экономического развития и торговли «АП» подтвердили наличие письма в правительство России.

-  Мы подготовили его еще в феврале, - говорит  замначальника Главного управления анализа конъюнктуры рынка и регулирования торговой деятельности Аскар НУРАЛИЕВ. – В нем, указав нашу потребность в нефтепродуктах, мы попросили полностью отменить для нас полшины. Но, к сожалению, нам пока не ответили.

Так в чем причина того, что мы до сих пор не можем договориться со своим стратегическим партнером?

Этот вопрос через помощника мы задали курирующему данную область экономики первому вице-премьеру республики Асадулло ГУЛОМОВУ. Но на момент выхода газеты ответа мы так и не получили.

"«Опыт Киргизии по разрешению вопроса таможенных пошлин на экспорт ГСМ в страну наглядно и совершенно очевидно иллюстрирует, что данный вопрос лежит исключительно в плоскости политики и военного сотрудничества. На самом деле «Газпрому» в принципе данный рынок безразличен, как по объему, так и по другим экономическим соображениям» - экономист Б. Каримов

  

Альтернативы России нет?

ПО данным таджикского Минэнергопрома, импорт российских нефтепродуктов в Таджикистан за два первых месяца 2011 года составил 62 тыс. 12 тонн, что составило 78,6% доли таджикского рынка нефтепродуктов, причем 35% из этого объема завезено российской компанией «Газпром».

К ним мы и решили обратиться с рядом вопросов по сложившейся ситуации.Отвечает генеральный директор ООО «Газпром Нефть - Таджикистан» Фарход МИРЗОЕВ:

- Российская Федерация торгует нефтяными продуктами с двумя видами стран, - говорит он. -  Первый – это страны-члены Таможенного союза плюс Киргизия, которой уже отменили пошлины, второй - все остальные страны. И пошлина поднялась не только для Таджикистана, но и для всех стран, кроме членов Таможенного союза и Киргизии.

- Как она рассчитывается?

- От цены нефти на мировом рынке. Если цена на нефть пошла вверх, то, соответственно, увеличивается пошлина. Это происходит ежемесячно. Специалисты мониторят цены текущего месяца, и, обычно 25 числа, выходит постановление правительства РФ, в котором четко указываются ставки на следующий месяц. Сейчас экспортная пошлина на светлые нефтепродукты, экспортируемые из РФ для всех стран, кроме Казахстана, Белоруссии и Киргизии, составляет  284 доллара за тонну. 

Хочу привести некоторые цифры, чтобы все было предельно ясно, - продолжает Ф. Мирзоев. – Начнем с потребности Таджикистана в нефтепродуктах. Она составляет 30 тысяч тонн бензина в месяц, умножить на 12 месяцев, получаем - 360 тысяч. 18 тыс. тонн дизельного топлива – это 216 тысяч в год. Примерно 10 тыс. тонн авиационного керосина – это 120 тысяч. Потом, есть такие позиции, как масла, битум. Масел нам нужно примерно тонн 300 в месяц, за год - это 3 600 тонн. Битум необходим для дорожного строительства – это 50 тыс.  тонн с учетом усиленного строительства. Есть и такая позиция, как кокс нефтяной для алюминиевой промышленности. Правда, я не знаю их потребности.

…По данным Минэкономразвития и торговли, потребность в нефтяном коксе составляет 236 тыс. тонн в год.

Пройдемся по цифрам. Плюсуем все эти потребности, и получается, что в год нам необходимо 985 тыс. тонн нефтепродуктов. Подсчитаем цену вопроса. 985000 умножаем на 284 (пошлина) = 279 млн. 910 тысяч долларов. Это та сумма, которая ежегодно ложится на цену завозимых нефтепродуктов, которую наши потребители выкладывают дополнительно из своего кармана. Сумма, которая фактически уходит из республики. И это те деньги, которые, по словам экспертов, потянут за собой бешеный виток инфляции.

Но это не единственная беда. Сегодня компания, которая занимает ведущее место в поставках ГСМ в Таджикистан, боится потерять рынок. Причина в следующем:

- Мы не боимся конкурентов, проблема в другом, - говорит Ф. Мирзоев. - Если вы посмотрите на карту РТ, на севере Таджикистана вы увидите границу с Киргизией. А теперь давайте сравним это соседство. У нас есть 284 доллара пошлины, у киргизов – ноль. У нас есть 18% НДС, у киргизов - 12. У нас есть 70 долларов акциза на нефтепродукты, у киргизов – 20.

Если все это сложить, то получается: на сегодня разница между внутренней ценой на бензин в Киргизии и Таджикистане примерно 1 сомон 30 дирамов за литр. Учитываю эту разницу и то, что границы между нами практически прозрачные, мы боимся, что к нам пойдет контрабанда.

- Да, насколько я знаю, такая проблема уже существует, но давайте об этом позже. Скажите, какие еще рынки открыты для Таджикистана? Другими словами, есть ли альтернатива?

- По факту нет. Не потому что я работаю в «Газпроме», и ратую за  интересы своей компании. Ее нет, потому что на рынке нет альтернативы.

Объясню. Какие нефтяные страны нас окружают? Туркмения, Азербайджан, Казахстан и Иран. Иран - не экспортер светлых нефтепродуктов, потому что у них проблемы с обеспечением внутреннего рынка. У них есть сырье, но сырье это не готовый бензин или дизельное топливо. Далее, Туркмения. Там цена четко привязана к мировому рынку, и эти скачки не идут ни в какое сравнение с той стабильностью, которую дает Россия. В России цены фиксируются на ежемесячной основе, в Туркмении - на ежедневной. Плюс в Туркмении огромные проблемы с подвижным составом - недостаточное количество вагонов-цистерн, и что-то вывезти оттуда крайне тяжело. Есть проблема и большой конкуренции. Туркмения в основном работает на Иран и Афганистан. Их основной нефтеперабатывающий завод находится на берегу Каспия, и им намного выгоднее торговать танкерами, выгоднее залить один раз в танкер 5 или 10 тысяч тонн, чем по 5-6 вагонов продавать. То есть логистически Туркмения не сможет обеспечить наши потребности. К тому же сегодня, если мы возьмем туркменский продукт и российский, российский все равно дешевле.

Теперь казахи. У них нет достаточной переработки нефти. Они не загружают свои заводы. Они импортируют из России около 3 миллионов тонн бензина в год! Рассчитывать на казахов бесполезно. А Азербайджан это та же Туркмения, только через Каспий, то есть еще дальше, и там тоже мировая цена и те же проблемы с подвижным составом.

Бизнесмены очень оперативно реагируют на изменение рыночной ситуации и меняют источники поставки. Если бы хоть одна из стран могла реально предложить альтернативу, то не сомневайтесь – наши бизнесмены были бы уже там. А учитывая, что для завоза нефтепродуктов, причем из любых стран, у нас нет никаких препятствий со стороны государства, то этот процесс принял бы массовый характер.

Я еще раз говорю, мы не боимся конкуренции, просто альтернатив, о которых говорят, нет. Можно, конечно, их искусственно создать, снизив налогообложение для какой-то страны. Но мы сами себя будем обманывать – класть деньги в один карман,  вытаскивая их из другого. 

- Есть мнение, что Таджикистан мог бы построить нефтеперерабатывающий завод. В интервью «АП» эксперт Саймуддин Дустов предположил, что он может обойтись в 60-70 миллионов долларов.

- Это не так. Нефтеперерабатывающий завод, если его нормально делать, стоит минимум 500-700 миллионов долларов. Это явно не стоимость отеля, как говорил этот эксперт. Где найти эти деньги? Кто их даст?

Ладно, с деньгами, предположим, их найдут, но где взять нефть? Откуда ее тащить?

- Вдруг «Зарубежнефтегаз» все-таки что-то найдет…

- Процесс бурения и поиска нефти и газа в наших условиях процесс очень сложный и капиталоёмкий. Надо набраться терпения и молиться всевышнему, чтобы в нашей республике появились нефть и газ. Но даже при самом удачном стечении обстоятельств мы не сможем отказаться от импорта.

По словам Ф. Мирзоева, нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) может построить только вертикально интегрированная нефтяная компания (ВИНК).

- Строительство НПЗ привязано к объемным показателям рынка. Обычно ВИНКи строят заводы на локальных рынках с большим объемом потребления. Пока наш рынок по объемным показателям очень мал. Рынок Таджикистана - это 985 тысяч тонн нефтепродуктов в год, или менее 20 дней работы Омского нефтеперерабатывающего завода. Он перерабатывает 19 миллионов тонн нефти в год. Другими словами, это не те объемы, ради которых можно строить новый НПЗ. 

- Почему, на ваш взгляд, Таджикистан никак не может договориться с Россией?

- Мы не имеем права комментировать эти темы. Это компетенция правительств наших стран.

Однако если статус-кво по решению данной проблемы будет сохранен, то, по нашим расчетам, в третьей декаде текущего месяца цены на АЗС могут подняться до уровня 5 сомони за литр бензина, а через месяц  - до 5,3 сомони. Все импортеры ГСМ, работающие по официальным схемам, будут вынуждены выходить на этот уровень рентабельности, иначе бизнес будет убыточным.

Говоря о цене, я кое-что поясню. На заседании Межгосударственного совета антимонопольных служб со стороны ФАС РФ было озвучено, что никакого основания для повышения цен на бензин в странах СНГ не должно быть. Потому что внутри российская цена не повысилась, так как нефтяные компании не повышают цены: ни на мелкооптовом канале реализации, ни на розничном. Все правильно, цена растет по иным причинам: пошлина - на протяжении пяти месяцев она выросла на 110 долларов за тонну - и железнодорожный тариф, это перевозка с завода до границы Таджикистана. Еще в ноябре месяце прошлого года он составлял 195 долларов за тонну, сейчас же он составляет 242 доллара.

Также цена формируется и из средневзвешенной цены на нефть марки Brent, так как из нее высчитывается размер пошлины. Вот динамика изменения биржевых цен на нефть марки Brent: в ноябре прошлого года цена составляла 84,53 доллара за баррель, сейчас $119!

- Если пошлины будут расти и дальше, вы пойдете на сокращение поставок?

- Вполне возможно, потому что и потребление может уменьшиться. Но больше это связано с тем, что мы не выдержим возможного контрабандного потока из Киргизии. Тогда мы фактически выйдем из игры. Даже если из Киргизии груз будет заходить официально, он все равно будет дешевле нашего пошлинного. К тому же, даже если они будут его растаможивать, все деньги от продажи бензина плавно перетекут в Киргизию.

Насколько я знаю, сейчас пока ничего не идет или идет мало. Правительство РФ отменило пошлину для РК с 1 января. Совместной российско-киргизской рабочей группе дали срок до 15 февраля, чтобы стороны выполнили договоренности, которые были зафиксированы в протоколе по итогам встречи в декабре председателя правительства КР Атамбаева и председателя правительства РФ Путина. К 15 февраля стороны не успели согласовать несколько документов, и поэтому с того же дня в отношении Киргизии были вновь введены пошлины, и они действовали до того момента, пока не состоялась новая встреча Атамбаева и Путина. С 15 числа в Киргизию отгрузки не производились. Потому что, с одной стороны, у них была уверенность, что Россия продлит Киргизии льготный режим до конца года, а с другой, была вероятность того, что если бизнесмены отгрузят сейчас с пошлиной, потом они могут погореть. После последней встречи вопрос отмены экспортной пошлины в отношении РК был решен положительно.

 

То, что ввоз нефтепродуктов на таджикский рынок осуществляется не одной компанией, которую можно было бы обозначить «монополистом по ввозу ГСМ» и которую «государству надо ломать», а несколькими субъектами, государство может промониторить через официальные данные таможенных служб страны.

Назовём лишь некоторые из них: ООО «Газпром нефть – Таджикистан», «Таджирон», ООО «Нару», ПОО «Умед-88», ООО «Нури Дильшод», ООО «Озод Интернешнл», ООО «Анахита», «Ф.  Зульфикор Хакер», ООО  «Трейд Ойл Интер Прайс». И это совсем не полный перечень компаний, которые импортируют и реализуют на таджикском рынке нефтепродукты российских производителей… Другое дело, как это делается – законно или нет, кто, сколько и какого качества ввозит, насколько деятельность той или иной компании прозрачна и сколько налоговой выгоды каждая из них даёт в госказну. Жаль, если из последних будут делать без вины виноватых»  

Из статьи «АП»: «Монополисты поневоле, или без вины виноватые?!», подготовленной Национальной ассоциацией малого и среднего бизнеса.

 

Сейчас у нас есть 15 дней паузы, пока не насытится внутренний рынок Киргизии, он сейчас «сухой». После его насыщения все потоки развернутся в сторону Таджикистана. И эти потоки могут пойти как  контрабандой, так и официально. И вопрос будет стоять не в том, какие это будут потоки, а в том, сколько у нас есть бензовозов, чтобы вывезти этот бензин. Хотя, по идее, киргизы не имеют права реэкспортировать этот бензин в Таджикистан, потому что он им дан для обеспечения собственных нужд. Но соблазн такой большой, что я не думаю, что барьеры сработают.

- Сейчас вы уже сокращаете объемы продаж?

- Пока нет. Мы столкнемся с этим в следующем месяце. Продажи упадут, и тогда не будет смысла завозить прежние объемы. Сейчас мы держим 35-40% рынка, не больше. Не 90 процентов, как говорят некоторые.

Самое обидное, знаете, что? Некоторые не понимают того, что когда продукта много, естественно, усиливается конкуренция между бизнесменами. Нас обвиняют, что мы завозим большее количество, во избежание образования дефицита на рынке, говорят, что мы хотим монополизировать рынок. Когда же мы не наращиваем свои объемы, то есть привозим ровно столько, сколько есть, то возникает следующая ситуация: вдруг какого-то из наших бизнесменов кидают или в силу того, что у завода, того же Орского, нет здесь своей «дочки», они решают, например, Таджикистану в этом месяце не отгружать. Все, поставок нет, начинается дефицит. И тут нам говорят: почему вы не увеличили поставки? То есть, когда мы привозим много, нам говорят, что мы захватываем рынок, когда мало, создаем дефицит. И такое уже было несколько раз. Почему мы виноваты, я так и не могу понять.

Потом, говорят, что у нашего государства нет никаких рычагов влияния на нас. Это не так, антимонопольный орган очень жестко контролирует нас. Мы любое повышение цен согласовываем с ними. И наши цены открыты. Например, я могу сказать, что наша сегодняшняя закупочная цена (на апрель месяц) на условиях поставки FCA (франко-завод) с Омского НПЗ, например, бензина Премиум Аи-95, составляет 528 долларов за тонну, с пошлиной – 812.

"«После введения пошлин цены на топливо в Кыргызстане немного повысились, что могло, особенно в преддверии весенне-полевых работ, сильно ударить по карману жителей республики. …На этом не надо пытаться зарабатывать деньги...» - киргизский премьер А. Атамбаев.

Еще. Есть такая вещь, как предельный уровень рентабельности, который нам выставляет антимонопольная служба. Мы приводим им раскладки, свои издержки, сравниваем их со всеми показателями и просим согласовать. Служба сегодня дает нам разрешение всего лишь на 8% торгово-сбытовой надбавки, и если мы превысим его, нас тут же оштрафуют.

И кстати, сегодня на оптовом канале мы идем на уровне 4% - рынок не позволяет выше расти.

Последствия могут быть опасны

А ТЕПЕРЬ давайте узнаем, каковы же могут быть для Таджикистана экономические последствия введения экспортных пошлин.

- Во-первых, очевидно, что несмотря на низкий удельный вес цен на ГСМ в потребительской корзине, такой резкий рост цен на ГСМ представляет собой реальную угрозу макроэкономической и социальной стабильности, а также продовольственной безопасности, - уверен независимый экономист Бахриддин КАРИМОВ. - ГСМ являются формирующим звеном структуры цен почти всех основных товаров и услуг. А также напрямую будут влиять на удорожание продуктов и товаров, особенно в Бадахшане, Раште и удаленных районах Хатлона, куда продукты доставляются из Душанбе. Кроме того, стоит ожидать удорожания тарифов за транзит экспортируемых продуктов питания и товаров через Узбекистан согласно принятому недавно решению правительства РУ.

"С 20 марта Узбекистан в очередной раз повысил тарифы за транзит таджикских поездов через свою территорию: на 15 процентов - за вагонные отправки, на 74 - за контейнерные вагоны.

 

Бахриддин Каримов привел анализ алгоритма влияния цены на ГСМ на прочие товары и услуги на Украине, что, по его словам, в принципе, универсально для любой страны.

- Рост цен на ГСМ напрямую может отразиться на стоимости продуктов питания, что, в конечном итоге, приведет к повышению инфляционных ожиданий в обществе. Ожидается подорожание бензина, следовательно, больше всего вырастут цены на проезд, а также на товары, напрямую связанные с оперативной логистикой.

Рост цен на ГСМ будет стимулировать рост цен на овощи и комбикорма для животных. Как результат, цены на молоко и молочные продукты будут расти ускоренными темпами.

Кроме топлива, к числу товаров и услуг, которые в 2011 году прибавят в цене больше всего, украинские эксперты также относят услуги ЖКХ, электроэнергию и газ.

Как известно, у нас в регионе, особенно в Таджикистане, доля перевозки в цене товара одна из самых высоких в мире, - говорит эксперт. - По мнению экспертов Росстата, она составляет от 5 до 10% в конечной потребительской цене практически любого товара в России (в Таджикистане, возможно, даже больше). Хотя совершенствование логистики, быть может, и позволяет ее снизить.

 

"Доля перевозки в цене нефтепродуктов, ввозимых из России в РТ, по данным «Газпрома», составляет 25-30 процентов.

 

По словам эксперта, если взять лишь нижнюю границу диапазона издержек на грузоперевозки в ценах (5%) и принять, что издержки на топливо для транспортных компаний в среднем составляют 30% их выручки, то получаем, что повышение цены на бензин на 10% дает повышение всех цен в стране где-то на 1% в год.

- Иными словами, 1% дополнительной инфляции, - говорит Б. Каримов. - Причем это чистая инфляция издержек, не связанная ни с какими монетарными факторами.

Итак, перспективы не радужные. Также маловероятно, что Таджикистан решит вскоре вступить в Таможенный союз, так как выгоды от импорта ГСМ вряд ли превысят потери от импорта прочих товаров из Китая, Ирана, Турции и прочих стран. В любом случае нужно принимать решения. И быстро.

- При подсчете получилось, что с новыми пошлинами Таджикистан ежегодно будет терять почти 280 миллионов долларов. Что значат для нас эти деньги?

- Здесь применим термин «альтернативная стоимость», т.е. наилучшая из упущенных в результате выбора конкретного варианта альтернатива. Иногда альтернативную стоимость называют экономической стоимостью.

В нашем случае речь идет о недополученной выгоде от инвестирования этих миллионов в другие проекты со стороны бизнеса или правительства. Если упростить наши допущения, можно сказать, что частные компании-импортеры ГСМ могли бы направить данные средства, например, на создание порядка 78000 рабочих мест (из расчета 3500 долларов на одно рабочее место по методологии МФК и Всемирного банка для региона). Если допустить что оплата дополнительного импорта осуществлялась бы со стороны государства, то данные почти 280 миллионов позволили бы с лихвой профинансировать, например, весь бюджет сектора образования (1.363.359 тыс. сомони на 2011 год согласно закону о госбюджете на 2011 год)…      

 

"За два первых месяца 2011 года из России в Таджикистан было импортировано 62 тыс. тонн светлых нефтепродуктов, что составляет 78,6% доли таджикского рынка нефтепродуктов. Кроме России и Туркменистана, РТ импортирует незначительные объемы нефтепродуктов из Киргизии и Казахстана.

В 2010 году в Таджикистан было завезено 630 тыс. тонн нефтепродуктов на сумму в $435 млн., 90% из которых завезено из России. 

 

Правительство обязано ответить на вопросы

ПОЧЕМУ молчит Москва? Может, есть на то причина чисто техническая, а возможно, все-таки есть какие-то условия с ее стороны, которые по каким-то причинам не может или не хочет выполнять Душанбе и о которых мы ничего не знаем.

Некоторые эксперты считают, что «Таджикистан до сегодняшнего дня как следует не просил Россию отменить экспортные пошлины». «Как следует» - это, наверное, на уроне «Акилов–Путин», как это сработало в киргизском варианте. Может, есть что-то еще.

В любом случае, мы, граждане республики, имеем право знать о том, как идет процесс переговоров. Знать от первых лиц страны. Не имея до сих пор возможности получить от них ответы, «АП» решила задать вопросы публично, через газету. Они адресованы премьер-министру республики Акилу АКИЛОВУ, первому вице-премьеру Асадулло ГУЛОМОВУ, главе исполнительного аппарата президента Матлубхону ДАВЛАТОВУ и министру экономического развития и торговли Фарруху ХАМРАЛИЕВУ:

- Что происходит на самом деле? На каком уровне ведутся таджикско-российские переговоры, если они вообще ведутся?

- Есть ли какие-то условия, которые ставит Москва перед официальным Душанбе? Что это за условия? Насколько обоснованы предположения по аэродрому Айни и возвращению в РТ российских пограничников?

- Что собирается предпринять правительство для купирования экономических последствий от повышения ставки экспортных пошлин на нефтепродукты?

Мы надеемся получить официальный ответ от этих руководителей страны в ближайшее время. Потому что проблема экспортных пошлин на нефтепродукты, на наш взгляд, сегодня не одна из самых серьезных, а самая серьезная для Таджикистана.

О развитии ситуации с регулированием вопроса экспортных пошлин на нефтепродукты читайте в следующих номерах «АП».

Ольга молодец!

Россия скоро объявит что она хочет в обмен на отмену экспортных ставок. Ну а наших просто немощны как старая изжившая корова, и молока уже не дает, и подыхать не подыхает