Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

07.04.201110:33
Источник изображения: news.tj

Ядовитая мебель

В марте 2008 года семья Мирзоевых купила китайский спальный гарнитур в торговом доме «Сумаё» на сумму 13 тыс. 720 сомони (более $4 тыс.). Но дорогая мебель доставила кучу хлопот семье, она оказалась ядовитой.

ПО словам главы семьи Ш. Мирзоева, когда купленную мебель привезли домой, от нее уже исходил странный резкий запах.

- Когда собирали мебель, мы спросили у мастеров-сборщиков магазина, что это за запах. Нам сказали, что не знают причину, и попросили проветрить комнату. Однако проветривание не помогло избавиться от запаха. На следующий день у моей супруги возникли аллергические симптомы: тошнота, рвота, удушье и т.д.

После этого мы перешли в другую комнату, позвонили в магазин, объяснив причину, потребовали забрать мебель. Продавщица ссылалась на отсутствие администратора, и после этого началось наше более чем трехлетнее скитание, - говорит Мирзоев.

Глава семьи решил вернуть купленный товар. В магазине ему сказали, что удержат 10% от общей суммы. По словам Мирзоева, таких условий при покупке мебели не было, и поэтому он решил обратиться в соответствующие инстанции. В первую очередь он направился в Отдел защиты прав потребителей Министерства экономики и торговли.

- В связи с нашим заявлением Министерство начало собирать документы, - говорит он. - Мы передали им необходимые бумаги, в том числе справку о том, что моя супруга действительно была больна. Министерство потребовало от магазина сертификат качества. Но магазин ничего не предоставил, кроме фотографии самой мебели. Чуть позже, осенью того же года, они предоставили Министерству сертификат соответствия, выданный «Таджикстандартом». Но в данном сертификате был указан общий вес нескольких видов товаров на определенный ввоз, а не соответствующие требования к качеству. Таким образом, магазин до сих пор не предоставил никаких документов, подтверждающих качество товара, - отмечает пострадавший.

По его словам, после этой неразберихи Отдел защиты прав потребителей Министерства экономики и торговли отправил запрос в Судмедэкспертизу Министерства здравоохранения, в отдел судебной медицинской экспертизы Министерства юстиции, «Таджикстандарт», Таможенный комитет, а также Санэпидемстанцию. В одном из ответов специалист Судмедэкспертизы пишет, что «в таких случаях, если товар некачественный, магазин должен заменить товар или же выдать обратно деньги, провести экспертизу в 5–7-дневный срок, и после этого должны быть проведены соответствующие действия».

Отдел министерства подал иск в Экономический суд в октябре 2008 года. После многочисленных судебных заседаний суд постановил, что Минэкономики и торговли не провело досудебного расследования, и на этом основании поручил министерству проделать необходимую работу и потом вновь обратиться в суд.

- Но мы не стали ждать, потому что понимали, что это займет еще кучу времени, - говорит Шавкат Мирзоев. – В феврале 2009 года мы самостоятельно написали в прокуратуру района И. Сомони. Прокуратура отправила запрос в «Таджикстандарт», Санэпидемстанцию этого района. После проведенного расследования руководство магазина написало им письмо о том, что они готовы забрать мебель и заменить на другую, но доставка и сборка должна осуществляться за счет покупателя. Но ведь это противоречит Закону о защите прав потребителей, - возмущается Ш. Мирзоев, - где сказано, что «доставка и сборка любого товара до определенной тонны производится за счет продавца». Не было гарантии, что другая мебель не будет зараженной. В общем, мы отказались от их предложения.

После этого, уже в мае 2009 года, Мирзоев в поисках справедливости обратился в Союз защиты прав потребителей Таджикистана.

- Они выступили нашими правозащитниками в суде района И. Сомони, - говорит он. – Все это время почти вся моя семья продолжала болеть, в том числе пневмонией. Я искал информацию о таких симптомах в Интернете и нашел  статью, где говорилось, что «в составе мебели может содержаться некий газ - «формальдегид», который приводит к таким заболеваниям, как пневмония и рак».

Мирзоев одновременно обращается в Комитет защиты окружающей среды при правительстве РТ.

- Они согласились провести экспертизу в комнате, где находится мебель, - говорит он. - Воздух должен был проверить Институт химии им. Никитина. В течение 3-4 дней сотрудники института проводили экспертизу, и в результате был обнаружен формальдегид, превышающий в 15 раз допустимые нормы!

Документы по результатам экспертизы мы предоставили в суд И. Сомони. Судья Розиков вынес решение, что Союз защиты прав потребителей не имеет права выступать за нашу сторону, в связи с тем, что мы «не входим в число неопределенных потребителей». Нужно отметить, что это судебное слушание длилось полгода - с мая по октябрь 2009 года, - говорит Мирзоев.

После семья обратилась с жалобой уже в городской суд, который отклонил решение суда И. Сомони и вновь отправил дело к ним на рассмотрение, но уже в новом составе заседающих. После почти полугодового рассмотрения дела судья З. Махмудов, допустив грубые нарушения норм процессуального права, тоже отклонил наши законные требования. Тогда же Союз защиты прав потребителей выступил инициатором повторного проведения экспертизы, они привлекли прокуратуру, представителей «Таджикстандарта», Санэпидемстанции, Комитета защиты окружающей среды, Института химии и понятых.

- Результат экспертизы и в этот раз был в нашу пользу, и Коллегия Душанбинского городского суда под председательством судьи С. Каримова во второй раз отклонила решение суда И. Сомони. Но при третьем рассмотрении дела районный судья Б. Искандаров не учёл замечания городского суда, а также наши факты и доказательства, и частично удовлетворил наше требование, – продолжает Мирзоев.

По его словам, решением суда И. Сомони от 16.12.2010 г. представители торгового дома «Сумаё» должны были забрать мебель, вернуть им деньги, а также выплатить компенсацию в размере 500 сомони.

- Здоровье, время и затраты, потраченные нами на эти разбирательства, стоят гораздо больше, - отмечает Мирзоев. – Мы требуем возместить нам причиненный моральный ущерб за все три года, мы требовали 50 тыс. сомони, но они отказались выплачивать столько. Мы закрыли эту страшную комнату, которая вредит нам, заперли на ключ и уже четвертый год не пользуемся ею.

21 января нынешнего года семья Мирзоевых пыталась добиться справедливости в очередной раз. Союз потребителей подает в суд еще раз, чтобы при вынесении решения были учтены трехгодовая инфляция и, соответственно, индексация. Судья, теперь уже Искандаров, все оставляет без изменений.

- Последнее решение суда И. Сомони должно было вступить в силу в начале февраля 2011 года. Но, к сожалению, фактически ничего не изменилось, - говорит Мирзоев. - Ни представители магазина об том не думают, да и суд не следит за выполнением своего же решения. А мебель как стояла у нас дома, так и стоит. Как жить дальше?!

При рассмотрении нашего дела, где речь идет о возмещении вреда, причинённого жизни и здоровью, согласно ч.3 статьи 47 УПК РТ, в процессе участвует прокурор и даёт заключение. Однако, несмотря на наши неоднократные обращения, заключения и рекомендации Совета юстиции РТ, районным и городским судами игнорируется этот факт, да и представители прокуратуры тоже не желают участвовать в процессе.

При внимательном ознакомлении с решениями всех судей районного суда И. Сомони столицы - Розыкова Х. (с 5 мая по 22 октября 2009г.), Махмудова З. (с 15 января по 4 июня 2010г.), Искандарова Б. (с 17 августа по 16 декабря 2010г.), а также заместителя председателя городского суда Азизова Ш. (с 17 февраля по 11 марта 2011г.), я думаю, можно говорить об их необъективности и пристрастности. Вместо того, чтобы рассматривать возникший спор о качестве мебели, представляющей опасность для нашей жизни, здоровья и окружающей среды, вышеуказанные судьи грубо и неправильно истолковали законы своими решениями. Это, на мой взгляд, доказывает и тот факт, что судьи Х. Розыков и З. Махмудов за нарушения при рассмотрении нашего спора и ведении гражданского дела по результатам проверки Совета юстиции Республики Таджикистан были наказаны и за неоднократное неправильное применение норм процессуального права, - говорит Мирзоев.

…Как решится это дело и решится ли вообще, надеемся, мы сможет узнать в ближайшее время, пока же мы решили задаться еще одним немаловажным вопросом.

Что будет с мебелью, которая должна вернуться в магазин?

 «АП» обратилась за комментариями в «Таджикстандарт».

- На основании заявки предпринимателей мы проводим госнадзор: проверяем качество товара, - говорит специалист Отдела народного потребления «Таджикстандарта» Абдукахор Мавлонов. – Согласно нормативно-технической документации, в стране должны быть лаборатории, которые должны проверять состав мебели. Но в связи с тем, что в республике в принципе нет таких лабораторий, мы проводим органолептический осмотр товара. Данный осмотр включает в себя: осмотр внешнего вида мебели – это пятности, трещины, неровности, неплоскость, а также осмотр состояния крепёжности деталей. Также мы осматриваем геометрические и функциональные размеры товара и использованные материалы. То есть мы осматриваем товар визуально.

Почему нет лабораторий, которые должны проверять состав мебели и других товаров? Что если магазин вновь решит продать «зараженную» мебель? На эти вопросы ответил начальник Управления госнадзора «Таджикстандарта» Сухроб Валимамадов:

- В этом году мы установили требования безопасности продукции. Регламент начали разрабатывать еще в начале года на международном уровне. Наш приоритет - безопасность, и мы будем работать в этом направлении. Когда речь идет о безопасности человека, необходимы такие лаборатории. Но, к сожалению, пока у нас нет средств для их создания.

Что касается зараженной мебели… Для этого должна быть создана специальная комиссия, которая установит, что товар действительно вредит здоровью человека, и тогда можно будет уничтожить мебель. Стоимость мебели большая, и только комиссия может решить ее судьбу. Эту комиссию может создать Минздрав.

По данным «Таджикстандарта», «в результате экспертизы установлено, что в составе мебели находился формальдегид с превышением допустимой дозы». Формальдегид используется в клее для мебели. «В статьях 13, 19 Закона «О защите прав потребителей» говорится, что купленный некачественный товар должен быть возвращен, а покупателям должен быть выплачен моральный ущерб, - отмечает заместитель Союза защиты прав потребителей Таджикистана Фаридун Шоимбеков. - Если подобные случаи повторятся, как и в этот раз, мы обязательно начнем судебные разбирательства.

МЕЖДУ ТЕМ:

До выхода этой статьи корреспондент «АП» не раз обращался за комментариями в магазин «Сумаё». В первый раз мы не смогли найти администратора магазина. После, через несколько дней, мы нашли его, но это был уже другой администратор. По его словам, он недавно был назначен на должность временно исполняющего обязанности администратора магазина в связи с тем, что администратор магазина находится в поездке в Худжанде.

«Я лично сам не могу ответить на ваши вопросы, так как я не разбирался в этом, - говорит Шухрат. - На ваши вопросы может ответить только наш администратор, когда приедет».

Контактные телефоны администратора нам так и не дали, ссылаясь на то, что якобы не знают их.

В ТЕМУ:

Каждый год в Китае от ядовитых испарений в квартирах умирает более 2 миллионов человек

В КИТАЕ из-за отклонений от необходимых норм и требований при производстве красителей и строительных материалов дома, бытовые предметы и мебель становятся источником ядовитых веществ, вызывающих у людей смертельные заболевания.

Центр здоровья молодёжи при комитете стандартизации КНР провел исследования, результаты которых показали, что степень загрязнения внутри жилых домов в Китае гораздо больше, чем снаружи.

По данным Центра, каждый год в стране 2,2 млн. молодых людей умирает от болезней, полученных в результате этого загрязнения, из них миллион человек являются детьми младше 5 лет.

Среди загрязняющих веществ внутри домов были названы формальдегиды, бензол, аммиак и радон. Из них наиболее опасны формальдегиды, которые, по данным ВОЗ, приводят к раковым заболеваниям и врождённым уродствам. Главный источник опасных химических веществ – это стройматериалы и мебель.

Доктор наук Чжу Сюеюань, проживающий в США, рассказал радио «Свободная Азия», что опасность от загрязнения воздуха внутри китайских домов гораздо серьёзней, чем сообщают в СМИ. По его мнению, иметь безопасное жильё - это одно из основных прав человека.

«Материалы, из которых изготавливают мебель в Китае, а также краска, которой красят стены, содержат очень много формальдегидов и альдегидов. Китайское коммунистическое правительство делает только поверхностные исследования в этой области, а реальная ситуация гораздо серьёзней. Кроме молодых людей и детей, сильно страдают от загрязнения также и пожилые, которых не учитывают, считая, что они умирают естественной смертью. В области загрязнения в Китае очень серьёзные проблемы. Начиная от загрязнения воды до большого количества химикатов в овощах и других растительных культурах, а также продуктах питания», – говорит Чжу.

Врач частной клиники из американского штата Мэриленд, бывший главврач народной больницы китайской провинции Шэньси, Цзинь Фушен рассказал, что загрязнение воздуха внутри помещений в Китае явление повсеместное.

«Я недавно ездил в Китай, и почти все, с кем я встречался, говорят об этой проблеме. Даже в гостиницах можно ощутить сильный запах формальдегидов. Я был в гостиницах Пекина, Шанхая, Сианя и других городов, и везде одна и та же проблема. В Шанхае ситуация немного лучше, в Пекине очень плохо, в Сиане среднее состояние», – говорит Цзинь.

К основным причинам такого явления он отнес то, что при производстве не придерживаются допустимых норм и требований в данной области.

«Предприятия производят материалы с большим содержанием формальдегидов, а потом из этих материалов другие предприятия делают мебель или используют в строительных целях, и в результате получается квартира, в которой воздух пропитан этим опасным химическим веществом», – делает заключение бывший главврач.

The Epoch Times 

Без полезно куда либо обращаться у нас на каждом шагу коррупция, больше чем уверен магазин Сумае просто сделала откат кому надо по этому бедная семья не может добиться справедливости.