Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

19.05.201117:12
Источник изображения: news.tj

По следам наркоконтрабандистов

Кто ловит афганских наркобаронов и в каких условиях работают сегодня таджикские наркополицейские? Как делят между собой сферы влияния силовики соседней Киргизии? И почему нам никак не удается перекрыть самые крупные каналы поставок?

Профессиональное любопытство журналиста и согласие руководства АКН позволили «АП» посетить отделы Агентства в ГБАО и присутствовать на рабочей встрече с антинаркотическим ведомством Кыргызстана.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ показать свою работу на практике директор Агентства по контролю за наркотиками Рустам Назаров озвучивал не раз во время пресс-конференций. В начале мая мы решили им воспользоваться и на неделю поехать с руководством Агентства на Памир, далее - в соседний Ош и вернуться уже через наш Худжанд. Вся поездка заняла у нас без малого неделю, и всю дорогу мы передвигались исключительно на машине.  

Почти без приключений

ВЫЕЗД был назначен на 2 мая, 5 часов утра. Ехали без остановок, чтобы успеть попасть в Хорог до наступления ночи. На случай непредвиденной ситуации были спальные мешки, но ночевать под открытым небом, к счастью, не пришлось, и первый «марш-бросок», выполненный за 12 часов, обошелся без приключений.

И наша первая рабочая остановка после небольшого отдыха в Хороге – Ишкашим.

Здесь в скором времени начнет работать новый отдел Агентства. Здание почти закончено, осталось оборудовать его необходимой техникой, натянуть поверх забора колючую проволоку – и можно обустраиваться. В отделе будет работать 4 сотрудника. Здание было построено по проекту управления ООН по наркотикам и преступности. Кстати, по этому же проекту сейчас строится отдел АКН и в Мургабе.

На следующий день – 4 мая – были запланированы встреча с руководителем АКН в ГБАО, аттестация местных сотрудников и предварительный отбор кандидатов на работу в Ишкашиме и Мургабе. Но в это утро со мной произошла история, которой не могу не поделиться. В 11.00 меня задержали за фотографирование «особо охраняемого объекта» – ОВД Хорога… Не успела я сделать пару кадров, как некий майор потребовал стереть снимки. За непослушание меня препроводили в здание управления. И здесь уже моим «непотребным поведением» занялись сразу несколько человек, а потом было решено препроводить меня к самому начальнику. Должна особо отметить, что за это время все тот же майор, который, кстати, так и не представился, попытался забрать у меня фотоаппарат, чтобы, видимо, уже самолично уничтожить секретные «файлы». В общем, все закончилось благополучно, через полчаса я призналась, что журналист (раньше молчала, выжидая, к чему вся эта история может привести), и предложила уже начальнику ОВД – Шарафу Азизуллоеву – установить мою личность методом дозвона до редакции. Дозвонились, уточнили и отпустили. Правда, никто мне так и не смог объяснить, почему я не могу снимать здание ОВД, а я в свою очередь отстояла право на сохранение снимков.

Потратив еще полчаса на фотографирование оставшихся силовиков – здание прокуратуры, суда и т.д., я, наконец, отправилась в управление АКН в Хороге.

Работать некому, но результаты есть

ПО словам Р. Назарова, сегодня ситуация на памирском направлении много лучше, чем в прежние годы. Рушан, Хорог, Ишкашим уже не бьют прежних рекордов по пропуску афганских наркотиков. По мнению главы АКН, «ребята стали лучше работать, потому что и условия службы у них улучшились, и штат укомплектовался, они вошли в нормальный режим». Хотя то, что большие участки границы до сих пор остаются абсолютно прозрачными, не вызывает сомнения. Чтобы полностью заслонить 720-километровую границу от наркопотока, никаких наркополицейских (их в принципе по всей республике 418 человек) не хватит, да и пограничники такую работу осилить не в состоянии.

- Основная проблема прозрачности границ – это отсутствие инженерно-технических сооружений, - говорит полковник, начальник управления АКН по ГБАО Мародасейн Алиеров. – Граница охраняется, но рельеф не позволяет везде строить эти сооружения. В такой ситуации рубежи мог бы охранять только живой заслон, но и это невозможно.

М. Алиеров обозначил главные болевые точки границы – это, в первую очередь, Шугнан и Ишкашим, через эти местности, по его словам, идет самый большой поток «памирских» наркотиков. «Здесь проще всего передавать наркотики, рельеф располагает. А недавно афганцы здесь еще и дорогу построили», - говорит полковник. Алиеров сетует на то, что нередко быстро и успешно провести операцию по задержанию мешает отсутствие скоординированности действий с таджикскими пограничниками. «Бывают ситуации, когда мы получаем оперативку, но пока пограничники с начальством свяжутся, спросят разрешения, пока сработает координационно-информационная система, наркотики уже уходят. Эту систему нужно менять».

За четыре месяца этого года сотрудники местного управления АКН изъяли 26кг наркотиков, в прошлом году за весь год – 36кг, кроме этого 21кг. – совместно с пограничниками.

Но Алиеров признает, что большая часть наркотиков все же проходит мимо спецслужб. Так, в позапрошлом году был факт, когда мимо заслонов прошла автомашина с 500кг. наркотиков.

- Нас мало, - продолжает Алиеров. - Всего в Хороге 30 сотрудников, оперативников из них - 15. Ребята хорошие, но зарплаты невысокие. Двухсот долларов, которые получают сегодня оперативник АКН, недостаточно.

Тем не менее, по его словам, за все существование управления здесь не было зафиксировано ни одного случая получения взятки сотрудником АКН или какого-либо другого противоправного действия.

Бывает, что проигрывают наркополицейские афганским наркоторговцам не из-за малочисленности, но и из-за хорошей подготовки самих преступников.

- Афганцы, нужно признать, здорово работают. У них есть широкая сеть преступных связей в самом Хороге, они располагают большими деньгами, и используют подкуп, - говорит полковник. - К тому же большинство афганских пограничников вовлечены в наркопреступность.

В прошлом году местному управлению удалось задержать одного из лидеров ОПГ, который входил в преступную группировку. Джобатшо Насратшоев «снабжал» весь Хорог. Но сегодня на его место уже пришли другие…

Испытывает управление в ГБАО, да и Агентство в целом, и дефицит в качестве сотрудников. «Работать почти не с кем, - говорит Алиеров. - Я считаю, нам необходимо при Агентстве создать хотя бы трехмесячные курсы по первоначальной подготовке.

То, что сегодня сложно найти профессиональные кадры, показал и предварительный отбор кандидатов на вакантные места в отделах АКН в ГБАО. На отбор пришло 16 человек, и только трое из них, по обоюдному мнению и Алиерова и Назарова, возможно, пройдут будущий экзамен на поступление в ряды АКН.

Соседям гордиться пока нечем

ПЯТОГО мая мы вновь пустились в путь. На этот раз путь лежал в Мургаб и далее в Ош. В общем, вся дорога заняла у нас практически столько же времени, что и от Душанбе до Хорога. Но если там от монотонности путешествия нас спасали только лишь рушанские красоты, то здесь картина за окном менялась каждый час. От температуры – с 34 градусов тепла до нуля, давления – с почти двух хорогских тысяч до четырех с половиной на самом перевале, и, наконец, пейзажей – с зеленых, но немного пыльных тополей до замерзших сугробов и – потом, уже у соседей – пронизывающего дождя.

Но сначала был Мургаб…

Здесь, как я уже говорила, мы посетили строящийся отдел. Самой главной и пока еще не решенной проблемой стал доступ к воде. Рыть колодец для отдела – задача слишком затратная: с пригорка, на котором стоит новое здание, до заветной влаги порядка 40 метров глубины и $35 тысяч денег. Более приемлемый вариант – установить на территории 10-тонный резервуар, такими пользуется тут большинство населения. Доставка воды, полное заполнение цистерны стоит 80 сомони. Но учитывая, что служить в этом отделе будет 10 человек, количества воды должно хватать надолго.

Мы едем дальше. 5 градусов тепла, высота 4,280. «Кизил-Арт». Это наша последняя застава, дальше – киргизы. Условия здесь тяжелые, помимо высокого давления, холодно и ветрено даже в летние дни. Ребята до сих пор отапливаются углем…

Вместе с пограничниками здесь служат и сотрудники АКН. На этом рубеже уже давно не было изъятий - большегрузные машины через этот перевал не ездят, а в легковушку спрятать наркотики непросто, тем более что каждая машина здесь на учете. Так, с 15 апреля по этой дороге прошло 43 автомобиля и 123 человека. Но есть у ребят и свои сложности: при таких климатических условиях здесь часто не могут работать собаки-поисковики, нюх отказывает. Из строя выходят рации, есть перебои со связью. Из-за тяжелых условий службы людей здесь сменяют каждый месяц, причем присылают сюда сотрудников АКН не только с Памира, но и из всех подразделений агентства, чтобы избежать их сближения с преступными группировками.

Приближаемся к Киргизии. Нас дружелюбно встретили на первом посту, здесь также помимо пограничников службу несут и сотрудники Южного управления Госслужбы по контролю  наркотиков КР (ГСКН). Условия для несения службы, нужно отметить, у киргизских коллег лучше. Удобное здание – вместо наших вагончиков, отдельная кухня…

Уже позже мы узнали, что ГСКН помимо бюджетных денег на ближайшие три года профинансирована Россией. Так, по словам первого зампредседателя службы, курирующего Южное управление Каныбека Нурматова, на основании договора о взаимопомощи РФ выделила им в прошлом году, сразу после основании службы, $6 млн. Зарплаты, правда, «особо не стимулируют», отметил уже позже председатель ГСНК полковник Виталий Орозалиев: «Я получаю 700 долларов, рядовые – порядка 150-180».

Не могут гордиться соседи и особыми показателями в работе: «похвастаться нам пока нечем» - такими словами встречал нас еще на подъезде к Ошу В. Орозалиев.

Передел или реформа?

ОДНИМ из каналов провоза наркотиков является: Афганистан – Исфара – Баткен. В ближайшее время в Исфаре, по словам Рустама Назарова, АКН намерено создать новый отдел.

- Между Таджикистаном и Кыргызстаном границ как таковых нет, 90 процентов не контролируется, - говорит К. Нурматов. - Раньше у нас был проблемой тот путь, по которому вы приехали, но мы поставили там свой заслон, теперь проблема - Баткен.

- Сколько было задержано наркотиков Южным управлением с начала года?

- За 4 месяца около 108кг.

- А каковы реальные объемы, которые идут через ваши посты?

- Честно? Мы задерживаем максимум 10 процентов от того, что идет. Это все службы, вместе взятые.

- Людей достаточно?

- В общем, в службе работает 285 человек, около 70 из них - оперативники. Пока этого достаточно, может, потому, что сейчас у нас работа идет пока на уровне координации действий. У нас есть определенное соперничество между службами. Возьмем одну маленькую Баткенскую область, так там, если посмотреть, все сейчас находятся - кто должен заниматься борьбой с наркотиками, кто не должен. Есть спорные вопросы по территориальности с тем же МВД. Я лично считаю, что этим делом (борьбой с наркотиками, - прим. ред.) должно заниматься только одно подразделение, чтобы не было вот такой неправильной конкуренции.

…О «конкуренции» между силовыми структурами Киргизии позже рассказывал и В. Орозалиев. По его словам, бывают случаи, когда сотрудники внутренних дел республики попросту забирают уже изъятые наркотики у сотрудников ГСКН, чтобы зачислить «улов» на свой счет. Совсем недавно подобный случай привел к открытому противостоянию между сотрудниками этих ведомств, когда наркополицейские ГСКН были избиты сотрудниками МВД…

- Какова ситуация в республике с наркопреступностью?

- Знаете, основная масса наших наркобаронов выехала из-за трагических событий в Оше.

- Не в Таджикистан, случайно?

- Нет, 80 процентов крупных наркобаронов, которые были у нас до известных событий, – это представители узбекской диаспоры. Они вернулись в Узбекистан, кто-то выехал в Россию, но уже есть и те, кто возвращается. Сейчас - могу сказать за Юг - здесь находится порядка 33-34 групп, которые занимаются наркобизнесом. Они мононациональные, всех их мы знаем.  Сейчас идет не только у нас реформа, но и передел у них (наркобаронов, - прим. ред.).

- А насколько втянуты в этот передел ваши сотрудники? Есть такие факты?

- Такое было, есть и будет. Сиюминутный заработок привлекателен. Мы сейчас над этим работаем, выявляем коррупционные связи. Кто-то уже выходит.

- На каком уровне стоят эти люди: выше, ниже вас?

- Может, чуть ниже меня.

- Факты есть?

- Нет пока. Мы стараемся отбирать на службу проверенных людей, к тому же все они в обязательном порядке проходят сначала полиграф.

- Я думаю, вы знаете и таджикских наркобаронов. Можете назвать их имена?

- Конечно, знаем, но назвать не могу. Мы работаем в этом направлении с вашими наркополицейскими.

В одном окопе?

О ГОЛОВНОЙ боли – Баткенской области – говорил на совместном заседании представителей ГСКН и АКН и Виталий Орозалиев:

- Баткен нужно перекрывать мощно, там будет открываться новое управление.

Говоря в принципе о службе, он несколько раз отметил, что «с этой заразой надо бороться. Мы в одном окопе и должны работать вместе!».

Рустам Назаров в свою очередь рассказал о конкретной работе. Так, по его словам:

- За 4 месяца этого года в РТ было выявлено 388 наркопреступлений, что составляет 5,5% от всех общеуголовных преступлений, которые были совершены.

- Таджикистан – страна с самым низким уровнем наркопреступлений: на 100 тыс. человек приходится около 9 преступлений по линии наркомании.

- За прошедшие месяцы текущего года в РТ было изъято 1,946кг наркотиков (440кг из них – АКН), что на 40,6% больше, чем за тот же период прошлого года.

- За последние 11 лет (в этом году АКН исполняется 12 лет, - прим. ред.) в стране была изъята 71 тонна наркотиков.  

- В 2010 году в Афганистане произошло резкое сокращение производства опия - на 48%, причина – грибковое поражение плантаций опия. Но есть в этом и негативные последствия - рост цен на наркотики вызовет интерес со стороны афганских дехкан к выращиванию опия.

- С 2005 года в Бадахшане, Тахоре, Кундузе и провинции Балх Афганистана работают наши сотрудники в качестве офицеров связи. И только в 2010 году, по их информации, на территории Афганистана было изъято свыше 973кг наркотиков. За то же время там было уничтожено 14 лабораторий по производству героина.

… Перед подписанием Соглашения о взаимодействии главы антинаркотических ведомств обменялись новыми идеями. Р. Назаров рассказал о планах начать подготовку кинологов для себя и афганских коллег и предложил своему коллеге проводить на регулярной основе совместные оперативные совещания.

Орозалиев предложил создать учебно-тренировочный центр регионального значения, где на наркополицейских могли бы обучаться представители всех соседних государств. А Назаров в свою очередь отметил, что, возможно, в ближайшее время в Душанбе на базе Центра по кинологии будет открыт центр по переподготовке уже работающих сотрудников правоохранительных органов, в том числе и Агентства. Этот проект был предложен странам-донорам.

В общем, предварительно договорились, что в будущем учить сотрудников будут в Бишкеке, а переучивать, при необходимости, - в Душанбе.

Уже после официальных встреч господин Орозалиев согласился ответить на некоторые вопросы «АП».

- Вы говорите: «пока нет результатов», какие проблемы мешают вам работать лучше?

- Мы лишены материально-технической базы. Когда Агентство пару лет назад ликвидировали, все передали в милицейское подразделение, и сегодня мне удалось вытащить оттуда только 30 процентов того, что у нас было: техсредства, авто и т.д. В этом плане мы подрезаны. Есть и проблема кадров.

- Вы не раз говорили о сращивании представителей правоохранительных органов с криминалитетом. Если можно, какие-то цифры.

- Это вопрос к тому, откуда мы черпаем свои кадры. Состав службы на 100 процентов состоит из бывших милиционеров. Пусть милиционеры как угодно меня ругают, но это факт - криминальные навыки наши сотрудники получили там, они портят наших сотрудников. Есть и конкретные примеры: в этом году были задержаны наши сотрудники с 10кг наркотиков, опять же в группе с милиционерами. Я этого не скрываю. У нас есть оперативная информация и о других наших сотрудниках.

- Есть информация о том, что на территории Исфары киргизские авторитеты вербуют ребят из числа таджикской молодежи, проживающей в приграничных кишлаках. В том числе и для создания наркогруппировок.

- Я об этом не слышал, но могу сказать однозначно, что трагические июньские события развернули тему наркопреступности. Вопрос же очень простой, существовали наркоканалы через определенные этнические группировки, потом произошла революция, и киргизские криминальные группировки действительно начали пытаться подмять под себя те этнические группировки. Однако у них нет выхода на внешний рынок, некуда сбрасывать наркотики, поэтому они в любом случае договорятся, причем сделают это быстрее, чем руководители государств. Ведь это колоссальные деньги. Они будут договариваться хоть с чертом, хоть с Богом.

- Есть ли у вас сведения о причастности семьи экс-президент Бакиева или его самого к наркопреступлениям?

- Без комментариев.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Asia-Plus Душанбе–Хорог–Ишкашим–Мургаб–Ош–Худжанд,Ольга ТУТУБАЛИНА
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

09.1209:22Синоптики прогнозируют снег в субботу
09.1208:50ТЭЦ «Душанбе-2» может увеличить суточное энергоснабжение на 16%
09.1207:22Госдеп увеличивает объем финансовой помощи Таджикистану
08.1218:30Ностальгия по СССР. Таджикистанцы тоскуют по "потерянному раю"
08.1217:44Интересные факты о Таджикистане


Самое обсуждаемое

07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
08.1215:2825 лет без СССР(1)
08.1214:51В министерстве культуры обсужден вопрос о переносе памятника Абуали Сино(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00