Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

16.06.201116:33
Источник изображения: news.tj

К вопросу об экономическом росте

Академик Р. Рахимов продолжает полемику с профессором Х. Умаровым.

Публикуя в газете «ASIA-Plus» напоминание Х. Умарову, предполагал, что оно поможет ему вспомнить написанный им текст статьи и он поймет, что перегнул палку. Однако, как теперь уверяет Х. Умаров читателей, ему было неудобно выразить несогласие, так как статья являлась коллективной, тем более, юбилейной. Всем известно, что юбилейные статьи не пишутся коллективно. Ее готовит тот, кого просит руководитель учреждения, а потом собирают подписи. Статья, о которой идет речь, была написана Х. Умаровым. В этом легко убедиться, познакомившись со стилем изложения.

В ответ на мое напоминание Х. Умаров решил изложить свое несогласие, сопровождая свои доводы неэтичными выражениями. Оставляя это на его совести, попробуем рассмотреть приведенные теоретически возможные, по его мнению, условия безынвестиционного экономического роста в приложении к реалиям Таджикистана 1997-2001 гг.

«Возможность безынвестиционного роста Х. Умаров связывает с уровнем жизни населения и уровнем капитализации прибыли. Очевидную несостоятельность этого тезиса подтверждает практика работы предприятий: чем выше уровень капитализации прибыли, тем, при прочих равных условиях, больше возможностей у предприятий использовать прибыль в качестве инвестиций в основной капитал».

Безинвестиционный рост, по Х. Умарову, возможен, когда амортизационный фонд приобретает способность служить источником расширенного воспроизводства основного капитала. Это, на наш взгляд, совершенно неправильно, так как амортизационные отчисления аккумулируются и становятся инвестиционными ресурсами. То, что амортизационные отчисления не могут быть условием безынвестиционого роста производства, подтверждает опыт развитых стран, где за счет амортизационных отчислений финансируется 50-60 процентов инвестиций в промышленности.

Безынвестиционный рост, согласно Х. Умарову, возможен, когда имеет место снижение стоимости вновь вводимого в действие технологического оборудования в расчете на единицу производственных мощностей. Правильно, так как при снижении капиталоемкости продукции происходит увеличение объема производства без дополнительных инвестиций. Однако, не приводя никаких данных по капиталоемкости, он заявляет, что в Таджикистане о её снижении еще приходится мечтать. Между тем, как показывают наши расчеты, в экономике Таджикистана капиталоемкость продукции в 2001 г. против 1997 г. снизалась на 50 процентов. И в последующие годы динамика капиталоемкости продукции в экономике республики имела тенденцию к снижению.

Безынвестиционный рост, по Х. Умарову, возможен, когда производственные мощности в ведущих отраслях используются на уровне, близком к оптимуму. Наоборот, такой рост возможен именно тогда, когда имеются резервы повышения уровня их загрузки. Это и происходило в 1997-2001 гг. С 1997 г., после заключения между правительством РТ и ОТО мира и согласия, началось постепенное возобновление экономической деятельности хозяйствующих субъектов. Как показывает официальная статистика, после 1997 г. степень загрузки мощностей по производству целого ряда продукции постепенно повышалась. А в дальнейшем эта тенденция стала достаточно устойчивой.

Возможность безынвестиционного роста Х. Умаров связывает с уровнем жизни населения и уровнем капитализации прибыли. Очевидную несостоятельность этого тезиса подтверждает практика работы предприятий: чем выше уровень капитализации прибыли, тем, при прочих равных условиях, больше возможностей у предприятий использовать прибыль в качестве инвестиций в основной капитал. Вопреки его мнению убыточные предприятия не составляют большинства и, кроме того, прослеживается тенденция уменьшения удельного веса работающих в убыточном режиме предприятий. Так, по данным официальной статистики, если в 2002 г. от общего числа учтенных предприятий они составляли 37,2%, то в 2003 г. - 35,1%, в 2006 г. - 33,3, в 2008 г. - 26,5%.

Безынвестиционный рост, полагает Х. Умаров, возможен, когда на базе рыночных интересов будет действовать режим экономии материальных затрат. В Таджикистане же, по его мнению, никаких признаков режима экономии производственных затрат пока не ощущается. Это совершенно не соответствует действительности. Общим показателем, отражающим экономию материальных ресурсов, является материалоемкость продукции (ВВП). По нашим расчетам, за последние 10 лет (2000-2009 гг.) материалоемкость ВВП против предыдущего года была выше лишь в 2002 г. и в 2008 г., а в остальные годы она снижалась.

Безынвестиционный рост, согласно Х. Умарову, возможен, когда страна располагает развитым человеческим капиталом и добивается стабильного повышения производительности труда. В Таджикистане же, по его мнению, человеческий капитал деградирован и он потерял ту производительную силу труда, которой обладал в советский период. Здесь явное передергивание фактов.

Процесс деградации человеческого капитала и снижение его производительной силы, а также падение производительности труда были связаны с трансформационным спадом и гражданской войной. С 1997 г. экономика страны функционирует в условиях политической стабильности общества и постоянного экономического роста. Это означает, что в республике происходит процесс активизации экономической деятельности и, естественно, решаются вопросы развития человеческого капитала. Это можно видеть на примере повышения индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) в Таджикистане. До 1995 г. по ИРЧП РТ находилась в группе стран с низким уровнем индекса развития человеческого потенциала, а сейчас - в группе стран со средним уровнем ИРЧП и по ИРЧП в 2010 г. занимает 112-е место в мире, тогда как в 2007 г. занимал 127-е место. Постоянное повышение уровня развития человеческого капитала явилось первоосновой стабильного роста как производительности труда, так и его производительной силы. Наши расчеты производительности труда в целом по экономике и официальные статистические данные по промышленности показывают, что ее рост является тенденцией для всех лет после стабилизации политической ситуации. Так, в 2001 г. против 1997 г. она возросла по экономике в целом на 27 процентов, а в промышленности - на 83,5 процента. Тенденция к росту производительности труда является характерной и за последние десять лет. Безусловно, трансформация экономической системы и политические катаклизмы переходного периода отрицательно повлияли на уровень производительной силы труда. Однако после стабилизации политической ситуации он начал повышаться. Наиболее точно этот процесс отражается в динамике электровооруженности труда. В промышленности республики ее уровень возрос в 1997- 2001 гг. на 53,2 процента; в 2005-2001 гг. на 35,3 процента; в 2006-2009 гг. на 22,7 процента.

«Темп прироста ВВП прямо зависит от объема чистых инвестиций и имеет обратную зависимость от капиталоемкости продукции. Это говорит о том, что строгой количественной зависимости между уровнем нормы накопления и темпами роста ВВП не существует. Поэтому словесной эквилибристикой, как это делает Х. Умаров, невозможно открывать экономические законы».

Безынвестиционный рост, по Х. Умарову, возможен, когда в стране осуществляется последовательная научная и инвестиционная политика, ориентированная, прежде всего, на преобразование реального сектора экономики и придание ей необходимых конкурентных преимуществ. В Таджикистане же, по его мнению, такая политика пока отсутствует. Несостоятельность этого тезиса заключается в том, что осуществление инвестиционной политики, о которой говорит Х. Умаров, невозможно без инвестиций. Как можно реализовать инвестиционную политику без инвестиций? Как можно преобразовать реальный сектор экономики без инвестиций? И, наконец, как можно придать реальному сектору экономики конкурентные преимущества без инвестиций?

Всему миру известно, в республике реализуются программы приоритетного развития энергетики, магистральных автомобильных дорог и транспортных туннелей, горнорудной промышленности и развития малых и средних городов. Разве они не свидетельствуют о том, что в республике эти и другие программы развития претворяются в жизнь на основе инвестиционной политики?

Безынвестиционный рост может быть тогда, считает Х. Умаров, когда в стране создана подлинная экономическая свобода для предпринимательства. Это, так сказать, за уши притянутое условие, так как предпринимательство при любых условиях экономической свободы развивается на основе инвестирования капитала. Безусловно, при подлинной экономической свободе доля предпринимательского капитала в экономическом росте весомее. Но сейчас речь идет не об этом, а о том, что развитие предпринимательства, тем более при подлинной экономической свободе, не может выступать как условие безынвестиционного роста.

Итак, беспристрастный разбор восьми условий безынвестиционного роста, которые декларирует Х. Умаров, показывает, что три из них (снижение капиталоемкости продукции, экономия материальных ресурсов, развитие человеческого капитала и стабильный рост производительности труда) являются реальными факторами, которые обеспечивали безынвестиционный рост в экономике Таджикистана. Однако он не допускает его практической реализации без наличия многочисленных условий. Причем, по его мнению, безынвестиционный экономический рост возможен только при выполнении этих и многих других условий всех одновременно. Такого в реальной экономике, основой развития которой является разрешение объективно возникающих противоречий, не бывает. Очевидно, понимая это, он решил застраховать себя следующей наукообразной формулировкой: «если даже в определенных развитых странах эти условия обнаруживают себя, то к безынвестиционному росту они могут привести с определенного уровня их количественной выраженности».

По Х. Умарову, безынвестиционный рост - это рост при нулевом варианте валовых инвестиций. Поскольку валовые инвестиции включают в себя чистые инвестиции и амортизационные отчисления, нулевой вариант валовых инвестиций практически невозможен. Возможен нулевой вариант чистых инвестиций. В этом случае экономический рост может быть обеспечен за счет повышения эффективности накоплений. Однако Х. Умаров отвергает наличие такого процесса в Таджикистане, потому что уровень эффективности накоплений здесь ниже, чем в США, ЕС, КНР и Индии. Но ведь отставание республики по уровню эффективного использования накопления отнюдь не означает отсутствие процесса его повышения. Как было отмечено выше, в Таджикистане уровень эффективности накоплений имеет тенденцию к повышению. Именно это, при отсутствии прироста основного капитала, обусловило увеличение ВВП в 1997 - 2001 гг.

Необходимо отметить, Х. Умаров, придумывая гипотетические условия безынвестиционного экономического роста, превратил термин, который был использован нами при анализе конкретной экономической ситуации и в конкретном периоде времени, в идею и совершенно напрасно ломает копья.

Взаимосвязь между нормой накопления и темпами экономического роста не является прямо пропорциональной и зависит от того, на каком (преимущественно экстенсивном или преимущественно интенсивном) типе экономического роста основывается экономическое развитие страны.

«Всему миру известно, в республике реализуются программы приоритетного развития энергетики, магистральных автомобильных дорог и транспортных туннелей, горнорудной промышленности и развития малых и средних городов. Разве они не свидетельствуют о том, что в республике эти и другие программы развития претворяются в жизнь на основе инвестиционной политики?».

Опыт Японии и Китая как раз подтверждает правильность положения о том, что при преимущественно экстенсивном типе экономического роста высокой является норма валового накопления. Ряд публикаций представителей российской экономической науки указывают на то, что для экономики Японии до 1970-х годов и экономики Китая до конца 1990-х годов характерным был преимущественно экстенсивный тип экономического роста.

Экономика же Таджикистана, находясь до середины 1997 г. под влиянием политической нестабильности и в состоянии глубокого трансформационного кризиса, стала после установления мира и согласия относительно нормально функционировать и лишь с 1998 г. вышла на траекторию экономического роста. Однако вплоть до 2002 года норма валового накопления имела (не по моему мнению, как утверждает Х. Умаров, а согласно статистическим данным) тенденцию к снижению. Думаю, что из-за невнимательного отношения к цифрам, Х.Умаров сравнивает изменение нормы накопления и темпы роста ВВП за другой период времени, чем в нашей статье. Там речь идет о 1996 - 2001 гг., а в его ответе - о 1999-2003 гг. Естественно, среднегодовой темп прироста ВВП в 1996-2001 гг. намного меньше (5,6%), чем тот, на основе которого Х.Умаров иронизирует по дискутируемому вопросу. Преднамеренное искажение встречается и по другим вопросам. Например, нами было написано следующее: «В экономической науке безынвестиционный тип экономического развития не рассматривается. Поэтому в работе академика говорится об имевшем место в экономике Таджикистана безынвестиционном экономическом росте». А Х. Умаров пишет: «Академик Р.К. Рахимов сообщает, что в экономической науке не рассматривается безынвестиционный тип экономического развития, можно лишь говорить о безынвестиционном типе экономического роста. Я заключает он, - считаю, что это пустословие». А ведь слово «тип» к выражению «безынвестиционный экономический рост» приписал Х. Умаров. В экономической терминологии «тип» означает образец, модель экономического развития, роста. Модели или образца безынвестиционного роста не может быть. Значит, получается так: Х. Умаров выдумывает заведомо абсурдное формулирование какого-либо процесса, потом, приписывая его другому человеку, начинает его критиковать. Сам себе режиссер!

Темп прироста ВВП прямо зависит от объема чистых инвестиций и имеет обратную зависимость от капиталоемкости продукции. Это говорит о том, что строгой количественной зависимости между уровнем нормы накопления и темпами роста ВВП не существует. Поэтому словесной эквилибристикой, как это делает Х. Умаров, невозможно открывать экономические законы.

В 1997-2001 гг. имело место отрицательное значение чистых инвестиций. Так, в 2000 г. превышение потребления основного капитала над валовым накоплением составило 44,9 процента, в 2001 г. - 37,0 процентов. В результате этого происходило сокращение производственного потенциала. Так, в 2001 г. против 1997 г. основные фонды народного хозяйства сократились на 48,8 процента.

По Х. Умарову, если существует прирост валовых накоплений в основной капитал, то непременно должен быть и прирост основного капитала. Так могло бы быть, если бы валовое накопление основного капитала включало в себя только капитальные вложения на новое строительство, на приобретение машин и оборудования. Однако в капитальные вложения в основной капитал включаются также затраты на капитальный ремонт зданий, сооружений, машин и оборудования. В Таджикистане, особенно в 1997-2001гг., происходил процесс восстановления разрушенных в годы гражданской войны объектов инфраструктуры. Поэтому в капитальных вложениях в основной капитал того периода приоритетными затратами были затраты на капитальный ремонт и восстановление зданий, сооружений, транспортных средств и коммуникаций. Его же ссылка на реализованные инвестиции в основной капитал в качестве аргумента не приемлем, так как при отсутствии чистых инвестиций увеличение последнего произошло в результате увеличения потребления основного капитала в валовом накоплении. Это подтверждается данными, показывающими отсутствие прироста основного капитала в экономике при наличии валовых накоплений или валовых инвестиций в него.

Так, в 1997 г. валовое накопление основного капитала в сопоставимых ценах составило 1326,8 млн. сомони, а объем основных фондов народного хозяйства против 1996 г. уменьшился на 25,4 процента. В 1998 г. соответственно - 1057,8 млн. сомони и против 1997 г. - уменьшение на 14,2 процента. В 1999 г. - 1292,0 млн. сомони и против 1998 г. - уменьшение на 5,8 процента. В 2000 г. - 663,2 млн. сомони и против 1999 г. - уменьшение на 12,3 процента. В 2001 г. - 884,2 млн. сомони и против 2000 г. - уменьшение на 6,8 процента.

О ВВП. Х. Умаров пишет, что денежные переводы трудовых мигрантов в ВВП не входят. Б. Мухамадиева, указывая на ошибочность его взгляда, указала, что «денежные переводы от трудовых мигрантов обязательно включаются в ВВП по конечному потреблению». Однако, выразив категорическое несогласие с этим, он пишет, что денежные переводы должны включаться в состав ВНП. А ведь в соответствии с СНС - редакции 1993 г. - вместо ВНП введен показатель ВНД - валовой национальный доход, в котором учитывается сальдо денежных переводов трудовых мигрантов. Что касается ВНП, то он в Таджикистане никогда не считался.

По Х. Умарову, при включении денежных переводов трудовых мигрантов в ВВП по расходам, возникнут якобы проблемы с определением ВВП по доходам. Более того, он считает, что «статистические органы при осуществлении расчетов ВВП по методу использования доходов или конечного потребления не способны элиминировать ту часть потребления, которая в качестве своего источника имеет денежные переводы трудовых мигрантов». Ни о каком элиминировании (исключении) из состава ВВП по расходам потребления домашних хозяйств за счет денежных переводов трудовых мигрантов не может идти речи, так как расходы одних становятся доходами для других, а потому на уровне макроэкономики расходы равны доходам.

Далее, Х. Умаров считает, что включение денежных переводов трудовых мигрантов в ВВП по расходам должно привести к значительным статистическим расхождениям между итогами расчетов ВВП по другим методам. Такого не может быть, поскольку сумма добавленной стоимости по экономике в целом равна сумме доходов и поэтому согласно Системе Национального счетоводства (СНС) методы расчета ВВП по расходам и по добавленной стоимости (или производственный метод) дают один и тот же результат. Оказывается, принцип получения одинакового результата по всем трем методам измерения ВВП, по мнению Х. Умарова, правилен, но в идеале. Как это может быть идеальным случаем, если вышеназванный принцип заложен в основу разработки статистической отчетности по ВВП.

«С 1997г. экономика страны функционирует в условиях политической стабильности общества и постоянного экономического роста. Это означает, что в республике происходит процесс активизации экономической деятельности и, естественно, решаются вопросы развития человеческого капитала».

Бездоказательны утверждения Х. Умарова и по поводу того, что применительно к Таджикистану методы расчета ВВП показывают свои существенные изъяны и поэтому по действующей методике расчетов они не могли дать одну и ту же цифру. Сплошная тарабарщина и околонаучная аллилуйщина!

Относительно оценки роли сферы услуг в экономическом росте. Пытаясь оспаривать аргументы Минфина о том, что высокие темпы экономического роста произошли вследствие повышения удельного веса сферы услуг, Х. Умаров пишет, что такое увеличение произошло из-за замены валового общественного продукта валовым внутренним продуктом. По Х. Умарову, если пересчитать ВОП по методике расчета ВВП, то доля сферы услуг получилось бы такая же. Отсюда он сделал вывод, что никакого роста доли сферы услуг в экономике Таджикистана не было. Но ведь в ответе Минфина не говорится о резком росте удельного веса сферы услуг в ВВП Таджикистана за 70-80 гг. - 1991 г., а ведется речь о последних десяти годах.

Далее Х. Умаров пытается доказать правильность своей позиции, используя данные об изменении удельного веса сферы услуг в отраслевой структуре ВВП и средних темпов его прироста. Такое сравнение не имеет смысла, так как среднегодовые темпы прироста ВВП являются результатом деятельности всех отраслей экономики, а не только сферы услуг.

«В Таджикистане отрасли, производящие услуги, развиваются быстрыми темпами. А поскольку сфера услуг отличается высоким уровнем добавленной стоимости, значение ее влияния на экономический рост, естественно, повышается».

В Таджикистане отрасли, производящие услуги, развиваются быстрыми темпами. А поскольку сфера услуг отличается высоким уровнем добавленной стоимости, значение ее влияния на экономический рост, естественно, повышается. В 2000-2009 гг., как показывают расчеты, коэффициент эластичности роста в сфере услуг был больше единицы, т.е. сфера услуг относится к отрасли с высокой эластичностью роста.

Х. Умаров пишет, что «ни в истории мировой экономической мысли, ни в мировой экономической истории не представляется возможным нахождения доказательства взаимосвязи между вышеотмеченными явлениями». Это не так. Например, в книге «Мировая экономика (глобальные тенденции за 100 лет)» отмечается, что «с прогрессом производительных сил возрастает зависимость воспроизводственных процессов от степени развития и эффективности традиционных услуг - торговли, транспорта. Критически важными факторами конкурентоспособности… национальной экономики становятся телекоммуникации, финансовая сфера и комплекс наукоинтенсивных деловых услуг. Особо значимый сдвиг - резкое повышение вклада науки, образования, здравоохранения, культуры в развитие общества, их превращение в ключевые условия экономического роста…» (с.159).

Все изложенное выше свидетельствует о том, что проблемы экономического роста невозможно решить кавалерийскими наскоками и проведением интервью через СМИ. Поэтому считал бы целесообразным предложить дальнейшее обсуждение научных проблем, не только экономического роста, но и других научных вопросов экономики Таджикистана, проводить на базе какого-либо экономического вуза или научного института, ученого или научного совета.

 

ОТ РЕДАКЦИИ:Итак, оппоненты высказали свое мнение по этому вопросу, и мы думаем, что читатель может самостоятельно дать оценку аргументам сторон. На этом мы считает необходимым прекратить дискуссию по этому вопросу.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: академик АН РТ,Р.К. РАХИМОВ
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР
03.1209:31На севере Таджикистана раскрыто жестокое убийство, совершенное в 2010 году
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции
03.1208:28М.Убайдуллоев подверг критике работу столичных энергетиков


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(5)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(2)
01.1217:52Земан и Рахмон не стали общаться с журналистами(2)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(2)
02.1211:21Атамбаев ответил на слова мэра Москвы о киргизских мигрантах(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156282