Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Комментарии

02.06.201115:57
Источник изображения: news.tj

Изатулло Шарипов открыл тюрьмы

В каких условиях содержатся заключенные? Кому рекомендует отдохнуть на зоне Махмадрузи Искандаров? И чем сегодня занимается Мустафо-командир, бывший офицер отдельной бригады спецназначения МВД? Начальник Главного управления по исполнению уголовных наказаний Минюста генерал-лейтенант Изатулло ШАРИПОВ повел журналиста «АП» в тюрьму. На экскурсию.

ПОПЫТКИ добиться доступа в пенитенциарные учреждения республики журналисты «АП» предпринимали за последние несколько лет многократно. Писали письма, звонили руководству управления исправительных дел (еще совсем недавно оно называлось именно так), пытались «продавить» этот вопрос, если сталкивались с кем-то из его представителей лично, на том или ином «круглом столе». Долгие пять лет исправительные учреждения оставались полностью закрытыми не только для журналистов, но и для правозащитников. 

Но в конце прошлой недели ситуация неожиданно изменилась. Поводом для перемен стал газетный материал. Наши коллеги из газеты «Озодагон» проводили опрос, на тему: что может увидеть в тюрьмах уполномоченный по правам человека Таджикистана, который собирается посетить их в конце лета. В материале по проблеме высказывались четверо респондентов. Двое из них - журналист «АП» и известная правозащитница Ойнихол Бобоназарова.

В газетной публикации говорилось о закрытости системы, но, видимо, этот факт стал той самой «последней каплей». Начальник управления Изатулло Шарипов пригласил нас «побеседовать» на следующий же день после выхода газеты – в минувшую пятницу. Двое других респондентов материала живут за пределами республики, хотя встретиться с ними руководство УИД тоже очень хотело…

 Главное управление по исполнению уголовных наказаний

И. Шарипов: «Я против того, чтобы людей сажали»

- МНОГИЕ, кто говорит о тюрьмах, на самом деле знают об этом только понаслышке, - начал при встрече И. Шарипов. – Я не говорю, что у нас нет недостатков. Они есть, ведь там, где идет работа, и недостатки тоже неизбежны, но мы работаем над ними. Президент доверил мне эту работу благодаря моему большому опыту. И не для того, чтобы я тут просто так сидел. Мы целыми днями работаем!

- Пытки – еще одна проблема, о которой много говорят, но мало кто знает, как обстоит дело на самом деле, - продолжил он. - Я на каждом собрании всегда жестко ставлю этот вопрос перед нашими сотрудниками. Какой бы ни был преступник – он, прежде всего, человек, и мы не должны этого забывать. На свободе у него есть семья, дети, родители. Рано или поздно они выйдут на свободу, будут работать для общества. А по поводу пыток я категорически заявлял и заявляю, что если узнаем, выявим, то будем строго наказывать. Я не утверждаю, что заключенных не бьют, бывают такие случаи, но за это виновные несут наказание. И еще хочу отметить, что не все наши сотрудники такие.

Проблем, по словам начальника управления, сегодня очень много: недостаток финансирования, кадровый вопрос, устаревшие здания исправительных учреждений.

- Все наши учреждения – это старые здания, не отвечающие международным требованиям, - заявил генерал.

По его словам, все здания исправительных учреждений были построены до 1935 года. Они ветшают, восстановление и ремонт требуют больших средств, но кое-что сделать можно.

- Мы стараемся все держать в порядке. Везде регулярно проводим ремонт, в таких помещениях как бани, столовые, туалеты, - говорит Шарипов. – Работа постоянно ведется, в некоторых учреждениях полностью перестраиваем помещения, предназначенные для длительных свиданий заключенных с родственниками, сейчас строим чайхану.  

Он также добавил, что за последние 1,5 года было построено три новых здания следственных изоляторов в Кулябе, Худжанде и Хороге, а также новая больница для заключенных в Вахдате.

- Раньше больница была в центре Душанбе, в Учреждении строгого режима №1, но там содержится достаточно большое количество заключенных, а больные в периметре – это дополнительный риск заражения, - пояснил он. 

Еще одна проблема – нехватка квалифицированных кадров. Работа с заключенными имеет свою особую специфику, трудна она и с психологической точки зрения. По словам Шарипова, сегодня нет возможности готовить квалифицированных работников.

- До 1990 года таких специалистов для Таджикистана готовили в России и Казахстане, сейчас эти возможности потеряны, - подчеркнул он. - К нам приходят выпускники юридических вузов, которые в других местах устроиться не смогли. И мы их берем. Обучаем при Управлении в течение 3 месяцев, даем им звание. Но они заходят «на зону» и ничего не могут: общаться с заключенными у них не получается. И многие уходят. Поэтому у нас очень большая текучка кадров.

Другая проблема – перенаселенность тюрем. Сегодня, по словам Шарипова, в Таджикистане более 10 тысяч заключенных.

Временно проблему решает амнистия. Напомним, что в 2009 году  в ходе большой амнистии, посвященной 15-летию Конституции РТ, было выпущено на свободу около 5 тыс. заключенных. Сегодня, спустя два года, их количество почти то же, что и до «акта прощения». 

Изатулло Шарипов подчеркнул, что сегодня большие сроки лишения свободы дают все чаще. Раньше максимальный срок заключения чаще всего не превышал 15 лет, сейчас же выносятся приговоры сроком 20, 30 лет, пожизненно…

- Появились новые тяжкие преступления, такие как экстремизм, терроризм, по которым обычно и назначаются такие сроки. Содержать таких заключенных очень проблематично, психология таких людей меняется кардинально, - говорит он.

И. Шарипов сообщил, что к данной категории заключенных относятся от 3 до 4 тысяч человек. Кстати, и большинство из бывших оппозиционеров осуждены за подобные преступления.

- Амнистия – это не решение проблемы, - говорит Шарипов. - Я против поголовного назначения такой меры пресечения как лишение свободы, особенно за незначительные преступления. Пора применять другие меры воздействия: общественные работы, серьезные штрафы. Так и государству пользы больше, и для человека серьезный урок.

Тем более что «отработать» в периметре зоны вряд ли получится. Трудовая занятость для заключенных – еще одна большая проблема этой системы.

- Мы не можем обеспечить заключенных работой, - подчеркнул Шарипов - Для того чтобы наладить производство,  необходимы деньги. То, что выделяется государством,  расходуется на содержание заключенных, и на другие цели этих денег не хватает. Были бы деньги, мы приобрели бы новое оборудование, наладили производство - ведь то, что имеем, давно устарело.

Сегодня, по его словам, заключенные изготавливают кровати, матрасы, сундуки, но все это небольшие кустарные цеха. Можно было бы, конечно, расширять производство за счет реализации продукции, но пока зарабатывать не получается - рынки завалены китайским ширпотребом. Спроса на товары, изготовленные заключенными, нет… 

В роли омбудсмена

- А ХОТИТЕ увидеть все своими глазами? Я могу вам организовать посещение нескольких тюрем. Хотите, прям сейчас?! Давайте пойдем? – неожиданно предложил Изатулло Шарипов.

Несмотря на отсутствие с собой фотокамеры, естественно, соглашаемся, тем самым опережая миссию уполномоченного по правам человека, который собирался посетить таджикские тюрьмы в конце лета.

Первый пункт назначения – казармы военнослужащих управления, которые находятся в здании напротив. Здесь перед нами было разыграно небольшое показательное выступление: учебная тревога.

После команды в течение 5 минут на плаце выстроились несколько взводов: все солдаты при оружии, в полном обмундировании. Некоторые – в касках, с дубинками и прозрачными щитами – это спецконвой. Еще минуты через три на плац выкатил БТР – оказывается, на балансе управления есть и тяжелая техника. Краткий доклад генералу о боевой готовности - и дается команда «вольно». Все действо заняло от силы минут 15. Потом еще минут 10 на беглый осмотр территории. Везде порядок. Помещения, хоть и не с евроремонтом, но ухоженные и чистые.  

 

Похлебка «из топора»

СЛЕДУЮЩИЙ пункт - Учреждение строгого режима №1, или, как говорят в народе, «Первая тюрьма». Заметив машину «шефа», охрана моментально открыла двери, но не настежь, а как положено. Вход в каждое исправительное учреждение – это три раздельные зоны с решетками и накрепко закрывающимися дверьми. Заходим во двор – здесь тоже бросающаяся в глаза чистота и ухоженность. Много зелени, в том числе и нарисованной на всех стенах и воротах. Все расписано пейзажами в псевдошишкинской или окололубочной манере. Так обычно разрисовывают дворики в детских садах, с той только разницей, что тут обошлось без сказочных персонажей. 

- Это мы специально так ярко оформляем двор, - объясняет начальник учреждения Рустам Тоштемиров. – Тоже своего рода способ борьбы с депрессиями. Место – то у нас сами понимаете какое.

Во дворе стоит внушительная тележка, груженная пакетами и свертками. Это передачи заключенным от родственников.

- Посылки бесплатно раздаете? – интересуюсь я.

- Конечно, все как положено, - отвечает Тоштемиров.

- А я слышала, что за это родственники платят вашим сотрудникам, – обращаюсь уже к Изатулло Шарипову. 

- Мы такое всячески пресекаем. Хотя, возможно, некоторые не совсем ответственные сотрудники пытаются вымогать у родственников мзду, но в случае выявления я за это наказываю. Я знаю, какими усилиями собираются все эти передачи, семьи заключенных сами готовы недоедать, но посылку за решетку обязательно соберут. Кстати, сейчас все разрешенные продукты, согласно перечню, допускаются без каких-либо ограничений. 

…Отдельным зданием во внутреннем дворе расположены помещения для свиданий. Заходим в комнату для краткосрочных встреч. Большая комната с отдельными телефонизированными кабинками, между которыми коридор.

Комнаты для длительных свиданий расположены в барачном помещении. Они рассчитаны одновременно на несколько семей, по типу общежития с общим душем и уборной. Все после недавнего ремонта. Запах, какой бы то ни было, отсутствует. В душевой на полу пенопластовый коврик, чистый, хотя и не новый.

Заглядываю непосредственно в комнаты для свиданий. Оказалось, что это совсем крошечные комнатушки, наверное, размером с кухню в типовой «хрущевке». Никакой мебели, да она сюда и не влезет. Но зато везде ковры: недорогие, но видно, что относительно свежие. В одной из комнат обнаруживаем семейную пару. После того как основная процессия удаляется, возвращаюсь к ним, чтобы задать несколько вопросов наедине.

Заключенный Бахриддин Холов предпочел не говорить, за какое именно преступление осужден, однако сообщил, что уже в сентябре ожидает выхода на свободу.

- Проблем никаких нет, - спокойно и размеренно говорит он. - Все как положено. - Вот и свидания – раз в 4 месяца.

Рядом с ним молодая жена с маленьким ребенком на руках. Она печально улыбается.

- Все нормально, скорее бы муж вышел на свободу, - только и успевает сказать она в ответ на мои вопросы. Поговорить с ней дольше не удается, меня хватились и позвали идти дальше. Направляемся к кухне, как раз обеденное время. Заглядываю в окошко столовой – она отделена от самой кухни стеной, двери нет. Заключенные, всего человек 20, убирают со столов. И распределяют пищу и убирают за собой они самостоятельно.

Сегодня на первое – густой перловый суп. Настолько густой, что я первоначально приняла его за второе. Вид у варева не очень: помимо перловки замечаю кусочки разных овощей – картошки, морковки и свеклы. Настоящая «каша из топора».

- А мясо на первое не подают?

- Так вот же оно, - парирует Тоштемиров и, помешав варево, зачерпывает ложкой порцию. Я решила попробовать – на вкус гораздо лучше, чем на вид. Сразу видно: суп свежий, только что приготовленный. Но масла и мяса явно маловато.

На второе только гарнир: манная каша на воде, с подливкой. На вкус это, как ни странно, довольно сносно. Хотя вряд ли это можно назвать сытным обедом. Но видно, что все приготовлено тщательно и с душой. В некоторых наших «столовках» еда на вкус гораздо хуже. Да и потом, наверное, заключенных выручают те самые свертки, что я видела во дворе. 

После идем в столярный цех. Тут работает всего 200 из 1 300 отбывающих здесь наказание заключенных. Работают основательно, но ассортимент скуден. Средства производства позволяют изготавливать только сундуки, национальные столики на низких ножках – дастархоны и еще кое-какую мелочевку.

Работа с нашим приходом ненадолго замирает. Заключенные смотрят на нас с удивлением, но как бы исподтишка, так что их реакция не бросается в глаза сразу. Изатулло Шарипов здоровается с заключенными и желает им скорейшего освобождения, прочтя соответствующее благословение - «дуо». В ответ люди в арестантсткой форме с благодарностью кивают, негромкой волной проносится ответный гул одобрения. «Омин!» - уже хором говорят они, совершая характерное движение руками. Эти действия повторились потом каждый раз при встрече Шарипова с заключенными.

Кстати, для религиозных нужд верующих здесь есть комната-мечеть. Бегло осматриваем небольшое помещение, застеленное коврами. На этом экскурсия заканчивается. Здесь.

Теперь мы, все еще не веря в свое везение и в такую неожиданную открытость руководства УИД, отправляемся в Специальное учреждение №3, или Спецзону.

Зона для «бывших»

СПЕЦЗОНА - это особое учреждение, где отбывают срок бывшие милиционеры, прокуроры, военнослужащие и прочие экс-представители власти.

Во дворе много заключенных: все в черных робах, «фирменной» одежде узников Таджикистана. Сейчас время прогулки, променад осужденные совершают под присмотром конвоя. По пути сворачиваем в «альтернативную столовую». Здесь заключенные могут подогревать себе готовую еду или готовить сами из тех продуктов, которые им приносят родственники. На полках много железных чайников, пара электроплиток и несколько рядов длинных «трактирных» столов с лавками вокруг них.

В комнате человек 10. Одни пьют чай, другие что-то едят из деревянных «таваков».

Потом идем в «клуб» - большой зал со сценой и телевизором. Здесь как минимум человек 40-50 – наблюдают за спортивной борьбой по «Шабакаи аввал». На нас они смотрят с удивлением и любопытством. Пытаемся завязать разговор, но ничего путного из этого не выходит, только дежурные слова, что, мол, все хорошо.

Поднимаемся в медсанчасть. Она расположена в основном здании зоны, но вход отдельный. Здесь также все застелено красными коврами – уже начинаем к ним привыкать. Десятка три кроватей, и почти все пустуют. Сейчас тут только один пациент – у него проблемы с ногами. Один из заключенных, бывший военный врач, помогает начальнику медсанчасти.

Однако самое интересное в этой «тюрьме» - ее заключенные. Среди них немало и бывших боевиков...

Махмадрузи Искандаров рекомендует…

ОДИН из них – Мустафо Тагоев, или Мустафо-командир, бывший офицер отдельной бригады спецназначения МВД, которой ранее командовал генерал Сухроб Косымов.

Сегодня Мустафо-командир увлеченно занимается плотницким делом. Мне показывают изящный деревянный сундук, украшенный резьбой ручной работы.

- Это Мустафо делает, он у нас самый лучший мастер по резьбе, - рассказывают местные охранники. – А вот и он сам.

Некогда грозный командир – невысок и худощав, держится скромно и сдержанно. Он сидит уже десять лет, и по иронии судьбы сейчас его исправлением «заведует» именно тот человек, который его когда-то поймал. Изатулло Шарипов рассказал, как сам командовал операцией по его поимке мало того, лично в ней участвовал, в 2001 году.

- Тут много тех, кого когда-то я сам арестовал (когда возглавлял УВД Душанбе с 1997 по 2005 год), а сегодня я забочусь об этих людях, - философски заметил генерал.

Мустафо Тагоев признался, что сегодня сожалеет о совершенных преступлениях. (В 2001 году он был осужден на 25 лет за ряд тяжких преступлений, среди которых убийство, вымогательство и другое.)

Здесь же отбывает свой срок и другой бывший командир и чиновник - Махмадрузи Искандаров, осужденный в 2006 году на 23 года. Однако ни во дворе, ни в клубе, ни даже в цеху мы его не заметили. Просим организовать встречу.

Искандарова привели, как раз когда мы заканчивали осмотр колонии. Он стоял во дворе рядом с одним из сотрудников учреждения. Одетый, как и все остальные, в черную робу, в кепке. Казалось, что он не сильно изменился с тех пор, как я видела его на скамье подсудимых в 2005 году. Снимает кепку, под которой оказался по-арестантски стриженный короткий «ежик» совершенно седых волос.

- Как поживаете? Как вы тут?

- Как видите, все нормально. Я вам даже больше скажу, - внезапно он повернулся к подошедшему Изатулло Шарипову, начальнику «зоны» и другим «гражданам-начальникам». – Вы меня знаете. Я ни боюсь, ни вас, ни вас, ни вас (кивает в их сторону) и свидетельствую, что все условия тут хорошие. Я бы даже порекомендовал это место для отдыха. Многим. А особенно кому-нибудь из правительства. Или, например, судьям. Приезжайте, отдохните пару недель, или месяц. Рекомендую.

Он рассказал, что все свое свободное время посвящает чтению и занятиям спортом. О неожиданном развитии, которое получило рассмотрение его дела в Комитете ООН по правам человека, говорить не стал (подробно об этом читайте на А6). Отметив лишь, что впервые прочел об этом в газете «Азия-Плюс».

ОТ АВТОРА:

НЕОЖИДАННОЕ посещение сразу двух «тюрем» оставило двоякое впечатление. С одной стороны, хотелось бы искренне поприветствовать намерение руководства Управления, наконец, приоткрыть двери для СМИ и общественности и готовность обсуждать проблемы. С другой стороны, вполне понятно его стремление продемонстрировать явные улучшения, так как порядок, как минимум внешний, – это то, что было видно невооруженным взглядом. Как отметила Ойнихол Бобоназарова, которая ранее неоднократно бывала в тюрьмах, улучшения налицо.

- Раньше никогда здесь не было такой чистоты и ухоженности, даже в тех местах, которые мы с вами сегодня посетили, - отметила она.   

Однако не будем сбрасывать со счетов вероятность наличия и «домашней заготовки» продемонстрированных нам успехов. Отметим, что сами представители Управления это категорически отрицали…

Но если даже и имела место какая-либо «постановка», то не думаю, что слишком явная. 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Парвина ХАМИДОВА,Asia-Plus
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

07.1219:56Дилфуза - гроза чиновников вышла на свободу
07.1218:18Похитители требовали за освобождение подростка 100 тысяч долларов
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию
07.1214:14В Таджикистане через пять часов после похищения освобожден ребенок
07.1213:31НБТ связывает низкий уровень доверия к банкам с их недостаточной прозрачностью


Самое обсуждаемое

05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(6)
07.1207:59Власти Таджикистана планируют в два раза сократить уровень бедности(5)
07.1216:01Как Душанбе сделать туристической столицей? Голосуйте!(1)
06.1209:18Эмомали Рахмон обратится с посланием парламенту Таджикистана до нового года(1)
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156227