Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Комментарии

20.09.201115:01
Источник изображения: news.tj

Таджикистан- Иран: Против кого дружим?

Официальные лица Ирана и Таджикистана заверили, что готовы к совместной борьбе против любого врага. Кто может быть врагом двух стран?

Участие военных Ирана на параде в честь 20-летия независимости Таджикистана и последующее заявление министра обороны Таджикистана вызвало массу дискуссий в обществе.

На параде участвовало 150 солдат иранской армии. Сама история их появления, по сообщению радиостанции Би-би-си, была почти детективной. Как сообщили Би-би-си источники в посольстве Ирана в Душанбе, Туркменистан дал добро на пролет самолета с иранскими военными через свою территорию. Однако официальный Ташкент заявил, что они смогут ответить на запрос иранской стороны только через 72 часа после его получения.

Этот ответ иранскую сторону не устроил, поскольку в этом случае они опаздывали к прибытию на военный парад в Душанбе.

Несмотря на то, что военное пространство Афганистана контролируется военными НАТО, официальный Кабул дал согласие на пролет иранского самолета через свою территорию. В итоге иранские военнослужащие в последний момент присоединились к участникам парада в Душанбе.

Как ранее сообщил посол Ирана в Таджикистане Алиасгар Шердуст, участие вооруженных сил Ирана в военном параде в Душанбе было согласовано главами двух государств вечером 4 сентября во время официального визита иранского президента Махмуда Ахмадинежада. По его словам, на следующий день было принято решение отправить подразделение для участия в военном параде в столице Таджикистана.

Министр обороны Таджикистана Шерали Хайруллоев в свою очередь заявил, что в случае необходимости иранские военные могут за два часа прибыть на помощь таджикским военным, сообщает иранское информационное агентство "Фарс". Такие же действия могут быть и со стороны таджикских войск, в случае конфликта в Иране.

Кому адресовано послание министра?

Кому было адресовано заявление Шерали Хайруллаева? Кто сегодня является потенциальном врагом Таджикистана, от которого можно ожидать военной агрессии? В этом попытались разобраться эксперты «АП».

Председатель Ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Махмадазимов: - Во время запуска первого агрегата Сангтудинской ГЭС 2 Ахмадинежад заявил, что вопрос безопасности Таджикистана – это вопрос безопасности Ирана. Я думал, что это было простое заявление, однако впоследствии президенты очень быстро решили вопрос участия иранских военных на параде в день независимости Таджикистана. Несмотря на то, что воздушное пространство Афганистана контролируется войсками НАТО, Карзай решил этот вопрос.

Вообще участие в параде такого большого контингента иностранных войск нельзя соединить в одну цепочку, так как были и соседи Таджикистана, и страны-члены Шанхайской организации сотрудничества, и НАТО в лице французского контингента. Думаю, что после заявления министра обороны аналитические центры региона серьезно изучают этот вопрос. Еще в начале года президент Ирана поднимал вопрос о создании коалиционных сил из числа войск Ирана, Афганистана и Таджикистана. Поэтому участие иранских войск на душанбинском параде не одноразовая акция. В перспективе мы можем ожидать проведение совместных военных учений. В качестве основных игроков в Центральной Азии всегда рассматривались Россия, США, Китай и Иран. Последний в этой цепочке был самым слабым звеном. Однако, судя по последним действиям, можно сказать, что Иран хочет играть роль «первой скрипки» в жизни Центральной Азии.

Что касается самого заявления Хайруллаева, то, если говорить дипломатическим языком, у Таджикистана нет врагов ни среди соседей, ни среди других стран. Но в некоторых вопросах в регионе есть проблемы, в частности использование приграничных рек для полива и энергетических целей. Решать эти вопросы надо через переговоры, а не привлекая военные силы иностранных государств. Конечно, у Ирана есть сильные ВВС, которые он сможет перебросить. Что касается наших войск, то мы пока не имеем возможности их немедленной переброски в Иран. Поэтому министр обороны прав частично, над остальными вопросами еще надо работать.

- Некоторые эксперты говорят, что заявление министра было направлено против Узбекистана? Ваше мнение на этот счет?

- Теоретически конфликты возможны. Если говорить о возможном конфликте между Таджикистаном и Узбекистаном, то мнения экспертов обеих стран сходятся в том, что это противостояние не приведет к преобладанию одной стороны над другой. Потому как если у одной стороны есть сильное вооружение, у другой стороны есть другие сильные факторы. Это будет изматывающее противостояние, и я думаю, что обе стороны не дойдут до этого. Что касается членства обеих стран в Организации договора о коллективной безопасности, то на примере других конфликтов на постсоветском пространстве можно сказать, что ОДКБ является аморфной организацией, и в случае конфликта между ее членами, остальные будут усиленно пытаться посадить конфликтующие стороны за стол переговоров. Самое главное, что в Таджикистане находится большая российская военная база, и она находится в самом Душанбе. Если театр военных действий будет происходить в столице, то хотим мы этого или нет, эта военная база будет вовлечена в конфликт. Они будут вынуждены вмешаться даже из-за инстинкта самосохранения. Здесь возникает очень много вопросов, на которые не может найти точного ответа даже экспертное сообщество.

Что касается самого Ирана, то после разрешения споров вокруг его атомной программы, Иран хочет уже внедряться в наш регион, и он может влиять на сложную политическую конфигурацию региона. Душанбе в свою очередь, надо суметь сохранить консенсус отношений между мировыми державами и Ираном.

Руководитель фонда "Индем" Саймуддин Дустов: - Я думаю, что министр ошибается в своем заявлении. На мой взгляд, силы, готовые начать боевые действия против врага на территории Таджикистана, у Ирана уже есть. Эти силы нужны Ирану не только для того, чтобы защищать Таджикистан, а в случае военной агрессии со стороны США и Израиля нанести им удары, в том числе и на территории Таджикистана. Что касается массированного военного вмешательства, то этот вопрос намного серьезней, чем у нас представляют. Я думаю, что большинство из команды президента, будучи с советским мировоззрением, до сих пор считают Иран и Афганистан чуждыми для Таджикистана и для них просить военную помощь у этих стран является непривычно. К примеру, мы видим, что из девяти командиров, контролирующих север Афганистана и которые могут поставить под ружье порядка 200 тысяч людей (половина из них хорошо обученные солдаты). Но таджикское правительство с ними не контактирует вообще. Нет никаких особых отношений с губернатором Балха – выдающимся после Ахмадшаха таджикским полководцем Атомухаммади Нуром.

Нет особых контактов с тем же Исмоилхоном, который сейчас работает в правительстве Карзая. Именно советское мышление не позволяет собрать военную силу в случае атаки на Таджикистан. Благо, что последние два года таджикские власти начали работать в этом направлении, так как появились новые люди, которые понимают, что самая большая таджикская армия находится не на территории Таджикистана, а на севере Афганистана. Я считаю, что никакой особой угрозы со стороны Узбекистана нам нет. Но, понятно, что узбекские и российские эксперты постоянно муссируют слухи об авиационном ударе по объекту Рогунской ГЭС, и возможном военном вторжении Узбекистана. Конечно, по военной мощи силы Узбекистана превосходят наши, но навязанная партизанская война не позволит им иметь успех. Поэтому я считаю, что сегодня военных угроз Таджикистану нет. Угроза Талибан – это русский стереотип, который навязывается всей Центральной Азии.
Талибы всегда имели хорошие отношения с соседями. Они это подчеркивали своими действиями и заявлениями. Если талибы придут к власти, властям Таджикистана необходимо работать с ними как с законно избранными властями, какой бы политической ориентации они не придерживались. Соседей не выбирают, с ними живут, поэтому между Талибан и Карзаем большой разницы для нас не должно быть.

В целом можно сказать, что заявление министра обороны Таджикистана была ответной реакцией на информационно-политическое давление, которое последние полгода позволил себе Кремль к правящим элитам Таджикистана. Идет массированная информационная атака с участием министра обороны России Сердюкова, спикера Бориса Грызлова и депутатов Госдумы России. В том числе, как показал последний саммит СНГ в Душанбе, с участием самого президента Медведева. 

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Хайрулло Мирсаидов
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

10.1214:40На юге Таджикистана на АЗС произошел мощный взрыв
10.1213:03Лавров обратился к оператору Reuters по-английски. А затем назвал его дебилом
10.1210:06На юг с пустыми карманами: из-за кризиса мигранты покидают Россию и возвращаются домой
10.1209:50"Заблокированный" год
10.1209:42Президент снял с должностей глав ряда районов Хатлонской области


Самое обсуждаемое

09.1214:20«Барки точик» сообщил о смягчении энерголимита по стране(6)
07.1215:18Первый визит в качестве президента Шавкат Мирзиёев совершит в Россию(3)
09.1221:00Немцы сочли мигрантов главной проблемой(2)
09.1213:17Именной пистолет от Виктора Януковича президентам СНГ(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00