Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Комментарии

19.01.201209:46

У. Назаров: «Не каждый наш студент идет работать в мечеть»

После преобразования Исламского университета им. Термези в Исламский институт им. Имоми Аъзама Абуханифы прошло больше четырех лет. Институт подрос, открыл новые специальности. Но по-прежнему остается единственным религиозным вузом в стране. О том, что сейчас представляет собой вуз, в интервью «АП» рассказал ректор института Умарали НАЗАРОВ.

- Стало ли для вас ваше назначение на должность ректора Исламского института неожиданным, и почему именно вы?

- Я был одним из первых выпускников Исламского университета имени Имама ат-Термези. Здесь же после окончания начал работать ответственным секретарем. В 2007 году был назначен проректором университета по воспитательной части. В тот же год университет был преобразован в Государственный институт имени Имоми Аъзама. С бывшим ректором университета, а потом уже института я начал работать с 1997 года. И уже потом, по воле судьбы, в 2010 году я был назначен на пост ректора.

- Что-то изменилось после того, как вуз стал государственным?

- Да, мы смогли увеличить число кафедр и специальностей, а в 2011 году открыли новый факультет - восточной филологии, где основной специальностью является «арабский язык и литература». Раньше тоже было два факультета – исламских наук и исламского шариата, но при перерегистрации вуза факультеты были объединены. За время существования Исламского института, то есть с момента его перерегистрации, были открыты восемь кафедр: арабского языка и литературы; языков; ислама и истории религии; философии и теологии; естествознания; исламского шариата; наук Корана; хадисов Пророка. Сейчас студенты обучаются в вузе по пяти специальностям: «арабский язык и литература», «философия религии», «история ислама», «познание религии» и «науки Корана».

- И значит, с открытием новых специальностей желающих поступить стало больше?

- Да, но для этого нам также пришлось поработать, чтобы собрать лучших выпускников школ. Мы провели разъяснительные работы с выпускниками школ в Раштской долине, Согдийской и Хатлонской областях, распространили свои буклеты. В итоге 490 студентов смогли стать нашими студентами. Причем 25 абитуриентов пришли с лучшими аттестатами, такого в предыдущие годы не было. Еще двух студентов мы приняли после собеседования по рекомендации Минобразования, это юноша из Согдийской и девушка из Хатлонской области. Эти ребята показали высокие знания. Всего сегодня у нас обучаются 1838 студентов, из них 1411 на очном отделении.

- У вас, по-моему, полностью платное обучение?

- Нет, у нас есть и бюджетные, и договорные группы.

- А сколько стоит обучение в год?

- Все зависит от того, по какой специальности студент обучается, и от формы обучения, заочной и очной. Студенты, которые обучаются на заочном отделении, платят 1800 сомони за год. На очном по таким близким друг к другу специальностям, как «ислам и история религии», «философия и теология», обучение стоит 2700 сомони в год. Самое дорогое обучение - по специальности «арабский язык и литература» - 3 тыс. Здесь очень большой конкурс, и выпускники этой специальности могут в школах преподавать арабский язык наравне с другими иностранными языками.

- Эксперты считают, что в стране нет институтов, способных обеспечить всестороннее исламское образование. Как вы считаете, может ли ваш институт дать хорошее религиозное образование?

- Я думаю, что в каждом учебном заведении могут быть недостатки; надо также учитывать, что наш вуз еще молодой. Но мы делаем все возможное, чтобы повысить качество даваемого образования. Мы постепенно стараемся привлечь в наш институт самых талантливых преподавателей. Кроме того, для обучения студентов арабскому языку мы пригласили работать к нам пять преподавателей из Египта. Плюс у нас есть свои хорошие преподаватели. Кстати, наш преподавательский состав также обучал тех имам-хатибов, для которых были организованы Комитетом по делам религии курсы повышения квалификации.

- Ежегодно стены вашего института покидают до 400 молодых специалистов. Как они трудоустраиваются?

- Институт готовит в основном преподавателей, выпускники же по таким специальностям как «исламские науки» и «науки Корана» могут работать в религиозных организациях, к примеру имам-хатибами. Я думаю, что имам-хатибы, которые будут иметь диплом о высшем образовании, будут отвечать стандартам, так как у них будет больше навыков и знаний, в том числе по светским наукам.

- В год институт в среднем выпускает по 400 студентов. Через 3-4 года потребность в образованных имам-хатибах исчезнет. Что дальше?

- Я думаю, что это от нас не зависит. Наша задача - готовить квалифицированные кадры. Ваш вопрос лучше адресовать Министерству труда или Комитету по делам религии.

- В исламских странах в высших учебных заведениях готовят не просто мулл, там готовят и инженеров, и финансистов. У нас же все зациклено на том, что мы познаем религию, изучаем философию религии и языки. Это максимум, что мы сейчас даем.

- Вы забываете, что Исламский институт, по сути, функционирует только четвертый год. В перспективе у нас есть намерение открыть новые специальности, которые будут востребованы. Но ведь и сейчас мы не готовим только имам-хатибов, мы готовим также преподавателей.

- Но даже если только и богословов, в стране все равно ощущается большая нехватка именно в образованных муллах. С чем это связано: либо вы не даете хороших навыков своим студентам, либо они не идут работать в мечети?

- Вы ведь знаете, что в Таджикистане функционирует более 3 тыс. мечетей. И в течение двух лет по специальностям, по которым выпускники могут пойти работать в религиозные организации, закончили 400 студентов, но не каждый из них пойдет именно в мечеть, кто-то поедет на заработки, кто-то в магистратуру поступит. Бюджетников отправляют в школы. Например, в прошлом году четверо наших студентов по распределению были направлены работать в школы Балджувана. Да и сам наш институт пока нуждается в квалифицированных кадрах, поэтому самым талантливым мы предложили остаться работать в нашем вузе.

- То есть вы не знаете конкретно о дальнейшей судьбе своих выпускников?

- Почему? Мы знаем, кто и куда направляется, особенно бюджетники. Наши выпускники, кстати, очень востребованы в школах и лицеях, в этом году мы получили несколько благодарственных писем от дирекции тех школ, куда пошли работать наши студенты.

- А что насчет госструктур, туда идут ваши выпускники работать?

- Диплом, который выдается нашим институтом, признается наравне с дипломами других вузов. Поэтому наши выпускники-преподаватели могут работать где хотят.

- А девушки, их ведь у вас сейчас 219, они ходят в хиджабах?

- У нас есть гимназия, где они могут остаться преподавать, могут остаться и в самом институте.

- Есть ли в вашем институте те, кто исповедует исмаилизм, ведь в Таджикистане проживает большое количество приверженцев этого направления ислама? Нет ли у вас в планах открыть какое-то определенное отделение для них?

- В соответствии с уставом Исламского института обучение в нашем вузе проводится согласно ханафитскому мазхабу. Но для общей осведомленности студентов им даются знания по разным течениям и толкам ислама, то есть все для развития кругозора студентов.

- Из общего количества студентов, которые были возвращены из зарубежных исламских вузов на родину, только 3% смогли продолжить учебу в Исламском институте. Вы уверяете, что большинство из них не имеют на руках подтверждающих документов об учебе в исламских образовательных центрах за рубежом. Но ведь идея возвращения студентов заключалась в том, чтобы там они не попали под влияние радикальных групп. На месте же оказалось, что учиться они продолжить не могут, работы нет, это не будет способствовать росту радикализма среди молодежи уже внутри страны?

- Но мы не можем без наличия документов брать их в институт. Их возвращали по решению властей, и Министерство образования передает нам документы тех ребят, у которых таковые были, чтобы определить их в наш институт. Я лично за то, чтобы все учились, изучали религию, служили своему народу и государству и не были брошены на произвол судьбы, но ведь некоторые не пошли учиться, занялись торговлей или другой работой. Но, повторюсь, мы не имеем права принимать кого-то без наличия того же аттестата.

Они могут примкнуть к радикальным группам, а могут и не примкнуть, я не несу за это ответственности. Все зависит от того, в какой семье они воспитывались, каково их окружение. А любой человек, который остается без дела, может связаться с радикальными или экстремистскими группами, независимо, был ли он возвращен на родину или нет.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Мехрангез Турсунзода
0.0
- всего оценок (0)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

03.1216:40Душанбинских пекарей отправили в вынужденный отпуск
03.1215:16Ансори: Смертный приговор Бобака Занджани не отменен
03.1212:35В России группа наркоторговцев подозревается в сбыте около 700 кг героина
03.1210:23Официальный Кабул прокомментировал заявление талибов по CASA-1000
03.1210:03Путин призвал упростить получение гражданства РФ для выходцев из бывшего СССР


Самое обсуждаемое

01.1214:11Атамбаев о ЕАЭС: вступаем в братский союз и встречаем старшего брата, который нам ножки подставляет(7)
02.1210:57Лидер Компартии Таджикистана верит председателю Нацбанка, но стоит в очереди за своим депозитом(3)
01.1209:43На реализацию новой Национальной стратегии развития Таджикистана необходимы $118,1 млрд.(3)
03.1210:32Когда у НПЗ "финансы поют романсы"...(1)
03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0160126