Авторизация
 
 
Регистрация на сайте
Восстановление пароля


Новостные каналы


Skip Navigation LinksTopTJ.com  →  Новости Таджикистана  → 

Лента новостей, Политика/Власть

12.12.201215:30
Источник изображения: news.tj

В ожидании президентских выборов

В последние недели уходящего года, наверное, будет нелишним задуматься о тех событиях, которые обязательно будут иметь место в году наступающем и которые могут, так или иначе, сказаться на определенных аспектах развития Таджикистана. К таким событиям, вне всякого сомнения, следует отнести очередные президентские выборы в Исламской Республике Иран.

К настоящему времени Иран обрёл, фактически, статус одного из стратегических партнёров нашей республики. Сегодня он является единственной страной, оказывающей реальное содействие в реализации столь важных для Таджикистана гидроэнергетических проектов. При всестороннем содействии Ирана возводится Сангтудинская ГЭС-2. В то время, как другие стратегические партнёры Таджикистана под разными предлогами откладывают в долгий ящик выполнение своих же собственных обещаний и даже подписанных соглашений по строительству гидроэнергетических объектов в республике, Иран не отказывается от своих обещаний оказывать содействие в строительстве аналогичных гидроэнергетических объектов, в частности на реке Зерафшан.

Кстати, и завершение строительства Сангтудинской ГЭС-1 при содействии России, состоялось во многом благодаря Ирану. Выраженная в сентябре 2004 г. тогдашним иранским президентом Сайидом Мухаммадом Хотами готовность его страны выделить четверть миллиарда долларов на возобновление и завершение её строительства, по поводу чего в переговорах с Россией никак не удавалось достичь позитивных подвижек, побудила самого большого стратегического партнёра Таджикистана активизировать свои усилия в данном направлении.

Стоит также напомнить, что в 2010 г., когда республика оказалась в транспортной блокаде, таджикское руководство обратилось за содействием в разрешении созданной для республики проблемы к международному сообществу. Однако единственной страной, сделавшей что-то практически полезное для неё в этом вопросе, был именно Иран.

Особую интригу предстоящим президентским выборам в Иране придаёт то обстоятельство, что они подведут черту под восьмилетним правлением нынешнего главы государства Махмуда Ахмадинеджада. Конституция страны не позволяет одному и тому же лицу претендовать на третью подряд президентскую каденцию.  

Реалии современного Ирана таковы, что повседневное практическое руководство развитием страны осуществляется её президентами. За последние двадцать с небольшим лет нести это нелёгкое бремя выпало на долю Али Акбара Хашеми Рафсанджани (1989-1997), Сайида Мухаммада Хотами (1997-2005) и Махмуда Ахмадинеджада (2005-по настоящее время). Каждый из них избирался на два последовательных президентских срока и правление каждого из них составило самостоятельную эпоху в развитии страны.

Обе президентские каденции Али Акбар Хашеми Рафсанджани пришлись на очень сложное для Ирана время. Только что завершилась война, навязанная ему Ираком при поддержке многих внешних сил. Надо было переводить жизнь страны с военных на мирные рельсы и приступить к её экономическому возрождению. Для успешного же решения этих задач было необходимо покончить с состоянием чрезвычайного положения, в котором страна пребывала  более восьми лет, и приступить к осуществлению назревших экономических реформ и преобразований.

В предшествующие годы жизнь страны и функционировании национальной экономики определялись требованиями военного времени. Военные условия диктовали максимальную концентрацию всех ресурсов в руках государства и довольно большую централизацию управления  национальной экономикой, что не могло, помимо всего прочего,  не сказаться негативно на  предпринимательской активности самого населения. Пока шла война, население страны мирилось с трудностями, с невысоким уровнем жизни, с ограничением возможностей по удовлетворению своих социально-экономических, политических и прочих потребностей. Однако, уже через непродолжительное  время после завершения войны стало очевидно -  прежние подходы, вполне оправданные в военное время, пора менять.

Президент Али Акбар Хашеми Рафсанджани и его команда, в целом, успешно справились с задачей, которую перед ними поставила сама жизнь. В сравнительно короткое время экономика была возвращена в нормальное русло развития и получила мощный импульс для роста. За восемь лет пребывания у власти президент Рафсанджани и возглавляемая им команда сумели заложить основы современной диверсифицированной экономики, способную достаточно эффективно обеспечивать потребности и запросы страны и населения. В эти годы были созданы условия, благоприятствующие развитию образования, науки и национальной культуры. Благодаря предпринятым усилиям, в стране стала развиваться сеть новых по типу и отвечающих мировым стандартам образовательных и научных центров. Переход к менее регулируемой непосредственно государством экономике способствовал её быстрому  росту. То обстоятельство, что сам президент Рафсанджани, будучи  одновременно и крупным предпринимателем,  хорошо понимал,  что именно необходимо сделать для создания условий, благоприятствующих развитию иранской экономики, существенно облегчало проведение мероприятий, необходимых для перевода экономики на новые рельсы.

Так уж случилось, что ближе к завершению периода правления президента Али Акбара Хашеми Рафсанджани становилось всё более очевидным - страна выходит на некий качественно новый этап собственного развития. На предыдущем этапе, начало которому положило свержение шахского режима и рождения исламской республики, решались задачи, связанные с созданием новой исламской государственности Ирана, её защитой в ходе кровопролитной навязанной войны, обретением ею способности функционировать без внешних военно—политических, идеологических, информационных и пр. подпорок, преодолением чужеродных влияний, разрушающих саму суть сложившегося за последние 1400 лет иранской идентичности. Теперь же в повестку дня встали вопросы, связанные с необходимостью поиска ответов на новые вызовы времени.

Во второй половине 90-х годов прошлого столетия в жизнь стало вступать новое поколение граждан Ирана. Они выросли  и сформировались как личности уже после победы исламской революции и завершения войны с Ираком. Они уже не знали другой политической данности, кроме той, в которой пребывали. Они являлись поколением, формировавшимся и сформировавшимся в годы послевоенного подъёма экономики. Молодые иранцы 90-х годов были уже несколько иными, нежели их собственные отцы и старшие братья, т. е. те, кто совершал революцию и защищал её, как принято говорить в Иране «в годы священной обороны». В это же время расширялся и развивался качественно средний класс и чем дальше, тем в большей степени он становился ведущей, наиболее образованной и политически активной стратой иранского общества. И этот класс стал ощущать потребность в новых для себя перспективах – экономических, политических и т.д.  

Для обеих названных категорий расселения страны актуальным становилось достижение качества жизни, адекватного тому, на который страна вышла в ходе своего развития, их собственное ощущение того, что в стране необходимо провести реформы, которые, в частности, должны привести её политические реалии в соответствие с достигнутым ею уровнем экономического, научного, культурного  и т. д. развития. По сути дела, им ставился вопрос о признании, как страшим поколением, так и руководством государства, их видения того, каким должен быть вектор дальнейшего развития исламской республики и исламской революции. Тех, кто представлял в общественно-политической жизни страны подобные взгляды и политические тенденции, стали называть реформаторами. По общему мнению реформаторов и их сторонников, наиболее полно их интересы на высшем политическом уровне мог выразить Сайид Мухаммад Хотами. Ему и его соратникам и отдали они, а вместе с ними и большая часть населения страны, свои голоса на президентских выборах 1997, а затем и 2001 гг.

Новый президент придерживался той идеи, что высшие интересы исламской революции обуславливают необходимость преодоления изоляции страны и её интеграции в общемировое пространство на основе равноправного диалога между Ираном и остальным миром. Он призвал международное сообщество, прежде всего его западный сегмент, перейти от действий, базирующихся на идеях столкновения цивилизаций к шагам и поступкам, основывающихся на фундаментально противоположной идее диалога культур и, шире, цивилизаций.

Призыв иранского президента был услышан и подхвачен большей частью мирового сообщества. Решением ООН  2001 г. был объявлен «Годом диалога культур». Однако западный сегмент мирового сообщества призыва иранского президента не услышал. Более того, как показали последующие события, призыв главы иранского государства к изменению парадигмы отношений в мире, вообще, и между Ираном и Западом, в особенности, был расценён последним, как проявление очевидной слабости страны и обусловленный этой слабостью способ облегчить давление санкций и прочих репрессивных мер в его отношении. Придя к такому выводу, западные страны резко усилили давление на Иран. Именно в это время они начали интенсивно «раскручивать» тему иранской программы ядерных исследований в качестве предлога и одновременно инструмента давления на Иран.

Исходя из своей концепции диалога культур, президент Хотами пошёл на принятие протокола, в соответствие с которым Иран добровольно приостановил реализацию некоторых направлений своей ядерной программы. Этот шаг Ирана открывал возможности для конструктивного диалога. Однако реакция западного сообщества оказалась прямо противоположной. Оно расценило решение иранской стороны как прямой результат оказываемого на нёё давления. Придя к такому заключению, западное сообщество в ещё большей степени усилило своё давление, причём оно стало принимать всё более агрессивные формы. 

Возрастающая жёсткость подходов западных стран к Ирану имела двоякие последствия. Прежде всего, нагнетание давления на Иран привело к ослаблению позиций тех, в стране, кто рассчитывал на выстраивание равноправных отношений с западными странами. Одновременно, на фоне вторжения иностранных войск в Афганистан, а затем и в Ирак, нараставшее давление западных стран на Иран, актуализировал проблему уже наращивания не менее активного политического сопротивления ему. Возникла объективная потребность в приходе к власти в стране политиков, способных вести жёсткий разговор с недоброжелателями самостоятельного исламского Ирана. И такая потребность была реализована. В ходе президентских выборов 2005 г. страна остановила свой выбор на Махмуде Ахмадинеджаде и его команде.

Жёсткая политическая линия президента Махмуда Ахмадинеджада позволила Ирану выстоять в противостоянии с западным сообществом. Составной частью этого противостояния стал акцент на возобновление реализации своего мирного ядерного проекта в полном масштабе, создание мощного оборонного производства, на создание разных продвинутых оборонительных систем собственными силами. В свою очередь, решение данной задачи потребовало концентрации усилий на развитии фундаментальной науки, подготовки научных и технических кадров мирового уровня. Благодаря проведению данной линии, Иран за годы правления Махмуда Ахмадинеджада значительно продвинулся в области ядерных и смежных исследований, космических исследований, создания современных ракетных систем, нанотехнологии и т. д. И именно в эти годы Исламская Республика Иран превратилась в сильную региональную державу, способную оказывать влияние на ход событий в окружающем её пространстве, в державу с мнением и интересами которой приходится считаться и далеко за пределами данного пространства. 

Время течёт, мир достаточно быстро изменяется. Этим изменениям необходимо соответствовать. Сегодня Иран, вновь, как и накануне прихода к власти Сайида Мухаммада Хотами, стоит перед необходимостью преодоления имеющей место быть определённой изоляции, навязываемой  внешними силами, как можно более полной интеграции в международное сообщество, перестающим быть однозначно однополюсным, на собственных условиях. Возросшая военно-политическая мощь Ирана, базирующаяся на накопленном им к настоящему времени экономическом и научно-техническом потенциале, вызывает опасения у многих в мире, в том числе и у соседей по другую сторону Персидского залива, оказывающих влияние на многие страны исламского мира и пользующиеся политической и военной поддержкой ведущих западных стран. Задачей дня, решение которой для Ирана, для его национальных интересов, для обеспечения его безопасности, имеет первостепенное, если не жизненное значение, является трансформация настороженного отношения к нему внешнего мира в желание и стремление к активному политическому, экономическому, научно-техническому и т. д. сотрудничеству с ним.

Современное иранское общество составляют не только те, кто активно поддерживает нынешний курс президента Махмуда Ахамдинеджада и те методы, которыми он проводится. Оппоненты этого курса также являются гражданами страны и, как показали события 2009 г., они составляют существенную часть иранского социума. Подавляющее большинство этой части иранского общества разделяют цели исламской революции. Соответственно, одной из основных задач, стоящих перед иранским обществом, руководством страны, является интегрирование немалого потенциала тех, кто сегодня позиционирует себя как несогласных с курсом президента Махмуда Ахмдинеджада во внутренних и  во внешних делах, в общенациональный процесс поступательного развития Ирана и выход его на уровень, сопоставимый с уровнем развития т.н. передовых стран мира. Продолжение же противостояния между сторонниками и оппонентами того курса, который проводится президентом Махмудом Ахмадинеджадом, и тех методов, которые при этом применяются, может привести к созданию условий, благоприятствующих подрывной антииранской деятельности внешних сил, не заинтересованных в том, чтобы Иран достиг тех целей, которые он поставил перед собой.

Реальности сегодняшнего Ирана таковы, что в имеющем место быть определённом политическом противостоянии президент со своей командой и судебной власти вкупе с руководством законодательной ветви власти оказались по разные стороны баррикад. Дело дошло до того, что в конце октября верховный лидер иранской революции аятолла Сайид Али Хомейни был вынужден вмешаться в противостояние высоких руководителей. Отметив опасность того, что подобное противостояние в преддверии наступающих президентских выборов чревато расколом общества, он твёрдо указал на недопустимость острой пикировки различных ветвей власти в столь ответственный для страны момент. Вмешательство верховного лидера способствовало смягчению полемики между руководителями исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти. Одновременно оно дало своеобразный старт предвыборной кампании.

Сразу же после того, как в реплике верховного лидера было сказано о предстоящих президентских выборах, на местных телеканалах стали разворачиваться дискуссии, причём довольно острые. Одной из важнейших тем дискуссий сразу же стал вопрос о том, какими качествами должен обладать будущий президент страны. Очевидно, что в складывающихся внутренних и внешних условиях востребованным становится такой президент, который в состоянии органично сочетать в своих подходах такие противоположные качества как твёрдость и гибкость, т. е. такой президент, который был бы способен твёрдо проводить курс на решение фундаментальных общенациональных задач, гибко используя для этого все возможные средства. Как было сказано в ходе одной из дискуссий. стремление к достижению общенациональных целей отнюдь не означает, что при этом непременно следует мобилизовать против себя внешний мир.      

Иными словами, в преддверии приближающихся президентских выборов, актуальной становится необходимость прихода к власти такой команды, которая была бы одновременно идейной и прагматичной, жёсткой и гибкой, способной наладить эффективный общенациональный внутренний диалог и не менее плодотворный диалог со всем внешним миром. Современная политическая среда Ирана отличается высоким уровнем конкуренции. В принципе, она в состоянии выдвинуть кандидатов в президенты, способных найти нужные решения тем задачам, которые сегодня встают перед страной и обществом. Во всяком случае, в ходе прошлых президентских выборов именно так всё и происходило.

Как представляется, здесь, в Таджикистане, необходимо внимательно отслеживать ход надвигающейся кампании по подготовке и проведению президентских выборов в Иране и по мере того, как будет формироваться пул наиболее вероятных кандидатов в президенты, а затем и тех, кто может реально рассчитывать на победу, устанавливать с ними контакты и обсуждать с ними проблемы дальнейшего развития двусторонних таджикско-иранских отношений, убедить их в важности продолжения двустороннего сотрудничества, в первую очередь, в реализации наших стратегических инфраструктурных проектов. В этом вопросе республика должна обязательно опередить своих соседей по региону.

Источник: ИА "Азия Плюс"
Автор: Рашид Г. Абдулло
5.0
- всего оценок (1)
- ваша оценка


Новый комментарий
Автор Сообщение
Данную новость еще не обсуждали

Обсуждение в Facebook:




Главные новости

05.1220:22Чего ожидает Душанбе от нового лидера Узбекистана?
05.1219:14Путин озадачил правительство законом об адаптации мигрантов
05.1216:04Заветная мечта паренька из глубинки. ВИДЕО
05.1216:01Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев обсудили перспективы таджикско-узбекских отношений
05.1215:30Какова же реальная длина Великой Китайской стены?


Самое обсуждаемое

03.1209:12Эмомали Рахмону построят новые резиденции(1)
05.1211:34Таджикистан перейдет на 12-летнее образование в 2020 году(1)
05.1211:31Китайская энергетическая строительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с Таджикистаном(1)



(C) 2001-2016 TopTJ.com

TopTJ.com - Новости Таджикистана
00:00:00.0156247